Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
ДВИЖЕНИЕ ПОДДЕРЖКИ ФЛОТА ПРОВЕДЕТ ПАРУСНУЮ РЕГАТУ В ПОДМОСКОВЬЕ
Товарищу Папанину — ледоколу и человеку. 125 лет назад в Севастополе родился «Полярник №1» Иван Дмитриевич Папанин
В Сочи прошло заключительное совещание Президента с руководством Минобороны и предприятий ОПК
МИД Греции осудил высказывания Эрдогана на тему бурения на Кипре
Очевидцы сообщили о загоревшемся корабле в Керчи
Трамп и Эрдоган продолжат «дружить». Встреча двух лидеров: не решен ни один ключевой вопрос
ВПК Украины – это руины былого советского величия. А зарплата литовского гражданина Абромавичуса в «Укроборонпроме» в 10 раз больше зарплаты президента Литвы
ГОСТ вместо дизеля. Что мешает созданию двигателей для ВМФ
Ответ "Мистралям". Каким будет новый российский вертолетоносец
Поворот на Восток: российские катера ремоторизуют дизелями из Азии
Д. Медведев поручил рассмотреть вопрос о приоритетном обслуживании в Новороссийске судов, направляющихся в Крым
На Украине с сегодняшнего дня разрешена частичная приватизация портов
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




92-я бригада тральщиков ЧФ: страницы летописи. ДЕЛО ФЛОТСКОЙ ЧЕСТИ. ЗАПИСКИ ПОЛИТРАБОТНИКА


2019-09-01 16:26 История
Экипаж морского тральщика "Курский комсомолец", который первым из боевых кораблей Черноморского флота в 1987 году на "отлично" выполнил задачи плавании в Персидском заливе, в 1988-м был удостоен второй раз чести действовать в зоне Ирано-иракской "танкерной" войны...

Длительнее плавание – школа боевой выучки

ДЕЛО ФЛОТСКОЙ ЧЕСТИ. ЗАПИСКИ ПОЛИТРАБОТНИКА

В декабре 1988 года корабль возвратился из дальнего похода. Экипаж вновь на "отлично" выполнил задачу – надежно обеспечена безопасность советского судоходства в миноопасных районах Персидского залива, осуществлена проводка 16 конвоев из 34 советских судов, пройдено 13,5 тысяч миль.

О том, как экипаж решал ответственные задачи, что помогло "Курскому комсомольцу" дважды с высокими результатами отнести нелегкую морскую службу, – рассказ заместителя командира корабля по политчасти капитан-лейтенанта Сергея Павловича Горбачева. Они были опубликованы под рубрикой "Длительнее плавание – школа боевой выучки. Записки политработника" в газете Крымской военно-морской базы "На боевой вахте" в 1989 году. Мы предлагаем их нашим читателям без купюр и изменений.

НЕСКОЛЬКО ФАКТОВ, УЖЕ СТАВШИХ ИСТОРИЕЙ


10 декабря 1986 г. Кувейт обратился в ООН с просьбой помочь ему в транспортировке нефти. США отложили решение этого вопроса.

2 марта 1987 г. СССР и Кувейт достигли договоренности об аренде 3 советских танкеров для транспортировки кувейтской нефти.

19 апреля – 31 октября 1987 г. – несение боевой службы МТЩ "Курский комсомолец" в Индийском океане в составе 8 ОЭСК. Он стал первым из кораблей Черноморского флота, кто вошел в Персидский залив, сопровождая свой первый конвой.

БС проходила в условиях затянувшейся Ирано-иракской войны, распространившейся на акваторию Персидского залива. МТЩ "Курский комсомолец" совместно с МТЩ "Снайпер" 68-й БрКОВР и МТЩ "Заряд" (ТОФ) выполнял в миноопасных районах Персидского залива задачи поддержания оперативного режима, охраны советского судоходства с конвоированием судов и боевым тралением.

15 мая 1987 года корабль прибыл в точку якорной стоянки в Оманском заливе к штабу эскадры (плавбаза ПБ-82). 17 мая в заливе подорвался на мине танкер "Маршал Чуйков". В этот же день серьёзные повреждения получил американский фрегат FFG31 "Старк", в который попало две противокорабельные ракеты "Экзосет" АМ-39, выпущенные с иракского самолета "Мираж-F.1". От "дружеского огня" погибли 37 и ранен 21 член экипажа.

Одной из задач было конвоирование судов ГИУ ГКЭС (Главного инженерного управления Государственного комитета по экономическим связям), перевозивших наше оружие в Ирак через порт Кувейт. Имели место неординарные случаи, в т.ч. попытка атаки конвоя 12 иранских быстроходных катеров, управляемых смертниками. В последние мгновения катера изменили курс и удалились. Корабль неоднократно приводился в готовность к открытию огня.

Примечательно: с 19 апреля по 10 октября, т.е. почти полгода, члены экипажа не были на земле, находясь на борту. Порты заходов: п. Аден (Народно-Демократическая Республика Йемен) – 10-15 октября; п. Атия (Болгария) – 29-30 октября.

За 196 суток осуществлена проводка через зону активных боевых действий и фактической минной опасности в 14 конвоях 27 судов. Пройдено 17900 миль, только в Персидском заливе – 13 900 миль.

Весь экипаж корабля был награждён знаками "За боевое траление" и "За дальний поход". Старший на борту начальник штаба дивизиона капитан 3 ранга А.С. Купренков и командир корабля капитан 3 ранга А.А. Голодов были награждены орденом "За службу Родине в ВС СССР" III степени, заместитель командира по политической части капитан-лейтенант С.П. Горбачев – медалью "За боевые заслуги", помощник командира старший лейтенант С.В. Антошин – медалью "За отличие в воинской службе" I степени, старшина команды мотористов мичман А.Н. Орел и старший трюмный старший матрос Г.Сычев – медалью "За отличие в воинской службе" II степени. Экипажу корабля на вечное хранение было вручено Красное знамя ЦК ВЛКСМ "Лучшей комсомольской организации корабля комсомольского наименования", он был награжден Почетной грамотой Верховного Совета Украинской ССР.

Декабрь 1987 г. По итогам года корабль подтвердил звание "отличного", объявлен передовым в бригаде и Крымской военно-морской базе Черноморского флота.

Май 1988 г. Командир соединения капитан 1 ранга Б.Г. Чернышков вручил знак "За боевое траление" морякам экипажа морского тральщика "Курский комсомолец". Этой награды они удостоились за обеспечение мирного судоходства советских судов в зоне Персидского залива.

1 августа – 5 декабря 1988 г. Морской тральщик "Курский комсомолец" первым из кораблей Черноморского флота второй раз выполнял задачи в Персидском заливе. За время БС кораблём было проведено в конвоях 34 судна. Только в миноопасных районах пройдено 5,5 тысяч миль. Порт захода – Аден (НДРЙ), о. Нокра, архипелаг Дахлак (Эфиопия). Старший на борту командир дивизиона капитан 2 ранга Р.М. Лайпанов награждён орденом Красной Звезды, командир корабля старший лейтенант С.В. Антошин – орденом "За службу Родине в ВС СССР" III степени, заместитель командира по политической части капитан-лейтенант С.П. Горбачев – медалью "За отличие в воинской службе" I степени, командир БЧ-5 старший лейтенант Я.И. Дмитрук – медалью "За боевые заслуги", секретарь комсомольской организации тральщика старший гидроакустик старшина 1 статьи Ю.Скопец – медалью Нахимова, старшина команды электриков мичман Н.П. Козачук, командир отделения гидроакустиков старшина 1 статьи В.Кравец и командир отделения комендоров старшина 1 статьи В.Пухонин – медалью "За отличие в воинской службе" II степени. Весь экипаж корабля был награждён нагрудными знаками "За боевое траление" и "За дальний поход". В дальнейшем ещё ряд членов экипажа награждены государственными наградами – медалями Ушакова и "За боевые заслуги".

 1. НАЧАЛО

Всем известна фраза: "Нелегко добиться высоких показателей, но еще тяжелее их удержать". В ее справедливости экипажу нашего тральщика пришлось убедиться не раз. Примеров приводить можно множество. Каждый, кто служит на флоте, знает: всегда – и сложное, и почетное, и ответственное дело поручают передовикам, будь то участие в учениях, инспекторская проверка или просто проведение какого-нибудь показательного мероприятия.

К сожалению, в большинстве случаев груз кладут на того, кто хорошо везет, а потом этот груз увеличивают. А мо¬жет, наоборот, это неплохо? Любая задача закаляет, служит своеобразной проверкой на прочность...

Так или иначе, но наш экипаж привык к тому, что на его долю выпадает всякое. Поэтому никто не удивился, когда командиром соединения было доведено боевое распоряжение: подготовиться в кратчайший срок и выйти в известный нам район – Персидский залив – для выполнения задач обеспечения советского судоходства.

В прошлом году было примерно так же. На этот раз, хотя поход был внеплановым, задача была нам ясна предельно: район нам известен, характер задач – тоже. Как и что готовить, было понятно офицерам и мичманам корабля. И даже постановка корабля в док вне пункта постоянного базирования хотя и была, мягко говоря, не совсем удобной с точки зрения оптимальности в вопросе качественной подготовки к дальнему походу, не внесла дезорганизации в наши планы.

Главная же проблема, которая стояла перед экипажем, а прежде всего командованием, партийной и комсомольской организациями, – формирование и сплочение экипажа. За шесть месяцев, прошедших с момента возвращения из предыдущего похода, личный состав срочной службы практически полностью сменился – осталось лишь восемь человек. Часть – уволилась в запас, часть была переведена на другие морские тральщики, принявшие от нас эстафету службы в Персидском заливе.

За это время через корабль прошел не один десяток моряков, "прошел", надолго не задерживаясь. Офицерский состав также изменился: командном корабля с должности помощника был назначен старший лейтенант С.Антошин, его помощником стал капитан-лейтенант А.Сидельников, командиром БЧ-2–3 назначили старшего лейтенанта А.Гурина. Но все-таки главная забота – срочная служба. Большинство – молодежь – только-только сдали зачеты па допуск к самостоятельному обслуживанию своего заведования, на них даже рабочее платье по-настоящему обмяться не успело. А с ними нам идти в море, выполнять сложную задачу, да еще где…

Экипаж был пополнен и пополнен и опытными моряками. Получилось так, что дли многих наш корабль стал пятым или шестым местом службы. У некоторых проявилось безразличие: пришли на полгода, потом все равно переведут па другой корабль. Эти "пассажирские настроения" размывали формирующуюся психологическую атмосферу в экипаже...

По как ни было тяжело, а задачу мы решили. Пока готовились к плаванию, узнавали людей, а сплочение, формирование коллектива проходило в совместном труде. Дело, работa – своеобразная лакмусовая бумажка. Она высвечивает недостатки, показывает преимущества, положительные качества каждого, раскрывает:  кто есть кто, кто чего стоит.

Естественно, работа эта не шла сама собой – за короткий срок без целенаправленного, вдумчивого подхода невозможно из нескольких десятков мало, а порой совсем незнакомых друг другу людей выковывать единое целое –слитый флотский организм. Конечно, во главе этой работы шли коммунисты (секретарь партийной организации старший лейтенант Я.Дмитрук), комсомольский актив (секретарь комитета ВЛКСМ старшина 2 статьи Ю.Скопец). Но, учитывая обстановку, командование сделало упор на тех старшин и матросов, кто служил уже на корабле более полутора лет и прошел суровую школу плавания в зоне залива, у кого за плечами было семнадцать тысяч "огненных миль". Именно они стали опорой командования в решении задач, костяком экипажа "Курского комсомольца", которому предстояло про-должить традиции прежних поколении моряков, служивших на тральщике.

Хотелось бы их назвать: старшины 1 статьи Геннадий Сычев, Айгарс Сунтажс, Василий Кравец, Сергей Полтев, старшина 2 статьи Юрий Скопец, старшие матросы Юрий Загуста, Вадим Смирнов, Олег Станкевич.

Честь корабля, его имя, дорожить ими, оберегать, хранить в чистоте, преумножать традиции – к этому призывали моряки, личным примером увлекая остальных на славные дела в юбилейном комсомольском году. И не случайно девизом комсомольцев на период подготовки и самого плавания стал лозунг: "Подтвердить звание передового корабля в году 70-летия ВЛКСМ – дело нашей чести!".

2. В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ – ЧЕЛОВЕК

На практике проверено: длительное плавание – школа мужества и стойкости, флотской закалки. И то, как будет идти учеба в этой школе, как будут решены задачи похода, зависит от человека. Ведь корабль – это не механизмы и системы, артустановки и радиолокационные станции, не железо корпуса, а прежде всего люди. От них зависит то, каким быть кораблю, они формируют мнение о нем. Имя корабля, его дела – это экипаж. Поэтому работа с людьми, формирование их сознания, изменение психологии – важное дело. С этих позиций мы его и рассматривали.

Плавание, занимающее значительный по времени промежуток деятельности корабля, позволило использовать богатый арсенал средств, методов и форм партийно-политической работы. При этом главное внимание – воспитанию у личного состава высоких морально-политических, боевых и психологических качеств, перестройке сознания экипажа с мирного на военный лад. Тем более, что район плавания – зона ведения военных действий.

НАША СПРАВКА

После того, как в 1979 г. к власти в Иране пришло шиитское духовенство, отношения между Ираном и Ираком, которые в прошлом не раз отличались взаимными обвинениями, нерешенностью пограничных проблем, доставшихся в наследство от колониальных времен, обострились. С сентября 1979 г. начались вооруженные стычки на границе, а 22 сентября войска Ирака перешли в наступление. Война, проходившая с переменным успехом, приняла затяжной характер.

Воюющие стороны, не добившись ощутимых результатов, в соответствии с резолюцией Совета безопасности ООН №598, с 25 августа 1988 г. прекратили боевые действия и сели за стол переговоров. Переговоры проходят сложно, никто не гарантирует полного окончания войны, которая может разразиться с новой силой. По различным данным в боевых действиях погибло с обеих сторон по крайней мере 1 млн человек. Странам нанесен многомиллиардный экономический ущерб, задеты интересы всех государств, использующих транспортные пути Персидского залива, а также экспортирующих нефть из этого региона.

Кроме того, экипаж корабля так или иначе в течение всей морской службы имел возможность непосредственно наблюдать корабли ВМС США, Великобритании, Франции, в море мы встречали боевые корабли Пакистана, Кувейта, Омана, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Ирана.

Сама обстановка способствовала тому, что люди чувствовали: мы идем в боевой поход. Так, сам маршрут плавания проходит по уже в течение десятилетий "горячим" местам – Суэцкий канал, Ближний Вос-ток, Синайский полуостров, Средний Восток, Персидский залив... Эхо войны напоминает о себе постоянно – нет-нет, да и зазвучит. По берегам канала до сих пор груды ржавого железа – подбитые танки, орудия, амфибии, а также – огневые точки, опорные пункты, военная техника, обложенная мешками с песком, зенитные батареи, понтоны.

И, несмотря на прозрачность воздуха, голубизну бездонного неба и даже какую-то неестественную тишину (как-никак – "библейские места"), так и кажется: мгновение – и в воздухе послышится нарастающий рев самолетов, а на безжизненном синайском берегу канала, яростно рыча моторами и лязгая сталью гусениц, поднимая тучи рыжей пыли, появятся танки.

Мы учли предыдущий опыт, поэтому, конечно, сделали существенные поправки, прежде всего в политико-воспитательной, идеологической работе. Главный принцип – избавление своей деятельности от формализации, придание любому мероприятию делового настроя и боевого накала – ведь этого требовала обстановка. При этом командование, партийно-комсомольский и агитационно-пропагандистский актив руководствовались комплексным подходом.

Учитывая свой опыт, а также применяя опыт индивидуальной работы, накопленный командирами и политработниками от фронтовых суровых лет до Афганистана, центром воспитательной деятельности в сложных условиях похода у нас стали: боевой опыт, боевая смена, боевой расчет. При этом, видя конкретного человека с его достоинствами и недостатками в самых что ни на есть обычных, свойственных ему условиях, можно преодолеть расплывчатость, обезличенность воспитательной работы, упорядочить ее, выработать систему – от этого зависит действенность. Посоветовавшись, мы избрали следующие направления, которые и стали "системой": во-первых, постоянный контроль за проведением индивидуально-воспитательной работы; во-вторых, систематический ее анализ; в-третьих, периодическая оценка ее результатов.

Каждый человек – индивидуальность. Поэтому в работе командованию, партийно-комсомольскому активу приходилось учитывать буквально все. Как добиться полного учета особенностей каждого? Прежде всего владеть обстановкой, знать настроения людей, формировать их. Важный момент при этом – установление доверительных отношений. В таком деле кривить душой, что-то таить ("два пишем – три в уме"), относиться к людям, их нуждам, заботам формально – значит обречь дело на неудачу, подорвать доверие надолго, если не навсегда. Неискренность, фальшь – недопустимы. Да и одними словами беседы, какой бы задушевной она ни была – не обойтись. Ведь каждое слово должно повлечь за собой конкретные дела, должен быть виден результат, а не так: поговорили, вникли в обстановку, разбередили душу, узнали о сокровенном, и точка. Поэтому в индивидуально-воспитательной работе был взят курс на единство содержательной и организационной сторон. Опираясь на качества, способности, устремления конкретного воина, перед каждым была поставлена цель, определен стимул. К примеру, более десяти матросов и старшин срочной службы учились до призыва в высших учебных заведениях. Естественно, они будут стремиться продолжить учебу. Как использовать это стремление? Не спекулируя, мы показали каждому, что продолжение учебы зависит от отношения к службе, с другой стороны, мы стремились к тому, чтобы развивать качества и навыки мо¬ряков, не отбить у них желание учиться. Достигалось это разными путями, но один из них – общий для всех – развитие инициативы в выполнении служебных обязанностей, приобщение к активной общественной работе, поэтому, видимо, не случайно, что все молодые коммунисты, до службы закончившие 1–2 курса вузов, большинство – младшие командиры, практически все были избраны в состав комсомольского актива.

Предмет особой заботы – настроение людей. Зависит оно от многого, часто связано с мыслью о доме.

Так было и со старшим матросом Тобылжаном Елешовым. Приехав из отпуска по поощрению, перед самым выходом в море он обратился к нам с просьбой помочь матери в решении квартирного вопроса. Ответы из исполкома и военкомата по месту жительства пришли уже в море, выяснилось, что обращение командования к местным властям сыграло свою роль. Получил письмо из дома и Тобылжан. Естественно, после доброго известия у моряка заметно улучшилось настроение, повысилась отдача и в выполнении служебных обязанностей.

Индивидуальные методы – универсальны, неограничен диапазон их действия, различны задачи с разными людьми: в одном случае – поддержка, стимулирование передовых стремлений человека, в другом – побуждение к инициативе, активности, в третьем – изменение поведения, жизненных установок, уклада жизни.

Все сигнальщики на нашем корабле одного призыва. Перед выходом в море встал вопрос о назначении одного из них командиром отделения – подготовленных старшин назначить на эту должность возможности не было. После долгих размышлений и прикидки выбор пал на старшину 2 статьи С.Тищенко. Таких, как он, на "гражданке" называют "трудными". Поначалу он со старанием отнесся к исполнению обязанностей младшего командира, однако, столкнувшись с трудностями, образно говоря, опустил руки, на замечания стал реагировать болезненно, дела в отделении стали ухудшаться. Трудно сказать, сколько бесед состоялось у командования с С.Тищенко, работа была непростой. И как часто бывает, последнее слово было за коллективом. Повлияла его сила, товарищеская взыскательная критика, прозвучавшая из уст сослуживцев на общекора¬бельном собрании военнослужащих.

Критерий действенности и индивидуально-воспитательной работы – активность человека, его полезные дела, именно по ним можно судить о влиянии проводимой работы на "перестройку" человека. Такая "перестройка" и произошла с Тищенко. Атмосфера в отделении улучшилась, и, хотя командир отделения не стал образцом во всем, есть у него недостатки, тем не менее, Сергей выполняет свои обязанности с желанием, есть у него устойчивое стремление вывести свое отделение в число передовых, а это – уже хорошо.

3. ПРОВОДКА

Проводка – главная задача. На этот раз их было на 7 больше, чем в прошлый. Много это или мало? У нас принято все выражать цифрами, количественными показателями. Так вот: сутки нахождения одного танкера под фрахтом Кувейта – это, в зависимости от типа танкера, от 18 до 25 тысяч долларов чистой прибыли, идущей в доход к государству. Наверняка у нас в стране нет сравнимого народнохозяйственного объекта, приносящего такие доходы. И, надо думать, весомая часть этой заработанной валюты – на доле нашего тральщика, ибо без него, без противоминного обеспечения ни одно судно в залив не зайдет: его просто не пустят, а сам капитан не возьмет на себя такой ответственности. Без нас – никуда. Пятнадцать конвоев – это пять с половиной тысяч огненных миль, пройденных в миноопасных районах, это десятки бессонных ночей, внезапных тревог (в том числе и "настоящих" – боевых), сотни наработанных материальной частью часов, тысячи часов, проведенных моряками на вахте... Хотя конвоев было много – в памяти каждый. В прошлом походе самым памятным для всего экипажа, конечно, был первый конвой. В этом для многих и лично для меня самым памятным был конвой, когда в залив мы вошли впервые самостоятельно – без офицеров штаба, которых к нам всегда "подсаживали". В этот конвой, как потом и во все последующие, самостоятельно корабль повел командир – старший лейтенант Сергей Владимирович Антошин. До этого старшие лейтенанты конвои в Персидском заливе не водили.

Для него это длительное плавание первое в его самостоятельной командирской жизни. До этого – дальний поход в должности командира БЧ–2–3, потом уже помощником командира на нашем корабле. Теперь – командиром. Назначение Антошина командиром, с одной стороны, для тех, кто его хорошо знал, не было неожиданностью – к этому офицер упорно шел, начиная с полутора лет срочной службы на флоте. С другой – назначение командиром морского тральщика старшего лейтенанта – прецедент, такого у нас в соединении не бывало давно. Но, как говорится, "молодость имеет преимущества, а опыт – дело наживное". Очевидно, это понимают в штабе отряда советских кораблей в зоне залива. Поэтому, доверив Антошину, пустили его через месяц плавания в заливе уже без "подстраховки", хотя более зрелые и по возрасту, и по сроку службы командиры без "старшего" выходят на конвоирование очень редко. И наш командир доверие оправдал.

Командир... У каждого моряка есть определенное представление о том, какими качествами должен обладать предс¬тавитель этой категории военных. Но, несмотря на различные индивидуальные качества, одним из них должны обладать все – это способностью вести за собой подчиненных на самое трудное дело и обеспечить успех и победу в борьбе. И наш командир обладает этим качеством. А в борьбе, в сложном деле успех дается непросто, тем более в Персидском заливе.

О таких ночах, какие бывают в тропиках, говорят: "Темно, хоть глаз выколи", а в Персидском и подавно. А звезды здесь – с пятак. На практике убеждаешься в правоте персидских сказок. Если бы можно было абстрагироваться от конкретной действительности, то в такие ночи только и делать, что писать стихи – до того они необыкновенные. Но восторгаться красотой ночи, ее поэзией было некогда, да и мысли были направлены совсем в другую сторону, вернее, вперед, – туда, где придется пройти конвою. Не раз командир подходил к карте, мысленно проходя по маршруту. Обстановка была обычной, оснований для беспокойства пока не было: на экране навигационной станции цели не отбивались – значит, курс конвою менять не придется. Мерно работали механизмы. Каждый, кто находился на ГКП, занимался своим делом – вахта есть вахта: старший матрос С.Станкевич – радиометрист штурманский совершенствовал свои навыки – решал задачку по расхождению с целью на маневренном планшете по исходным данным, которые выдал командир штурманской боевой части старший лейтенант С.Иванов; вахтенный офицер старший лейтенант А.Гурин заполнял документы; командир отделения сигнальщиков старшина 2 статьи С.Тищенко всматривался в ночную мглу – на РЛС надейся, а верь глазам своим; на баке нес вахту вперед смотрящий – комендор старший матрос В.Горшков. Его задача обнаружить плавающие предметы, выхватываемые из темноты лучом прожектора. А их здесь хватает – от бараньих туш до поплавков рыбацких сетей (опасаться нужно всего – мина может быть замаскирована, а наскочишь на рыбацкую сеть, значит, намотав па винт, корабль будет вынужден стопорить ход, спускать водолаза – конвой выбьется из графика). В общем, в любом случае плавпредмет мог доставить серьезные неприятности. Мерно подрагивала палуба под ногами – мотористы дают заданные обороты главным двигателям. В машинное отделение, запросив ГКП, спустился вахтенный механик командир БЧ-5 старшин лейтенант Я.Дмитрук – проверяет несение вахты своими подчиненными. В общем, всё, как всегда. Но все-таки особенность была – командир вел свой корабль самостоятельно.

... Забрезжил рассвет. Входим в Ормузский пролив. Слева гористый Оманский берег, от него опасности исходить не должно, основное внимание – курсовым углам правого борта. Там, за горизонтом, Иранский берег, острова, пристанище всем известных по прессе своей дурной славой "быстроходных катеров без опознавательных знаков". Ормузский пролив – самая узкая часть залива, именно здесь "стражи исламской революции" чаще всего избирали себе жертвы среди судов, идущих в залив. В свое время досталось и советским теплоходам – "Петру Емцову" и "Ивану Коротееву", которые шли без охранения. Несмотря на затишье на ирано-иракском фронте, война на море приняла, говоря по-сухопутному, "позиционный затяжной характер" – угроза нападения и досмотра судов со стороны "легких сил" оставалась.

ВЫПИСКА ИЗ ВАХТЕННОГО ЖУРНАЛА:

08.40. "По пеленгу 210 градусов на дистанции 80 кбт обнаружен военный корабль, предположительно ВМС Омана".

Как часто бывает, когда чего-то ожидаешь, ожидаемое появляется все равно внезапно. Так было и на этот раз, когда сигнальщик матрос В.Зиборов в утренней дымке разглядел на фоне оманского берега силуэт ракетного катера. До момента подхода катера на расстояние, позволяющее его классифицировать и опознать, на корабле был проведен комплекс мероприятий, направленных на повышение боевой готовности – все-таки предположить, какие намерения у этого корабля, невозможно, к тому же, судя по ранее полученной информации, в этом районе находился иранский ракетный катер. Ормузский пролив – территориальные воды Омана (мы пользовались правом транзитного прохода), поэтому действия ракетного катера (уже можно было разглядеть его бортовой номер, написанный арабской вязью), подошедшего к конвою, были правомерными – катер нес обычную патрульную службу. Запросив нашу национальную принадлежность на международном радиоканале, катер обошел строй конвоя и удалился по тому же направлению, откуда пришел.

ВЫПИСКА ИЗ ВАХТЕННОГО ЖУРНАЛА:

13.20. "По пеленгу 200 градусов на дистанции 80 кбт обнаружен десантный корабль. Предполагаю, ДК "Хенгам" Ирана".

Появление иранского военного корабля – дело более серьезное. Поэтому командир на это реагировал:

– Вахтенный офицер! Боевая тревога! Группе огневого противодействия – по местам!

Пока звонил длинный звонок – "Боевая тревога!" – с боевых постов уже посыпались доклады.

– ГКП – рубка гидроакустиков! Боевой пост к бою готов!

– ГКП – визирная колонка! Боевой пост к бою готов!

– ГКП – центральный! Боевой пост..!

В то же время личный состав группы огневого противодействия (она создана с целью не допустить захвата конвоируемого судна десантной группой), получив оружие, под руководством старшего лейтенанта А.Гурина рассредоточился по левому борту, готовый к бою. Наготове комендоры: старшина 1 статьи В.Пухонин и старший матрос А.Бондарчук, место у пулемета ДШК занял старшина 1 статьи С.Полтев. Тягостно идут минуты ожидания. Радиометристы определили элементы движения цели: курс 50 градусов, скорость 7 узлов, идет на пересечение курса. Что задумал корабль, каковы его планы, намерения? На всякий случай командир дал команду на изменение курса для занятия позиции между конвоем и идущим десантным кораблем.

Доклад сигнальщика:

– В кильватер десантному кораблю идет еще один военный корабль!

Только этого не хватало.

Следующий доклад:

– Второй корабль – американский фрегат типа "Оливер X. Перри".

Все ясно: "американец" идет на сближение с неизвестным – очевидно, решает свою боевую задачу. Видимо, почуяв неладное, на десантном корабле увеличили ход.

Дистанция до "Хенгама" – теперь ясно, что именно этот корабль – 18 кабельтов, он пересек курс конвоя по носу. На верхней палубе отчетливо видны четыре надувные лодки с подвесными моторами, крупнокалиберные автоматы расчехлены; на носу пусковая установка для стрельбы НУРСами – неуправляемыми реактивными снарядами.

Конвой следует своим курсом...

Американский фрегат – "Николс", бортовой номер 47, пересек кильватерный след конвоя, продолжает сближение с удаляющимся кораблем...

Хотя в общем-то никакого инцидента не произошло и явных агрессивных намерений проявлено в этой ситуации не было – все облегченно вздохнули. Все-таки ситуация не из приятных. Проследив, пока десантный корабль с фрегатом не удалились на 70 кабельтов, командир дал команду на установление боевой готовности № 2. Идем дальше. Впереди миноопасный район. О том, что он рядом, убеждаешься, так сказать, на наглядном примере: слева по курсу конвоя отряд английских тральщиков был занят боевым тралением – за кормой каждого тянулся пенистый след контактного трала, на мачтах – тральные фигуры "до места"...

Обеспечение проводки советских судов через Персидский залив – задача непростая. Несмотря на то, что боевые действия в акватории залива прекращены, последствия многолетней войны между Ираном и Ираком еще долго будут напоминать о себе: воды залива по-прежнему таят в себе минную опасность: почти еженедельно в сводках для мореплавателей даются координаты, где обнаружены плавающие мины. Международные морские пути, по которым осуществляется плавание, во многих местах пересекают районы, обозначенные на картах, как мииоопасные. Это подтверждают и гидроакустики нашего корабля, возглавляемые командирами отделений Василием Кравцом и Александром Сударчиковым: в ходе каждой проводки класси-фицируются как миноподобные до десяти контактов. Каждый "контакт" – это возможность встречи с реальным противником – миной. К этому добавляются "дополнительные факторы", осложняющие деятельность: остовы буровых вышек, подводные кабели, нефтепроводы, коралловые рифы, банки, отмели, малые глубины. Да и сам район плавания в навигационно-географическом и гидрометеорологическом отношениях "не подарок".

Оманский и Персидский заливы, а также соединяющий их Ормузский пролив – достаточно сложный для плавания район. Плавание затрудняется главным образом недостаточной его изученностью и отсутствием необходимых для современного мореплавания средств навигационного оборудования. Значительные акватории района обследованы плохо или очень давно. Описываемый район расположен в тропической климатической зоне. Для него характерны большие суточные амплитуды температур, небольшое количество осадков. Климат отличается рядом особенностей: сочетание сильной жары с большой влажностью воздуха; нередки тропические циклоны, температура забортной воды достигает 35 градусов. Из-за пыльных бурь видимость порой падает до 50 метров. Наблюдается сильная рефракция и миражи.

(Из лоции Оманского и Персидского заливов)

Сочетание сильной жары с большой влажностью воздуха, песком и пылью расслабляюще действует на непривычного к этим условиям человека, возможны даже тепловые удары. Все это резко осложняет работу личного состава по обслуживанию техники, вносит дополнительные трудности в создание нормальных бытовых условий на корабле. Испытав однажды все это, как говорится, на себе, готовясь к выходу, старшины команд электро-механической боевой части мичманы Александр Николаевич Орел и Николай Петрович Козачук позаботились еще в базе о создании нормального микроклимата на корабле. Микроклимат – это не только нормальные условия для жизнедеятельности экипажа – жизнь доказала, что люди могут выдержать все – они крепче металла. А вот сам "металл" – техника – как маленькое дитя, нуждается в нормальных условиях. Иначе после непродолжительной работы "закиснут" радиолокационные и гидроакустические станции, перегреются радиопередатчики – корабль лишится "зрения" и "слуха", а значит, владения обстановкой, возможностью управления – условий успеха. Поэтому всеми правдами и неправдами были получены бытовые кондиционеры, вентиляторы, ЗИПы.

И все-таки в памятную проводку "металл" сдал: в системе охлаждения главного двигателя лопнул дюрит пресной воды. Произошло это как раз в момент обхода машинного отделения и проверки работающих механизмов вахтенным мотористом старшим матросом Вадимом Смирновым. Если бы он вовремя не заметил обрыв дюрита – быть непоправимому: главный двигатель, выйдя из строя, подлежит ремонту только в заводских условиях или должен быть заменен.

Быстро доложив в пост энергетики и живучести, В.Смирнов остановил двигатель, начал устранять неисправность. В это время экстренно (ведь в кильватер идет конвой) его однофамильцем старшиной 1 статьи Смирновым Олегом был запущен второй главный двигатель. Мотористы старшина 1 статьи А.Редько, старший матрос А.Родионов, матрос С.Корчагин пришли на помощь Вадиму Смирнову, неисправность была устранена в кратчайший срок. Конвой, не снижая скорости, продолжал идти по маршруту.

Путь через весь Персидский залив по маршруту движения составляет чуть больше двух суток. Снова наступила ночь, и опять она была неспокойной...

Было около трех часов, когда меня разбудил голос ко¬мандира из динамика "каштана": "Сергей Павлович! Поднимись на ГКП". Значит, что-то случилось.

На ГКП на первый взгляд все было как всегда – каждый занят своим делом, только командир прильнул к окулярам визира, всматриваясь в линию горизонта, которая в кромешной тьме угадывалась только по отсветам многочисленных факелов –на буровых вышках пылал попутный газ – неизбежный сопутствующий процессу нефтедобычи элемент. Кратко старший лейтенант С.Антошин разъяснил: по курсовому углу 30 градусов сигнальщик наблюдал пуски сигнальных ракет, луч локатора отбивал пять надводных целей, но никаких огней цели почему-то не носили. И вдруг – и это наблюдали все, кто находился на ГКП – из места, где находились цели, – ракетный, залп, четыре ракеты устремились по пеленгу 340 градусов.

– Боевая тревога! – такой была реакция командира.

Через пять минут по пеленгу прежней стрельбы понеслись светлячки трассеров – теперь уже в дело была пущена артиллерия.

"Кто? Что? Почему?" – рой вопросов носился в голове. Поразмыслив, предположили: очевидно, американцы отрабатывают расчеты своих комплексов – проводят практические стрельбы. Как раз в этом месте находятся передвижные буровые платформы, которые служат американцам базой для отряда тральных сил, постоянно ведущих в этом месте противоминные действия.

Попытались связаться с неизвестными целями по международному каналу – на многочисленные запросы никто не ответил. Конвой продолжает движение. Через час на экране локатора цели разделились, их стало уже семь. Две выстроились в строй фронта, начали совместное маневрирование. Через некоторое время радиолокационный контакт был потерян...

На востоке забрезжил рассвет, а с ним новый день. Доведя конвой (в него по пути был еще включен теплоход "Донецк") до территориальных вод Кувейта, повернули на обратный курс – из Кувейта шел теплоход "Николай Морозов", который необходимо отконвоировать в один из портов Саудовской Аравии. Боевая работа, не получив даже короткого перерыва, была продолжена. Экипаж, и в первую очередь, конечно, командир, выдержали трудный экзамен. Но до завершения "сессии" таких экзаменов предстояло сдать еще шесть – столько конвоев до конца службы в заливе самостоятельно провел командир старший лейтенант Сергей Владимирович Антошин.

Ход выполнения боевых задач – конвоирование – каждый раз подтверждал: обстановка в районе плавания действительно опасная, приближена к боевой. Естественно, она требует от экипажа высочайшего профессионального мастерства, четкой, слаженной работы командных пунктов, боевых постов и расчетов, неукоснительного соблюдения эксплуатационных инструкций, недопущения аварийности и, конечно, выдержки. И еще: опыта, его умелого использования. А определенный опыт у нас уже был...

Выходя в море с сильно обновившимся экипажем, командование сразу взяло курс в подготовке всех категорий личного состава на то, чтобы была обеспечена готовность к решению любых по сложности и значению, интенсивности и продолжительности по времени задач, чтобы настрой был по-настоящему боевой. Ведь как бывает? Мы часто говорим: "Перед экипажем поставлена боевая задача", а отношение к ее выполнению самое обычное, будничное. Оттого и выполняется она без особого напряжения, а порой и с откровенной прохладцей: моряки в боевой обстановке действуют, как в базе: что-то упрощая, что-то упуская, иногда явно отступая от требований руководящих документов.

Скажу откровенно:    зная о том, какие задачи нам предстоит решать, зная специфику района плавания, организаторскую и воспитательную работу мы направили на то, чтобы осуществить перестройку сознания на боевой лад как можно быстрее. Тем не менее возникали и начале похода вопросы, требующие оперативного воздействия.

К примеру, перед самым выходом в море на корабле была установлена дополнительная вторая навигационная радиолокационная станция, ибо первая в сложных условиях плавания в одиночку обеспечить полное выполнение задач не сможет. Однако установкой РЛС работа представителей промышленности закончилась. Как следует проверить работу станции не удалось – не позволяли сроки. В принципе, задача без особого напряжения должна была быть решена сразу личным составом радиотехнической службы, возглавляемой старшиной команды мичманом С.Кирилловым. Пока он вместе с подчиненными старшиной 2 статьи И.Асадуллиным и старшим матросом О.Станкевичем прикидывал, что к чему, время шло.

Прошел день, другой, неделя, а неисправность не устранялась: шла "раскачка". Очевидно, возобладало мнение: переход в зону выполнения задач длителен, за это время и успеют ввести станцию в строй, опробовать ее и начать нормально эксплуатировать. Такое отношение к делу, естественно, не способствовало поддержанию, а тем более повышению уровня боевой готовности, расхолаживало личный состав. Командиру, коммунистам корабля пришлось напомнить коммунисту Кириллову о том, что работать так нельзя. Строгий спрос и совет были мобилизующими, а помощь конкретной: буквально через несколько часов мичман С.Кириллов, старший матрос О.Станкевич вместе е пришедшим к ним на помощь командиром отделения комендоров старшиной 1 статьи В.Пухониным ввели станцию в строй.

Должен отметить, что старшина 1 статьи В.Пухонин, учившийся в вузе и увлекавшийся до службы радиоэлектроникой, не раз приходил на помощь в ремонте различной аппаратуры радиометристам, радиотелеграфистам, проявил свои хорошие профессиональные качества и навыки в ремонтной подготовке при обслуживании и использовании своего заведования – артиллерийских установок.

Опыт, сноровка, уверенность в своих силах и возможностях подчиненных приходят только в результате ежедневной напряженной работы. Это понял и командир минно-артиллерийской боевой части старший лейтенант А.Гурин. Но это произошло не сразу. Придя на корабль перед плаванием и имея опыт выполнения боевых задач в районах, где условия длительного плавания практически несравнимы с Персидским заливом, Александр Иванович сразу, как говорится, не смог найти свою колею: не всегда проявлял должную требовательность к подчиненным во время несения специальных вахт, допускал снисходительное отношение к вопросам бдительности дежурных комендоров. Поэтому на помощь Гурину пришли коммунисты, старшие товарищи. Большую помощь офицеру в определении точек для приложения своих усилий, в его становлении оказал командир корабля старший лейтенант С.Антошин, который начинал свою офицерскую службу на равнозначной должности. Главное, на чем делал упор командир, это обучение Гурина практическим навыкам, методике организации специальной подготовки с личным составом. При этом приоритет был отдан практическим занятиям на материальной части, которые проходили по принципу: от простого к сложному. Первым помощником у него стал старшина 1 статьи В.Пухонин. Много времени было отдано отработке практических действий расчета комендоров по внезапным вводным, создавались нестандартные ситуации, приближенные к условиям реального боя.

Такая практика позволяла добиться того, что матросы А.Невзрачный, В.Горшков, А.Бондарчук, призванные на службу гораздо позже своего старшины, в кратчайший срок освоили материальную часть.

Занятия по специальности, проводившиеся планово, строились следующим образом: командир отделения показывал, как надо правильно действовать, после этого следил за действиями подчиненных, указывая им на ошибки, делая замечания и поправляя. Большое внимание было уделено работе по устранению возможных неисправностей. И это оправдало себя.

Боевая учеба комендоров строилось так: чтобы при необходимости каждый мог в бою заменить товарища. С этой целью моряки вооружались определенным объемом знаний материальной части, обслуживания и ремонта техники.

Устранение неисправностей, возникавших в плавании, проходило по-боевому. Работали при этом все комендоры. Помогая друг другу, они в совместном труде познавали силу своего небольшого коллектива. Перебирая своими руками артустановки, моряки приобрели устойчивые, твердые навыки практического обслуживания оружия и технических средств, ремонтной подготовки. И в ходе контрольного выхода, который был проведен сразу на другой день после прихода в зону залива, комендоры не подвели – все упражнения выполнили на "отлично".

Также старший лейтенант А.Гурин строил свою работу и с личным составом трального расчета, отделениями минеров и электриков тральных, с приписным личным составом – пулеметчиками, группой огневого противодействия. Характер выполнения задач в заливе потребовал того, что установленное дополнительно зенитное вооружение освоили баталер продовольственный старшина 1 статьи С.Полтев и старший сигнальщик матрос В.Зиборов, рулевой старший матрос И. Бельков и марсовый старший матрос К.Половохин. Говоря о БЧ-3, надо сказать, что, ничем не отличаясь от минеров в составе трального расчета, могли действовать старший химик старший матрос Ю.Загуста и командир отделения гидроакустиков старшина 1 статьи В.Кравец. Приводить можно еще много примеров – вторую специальность освоил практически каждый третий член экипажа. На тральщике, где экипаж в общем-то небольшой, на счету – каждый человек. И опыт, накопленный коммунистом А.Гуриным, стал достоянием всего экипажа, был распространен и преумножен во всех подразделениях корабля.

Ночи в Индийском океане влажные и жаркие. На палубе, на переборках вода буквально струится, а аппаратура, кик губка, впитывает влагу.

Естественно, сопротивление изоляции надает, возможен выход техники из строя. Поэтому, пока роса не осела, аппаратура вечером прогревается, а в период ее остывания проникновение влаги полностью исключается. Результаты такого подхода к делу сказались сразу же: радиолокационные станции работали четко, количество неполадок рез-ко сократилось.

Порой на некоторые моменты, которые мы упускали, наше внимание обращали офицеры вышестоящего штаба. Так, проводя тренировки аварийной партии, ее командир мичман Л.Михайленко особого значения не придавал форме одежды, в которой по вводным действовал личный состав, да в общем-то на нее и внимания раньше особого никто и не обращал. А форма – тропическая. А разве в ней, когда большая часть тела обнажена, можно эффективно бороться с пожаром? Не то что бороться, а даже находиться в помещении рядом с огнем невозможно. На первый взгляд – мелочь, а на самом деле эта "мелочь" во многом определяет успех в борьбе за живучесть, не учитывая ее, в принципе, млжно свести на нет и готовность средств БЗЖ, и обученность личного состава, и владение им практическими навыками по борьбе с пожаром и водой.

Подобных и других примеров в море было немало. Снова в походе оправдало себя устройство по дополнительному охлаждению гидравлических приводов тральной вьюшки, которое в прошлом плавании придумал и изготовил старшина отличной команды мотористов мастер военного дела мичман Александр Николаевич Орел. Это устройство в условиях тропической жары доказало свою эффективность практически на всех тральщиках, ходивших водами залива. Свою мастерскую квалификацию в этом походе Орел подтвердил тем, что внес еще одно рационализаторское предложение: придумал устройство экстренной остановки дизелей, исключающее поломку техники. Вместе со старшиной отличной команды электриков, также мастером военного дела мичманом Николаем Петровичем Козачуком, Александр Николаевич не раз приходил на помощь экипажам других кораблей. Буквально за полчаса до ухода в родную базу они вдвоем закончили двухсуточную работу по заварке прогоревших газоходов на корабле, который пришел в зону залива нам на смену. Судя по радиодонесениям, этот корабль уже через несколько дней повел свой первый конвой в залив, и видимо, не раз добрым словом вспоминали моряки этого корабля мичманов БЧ-5 с нашего корабля.

Задачи, которые выполнялись экипажем, были ответственные – под стать нашему времени, в котором нельзя быть пассивным, середняком. Оно, не приемлет равнодушия, застоя, формализма. Оно нуждается в энергичных, творческих, инициативных воинах, энтузиастах, новаторах. Перестройку делают принципиальные, мужественные, добросовестные люди. Они – ее движущая сила, они – ее крепкий и надежный фундамент. Рядом со старшим лейтенантом С.Антошиным, мичманами А.Орлом и Н.Козачуком можно поставить десятки моряков, весь экипаж.

Когда корабль после многомесячного плавания взял курс в родную базу, анализируя ход и результаты сложного похода, мы с командиром старшим лейтенантом Сергеем Владимировичем Антошиным и секретарем партийной организации старшим лейтенантом Ярославом Ивановичем Дмитруком поставили перед собой вопрос: что же обеспечило успех, позволило выполнить ответственную задачу? И пришли к выводу: истоки наших успехов – в осмыслении каждым членом экипажа современных требований партии, ответственности за свое дело. Без раскачки, не ожидая указания сверху, инициативно, с задором, "комсомольским огоньком" принялись мы за претворение в жизнь всего, что наметили. Опираясь на имеющийся опыт предыдущей боевой службы, экипаж взял правильный курс, идя по которому, с каждым днем мы наращивали усилия в работе.

Упорная работа, творческий подход к решению задач и еще: гордость за службу на именном корабле, корабле комсомольской эскадры, имеющем славные традиции. В юбилейном комсомольском году иначе мы работать не могли – это стало делом нашей чести.


КРАТКАЯ СПРАВКА

МТЩ "Курский комсомолец" комсомольское наименование носит с 1985 г. Над экипажем шефствует Курский областной комитет ВЛКСМ и Государственный подшипниковый завод г. Курска. Корабль с высокими результатами выполнил задачи многих дальних походов. Экипаж награжден Грамотой Президиума Верховного Совета УССР, неоднократно отмечен Главнокомандующим ВМФ и командующим КЧФ. Комсомольской организации на вечное хранение передано знамя ЦК ВЛКСМ "Лучшей комсомольской организации корабля комсомольского наименования", она награждена вымпелами и Почетными гра-мотами ЦК ВЛКСМ. Группа моряков награждена государ-ственными наградами – орденами и медалями СССР.

* * *

P.S.: В ноябре нынешнего года МТЩ "Курский комсомолец" – "Наводчик" - "Ковровец" исполняется 45 лет. К этому времени автор надеется дополнить и расширить материал о двух боевых службах в Персидском заливе в 1987 и 1988 годах.

Капитан 1 ранга Сергей ГОРБАЧЕВ,
ученый секретарь Военно-научного общества Черноморского флота,
председатель Севастопольского регионального отделения Союза журналистов России
Просмотров: 434
Комментариев: 1
Автор: Сергей Горбачев
Источник: Флот 21 век
Фото: Флот 21 век
Тэги: 92-я ордена Ушакова I степени бригада тральщиков  Черноморский флот  418 дтщ  За боевое траление  МТЩ «Курский комсомолец»  Персидский залив 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
В ЯЛТЕ СОСТОЯЛОСЬ ЗАСЕДАНИЕ ЛИВАДИЙСКОГО КЛУБА
6 декабря в рамках XIII Международного фестиваля «Великое русское слово» при поддержке Государственного Совета Республики Крым, Комитета >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


«АРТЕК» И ММЛ: ПОД ПАРУСАМИ МЕЧТЫ, КОТОРАЯ СБЫВАЕТСЯ
ММЛ – Молодежная Морская Лига, созданная более четверти века назад группой энтузиастов-подвижников, с каждым годом расширяет масштабы работы и >>>


Особенности военного союзничества с современной Турцией. Факторы, влияющие на вектор внешней политики Анкары, остаются неизменными на протяжении долгого времени
Западная пресса обратила внимание на разительные перемены в турецкой внешней политике в течение очень короткого срока. >>>


Российская морская пехота сегодня. Возможности и задачи черных беретов
ВМФ уникален тем, что внутри него в миниатюре присутствуют все остальные виды ВС, включая Сухопутные войска. Называются они морской пехотой и появилис >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


9 декабря — День Героев Отечества в России
Эта памятная дата, которая отмечается ежегодно 9 декабря , установлена Федеральным законом Российской Федерации № 22-ФЗ от 28 февраля 2007 года О вн >>>


Украина сформировала дивизион ВМС в Азовском море
Украина создала дивизион военно-морских сил в Азовском море. Об этом сообщает "Украинский милитарный портал" со ссылкой на командующего ВМС >>>


Ответ "Мистралям". Каким будет новый российский вертолетоносец
Сотни морпехов, десятки единиц бронетехники и десантные операции за тысячи километров от родных берегов: российский флот в середине 2020-х получит к >>>


В Сочи прошло заключительное совещание Президента с руководством Минобороны и предприятий ОПК
Президент провёл заключительное из серии совещаний по вопросам развития Вооружённых Сил и оборонно-промышленного комплекса. >>>


Поиск



Наш день

9 декабря — День Героев Отечества в России
Эта памятная дата, которая отмечается ежегодно 9 декабря , установлена Федеральным законом Российской Федерации № 22-ФЗ от 28 февраля 2007 года О внесении изменения в статью 1-1 Федерального закона О днях воинской славы и памятных датах России.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


В Севастополе почтили память подводников, погибших на АПЛ К-8 и на АС-31

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Крылья наведу: малые ракетные корабли покажут цели «Цирконам». Береговые комплексы смогут получать целеуказание с моря
В Госдуме работают над проектом о противодействии подводным беспилотникам
«Святой, праведный, непобедимый адмирал флота Российского Ф.Ф. Ушаков»
ПУБЛИКУЕМ БЕЗ КУПЮР. УНИАН: Негостеприимная Украина. Что мешает "морским" областям зарабатывать на туризме
В Культурно-выставочном центре Музея-заповедника открылась выставка моделей танков
Российский газ в обход Украины пойдет через Болгарию
Россия построит десантные корабли лучше «Мистралей»
К 80-летию Польского похода РККА. Возвращением в свой состав западных земель современные Украина и Беларусь обязаны Красной Армии
НОВОРОССИЙСК: ТРАДИЦИОННЫЙ СЕМИНАР ПИСАТЕЛЕЙ-МАРИНИСТОВ
Реклама


Погода


Ранее
Корабли и береговые войска ЧФ выполнили ракетную стрельбу по морской цели

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ