Руководство страны делает основной упор на борьбу с террористической угрозой, масштабы которой за последние годы значительно расширились. В сентябре 2015 года было принято решение об оказании помощи законному правительству Сирии в борьбе с ИГ (запрещенным в РФ) и другими экстремистскими организациями. Напомню, что до этого так называемую войну с боевиками вела возглавляемая США антитеррористическая коалиция, в которую входило более 30 передовых в военном отношении государств, задействовались значительные ресурсы, в том числе авиация и силы специального назначения. Однако зримых результатов достигнуто не было. Территории, подконтрольные ИГ в Ираке и Сирии, только расширялись.

Химия провокаций

Трудно поверить, что мощнейшая коалиционная группировка не смогла справиться с террористами. Видимо, цель была другая – расшатать ситуацию в регионе, закрепить в нем свое военное и экономическое присутствие.

Применение террористами беспилотников, созданных при техническом содействии западных стран, может иметь катастрофические последствия

Положение изменилось после начала операции российских Воздушно-космических сил и создания реального антитеррористического альянса с участием Ирана, России и Турции. Большая часть территории Сирии освобождена от террористов, с готовыми сложить оружие идут детальные переговоры, сорваны планы образования псевдохалифата. Очевидно, что при объединении наших усилий с коалицией историю с ИГ в регионе удалось бы закончить значительно раньше и с меньшими потерями.

Борьба с международным террором неразрывно связана с решением гуманитарных проблем. В качестве примера приведу ситуацию в Восточной Гуте. Несмотря на создание зоны деэскалации, группировка "Джебхат ан-Нусра" (запрещенная в РФ) и примкнувшие к ней бандформирования продолжали обстреливать Дамаск из минометов и стрелкового оружия, удерживали мирное население в захваченных районах. Гуманитарная помощь и медикаменты до жителей Восточной Гуты не доходили, а использовались для нужд террористов или выставлялись на продажу. В такой обстановке перед сирийскими правительственными войсками стояла задача вывода из анклава мирных граждан, которая решалась под руководством российского Центра по примирению враждующих сторон.

На сегодня в безопасные места перемещены более 155 тысяч человек. Граждане возвращаются в свои дома, 12 тысяч школьников впервые за последние годы сели за парты. Российские военнослужащие обеспечивают население питанием, медицинской помощью, временным жильем. Мы продолжаем создавать условия для беспрепятственного прохода гуманитарных конвоев ООН. Только в город Дума они доставили 445 тонн гуманитарной помощи. Это реальный вклад в выполнение положений резолюции 2401 Совета Безопасности ООН. Данная работа проводится в тесном взаимодействии с ООН, Международным комитетом Красного Креста и Сирийским арабским Красным Полумесяцем.

Важно отметить, что после разгрома ИГ члены бандформирований перебираются из Сирии и Ирака в другие регионы. Повышается террористическая активность в Африке, джихадисты возвращаются в Азию и Европу. Как следствие растет трансграничная преступность, формируется питательная среда для экстремистских и сепаратистских движений по всему миру. В большинстве регионов, в том числе в Юго-Восточной Азии, создаются террористические ячейки. Без преувеличения можно сказать, что сегодня эта угроза носит глобальный характер. Ни одно государство не может чувствовать себя полностью защищенным.

Ситуация осложняется тем, что террористы используют современные средства поражения. Так, ударные беспилотники, применяемые боевиками в Сирии, способны действовать на расстоянии свыше 100 километров. За три последних месяца мы уничтожили 17 таких аппаратов. Их не создать без технического содействия развитых стран. А использование в густонаселенных районах может иметь катастрофические последствия как для населения, так и для объектов критической инфраструктуры. Тем более если террористы получат доступ к оружию массового поражения и отравляющим веществам.

Сирийский опыт показывает, что химсредства зачастую применяются бандформированиями в провокационных целях, чтобы посеять хаос среди населения, сформировать у мирового сообщества ложное представление о конфликте. К сожалению, порой такие приемы срабатывают. Например, постановочная химатака в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 года послужила поводом для нанесения военно-морскими силами США массированного ракетного удара по авиабазе "Шайрат". Попытки организовать подобные провокации отмечаются и сегодня.

Полагаем, что при оценке случаев применения оружия массового поражения не должно быть двойных стандартов, необходимо проводить тщательный и всесторонний анализ в строгом соответствии с нормами международного права.

Пришло время объединить усилия мирового сообщества, в том числе оборонных ведомств, для нейтрализации глобальной угрозы, исходящей от терроризма. Мы видим хорошие перспективы в налаживании обмена информацией, поддержании контактов по линии спецслужб и разведывательных структур.

Сложная ситуация складывается в Африке. Фактическая дезинтеграция Ливии привела к усилению террористической угрозы в северной и центральной частях континента. Ее рост негативно влияет на состояние региональной безопасности в целом. Мы поддерживаем усилия африканских государств по стабилизации обстановки и борьбе с террористами. Большое внимание уделяется положению в Латинской Америке. Приветствуем стремление региональных государств к расширению взаимодействия с Россией, в том числе по линии оборонных ведомств. Примером такого сотрудничества служит наша совместная работа с аргентинскими коллегами по поиску пропавшей подводной лодки. Подходы к обеспечению безопасности всегда имеют региональную окраску и должны быть учтены при формировании глобального видения проблемы.

Афганское гнездо

За последние годы существенно активизировалось сотрудничество военных ведомств России и стран Азии. Показательны наши стратегические отношения с Китаем, Индией, Вьетнамом, Лаосом и Мьянмой. Новое развитие получает взаимодействие с Брунеем, Камбоджей, Малайзией, Индонезией, Филиппинами, причем как на двусторонней основе, так и в многосторонних форматах по линии АСЕАН. Партнерство востребовано еще и потому, что в Азии сохраняются вызовы в сфере безопасности, которые требуют совместных действий. В первую очередь это кризис вокруг Корейского полуострова, в который вовлекается все больше государств, стремящихся закрепить свое влияние в регионе. Полагаем, что военного решения проблемы нет. Давление и угрозы не являются действенными средствами урегулирования кризиса. Более того, постоянное нагнетание ситуации и демонстрация военной силы могут привести к инцидентам и даже вооруженному конфликту, его последствия затронут весь регион.

Организация против хаоса
Фото: news.qip.ru

Продолжает ухудшаться ситуация в Афганистане. Более чем пятнадцатилетнее присутствие в стране контингентов США и НАТО так и не привело к нормализации обстановки. По сути Соединенные Штаты стремятся на любых условиях закрепиться в Центральной Азии, чтобы иметь возможность проецировать силовое влияние на сопредельные с Афганистаном страны. Это не отвечает интересам региональных государств и является глобальным фактором дестабилизации.

Сохраняется угроза безопасности для государств – союзников России по ОДКБ.

Афганистан может стать новым прибежищем для боевиков не только ИГ, но и других террористических организаций, откуда они будут перемещаться по всему Евразийскому континенту. Сегодня в Афганистане насчитывается около 4500 игиловцев, и их число постоянно растет.

Афганский конфликт нельзя завершить на поле боя. Для решения необходимы новые нестандартные подходы. Следует задействовать потенциал всех региональных стран и международных организаций, включая ОДКБ и ШОС. При этом совместные усилия должны быть сосредоточены на создании правового государства и соответствующих институтов власти.

Еще одно важное условие стабильности – невмешательство во внутренние дела государств, противодействие политике "цветных революций", гибридных войн и так называемой мягкой силы. Дестабилизация под видом демократизации создает новые конфликтные зоны, "заповедники" для террористов всех мастей.

Безумный миф

В Послании Федеральному собранию президент Владимир Путин подробно остановился на плачевном состоянии европейской безопасности. Основными причинами этого стали наращивание воинских контингентов НАТО вблизи российских границ, изменение доктрины США по применению ядерного оружия, выход Вашингтона из Договора о ПРО, развертывание элементов глобальной системы противоракетной обороны, в том числе за пределами национальной территории США – на Европейском континенте и в Азии.

Сегодня ни у кого нет сомнений, что американская ПРО – серьезный дестабилизирующий фактор, стимул для гонки вооружения, грубое нарушение международных обязательств, в том числе Договора о ликвидации ракет среднего и малого радиуса действия.

Более чем пятнадцатилетнее присутствие в Афганистане контингентов США и НАТО не привело к нормализации обстановки

Вызывает озабоченность безостановочное усиление группировки американских войск в Восточной Европе. Складывается парадоксальная ситуация: НАТО стремится расширить и модернизировать военную инфраструктуру у российских границ, но при этом в общественном мнении формируется миф о возрастающей опасности. То есть сами себя запугивают несуществующей угрозой, а затем планомерно увеличивают военный потенциал. Сегодня в Прибалтике и Польше уже размещен десятитысячный контингент, имеющий все виды наступательных вооружений. Активизируется деятельность флотов США и других стран НАТО в Черном и Балтийском морях.

Количество учений и тренировок Североатлантического альянса существенно выросло, и они носят явно антироссийскую направленность. Повысилась интенсивность полетов натовской авиации вдоль наших границ. Начиная с января истребители ВКС России поднимались на перехват более 25 раз. В итоге резко возросла опасность провокаций и военных инцидентов.

Минобороны России неоднократно предлагало НАТО начать диалог. Однако в Брюсселе к уважительному разговору не готовы. В свою очередь мы не собираемся стучаться в закрытую дверь, но и оставлять без внимания попытки силового давления на нас не намерены. Боевой потенциал наших Вооруженных Сил будет поддерживаться на уровне, гарантированно обеспечивающем военную безопасность России и ее союзников.

Вызовы и угрозы в сфере безопасности меняются, это требует их постоянного анализа и поиска совместных решений. Сейчас, как никогда, важно вместе думать над тем, какая структура международной стабильности способна обеспечить устойчивое развитие цивилизации. Российская сторона уверена, что основу системы глобальной безопасности не могут составлять претензии на исключительность, неуважение к интересам других государств, пренебрежение нормами международного права. Краеугольным камнем такой системы должен быть принцип неделимости безопасности. Ни в одном государстве она не должна обеспечиваться за счет другого.

Сергей Шойгу,
министр обороны Российской Федерации, генерал армии

В основе статьи – выступление на VII Московской конференции по международной безопасности