Опрос

Удовлетворены ли в полной мере избранием Губернатором Севастополя Дмитрия Овсянникова
Да, в полной мере
Нет, ни в коем случае
В целом не против такого результата
Мне всё равно
Заранее зная о таком результате, на выборы не ходил
Думаю. что все скоро в этом разочаруются
Голосовать, в принципе. бессмысленно


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Открытое письмо корабелов Севастополя руководству Российской Федерации
Шойгу отметил важность российского присутствия в Мировом океане
Совещание о выполнении гособоронзаказа
Сирийский Курдистан может стать саудовским плацдармом. Эр-Рияд наводит мосты с оппонентами Анкары и Дамаска
Стали известны подробности скоропостижной смерти председателя ОП Севастополя
Болгария готовится к председательству в Европейском Союзе
Эрдоган прощупывает слабые места России. Анкара может потребовать за "Турецкий поток" возобновления Транскаспийского газопровода
Ближневосточный пасьянс. Кому выгодно выкинуть курдскую карту из колоды?
Корабли-невидимки
Техпомощь на Босфоре
Следующий круизный сезон в Сочи начнется в апреле, а не мае
Старый новый порт Таганрог
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Из «Новейшей народной истории Крыма»


2016-03-11 11:04 История
Как уже неоднократно сообщалось, Институт стран СНГ, возглавляемый Константином Затулиным, под патронатом Администрации Президента России реализует проект по написанию "Новейшей народной истории Крыма".  В нее войдут интервью непосредственных участников исторических событий за последнюю четверть века, а также рассказ о них. ЧАСТЬ XIII. ВАЛЕРИЙ МЕДВЕДЕВ

Интервью с Валерием Кирилловичем Медведевым

Медведев Валерий Кириллович, председатель Севастопольской городской избирательной комиссии с 17 мая 2014 года. До 1991 года – военный комиссар Севастополя, с 1991 по 2005 год – сотрудник Севастопольской городской государственной администрации (заведующий общим отделом, советник Председателя СГГА по вопросам истории, культуры и религии). Историк по образованию.

– В 1991 году, году эпохальном, когда прекратил существование Советский Союз и появились новые государственные образования, самостоятельные республики на территории бывшего СССР, я "прозрел" к искусству, к его пониманию.  Особое влияние на меня оказал  Херсонес, я там как историк неоднократно бывал.  И, конечно, пребывая на Херсонесе, на этой земле, где свобода, её дух, сущность понятия государственности особенно ощущаются, получаешь заряд энергии.  Херсонес так и образовался: греки, почувствовав давление на свои права со стороны диктатуры, оставили Греческие острова, прибыли к нам, в Крым, и поселились в том числе на Херсонесе. Они  образовали город-государство Херсонес-Таврический.

Репродукция с картины собрания на Херсонесе, где принималась присяга его граждан. Присяга  высечена на мраморном камне и находится в экспозиции, показывается всем экскурсантам. Вот эта присяга, ее слова, через тысячелетия, звали и нас. Они говорили о том, что нужно и нам думать о демократическом развитии. Нам, россиянам, находящимся временно с 1991 года под патронатом, тут еще можно выразиться как-то по-другому, но в составе государства Украина, под его юрисдикцией.  Но мы с этим не смирились.

Начиная с 1992 года, проводились общественные опросы-референдумы, на которых севастопольцы высказывали свое мнение с одной целью – чтобы вернуться… Мы мечтали  вернуться домой, в Россию. Находящиеся здесь, в Севастополе, штаб Черноморского флота, воинские части и формирования своим существованием  указывали на то, что временное это явление, и наша тоска по России когда-то уйдет в небытие, период некоего исторического казуса должен завершиться.

Разумеется, те референдумы, которые проводились,  результата не дали – Киев на это реагировал соответствующим образом, а Москва собиралась с силами. И хотя  наше мнение официальная власть не хотела слышать, высказывать свою позицию было очень важно. Все 23 года мы мечтали вернуться домой, и пришло наше время! Виктор Гюго в свое время сказал: ничто не сравнится с такой могучей силой, как идея, для которой пришло время. Это время пришло в 2014 году. Раньше, значит, оно и не могло придти. Но  это время мы все приближали, как могли,  в том числе и я в меру своих сил.

В 1991 году я прозрел еще и как художник благодаря Херсонесу, я неожиданно для себя стал писать картины. Сегодня мои работы находятся в Третьяковской галерее, Эрмитаже, Дрезденской галерее, в парижской Нотр-Дам, Ватикане, в резиденции Патриарха Московского и всея Руси, у Митрополита Киевского и у принца Чарльза. Я писал его портрет здесь, в Севастополе, в   1996 году, будучи у нас, он позировал мне на Сапун-горе… В 2004 году, когда отмечалось150-летие Первой обороны периода Крымская войны, в юбилейных мероприятиях участвовал Филипп, отец принца Чарльза, супруг королевы Великобритании.  Я ему передал портрет сына.  Рассказываю вам об этом отнюдь не просто так. Я хочу сказать: ничего случайного не бывает. Я и как любой человек, и как историк, и как военный комиссар,  как военный человек вообще, и как патриот российский и Советского Союза,  мечтал.  О разном, конечно. Но у меня была одна большая мечта. И она была о нашем воссоединении. Конечно, историю вспять не повернуть, в 91-м случилось то, что случилось...

Мы, патриоты, неоднократно, постоянно поднимали волнующие нас вопросы, прежде всего о том, что Севастополь заслуживает гораздо большего. В том числе и сегодня мы об этом говорим, будучи уже в России.

Мы хотим, чтобы это был город образцово-показательный  для всей Руси. Здесь, в нашем славном городе как символе военно-морского патриотизма, здесь – истоки духовности Руси. Ведь это – купель Православия. Здесь – корни, основа нашего сознания, мировосприятия. Именно здесь многое получило начало, было впервые. К примеру, в  Херсонесе был первый монетный двор, первая монета делалась на территории нашего российского, Руси государственного образования . Здесь Екатерина II установила вместе с князем Потемкиным форпост России – морскую крепость  Севастополь. И, конечно, мы мечтали с 1991 года, чтобы у нас здесь был памятник Екатерине II . Наша мечта воплотилась в реальность в 2008 году.

У нас, в Севастополе, с огромными, конечно, трудностями, но благодаря героизму, тут нужно прямо сказать, многих и многих людей, наш выдающийся скульптор Станислав Чиж сделал этот памятник Екатерине II. Он стоит в Екатерининском сквере, на улице, раньше носившей имя Екатерининская, ныне Ленина, напротив Дома офицеров и недалеко от штаба Черноморского флота. У нас была вторая мечта, и мы чувствуем, что скоро она реализуется, это, конечно же, сделать памятник, улицу, может быть, площадь имени Потемкина Григория Александровича, который стоял у истоков военно-морского патриотизма в Севастополе. И это его воспитанники – и Ушаков,  и его близкие соратники, в том числе Александр Васильевич  Суворов, – они по факту основали и заложили город.  И если Суворову есть и бюст, и названа площадь, и улица есть, то Потемкину пока нет.

Эта мечта наша уже начинает реализовываться. В минувшем году, подчеркиваю, по инициативе нашей, но при активной поддержке и инициативе уже из Госдумы, Геннадий Зюганов, руководитель КПРФ вместе с однопартийцами  и многими другими товарищами, начав сбор денег даже в парламенте, установили закладной камень памятника.

 Это произошло уже после "возвращения в родную гавань". Потому следует отметить: я и мои коллеги стали участвовать в работе по возвращению Севастополя домой, на Родину, практически с1991 года.  Мы создали две общественные организации. Одна из них – Благотворительный фонд возрождения Херсонеса, и вторая – это "Херсонес-Севастополь  –  купель  Христианской Руси". И мы в своих публикациях, изданных книгах, в своих обращениях,  в том числе документах, запатентованных на Украине, мы писали о том, что нужно, чтобы Севастополь  стал форпостом Руси. Чтобы он стал знаменательным для всей Руси морским городом, при этом красивейшим, привлекательным для всех. И чтобы была сохранена, приумножена слава всего Крыма как жемчужины  Советского Союза, России. Для этого  мы предлагали  и продолжаем предлагать  совершенно конкретные вещи, надлежащим образом оформленные в документы.

Наша группа патриотов, в которую входят авторитетные, уважаемые севастопольцы  Прокопенков  Вадим Николаевич, Иванов Валерий Борисович, Рябых Владимир Николаевич,  Жидков Игорь Александрович и многие-многие другие, в том числе и Кравцов Юрий Михайлович, который дал свои средства на бронзу, чтобы был сделан памятник Екатерине II, продолжает работу. Работу, направленную на сохранение севастопольской идентичности, его русского духовного стержня. Работу спокойную, плановую и эффективную.

Так что ничего случайного в истории не бывает. Всем ходом нашей деятельности, реальным проявлением патриотизма, участием в конкретной работе мы продвигали проект возвращения Севастополя и Крыма домой, в Россию.

– Наверное, сегодня всем понятно: севастопольцы очень активно и широко используют свое право волеизъявления. Это прослеживается, как вы сказали, со времен Херсонеса, в советский период, в период нахождения Севастополя в составе Украины. Севастопольцы всегда использовали свое законное право выразить свое мнение, это оформлялось соответствующим образом.  В 2004 году, когда ситуация в Украине была, скажем так, рубежная, состоялся 3-й тур выборов президента, что Конституцией Украины  не предусмотрено. Но севастопольцы своим правом воспользовались и абсолютно законно и легитимно высказали своё особое мнение. То же самое было в 2006 году, в 2010-м, когда Янукович стал президентом. Что можно сказать об этих ключевых в плане выборов датах: 2004, 2010 годы?

– Патриоты Севастополя, и вообще севастопольцы в своём подавляющем большинстве всегда  высказывались за то, чтобы:

Первое: чтобы русский язык был государственным языком. Мы требовали, это основное, чтобы мы имели право на русском языке и разговаривать, и вести всю документацию, и так далее. Это зафиксировано в целом ряде документов всех составов городского Совета.

Далее.  Чтобы Севастополь сохранил и имел свой статус особый. И мы указывали на это всем президентам, всегда об этом им писали. Это мы проводили через наш горсовет – депутатов и руководителей городского Совета. Практически все, не буду пофамильно перечислять, но, начиная с 1991 года, когда мы оказались в составе независимой Украины, депутаты всех созывов городского Совета требовали, чтобы особый статус Севастополя был и "при Украине". Чтобы  свой был у нас закон о Севастополе, как в Киеве.

Севастопольцы не только требовали, но и активно действовали, сохраняя свою идентичность, своё своеобразие, выраженные и сконцентрированные в особых ментальности, укладе жизни, взаимоотношениях.

И к нам прислушивались, давая различные обещания. Однако до реальных решений и дел не доходило. На всех выборах, в которых мы участвовали, скажу честно: севастопольцев обманывали, на наших чувствах политики играли. Нам многое обещали все, кто баллотировался в президенты, в депутаты Верховной Рады Украины. Все рассказывали, обещали: да, русский язык у вас будет сохранен; да , будет особый статус Севастополя; да, будет закон о Севастополе. Но ничего этого на государственном уровне сделано не было.  Наоборот,  начиная с 2005 года, когда после 3-го тура победил как бы, законно-незаконно, Ющенко, началась жёсткая украинизация. Киев стал требовать, чтобы украинский язык доминирующим был и так далее. Потом, когда пришел к нам Янукович, который многое обещал нам, ничего, в общем-то, не изменилось. В 2010 году, когда он стал президентом, ведь не сделал того, что обещал.

Вот в 2010 году, когда мы избирали городской Совет, наша избирательная комиссия, в которой я председателем был, работала, основываясь на своих принципах. Мы не прогибались и не сдавались. Мы принимали свои постановления, оформляя их на русском языке.  Документы  заседаний избирательной комиссии, которые в том числе в Киев посылали, мы исполняли на русском языке. Но, тем не менее, нас заставляли переделывать протоколы и документы, которые мы посылали в Центральную избирательную комиссию, переводить на украинский язык. И  это было… при Януковиче! Мы боролись, были суды даже, нас даже заставляли, чтобы мы вели свои  заседания на украинском языке, а не только документы оформляли. Обман был на самом деле на  властных уровнях.

– Всегда очень интересно сравнивать предвыборные обещания и программы, и что потом кандидат, обретя должность, воплощает в жизнь.

– Обманом занимались, обещаниями...

– Пользуясь своими избирательными правами, севастопольцы делали это в пределах закона.  Они, если и выходили на улицы, то это были организованные митинги, не приводящие к нарушению правопорядка. Не так ли?

– Так и было. Всё делалось в рамках правового поля, а если необходимо – мы старались менять  "правила игры". Так, мы на русском языке и говорили,  и отрабатывали документы. В этой связи были неоднократные постановления городского Совета, начиная с 1991- 1992 годов. Чтобы русский язык  был вторым государственным. Так и требовали. Но политика Киева была двуличная, можно так выразиться. Постепенная, ползучая украинизация Севастополя шла, они действовали шаг за шагом. Поначалу требовалось, чтобы в каждой школе был в программе обучения украинский язык, чего в Севастополе не было никогда в его истории.  Дальше – больше: чисто украинские школы должны быть, делопроизводство должно вестись на украинском языке. В судах – то же самое. Мы тогда на двух языках многое вынуждены были делать. И такая ситуация складывалась во многих сферах, вопреки здравому смыслу, требованиям жизни, положениям законодательства, признанного на международном уровне.

 Мягко говоря, это всё "достало" севастопольцев. Потому закономерен результат: в марте 2014 года на референдуме только 9 тысяч проголосовали, чтобы остаться в составе Украины, а основная масса, 95,5 процентов пришедших – однозначно "за Россию". А явка составила 89,5 процентов жителей Севастополя. Согласитесь: ради 9 тысяч тому же Киеву вводить украинский язык не было никакого смысла. Да и эти люди в подавляющем большинстве говорят по-русски. Украинская власть действовала бездумно или намеренно, по факту постоянно обостряя ситуацию.

 Это злило людей, в том числе находившихся во власти. К примеру, в Севастопольской городской государственной администрации был целый отдел переводчиков с русского на украинский, которые корректировали тексты соответствующих распоряжений , постановлений. В том числе требовалось это от Горсовета, от нас требовалось. Кому это было нужно? Нам – нет. Но чтобы дело делалось, мы вынуждены были подчиняться,  некоторые моменты отрабатывать. Хотя, я говорю,  мы, как могли, , отбивались. Но делалось все легитимно – по-другому было невозможно с учетом того, что мы противостояли государству, имевшему мощный властный аппарат с механизмами надзора, а если необходимо, подключался и репрессивно-карательный. "Подставляться" было нельзя. Поэтому  севастопольцы использовали все возможности для протеста, выражения своего мнения. Это показывают результаты всех выборных кампаний – Севастополь неизменно голосовал за те политические силы, которые декларировали дружбу с Россией, интеграцию на постсоветском пространстве. Все митинги, пикеты организовывались соответствующим образом.  Писались запросы, оформлялись соответствующие документы, получались разрешения, в том числе и на митинг, который проходил 23 февраля 2014 года. Потому принципиально подчеркнуть: Севастополь "ушёл" из Украины на основе её же законов. Их мы умело использовали, что называется, комар носа не подточит…

– Вся Украина, вся Россия, весь мир с содроганием души наблюдали, как события разворачиваются в центре Киева осенью-зимой 2013-2014 годов.  В Севастополе в это время была спокойная обстановка…

– Я бы сказал:  не совсем так, она была всё-таки тревожная…

Однако, надо отметить: мы не были пассивными наблюдателями, мы были готовы к любому развитию событий. По крайней мере, готовы морально. И тем, что мы делали и сделали, в Киеве фактически были ошарашены, они не ожидали этих наших действий. У них наряду с жаждой власти присутствовали разброд и шатания, ведь Майдан продолжался. А потом у них последовали какие-то действия, но они носили судорожный характер… Конечно, они были ошарашены, а мы – уже были готовы действовать конкретно и целенаправленно.

Мы не хотели, чтобы у нас повторился Майдан, хотя, как в Киеве, у нас его и быть не могло. Но могло быть противостояние со ставшей нелегитимной новоявленной украинской властью во главе с "президентом" Турчиновым. Поэтому мы действовали быстро, решительно, четко, организованно. Ну, и конечно, мы чувствовали за собой еще и присутствие Черноморского флота, штаба флота здесь, чувствовали присутствие Екатерины II и всех наших славных пращуров, чувствовали всю эту эмоциональную патриотическую нашу одухотворенность. Нам некогда было бояться. Мы шли вперед, только вперед …

– Тревожная обстановка, но – мирная. И все люди с замиранием сердца ожидали развязки этих "майданных" событий. И после того, как власть в Киеве перешла нелегитимным путем к меньшинству, которое свергло законно избранного президента Украины, Севастополь сказал своё слово. Это послужило своеобразной спусковой кнопкой, севастопольцы стали активно не только выражать, но и отстаивать свое мнение, о котором заявляли десятилетиями...

– Да, так оно и было. Это можно увидеть и в фильмах, которые уже отсняты, причём, это документальные фильмы. В них в том числе показано, что и до "Русской весны" мы не были пассивны.  Как мы отправляли отсюда, невзирая на нашу спокойную обстановку, товарищей наших в Киев, когда на Майдане происходило противостояние правых,  националистических группировок и сил в поддержку легитимного президента. И мы отправляли свои делегации. И    крымчане направляли, поезда отсюда шли, шли  с Востока – с Луганской, Донецкой областей, туда шли, в Киев. Наш из Севастополя "Беркут" – ОМОН вызывали туда. И мы их, наших ребят, встречали потом, как героев.  

И когда  подошел "момент истины", когда мы подошли к тому рубежу, когда нужно было принимать судьбоносное решение, мы его приняли без всяких сомнений. Киевского беспредела  мы у себя не могли допустить. Все органы государственные в Украине, в её столице, в том числе внутренних дел, обеспечения безопасности, все были фактически уничтожены. Они превратились в ничто, право было только у того, у кого была нагайка и автомат. В этот момент, исторический момент, произошло то, что в своё время  выразил Виктор Гюго: "Ничто не сравнится с такой могучей силой, как идея, для которой пришло время". Мы поняли, что это время пришло! Дальше тянуть было нельзя и отступать было нельзя, а Киев сам отдалился от нас на расстояние, сопоставимое с бесконечностью. М это ощущали, мы видели это даже по поведению украинских военнослужащих, силовиков всех – они в растерянности. И руководящие, административные органы находились в таком же состоянии.

Я в тот момент был председателем Севастопольской городской избирательной комиссии, по выборам городского Совета. И мы осознали: нужно что-то делать. Мы, конечно,  пошли на митинг, который был назначен на 23 февраля  2014 года. Это – рубежный митинг. Мы вышли на него, ну, как на Вече народное. И это Вече оправдало свое предназначение. Тогда был избран "народный мэр" Чалый Алексей Михайлович, буквально на следующий день он принял полномочия от Председателя Севастопольской городской государственной администрации.  Начала формироваться новая структура руководства городом. Это решение поддержал и городской Совет на своем экстренном заседании.

23 февраля – это рубежная дата, в этот день в советское время мы отмечали День Армии и Флота,  а сегодня – День защитника Отечества, как день единения Вооруженных Сил с народом. Дальше всё пошло по нарастающей. Было объявлено о том, что будет проводиться в конце мая референдум по судьбе и статусу Крыма и Севастополя.  Потом эта дата стала сдвигаться, потому что народ не хотел ждать мая месяца, да и события за это время могли случиться разные…

 Люди говорили: да что же это, сколько можно – потом, да потом... Пора заканчивать "потом", пора уже сегодня, здесь и сейчас жить!

Вскоре начался переход на сторону сделавших выбор севастопольцев и воинских частей, и прокуратуры, и милиции города. Тогда же сразу блок-посты были организованы, чтобы не допустить в город деструктивные силы. И казаки, и милиция, и самооборона действовали совместно. Постарались не допустить каких-то нарушений, и их не было. Но обстановка в городе все равно в тот  момент была очень тревожная, в том числе и потому, что некоторые воинские части, – мы помним события на Бельбеке, где стоял авиационный полк украинский, – находились в состоянии напряженного ожидания. Но с ними проводилась разъяснительная работа. Действовали и ветераны, и родители, и жёны… Негативные попытки некоей бравады были купированы.

А 6 марта было принято эпохальное решение. На сессии горсовета внеочередной, в 18 часов, было принято решение о проведении референдума 16 марта…

Вот у меня бланк, я его вам передам, там надпись на двух языках: Севастопольский городской Совет 6 созыва и Севастопольска миська Рада шостого склыкання, вот так оформлялись документы у нас. Так что мы действовали в украинском правовом поле…

Внеочередная сессия 6 марта решила: идти городу в Российскую Федерацию в качестве субъекта, поддержать решение Верховного Совета Автономной Республики Крым и провести референдум 16 марта. Вынести на него принципиальных по сути два вопроса: за воссоединение или "так оставить", – остаться в составе Украины. Утвержден был состав городской комиссии по проведению референдума в составе 17 человек. Туда вошли в основном те люди, которые и были ранее в нашей Севастопольской городской избирательной комиссии. За исключением там 4-5 человек, которые  не вошли в неё по разным причинам,  не смогли участвовать в работе комиссии по проведению референдума.  Ну, и в тот же день, 6 марта, мы срочно собрались, провели заседание свое …

– То есть комиссия по проведению референдума была создана абсолютно законно?

– Абсолютно законно, решением сессии городского Совета это решение и утверждено. Утвержден состав комиссии, где В.К.Медведев был избран председателем, К.А.Костенко – заместителем председателя, Л.С.Ковалева – секретарем комиссии. И эти лица подписывали документы соответствующие уже Севастопольской комиссии по проведению референдума в г.Севастополь 16.03.2014г. В тот же день мы разработали решение о составе, границах, местонахождении и численности избирательных участков. И вот 6 марта мы с Ларисой Семеновной Ковалевой, секретарем, подписали этот документ, он был опубликован 8 марта в "Севастопольских известиях".

Было принято утром 7 марта решение об утверждении Временного положения о референдуме . Такого Положения у нас, конечно, не было. Ночью рабочая группа занималась его разработкой, подготовкой. И уже к 10 утра этого же дня на сессии мы предложили городскому Совету его  утвердить, и оно было утверждено.

– Но это же очень сложная процедура - организовать референдум в полном соответствии с действующими нормами, демократическими нормам. А сроки очень короткие. Ясно, что к этому делу были привлечены добровольцы, энтузиасты и патриоты, ведь это же очень большая организаторская и организационная работа.

– Да, надо было подобрать кадры, которые могут работать и не струсят. Вот четверо человек вышли из состава той избирательной комиссии, которая была "при Украине". Было предложено мне как председателю возглавить комиссию по проведению референдума. Предложили "народный  мэр" Чалый Алексей Михайлович и Председатель городского Совета Дойников Юрий Васильевич. Предложили её состав подготовить к вечернему заседанию, а кандидатов представить  где-то в 12-12.30. Времени было очень мало даже для этого.

Я сразу же позвонил своему заму, но зам отказался. Я тогда предложил другому человеку, Костенко Константину Александровичу. Он, как и я, тоже полковник запаса,  авиатор, летчик. Он сказал: я готов работать. Смелый человек. Но у нас в Севастополе, наверное, настоящие патриоты по-другому действовать не могут. Я всех обзвонил, четыре человека сказали, что выходят из состава. Лариса Семеновна Ковалева предложила вместо них кандидатуры. И вот мы вместе с ней сформировали новый состав. В основном в него вошли те же самые люди, которые были в составе городской избирательной комиссии по выборам  украинским, утвержденные когда-то ЦИКом Украины. Я потом скажу, почему я акцентирую на этом внимание. И вот в полном составе мы уже начали заседать сразу же утром 7 числа, уже в 8.30 мы уже все здесь все были.

Между тем, до референдума оставалось 10 дней. Даже не десять – меньше. 10 дней, которые потрясли весь мир...

Для нас ничего неожиданного, в общем-то, не было, хотя  провокаций ждали. И вскоре они последовали.  Центральная избирательная комиссия Украины из Киева выключила все серверы государственного реестра избирателей по Крыму и по Севастополю. У нас был городской сервер учета избирателей, государственный реестр избирателей, а также в четырех районах города. Всё  было отключено, мы не могли оттуда взять данные. Но действовать всё равно нужно было.

 Для того, чтобы составить списки избирателей, я подчеркиваю: мы избирали наш дальнейший жизненный путь, я и тогда говорил это слово – "избираем", поэтому мы приняли следующее решение.  Первое: использовать для проведения референдума участковые избирательные комиссии, которые были у нас, но приняв всю ответственность на себя. Это значит, не создавать районных избирательных комиссий, а напрямую работать с участками. Участковые комиссии сформировать в том составе, в котором они были раньше, кто откажется – срочно заменять своими решениями комиссии по проведению референдума в городе Севастополе. Она так и называлась: Севастопольская городская комиссия по проведению общекрымского референдума 16 марта 2014 года. Это решение опубликовано в "Севастопольских известиях", в экстренном выпуске за 8 марта. Севастопольский городской Совет опубликовал даже список кто и как голосовал по этому вопросу. Опубликовал и состав нашей комиссии, и свое решение. А дальше – работа...

Нет списков избирателей.  Мы участковым комиссиям задачи соответствующие  поставили всем. А их не одна, не две, а 191! Надо было ящики для голосования развозить, надо было кабины для голосования подготовить, связь провести…То, что ранее делалось за 2-3 месяца, надо было сделать за 10 дней. Экстренная, "боевая" работа велась. Яне знаю, когда мы там отдыхали…

 Мы привлекли для создания списков, для восстановления списков избирателей много людей. Все, –  кто, что мог – срочно приносили данные. Мы всё это сгруппировали, составили списки избирателей. У нас они были районные, мы их и использовали. Мы, конечно, их использовали не для проведения самого референдума, а для работы по составлению списков. Нашлись специалисты, которые имели на своих флешках списки из госреестра избирателей. Они пришли, проявили патриотизм…

Когда привлекли массу добровольцев-патриотов, нам к 10 числу было понятно: референдум проведем организованно. К этому времени списки избирателей мы уже начали формировать, уже начали думать, как бюллетени оформить. Горсоветом было решено, что должно быть написано в бюллетене, – два вопроса, нам не надо было ничего сочинять. Мы  заказали их в типографии, до сих пор я не говорю в какой типографии, мы и тогда не говорили, во избежание каких-то провокаций. Действовали патриоты, работали на общественных началах по обеспечению проведения референдума, выделяли свои средства.  

– Это был финал работы, которая проводилась севастопольцами много лет…

– Мы все это понимали, находились на подъеме. В том числе и потому, что ещё раз подчеркну: мы действовали законно, что было документально закреплено. И мы все успели сделать!

– Расскажите подробнее о ходе голосования в ходе референдума.

– Следует прежде всего подчеркнуть: мы действовали открыто и гласно.У нас каждый день, –  отмечу: каждый, – были пресс-конференции. Как председатель комиссии по проведению референдума я информировал прессу и общественность о проделанной работе. Ежедневно мы о  каждом этапе рассказывали. Здесь, в 13-м кабинете здания городского Совета на улице Ленина, 3, где эти заседания у нас проходили. В присутствии прессы работала комиссия, заходили корреспонденты, съемки шли, передавались на всю Россию и Украину, на весь мир.

– На весь мир?

– На весь мир. Мы на улице возле здания городского Совета также давали информацию,  напрямую в эфире были передачи и пресс-конференции, короткие, сжатые. Я рассказывал, как идет у нас ход подготовки к референдуму. Мы, конечно же, активно информировали и наше население, севастопольских избирателей. Мы соблюдали всё, что положено. Мы выполняли все требования, как на голосовании при выборах, в том числе и приглашения избирателям рассылали. Мы не могли физически что-то сделать, ведь времени было мало. Но мы информационные листки распространяли различными способами – бросали в ящики почтовые, раздавали на почтовых отделениях, в общественных местах раскладывали…

– То есть информирование общества было полное?

– Так точно. Дальше. Все бюллетени были отпечатаны. В пятницу, 14 марта, они были из типографии привезены в одно место. В субботу в этом месте собрались все 191 представитель избирательных участков. Согласно разработанного по времени графика, надо было в один день все бюллетени развести. Представляете? А это – 191 машина! Все их сопровождала наша славная милиция. До этого мы провели совещание с её руководством: где, что, как мы будем  делать…  Поддубов Александр Александрович тогда возглавлял нашу милицию городскую. Он собрал всех милиционеров, я выступил перед ними коротко, но конкретно. Начиная от ГАИ, ну, тогда она  называлась ДАИ –  державтоинспекция, но их сразу уже на российский манер ГИБДД назвали…  Наши гаишники, наша милиция везде обеспечивала нашу работу.

Вот так было все организовано! Вперед! Вперед! И с 8 утра и до 8 вечера в субботу всё и все  получили, все развезли на участки. И уже к 8 утра воскресенья на всех избирательных участках были списки избирателей для голосования на референдуме, были бюллетени в сейфах…

 Везде сейфы были, везде расставлена охрана во избежание провокаций. Казаки стояли везде, участвовали общественники, наблюдатели, чтоб, не дай Бог, что-то где-то негативное случилось…


Были наблюдатели, были журналисты, даже из Японии. Он, кстати, был поражен, как мы организованно работаем…

Мы, конечно, переживали: как всё пройдёт? Ведь были провокации. К примеру, негодяи ходили по квартирам якобы для проверки списков избирателей, брали у людей паспорта, мол, "мы проверим, мы от избиркома, от участка"… У некоторых и отбирали, типа, "придёте на референдум – получите обратно". Были случаи, когда портили  документы эти "проверяющие"…

– То есть были случаи, когда кто-то противодействовал, представляясь членами избирательной комиссии участковой?

– Так точно. Даже их, этих людей, задерживали. Были ведь элементы, которые хотели создать нестабильность  в канун проведения референдума. Их задержали. Народ ведь, четко сплотившись, проявлял бдительность, люди сами действовали организованно.

О провокациях население через СМИ оповещалось. К примеру, у памятника Шевченко, еще на улице     Корчагина возле малосемейки был случай... Он зафиксирован, везде в средствах массовой информации это было показано.

В день референдума утром я поехал на  участки. Побывал на двух и понял: всё у нас получится! Я в избирком вернулся вот в таком настроении. А тут уже со всех участков звонят, говорят: "Валерий Кириллович, да тут очереди такие, что" …  

К 8 утра на участках уже людей было, как когда-то в советские время… Для голосования пришли 89,5 процентов избирателей, пришли для того, чтобы проголосовать за своё будущее, своих детей и внуков. Шли семьями. 95,5 % проголосовали "за" возвращение домой, в Россию. И только нашлись 4,5 процента тех, кто действовал иначе.

– Но это демократичный процесс: кто-то – "за", кто-то – "против".

– Конечно это праздник демократии, её торжество! Никто и нигде никого не принуждал. Кабины были закрытые, голосование было тайное. Все было сделано, как положено.  Все было соблюдено до мелочей.

– А наблюдатели какие были?

 По факту были. Но тут надо отметить такой момент: официально зафиксированных, зарегистрированных  наблюдателей не было. И они физически быть не могли, потому что мы не могли в такой срок приглашения разослать, соответственно, и  делегировать их какие-то структуры официально не могли. Но были "неофициальные" наблюдатели, ведь мы действовали открыто, а в Крым и Севастополь мог приехать любой, кто этого хотел. В том числе журналисты. А кроме того, следует сказать о мощнейшем контроле со стороны блоггеров, стрингеров, фрилансеров, активистов социальных сетей. В интернете не найдёте ничего, что говорило бы о каких-то нарушениях.

– Представителей парламентов, может быть, других стран, европейских не было?

– Нет, не было. И понятно, почему. Хотя наверняка о происходящем они были хорошо информированы.

– А депутатов Государственной Думы России?

– У нас не было. Но, опять же, о состоянии дел у нас они все.

Процесс ведь открытый был. На участках двери открыты были: заходи и смотри, делай выводы. Никто ведь при входе паспорта не требовал, только не нарушай порядок, и всё. А так, никто, ни у нас в избирательной комиссии, ни на избирательных участках, никто не предъявлял мандата, что он наблюдатель.

– Валерий Кириллович, скажите, пожалуйста, потом как был организован процесс подсчета голосов?

– Голосование, волеизъявление  было вот так, как и определили: с 8 до 20. В 20 часов участки  были закрыты, начался подсчет голосов. Но уже к 22 часам стало понятно: более 80% проголосовало, это было ясно по заполненности списков, по отметкам в них. Ведь   списки можно увидеть сразу, в целом ситуацию оценить, не ожидая полного подсчета голосов. Ну, и начался подсчет голосов. К сову, люди с видом на жительство просились проголосовать, но  голосовали только те, кто прописан в Севастополе. Только жители Севастополя!

– Это принципиальный момент…

– Безусловно. Только севастопольцы голосовали, в списки дополнительно никого не включали.  Ниоткуда. Потому, что не положено. Положено только жителям Севастополя. Голосовали севастопольцы, за будущее свое: где им быть в дальнейшем.

Ну, начался подсчет голосов, уже было понятно нам, что ориентировочно более 80 % пришло на референдум. Я тогда же проинформировал Председателя  городского Совета Дойникова Юрия Васильевича, "народному Губернатору" Чалого Алексея Михайловича и И.О. Главы СГГА Белика Дмитрия Анатольевича об этом.

Тем временем идёт подсчёт, почти на всех участках до 90% голосуют "за" возвращение домой.  Руководители города говорят: проводим митинг, предварительные итоги докладываем , все уже понятно. И к 22.30 севастопольцы собрались на площади Нахимова. Они целый день ждали результата …

Несмотря на поздний час, много севастопольцев было в центре города. А к 22.30 – уже десятки тысяч, площадь была буквально забита. И когда мы шли, Дойников, я, Чалый, Белик, представители партий, представители общественности, патриоты площадь буквально взорвалась от оваций.

Первое слово было предоставлено мне. Я от переизбытка эмоций смог сказать 2-3 предложения, не больше. Да и что было говорить, что можно было сказать? И без слов всё понятно.  Когда я сказал, что по предварительным подсчетам более 80% жителей, избирателей  прибыли, и более 90% проголосовали "за", а дальше мы уже считаем, подсчитываем,  к утру будет полная картина… Я не стесняюсь: у меня слёзы выступили…

– Эмоции зашкаливали…

– Вот тут, на видео, на фотоснимках видно всё по лицам: один хохочет, другой поет, и прыгали мы там тоже от радости, руками размахивали…

– Результаты референдума не вызывают  сомнения у севастопольцев, потому что это – их жизнь, это их судьба, это их решение…

– Аналогично и в Крыму.

– Кто-то пытался после составления итогового протокола что-то опротестовать, сделать заявление…

– Никто. И ко мне не было никаких обращений, ни одного. В нашу комиссию по проведению референдума  никто не обратился. Единственное, что "оппоненты" сделали, так это санкции применили. Вот тут у меня газета есть, и в интернете мы пофамильно были названы… Вот назван Медведев Валерий Кириллович. Вот на русском языке написано: вступили в силу санкции ЕС в отношении 12 персон. Дата: 21 марта 2014 года, и вот в этом списке 12 человек. В список вошли: глава Комиссии Верховного Совета Крыма по организации референдума Михаил Малышев и председатель Севастопольской городской комиссии по подготовке и проведению референдума Валерий Медведев. Всем "фигурантам" запрещен въезд в страны Евросоюза . Также замораживаются все их активы… Ну, от этого мне ни холодно – ни жарко, слава Богу, у меня их там не было … Вот это же сообщение уже на английском языке. Ни добавить, ни убавить... Дальше – Америка, Канада и Япония... Санкции, как высокая награда, признание твоих дел на международном уровне…

– Это, действительно, лучшая оценка качества выполненной вами работы…

– Да, они сразу на нас заточили зубы.

– После референдума его материалы как-то были сданы на хранение…

– Все было собрано у нас со всех участков. Были списки избирателей, протоколы с подсчетом голосов. Они все были собраны, сданы участковыми комиссиями, везли их той исторической ночью в территориальные комиссии, как мы сейчас говорим, в районы. Сосредоточили там. Были определены для этого места, там, где находились районные Советы, в этих же зданиях. Было определено четыре группы по 3-4 человека, которые разъехались в ночь с 16 на 17 марта, находились они в этих четырех местах.

Были определены помещения, куда привозили из участковых комиссий бюллетени для голосования, в мешках.  И это тоже надо было подготовить. Каждой участковой комиссии была сделана печать. Я экземпляр сохранил одной печати участковой комиссии.  Каждой из 191 комиссии были сделаны печати, чтобы они могли опечатать документы, опечатать бюллетени.  Когда привезли туда, там документы приняли. Кстати, на всякий случай, наши женщины одевались в бронежилеты…

 Все было собрано в четырех местах. На следующий день, с утра, все эти документы везли сюда, на Ленина, 3, в кабинет №13, где они были собраны. Это была такая вот гора, можете себе представить, там тонны были избирательной документации для голосования по референдуму.  Она была проверена еще там, потом тщательно уже здесь. Всё было оформлено соответствующим образом документально, а затем передано в наш городской архив для дальнейшего хранения: списки избирателей, протоколы, в том числе и протоколы комиссии городской. Всё! Всё по референдуму мы законно и, как положено, сдали в архив. Ничего мы не утаили, нигде, – все было прозрачно.

– То есть, можно сказать: и сейчас всё прозрачно, и если есть сомневающиеся, то это можно легко проверить  установленным законом способом.

– Да.  Совершенно точно. После проведения референдума комиссия наша продолжала работу, ведь надо было всё документально провести, еще недели две мы занимались тем, чтобы всё  систематизировать, в архив передать. Работники архива к нам приезжали, помогали оформить все это документально.  Специалисты нашего городского архива, патриоты тоже, бесплатно все это делали. И после этого уже 9 апреля нас пригласила Центральная избирательная комиссия Российской Федерации на семинар-совещание в Астрахань, где проводилось занятие-семинар с российскими избирательными комиссиями субъектов Юга Российской Федерации.  Именно меня, председателя, пригласили, заместителя и секретаря, а также и руководство крымской комиссии по проведению референдума – Михаила Малышева, его заместителя и секретаря. Там мы впервые увидели, познакомились с членами Центральной избирательной комиссии, коллегами.  Тогда руководство Центральной избирательной комиссии сделало предложение: как вы смотрите на то, чтобы в полном составе ваши 17 человек вошли в состав городской избирательной комиссии по участию в выборах по российскому уже законодательству. Мы так же, как на референдуме, не раздумывали ни секунды: встали, сказали, что готовы служить и дальше Севастополю, а значит – России.

 И потом мы формировали городскую нашу комиссию  по выборам уже в российском законодательном поле, в неё  вошли те, кто организовывал референдум. Кто-то, правда, не вошел к нам, потому что 12 человек комиссия городская, а было 17. 4 человека ушли сами по возрасту, по здоровью, ну, а остальные , кто не вошел в городскую,  вошли в четыре территориальные избирательные комиссии, а некоторые из них даже их возглавили. Это Вовк Елена Павловна в Балаклаве, Васин Владимир Иванович в Гагаринском районе.

Владимир Евгеньевич Чуров, председатель Центральной избирательной комиссии, в Сочи 29 октября 2014 года на всероссийском семинаре председателей избирательных комиссий всех 85 субъектов Российской Федерации (было 83, а с нами, севастопольцами и крымчанами, стало 85), сказал всему миру, на весь мир заявил корреспондентам: впервые в истории избирательного процесса  в России  произошло выдающееся историческое событие – избирательные комиссии двух субъектов Федерации , а именно Крыма и Севастополя, проведя референдум, вошли в состав избирательных комиссий уже Российской Федерации и начали свою деятельность. И они же работали уже на первых выборах в единый день голосования 14 сентября 2014 года.

Глубоко символично всё это, и слова его глубоко символичны и знаковы. Работа наша не остановилась, она продолжается. Мы, севастопольцы, даже неизменным составом своей комиссии доказали верность России, правоту практически единого, общего выбора жителей Севастополя – города русской славы, колыбели Православия, талисмана нашего Отечества. У нас нет сомнений ни в сделанном выборе, ни в том, что наше будущее связано с Россией навсегда.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Просмотров: 850
Комментариев: 0
Автор: Сергей Горбачев, Петр Шишкин
Источник: Флот-21 век
Фото: Сергей Горбачев
Тэги: избирком  референдум  Крым  Севастополь  Русская весна 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Кто виновен в гибели К-129. Через полвека эксперты обнаружили новые данные о непричастности "Суордфиш"
Одной из самых таинственных катастроф подводного флота в послевоенный период считается гибель советской субмарины К-129 в водах Тихого океана в март >>>


Луганская интрига близка к развязке
Политический триллер в Луганске перерос в шпионский детектив, и его финал уже близко. Плотницкий находится в Москве, и не факт, что ему удастся вер >>>


В новую ГПВ включили закладку авианосцев
Новая госпрограмма вооружений предусматривает закладку современных авианосцев, в этом вопросе сохраняется преемственность относительно прошлой ГПВ, >>>


НАШ ЛОЗУНГ ПРОСТ: «ВМЕСТЕ – ЗА РОССИЮ, ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ И РОДНОЙ СЕВАСТОПОЛЬ!»
25 ноября в Москве состоится внеочередной XII Съезд Союза журналистов России, в котором буде участвовать севастопольская делегация >>>


ДЕПУТАТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ КОНСТАНТИН ЗАТУЛИН ВСТРЕТИЛСЯ С МИНИСТРОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ ВЛАДИМИРОМ КОЛОЛОКОЛЬЦЕВЫМ
Депутат Государственной Думы от Сочинского округа, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интегр >>>


Затулин напомнил как депутаты первой Думы защищали Черноморский Флот
22 ноября на пленарном заседании Государственной Думы РФ депутаты рассмотрели инициативу об отмене проекта Федерального закона "О приостановлен >>>


«Калашников» выходит к «Морю». Концерн получит контроль над феодосийской верфью
Как выяснил “Ъ”, феодосийский судостроительный завод «Море», с 2014 года находящийся в федеральной собственности, войдет в >>>


Источник: служащего ЧФ задержали в Севастополе по подозрению в шпионаже
Сотрудники военной контрразведки задержали в Севастополе гражданского служащего Черноморского флота, сообщил РИА Новости источник в силов >>>


«Иран пытается отодвинуть Россию в Сирии». Израильский эксперт рассказал “Ъ” о ситуации в регионе
В Сочи вчера прошла встреча президентов России, Турции и Ирана, посвященная сирийскому урегулированию. О том, как видят в Израиле ситуацию на Ближн >>>


Румыния закрывает антироссийское досье
Европейский союз вынужден признать своё поражение по одному из наиболее резонансных антироссийских досье, имеющих прямое отношение к энергетическо >>>


Поиск



Наш день

27 ноября - День морской пехоты России.
В этот день в 1705 году Петр Первый издал Указ о создании первого в России полка морских солдат

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


Исполнилось 200 лет со дня блаженной кончины Святого праведного воина Феодора Ушакова, чья память празднуется 15 октября.

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Подводный флот: Одинокий «Ясень» против стаи «Вирджиний». Чем компания «Дженерал Динамикс» ответила КБ «Малахит»
Судостроительный завод «Вымпел» предлагает связать скоростными морскими перевозками Севастополь и Ялту
Крым. Легенда о боевом дельфине
БОРДО, БУРГУНДИЯ, ДАЛЕЕ – БАЛАКЛАВА
«Зубры» и рифы российской морской оборонки
В. Матвиенко выступила с предложением о проведении ежегодных межрегиональных форумов России и Сербии
Кающемуся мальчику в Бундестаге дал слово Газпром. Почему старшеклассник из Нового Уренгоя согласился выступить с такой речью
190 лет назад союзные эскадры России, Англии и Франции разгромили турецко-египетский флот в Наваринской бухте
В Севастопольской Морской библиотеке презентовали "Императрицу Марию"
Реклама


Погода


Ранее
Украинский «Правый сектор» отказался соблюдать «фальшивое перемирие»

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ