Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Адмирал у Белого озера
Глава государства ответил на вопросы российских журналистов по завершении саммита БРИКС в Бразилиа
В Сочи прошло заключительное совещание Президента с руководством Минобороны и предприятий ОПК
Флот: события и факты
ФСБ задержала российского военного за шпионаж в пользу Украины
Затяжка анафемы Варфоломею смерти подобна «Беда, страшная беда!»
ВПК Украины – это руины былого советского величия. А зарплата литовского гражданина Абромавичуса в «Укроборонпроме» в 10 раз больше зарплаты президента Литвы
Севастопольское морское собрание – на свое историческое место. До сих пор не решен вопрос о выделении СМС помещений для деятельности
Первый серийный фрегат «Адмирал флота Касатонов» вышел в Белое море на очередной этап испытаний
Поворот на Восток: российские катера ремоторизуют дизелями из Азии
Украинские власти вознамерились переориентировать черноморские порты на прием крупных лайнеров. Начнут с Ялты
Тараканов снова стал начальником морского порта
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




ПРОБЛЕМА СТАТУСА СЕВАСТОПОЛЯ И КРЫМА: ОТ РАСПАДА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ДО РАСПАДА СССР. Часть 6-я. Начало 21.3.2019


2019-04-11 06:10 Авторитетно
Доктор политических наук, капитан 1 ранга в отставке Сергей Андреевич Усов любезно предоставил нашему сайту право публикации своей работы  "ПРОБЛЕМА СТАТУСА СЕВАСТОПОЛЯ И КРЫМА: ОТ РАСПАДА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ДО РАСПАДА СССР", которую мы продолжаем публиковать.

Ультимативные требования Совнаркома о признании власти советов и прекращении помощи генералу Каледину вызвали жесткую ответную реакцию Центральной Рады. В Воззвании Генерального Секретариата Центральной Рады заявлялось об отказе признать Совнарком "правительством всей России". Свою позицию Центральная Рада обосновывала тем, что Совнарком "является властью только среди известной части великорусской демократии..." При этом Генеральный Секретариат Центральной Рады утверждал, что выражает мнение народов Крыма.

Все это вызвало дальнейшее обострение классовых и национальных противоречий в стране и в Крыму. Радикализация настроений масс привела к вспышке репрессий в Севастополе со стороны анархиствующей части матросов, искавших выход своей озлобленности после неудачного похода на Дон. На настроение матросов повлияло и бегство из Севастополя командующего флотом А.Немитца, опасавшегося раскрытия его "игры" с Центральной Радой. Все это накаляло обстановку в Крыму, порождало взаимную нетерпимость и подозрительность на национальной почве, стремление к использованию вооруженной силы вместо политического диалога.

Эта опасная тенденция проявилась в Севастополе при обсуждении ультиматума Совнаркома, адресованного Центральной Раде. В пылу взаимных обвинений голова Севастопольской рады учитель Лащенко пригрозил, что если большевики "пойдут с насилием, то мы мертвых заставим встать на защиту свободы, которую никогда не отдадим". В том же ключе отвечали черноморские большевики.

Ленинский ультиматум Центральной Раде обсуждали и в Симферополе в Совете народных представителей. Союзники Центральной Рады - представители крымских татар заявили о своей готовности к борьбе с большевиками в Крыму. Их поддержало краевое правительство, сформированное Советом народных представителей.

В Крыму, в противовес Севастопольскому Совету и ЧФ, поддерживавшим центральную власть в лице Совнаркома, сложился вооруженный альянс: так называемый Крымский штаб, поддерживаемый местной украинской радой, крымско-татарской Директорией и коалиционным советом народных представителей. Противостояние стало приобретать отчетливо выраженную национальную окраску.

Крымский штаб, опору которого составляли мусульманские формирования (до 5000 человек) при участии офицеров старой армии, направил свои части в города Крыма, приступил к разоружению большевистски настроенных гарнизонов ЧФ на побережье полуострова, разработал план захвата Севастопольской крепости.

Центральная Рада сосредоточила свои усилия на разложении Черноморского флота изнутри. Здесь пригодились рекомендации бывшего командующего А.Немитца. Фактически подчинив себе Одесский военный округ Центральная Рада через его штаб направила на флот директивы об увольнении со службы матросов великороссов и старших годов (11-12) призыва. В результате, докладывал в Петроград член ЦК ЧФ К.Зельдин, идет "разложение в войсковых частях и оголение всего Черноморского побережья ... крепость, пороховые погреба, мастерские брошены без охраны".

Агитаторам Центральной Рады удалось спровоцировать матросов-украинцев линкора "Воля" 22 декабря поднять украинский флаг, после чего несколько сот русских матросов покинули корабль в знак протеста. В тот же день в полной уверенности в успешном для Центральной Рады развитии событий на ЧФ, глава Морского секретариата Антонович докладывал на заседании Генерального Секретариата: "Морской секретариат заведует Черноморским флотом..."
Однако Центрофлоту и Севастопольскому ревкому вновь удалось переломить ситуацию и сохранить корабли флота под своим управлением. В их воззвании от 29 декабря подчеркивалось: "Мы не подчинимся приказам Киевской рады..., мы признаем единственным центром военной власти Военно-морскую коллегию и верховного главнокомандующего Крыленко".

Несмотря на это, на утверждение Центральной Рады был внесен законопроект о флоте УНР (принят 13 января 1918 года, обнародован в апреле 1918 года). В преамбуле документа Центральная Рада попыталась обосновать свои притязания на Черноморский флот. Главный аргумент Центральной Рады состоял в том, что большую часть южного побережья Черного моря составляют украинские земли. Поэтому на "Украине лежит обязанность защиты политических и экономических интересов данного побережья". Другими аргументами стали ссылки на вклад украинского народа в создание Черноморского флота. При этом умалчивалось о соответст-вующем вкладе и жертвах народов России и, в первую очередь, русского народа.

Констатация в законе о флоте УНР положения о принадлежности Украине побережья Черного моря без оговорок по Крыму свидетельствовала о намерениях Центральной Рады вести дело к отказу от своих обязательств по III Универсалу ("Таврия без Крыма") и обещаний не претендовать на Крымский полуостров, данных своему союзнику - крымско-татарскому национальному движению.

Объявляя, что российский Черноморский флот "провозглашается флотом Украинской Народной Республики", которая принимает "на себя все обязанности Российского правительства в отношении Черноморского флота, поддержки флота и портов", Центральная Рада давала понять о намерении подчинить себе и Главную базу ЧФ Севастополь.

Морской секретариат УНР планировал содержать флот при участии государств, с которыми граничит Украина на побережье Черного моря. При этом допускалась возможность раздела с этими государствами только транспортной флотилии бывшего ЧФ.

В дополнение к этим мерам Центральная Рада через своих сторонников на Балтийском флоте развернула агитацию среди матросов-украинцев за их перевод на Черноморский флот. Таким способом надеялись изменить национальный состав ЧФ, восполнить убыль опытных специалистов из числа русских матросов, целенаправленно увольнявшихся с флота в запас.
Центробалт вынужден был обратиться в Законодательный совет морского ведомства. По докладу П.Дыбенко Совет признал, что "вопрос об украинизации Черноморского флота есть вопрос государственной важности" и должен рассматриваться на уровне ЦИК Республики. В тоже время по "соображениям политического и стратегического характера" сам совет заявил о недопустимости "всякой" украинизации Черноморского флота.

Упоминание в решении Совета политического и стратегического аспектов вопроса об украинизации ЧФ свидетельствовало об осознании центральной властью в Петрограде негативных последствий таких действий для единства страны в условиях конфликта с центральной Радой.

Не получив согласия, украинская рада Балтийского флота направила делегацию в Совнарком. С делегацией дважды вел переговоры А.Луначарский, имевший поручение Совнаркома информировать ее "о действительном положении вещей на юге, о настроениях на Черноморском флоте" и ограничиться рассмотрением вопроса на уровне морского ведомства. Однако делегаты требовали письменного ответа СНК.

По докладу А.Луначарского Совнарком 23 декабря принял специальное решение. Не желая обострения ситуации категорическим отказом, Совнарком допускал возможность их перевода на Черноморский флот. Однако ставил ее в зависимость от таких условий, которые были практически невыполнимы.

Во-первых, предусматривалось, что перевод возможен только в случае "определенно выраженного согласия на то большинства моряков Черноморского флота". Во-вторых, сроки перевода не должны были нанести ущерб боевой мощи Балтийского флота "когда война еще не окончена". В-третьих, для "выяснения всех условий, при которых может быть совершен переход украинских моряков Балтийского флота может быть создана особая смешанная ко-миссия..."

Совнарком сумел перевести политически острый вопрос в плоскость длительного согласования, что нейтрализовало эту акцию Центральной Рады направленную на установление ее контроля над Черноморским флотом и Севастополем.

В январе 1918 года противостояние между СНК и Центральной Радой приобрело характер вооруженного конфликта. Центральная Рада приняла IV Универсал, где провозглашалась государственная самостоятельность Украинской Народной Республики. Тем самым, Центральная Рада переводила внутренний конфликт между центральной властью и территорией в разряд межгосударственного в расчете получить поддержку со стороны держав Четверного союза накануне мирных переговоров в Бресте.

Подтверждая свои притязания на флот, Центральная Рада направила телеграмму, в которой повелевала "Украинскому флоту в Севастополе" прекратить какие-либо "отношения" с Россией и другими "чужеземными державами". Для Севастополя и Черноморского флота такая постановка вопроса стала сильнейшим раздражителем. Центрофлот и Севастопольский Совет "с негодованием" отвергли "великодержавные стремления и притязания Киевской рады" и
подчеркнули, что их "не признают и признавать не будут". От имени флота и города совет и Центрофлот заявили, что "признают только центральную власть Республики советов в лице Совета Народных Комиссаров".(1)

Вооруженный конфликт Совнаркома с Центральной Радой, провозглашение государственной самостоятельности УНР побудили советское правительство оценить всю реальность угрозы потери Крыма, Севастополя и Черноморского флота в случае поддержки притязаний Киева Германией и ее союзниками.

 Тем более, что Черноморский флот, формально, продолжал находиться в непосредственном подчинении Румынского фронта а по мобилизационным вопросам - Одесского военного округа. Командование Румынского фронта и Одесского военного округа выступили на стороне Центральной Рады, которая использовала их для направления на Черноморский флот приказов об увольнении со службы великороссов. Неопределенность положения флота и пыталась использовать Центральная Рада вплоть до его объявления "украинским".

Поэтому 28 января 1918 года Декретом СНК Черноморский флот с Севастопольской крепостью выводился из подчинения Румынскому фронту. Совнарком постановил "подчинить их непосредственно и во всех отношениях Верховной морской коллегии" Советской республики.(2)

Таким образом, после периода неопределенности Черноморский флот и Севастополь вновь на государственном уровне подтвердили свой российский статус.

Своевременность принятия Декрета Совнаркома стала оче¬видной уже в начале февраля, когда делегация УНР на переговорах в Бресте подписала мирный договор с Германией заручившись ее военной поддержкой в обмен на поставки сырья и продовольствия.

Январь 1918 ознаменовался попыткой формирований Крымского штаба, основу которых составляли мусульманские части, атаковать Севастополь и захватить флот. В преддверие этого стороны обменялись жесткими обвинениями. Дж. Сейдамет заявил, что власть в Севастополе и на Черноморском флоте захватила "кучка бессовестных людей", деятельность которых "есть угроза жизни и спокойствию всех граждан Крыма". Поэтому Крымский штаб "не останавливаясь ни перед какими препятствиями" восстановит в крае порядок.

 Севастопольский ревком и Центрофлот специальными воззваниями извещали население города и флот о грядущей угрозе со стороны альянса крымских татар с Центральной Радой: "Севастополь в опасности ... нам грозит военная диктатура татар!"

Очевидец событий в Крыму известный общественный деятель, кадет Д.Пасманик отмечал, что русское население полуострова пребывало в растерянности и было охвачено страхом перед реальной перспективой установления власти крымских татар, но не имело политической воли к самоорганизации с целью недопущения растущей анархии и насилия.

 В этих условиях даже политические оппоненты большевиков вынуждены были считаться с психологическим состоянием широких слоев населения, которое воспринимало их "в роли национальных героев, свергающих ненавистное иго инородцев". Д.Пасманик, оставшийся непримиримым противником большевизма, не без горечи писал: "Что может быть трагикомичнее выступления большевистского сброда в роли защитников национально-русской чести? Мы дожили и до этого".(2)

Однако яростное неприятие большевизма не мешало Д.Пасманику зафиксировать присущую Крыму сложную "комбинацию социально-политической и национальной борьбы", в ходе которой "татары и украинцы узрели в большевизме всероссийскую силу, в чем они не ошибались". В такой накаленной этнополитической ситуации, вооруженные столкновения на подступах к Севастополю и в Крыму приобрели национальную окраску и отличались взаимной крайней жестокостью.

Отрядам моряков удалось разгромить формирования Крымского штаба, занять Симферополь и другие города полуострова, а также распустить Курултай. Во второй половине января 1918 года власть советов была установлена на всей территории Таврической губернии. Высшим органом власти стал Таврический центральный комитет, в котором преобладали большевики.

 Первые шаги новой власти не принесли успокоения на территорию Таврической губернии, а ознаменовались нетерпимостью к своим идейным оппонентам, масштабной национализацией, контрибуциями и бесшабашным террором. Только в Севастополе за 22-24 февраля 1918 года ("Варфоломеевские ночи") погибли около 600 человек.

Все это порождало протестные настроения среди населения, усиливало межнациональную напряженность в Крыму, где произошли кровавые конфликты между греками, поддерживавших большевиков, и крымскими татарами. Немецкое население приступило к созданию отрядов самообороны.

Недовольство стали проявлять и вчерашние союзники большевиков. Видный деятель Центрофлота ЧФ анархист Шелестун публично упрекал большевиков, что те "засев в романовские кресла, забыли свои лозунги и стали применять романовские приемы диктатуры..."

На губсъезде профсоюзов большевики оказались в меньшинстве. После того как съезд отказался принять резолюцию о признании Советской власти его распустили при помощи отряда красногвардейцев.

 В Севастополе большевики проиграли выборы в новый Совет, но отказались распустить предыдущий, где имели преимущество. По оценке Центрофлота в Севастополе произошел раскол: "за новым советом идет большая часть рабочих и населения, а за старым большая часть флота". Дело дошло до объявления города на военном положении. Большевики утратили руководящие должности на флоте: председателя Центрофлота и главного комиссара ЧФ. Они достались левым эсерам.

Эти события проходили на фоне изменения внешних условий. На мирных переговорах в Бресте Германия и ее союзники отказались признать правительство советской Украины, заключили договор с УНР и навязали кабальные условия советской России. В том числе вывод советских войск с территории УНР, запрет на выходы кораблей Черноморского флота, заключение российско-украинского мирного договора.

 По Брестскому миру Таврическая губерния вновь оказалась перед фактом отторжения в пользу УНР материковых северных уездов, населенных преимущественно украинцами. Это осложняло связь Крыма, Севастополя и ЧФ с центром России, превращало их в изолированный анклав.
В сочетании с "итогами" социально-экономической политики большевиков это способствовало активизации Центральной Рады в Таврической губернии, в Севастополе и на ЧФ. В материковых уездах стали заметны настроения в пользу их присоединения к УНР. В Севастополе местная рада собирала многолюдные митинги, избрала своих консула и даже коменданта города.

В этих условиях 22 марта ЦИК Советов Таврической губернии принял решение о создании Советской Социалистической Республики Тавриды в границах территории Крымского полуострова, как составной части РСФСР. Этому предшествовало провозглашение 19 марта тем же органом власти Таврической республики советов рабочих, крестьянских, солдатских депутатов в границах всей бывшей Таврической губернии, включая и северные материковые уезды.

В связи с тем, что в соответствие с Брестским миром Советская Россия признавала УНР с учетом северных материковых уездов бывшей Таврической губернии (ранее это признала Германия и ее союзники), то их включение в состав Таврической республики советов входившей в РСФСР могло быть истолковано как нарушение условий мира и создавало повод для вмешательства Германии на стороне УНР.

Решение ЦИК советов Таврической губернии от 19 марта отражало острую борьбу вокруг вопроса о признании Брестского мира. Поэтому пришлось вмешаться Совнаркому РСФСР. Член правительства Тавриды С.Новосельский информировал, что Москва "предлагает нам обнародовать свою республику в пределах нейтральной зоны, т.е. весь Крым от Перекопа", что было сделано с большим нежеланием. В дальнейшим Совнарком Тавриды своим постановлением от 11 апреля 1918 гола вновь подтвердил прежнюю позицию: "Никакого отделения этих уездов не признаем и считаем, что эти три уезда составляют одно целое республики Тавриды".

Противоречивые обстоятельства создания Республики Тавриды вызвали появление версии, что в целях укрепления обороны юга перед лицом германской агрессии, РСФСР вынуждена была согласиться на государственную самостоятельность Республики Тавриды.

Украинские историки T.H.Гарчева и И.Е.Дементьев утверждают: "ЦКРКП(б) и Совнарком РСФСР под руководством В.И.Ленина осуществили ряд мер, направленных на выделение этих терри¬торий из состава РСФСР, (в том числе Крым - С.У.) провозглашение их республиками..." Однако широкий круг источников не подтверждает их версию о выделении Крыма (Республика Таврида) из состава РСФСР.

Из тактических соображений идею местных работников о независимости Советской республики Тавриды в начале марта 1918 г. попытался обосновать в письме В.Ленину глава её правительства А.Слуцкий. По его мнению "выигрышно было бы Москве иметь независимую Тавриду". В этом случае со стороны Германии "был бы исключен всякий предмет для наступления на Питер и Москву".

Предложение А.Слуцкого не встретило поддержки В. Ленина и ЦКРКП(б). В Москве понимали, что, несмотря на оптимистические заверения А.Слуцкого "если же мы вывесим другой флаг, то все равно это ни к чему не приведет", в условиях слабости Советской власти, самостоятельная республика Таврида долго не продержится, а РСФСР может потерять права и на Крым и Черноморский флот с Севастополем.

Поэтому в постановлении СНК РСФСР от 17 апреля 1918 года констатировалось, что Крым входит в состав РСФСР. Не ставило это под сомнение и руководство Республики Тавриды. Симферополь запрашивал у Москвы разрешения в каждом конкретном случае на контакты с соседними государствами даже "по частным вопросам".

В то же время причины, вызвавшие создание Республики Таврида, требуют уточнения. Среди украинских историков преобладает мнение о приоритете военного аспекта, связанного с угрозой со стороны германских войск. Акцент делается на причины, порожден-ные лишь неблагоприятной внешнеполитической конъюнктурой.

По нашему мнению, внешнеполитическая и военная ситуация принимались во внимание при выработке решения. Но главная причина создания Республики Тавриды была обусловлена становлением РСФСР как Советской федерации.

30 января 1918 года чрезвычайный съезд Советов Таврической губернии в специальной декларации поддержал решения Всероссийского съезда Советов, расценив их как программу, "которую Таврический Центральный Комитет будет последовательно и неуклонно проводить в жизнь".

Важное пояснение в беседе с корреспондентом "Правды" по вопросу об организации "Российской Федеративной Республики" дал Народный комиссар по делам национальностей И.Сталин. Полемизируя с точкой зрения сторонника так называемого "географического федерализма" В.Лацисом, он подчеркнул, что субъектами федерации должны быть области, сочетающие в себе "особенности быта, своеобразие национального состава и некоторую минимальную целостность экономической территории". Среди субъектов Советской федерации И.Сталин назвал и Крым.

Следовательно, Республика Таврида создавалась в рамках общего процесса становления советской федерации и с самого начала являлась субъектом РСФСР. Это обстоятельство имело принципиальное значение и для Черноморского флота, и для Севастополя, положение которых весной 1918 года вновь существенно осложнилось.

К этому времени Черноморский флот завершил операцию по вывозу в Севастополь большого количество людей и снаряжения оставшихся в Трапезунде и Батуми от бывшего Кавказского фронта. Несмотря на перемирие с Турцией, эвакуация происходила в условиях нападений на русские войска со стороны курдских отрядов.

На Румынском фронте Черноморский флот осуществлял вывод Дунайской флотилии. Ввиду угрозы продвижения германских и австро-венгерских войск к районам Причерноморья, Черноморский флот занимался эвакуацией имущества и кораблей из Николаева, Херсона, Очакова, попадавших под юрисдикцию УНР. Позднее ко-рабли флота и отряды моряков участвовали в этих городах в боях с немцами.

Однако по условиям Брестского мира Черноморский флот не должен был вести боевую деятельность и покидать места своей дислокации, что вызвало недовольство со стороны радикально настроенных матросов и их лидеров в лице левых эсеров С. Кноруса (Центрофлот) и В. Спиро (комиссар ЧФ).

Под их влиянием II Общечерноморский съезд выступил против подписания Брестского мира. Председатель правительства Республики Таврида А.Слуцкий в письме В.Ленину в марте 1918 года откровенно признавался в невыполнении Черноморским флотом условий Брестского мира: “Мы посылаем и не можем не посылать броненосцы. И смешно говорить о том, что мы заявили о нейтралитете”.

Несоблюдение Черноморским флотом Брестского мира явилось для Германии поводом продолжать наступление с целью захвата флота. Продвижение германских войск открывало Центральной Раде новую возможность попытаться достичь своих целей в отношении Черноморского флота. Центральная Рада надеялась опередить германские войска, установить свою юрисдикцию над флотом и Севастополем в надежде, что Германия не будет оспаривать действия УНР. Подготовка к этому началась заблаговременно.

После заключения договора с Германией в феврале 1918 года Рада Министров УНР сформулировала свою позицию на переговоры с РСФСР по мирному Договору. Наряду с требованиями возвращения культурных национальных ценностей и согласием принять на себя УНР долга бывшей России. Рада Министров УНР решила, что "Крым остается под влиянием Украины", а "весь флот на Черном море принадлежит только Украине".

Представитель УНР в Константинополе М.Хоменко утверждал, "что крымские порты на Черное море отошли к Украине".(2) Это вызвало болезненную реакцию лидеров национального движе¬ния крымских татар, которые расценивали претензии УНР на полуостров и Севастополь с флотом как отказ украинских властей от всех прежних договоренностей.

Лидеры Курултая начинали понимать, что вызывавшие у них раздражение действия украинских союзников не были случайностью. Несмотря на обещания Центральной Рады не претендовать на Крым, генеральный секретарь УНР В. Винниченко направил в Симферополь телеграмму, в которой объявлял губернские органы власти подчиненными генеральному секретариату УНР. В Крым стали поступать указания из Киева о переводе на украинский язык делопроизводства, предупреждения журналистам о "привлечении к судебной ответственности" за критику Центральной Рады.

В начале 1918 года Ч.Челебиев предупреждал своих украинских союзников, что его правительство не признает договоренности на переговорах в Бресте в части касающейся Крыма, если они будут достигнуты без участия представителей крымско-татарского национального правительства. Телеграмма Ч.Челебиева была оставлена без внимания. В Брест представителей крымско-татарского национального правительства никто не пригласил.

Ближайший соратник Ч.Челебиева по национальному правительству Д.Сейдамет с горечью признал: "Это правда, что украинская мирная делегация рассматривала Крым в качестве украинской провинции..." По убеждению Д.Сейдамета, имевшего большой личный опыт контактов с руководителями Центральной Рады, "Крым не должен связываться с Украиной".

После того как УНР заручилась поддержкой Германии у нее отпала необходимость маскировать свои давние намерения в отношении Крыма и соблюдать обещания крымским татарам. В апреле 1918 г. приказом по военному министерству УНР атаман Мисников был назначен атаманом обороны Крымского полуострова, командующим Севастопольской крепостью и Черноморским флотом и потребовал повсеместно поднять украинские флаги.

С целью подготовки общественного мнения в киевских газетах стали появляться статьи, в которых сообщалось, якобы, о прибытии из Крыма делегации с просьбой о его включении в состав Украины и т.д. В эти же дни в МИД УНР в ходе беседы с делегатами Всероссийского Мусульманского Военного Шуро О.Токумбедовым и Ю.Музафаровым были даны заверения, что "Украина не имеет и не может иметь на Крымский полуостров никаких притязаний..."

Потрясенные таким вероломством своих недавних союзников 10 видных деятелей-мусульман России обратились в МИД Украины с письменным протестом по поводу притязаний УНР на Крымский полуостров. Авторы письма открыто заявили, что Центральная Рада ранее неоднократно подтверждала лидерам крымских татар "независимость Крыма от Украины и право Крымской республики на существование в качестве свободного и независимого госу¬дарства". Право собственности над территорией Крымской республики должно было оставаться за "коренным населением Крыма". К территории Крымской республики авторы письма относили и Сева-стополь, что свидетельствовало об их планах на обладание флотом.

Действия УНР в Крыму расценивались не иначе "как агрессивный акт государства доселе дружественного мусульманам России". Обращаясь за поддержкой к МИД Германии, Австро-Венгрии, Турции, Болгарии мусульманские деятели требовали отказа УНР "от каких-либо посягательств на полную независимость свободной Крымской Республики".

Опубликование письма означало фактический разрыв отношений между крымско-татарским национальным движением и украинской Центральной Радой. Знаковым событием стало то, что среди подписавших письмо был генерал-лейтенант С. Сулькевич. Спустя полтора месяца с ведома германского командования С.Сулькевич Возглавил Краевое правительство Крыма и вступил в жесткую конфронтацию с марионеточной властью на Украине гетмана П.Скоропадского.

Но в апреле 1918 года ситуация вокруг Крыма, Севастополя и Черноморского флота благоприятствовала планам Центральной Рады. Германские войска, игнорируя протесты НКИД РСФСР, продвигались на юг, демонстрируя намерения вторгнуться на территорию Республики Таврида. В качестве предлога использовались факты участия кораблей флота и отрядов матросов в боях с германскими войсками в Причерноморье. Очевидец событий В. Жуков свидетельствовал: "Участие черноморских матросов в боях в Николаеве и Херсоне для немецкого командования служило признаком того, что со стороны Черноморского флота оно встретит небывалое по упорству сопротивление..."

После того как МИД Германии 29 марта 1918 года признал, что к территории УНР относится Таврическая губерния (без Крыма), дальнейшее продвижение германских войск оправдывалось невозможностью строго соблюдать границы украинских областей в условиях борьбы с вооруженными бандами, "которые не различают между украинской и российской территорией".
Одновременно МВД Германии напрямую, без ведома Москвы, запросил "Правительство Крыма" описание его военного и торгового флагов. В Москве поняли скрытый смысл данной акции, направленной на отторжение Крыма от РСФСР. В ноте НКИД от 21 апреля 1918 года подчеркивалось, что "Таврическая Республика есть составная часть Российской Федеративной Республики", ввиду чего германское правительство не должно допустить "давление на часть Советской Республики в смысле отделения этой части".

(Продолжение следует)  

Просмотров: 365
Комментариев: 0
Автор: Сергей Усов
Источник: Флот 21 век
Фото: Долматовский вестник
Тэги: Усов  Черноморский флот  Центральная Рада  Русофобия  статус  Ленин  Сталин  Севастополь  Крым  ЦК ЧФ  Милли-Фирка  Немитц  Мусцик  курултай  Одесса  Херсон  Николаев 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Кишинев усиливает давление на Приднестровье. Молдавия пытается вытеснить Россию с берегов Днестра
Президент Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) Вадим Красносельский на встрече в Тирасполе с чрезвычайным и полномочным послом РФ Олегом Васн >>>


Накануне Нормандского саммита Киев показал мускулы. Армия Украины испытала ракету, способную уничтожить Крымский мост
Киев накануне встречи в Париже лидеров России, Франции, Германии и Украины продемонстрировал свои военные достижения. Генштаб Вооруженных сил Украи >>>


Зеленского провожают в Париж всем майданом. Главу государства подозревают в намерении уступить Владимиру Путину
С воскресенья в ряде городов Украины начались уличные акции, участники которых заявляют, что они не протестуют, а напутствуют президента Владимира З >>>


Зеленскому к переговорам с Путиным дали вредные советы
В понедельник в Париже пройдет саммит «нормандской четверки». Украину на нем будет представлять Владимир Зеленский. Ему уже дали несколь >>>


Российский газ для Венгрии и Сербии застрял в Болгарии
Болгария затягивает строительство продолжения «Турецкого потока» по своей территории, заявил Владимир Путин. Вероятно, из-за давления со >>>


Соратник Ельцина рассказал о просьбе Донбасса и Крыма в 1991 году не оставлять их в составе Украины
«Это исконно наши земли были, просто их отдали Киеву. Они понимали, что находятся в неравных условиях с украинцами», – заявил газе >>>


В ЯЛТЕ СОСТОЯЛОСЬ ЗАСЕДАНИЕ ЛИВАДИЙСКОГО КЛУБА
6 декабря в рамках XIII Международного фестиваля «Великое русское слово» при поддержке Государственного Совета Республики Крым, Комитета >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


«АРТЕК» И ММЛ: ПОД ПАРУСАМИ МЕЧТЫ, КОТОРАЯ СБЫВАЕТСЯ
ММЛ – Молодежная Морская Лига, созданная более четверти века назад группой энтузиастов-подвижников, с каждым годом расширяет масштабы работы и >>>


Поиск



Наш день

9 декабря — День Героев Отечества в России
Эта памятная дата, которая отмечается ежегодно 9 декабря , установлена Федеральным законом Российской Федерации № 22-ФЗ от 28 февраля 2007 года О внесении изменения в статью 1-1 Федерального закона О днях воинской славы и памятных датах России.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


В Севастополе почтили память подводников, погибших на АПЛ К-8 и на АС-31

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
ZAHA – плавающий турецкий БТР для решения «Эгейского вопроса». В Турции создается комплекс УДК и плавающая десантная бронемашина морской пехоты
Под парусами мира. Парусники Росрыболовства впервые совершат совместное кругосветное плавание
Черноморцы вспомнили об уроках «Беззаветного» и СКР-6
Под Севастополем в детском лагере «Чайка» 13-го СРЗ открылась первая смена
ТОП-10: новинки Международного военно-морского салона-2019
Российский газ в обход Украины пойдет через Болгарию
Накануне Нормандского саммита Киев показал мускулы. Армия Украины испытала ракету, способную уничтожить Крымский мост
Как убивали Чаушеску. Горбачев и Запад нашли общего врага уже в 1986-м
Военно-научное общество ЧФ проводит презентацию книги об адмирале Чурсине
Реклама


Погода


Ранее
Экипажи сторожевого корабля «Сметливый» и килекторного судна «КИЛ-158» Черноморского флота примут участие в торжественных мероприятиях в греческом городе Нафплион

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ