И что не иссякание нефти, а именно нехватка чистой несоленой водицы может столкнуть нас в сущий ад. Из 1,4 миллиарда кубических километров воды на планете лишь один процент – пригодная для нас пресная вода. Если исключить из него малодоступные ледники и подземную воду, то останутся реки и озера – главный источник живительной влаги для питья, бытовых нужд, промышленности и сельского хозяйства. Не будет воды – ждите голода и спада индустрии. Агрохозяйство – самый большой потребитель пресной воды – 70 процентов. Промышленность – 20 процентов. Бытовые нужды – 10 процентов.

Мало кто задумывается над тем, сколько пресной воды требуется для поддержания нынешней цивилизации. Скажем, тонна пшеницы обходится в тысячу тонн воды. Кило мяса – в 1,5–1,8 тонны влаги. Производство одного автомобиля – это до трехсот тонн воды. Свой "водяной эквивалент" имеют текстиль и пластик, металл и топливо. Даже для добычи нефти тоже требуется вода. А уж для извлечения углеводородов из сланцев и подавно!

Американцы в 2008 году рассчитали: через четверть века проблема пресной воды станет терзать три миллиарда людей

Первыми забили тревогу американцы. Осенью 2008 года Пентагон в лице Командования объединенных сил США (USJFCOM) выдал в свет любопытный документ. Некую военную доктрину, названную "Среда для действий Объединенных сил" (The Joint Operating Environment – JOE). Это попытка заглянуть в будущее на четверть века вперед и понять: в какой среде придется воевать и вести операции в мире в 2030-х?

Американские военные провидцы не рисуют картины будущего мира в мальтузианском стиле, обезумевшем от голода. Успехи в генной модификации растений и домашнего скота позволяют надеяться, по их разумению, на новую "зеленую революцию".

Гораздо более остра проблема пресной воды. Развитые страны намного рациональнее и лучше используют воду в агросфере (примерно на 30% эффективнее), нежели страны бедные. И это в перспективе ведет к тому, что на Ближнем Востоке и в Северной Африке наступит водяной голод. Уже в 2030-е годы ирригация потребует больше воды, чем есть в распоряжении тридцати развивающихся стран.

Американцы в 2008 году рассчитали: через четверть века проблема пресной воды станет терзать три миллиарда людей. Скудость дождей в засушливых регионах заставляет крестьян использовать подземные воды для орошения полей. Но это ведет к понижению горизонта подземных вод на один – три метра в год. Чтобы восстановить эти уровни, нужны столетия. Вот еще одна громадная угроза: истощение подземных вод во многих бедных странах.

Нехватка воды может стать причиной ожесточенных войн и конфликтов. Как пишут авторы JOE, не в последнюю очередь израильско-арабская семидневная война 1967 года началась из-за попыток Иордании и Сирии перегородить реку Иордан. А сегодня Турция строит плотины на Тигре и Евфрате, отбирая часть их стока и создавая проблемы для Ирака и Сирии. Конфликты из-за пресной воды в ближайшем будущем грозят дестабилизировать целые регионы. Дарфур в Судане, залитый кровью, – это возможное будущее для многих страдающих от жажды земель планеты. С коллапсом государственных систем управления, со вспышками межплеменной и межрелигиозной резни. Вооруженные группы станут драться за источники влаги. На фоне эпидемий, распространяющихся от антисанитарии. Кстати, в третьем мире все это усугубится еще и массами неочищенных сточных вод, извергаемых в природу разросшимися городами с примитивным коммунальным хозяйством и трущобами.

Как решать эти проблемы, аналитики Объединенных сил не пишут. Просто советуют американским командирам действовать в районах жажды, эпидемий и загрязнения максимально осторожно. Чтобы не терять личный состав из-за инфекций.

В январе 2008 года авторитетная американская некоммерческая организация "World Future Society" ("Общество будущего мира") заявила: пресная вода в XXI веке станет тем, чем была нефть в ХХ столетии. Дефицит воды, по мнению WFS, будет терзать как богатые, так и развивающиеся страны. Ожидается развитие опреснительных технологий. Так, уже сегодня в Калифорнии стоят 13 заводов по опреснению морской воды, чтобы обеспечить 10–20 процентов питьевых потребностей штата в следующие двадцать лет. Опреснительные технологии – вот что станет мировым "мейнстримом". Трудно поспорить с таким пророчеством. Жажда (в дополнение к голоду и дефициту доступной нефти) – вот что ждет человечество на перенаселенной Земле. Русским нужно приготовиться к тому, чтобы отстаивать свои пространства, где сосредоточены 25 процентов глобальных запасов пресной воды.

Разным государствам будет трудно договариваться об использовании общих источников воды.