Дело в том, что Россия отпустила осужденных преступников и задержанных пограничниками моряков, которые на глазах у всего мира грубо нарушили наше законодательство. Не сомневаюсь, что если бы состоялся суд, украинские моряки получили бы вполне конкретные сроки. Да, можно говорить, что они невинные жертвы, что их отправил Порошенко, – все это так, но тем не менее закон есть закон. А те, кого в обмен передала Украина, по сути являются заложниками – эти люди не осуждены, и среди них самый яркий представитель – сотрудник РИА Кирилл Вышинский. С самого момента ареста никто и не пытался скрывать, что его постараются использовать как "обменный фонд", подразумевая встречное освобождение "режиссера" Сенцова. Несколько человек попросту освобождены под подписку о невыезде – тот же Владимир Цемах, подозреваемый Украиной в причастности к уничтожению рейса МН17. Хотя его и выдали России, но он формально обязан по первому требованию явиться в "независимый" украинский суд, то есть дело его не закрыто и уголовное преследование может быть продолжено. Вообще точно неизвестно, сколько людей было передано со стороны Украины: скажем, в последний момент с обмена был снят гражданин РФ Руслан Гаджиев, танкист из ДНР, в боях за Дебальцево уничтоживший четыре танка ВСУ и, будучи раненым, попавший в плен. Он был в ускоренном порядке осужден на 15 лет, когда уже шла процедура подготовки обмена. Думаю, Россия теперь должна приложить все усилия, чтобы вызволить этого героического человека.

Обмен задержанными и осужденными между Россией и Украиной никак не приблизил окончание гражданской войны

Но самое главное – обмен задержанными и осужденными между Россией и Украиной никак не приблизил окончание гражданской войны в Донбассе – ведь реальный обмен военнопленными между Киевом и Донецком/Луганском так до сих пор и не состоялся. И как вишенка на торте – в новостях читаем, что сегодня на украинских блокпостах задержаны восемь граждан ДНР и ЛНР. То есть выходит, Украина начинает формировать новый обменный фонд.

Но как бы там ни было, гуманитарная акция состоялась в первую очередь потому, что Россия не могла смотреть, как по надуманным предлогам держат в заключении российских и украинских граждан. Многие из них провели за решеткой по три-четыре года – и все это время по ним не принималось никаких решений. Два товарища, обвиненных в организации беспорядков в Одессе, просидели в тюрьме с 2015 года, суд их дважды оправдывал, но их арестовывали вновь. Обмен вовсе не был равноценным, и именно поэтому я считаю его исключительно гуманитарным.

Можно слышать мнение, что с этим обменом Москва во имя будущего улучшения отношений между странами решила подыграть Владимиру Зеленскому, обещавшему вернуть на родину моряков, но я надеюсь, что это не так. Помогать Зеленскому – это, наверное, самая плохая линия поведения из всех возможных. Он наиболее опасный носитель идей бандеровщины – симпатичный, обаятельный, остроумный, и тем самым делает творимое на Украине зло привлекательным. Ведь смысл киевского режима с его приходом не изменился – никто не признался, что "неизвестные снайперы", расстрелявшие сотню человек на майдане, были наняты организаторами государственного переворота, никто не покаялся за тысячи убитых в ходе конфликта, развязанного в Донбассе Киевом… Все так же звучит бандеровский лозунг "Слава Украине", а Зеленский публично забыл русский язык и теперь говорит исключительно на мове. Ничего не изменилось – и я не вижу причин, по которым перемены могли бы произойти. То, что вытащили наших людей из тюрьмы, – здорово, но питать иллюзии, считать обмен началом глобального позитивного процесса не стоит.

Еще вопрос: чья же победа этот обмен, российская или украинская? Да, от обмена выиграли все, но по совокупности, учитывая громкую и масштабную пропагандистскую кампанию с той стороны, не исключаю, что Киев спокойно может назвать себя в этой ситуации победителем. Но, повторю, для России это вовсе не было главным.

Николай Стариков,
историк, политолог