Американцы примеривались к вторжению в 1986 году. Пройдя Босфором и Дарданеллами, военные корабли США взяли курс на Крым. Черноморский флот отреагировал незамедлительно, и незваные гости удалились в сторону Босфора. Однако через два года решили снова проверить бдительность советских моряков и повторили разведку.


Операция, проходившая в акватории между Ялтой и Форосом, беспрецедентна – уж слишком разнились "весовые категории" ее участников. СКР "Беззаветный" по водоизмещению втрое уступает новейшему на ту пору крейсеру "Йорктаун", а СКР-6 в шесть раз меньше эсминца "Кэрон".


Огромному техническому и военному превосходству американцев советские моряки-черноморцы противопоставили смелость, решительность и грамотную тактику. В результате они одержали победу: американские корабли с повреждениями вышли из территориальных вод СССР, а затем и вовсе покинули Черное море.


Общее руководство операцией взял на себя начальник штаба ЧФ вице-адмирал Валентин Селиванов. До этого он семь лет прослужил на Средиземноморской эскадре, сначала начштаба, затем – командиром. Одной из тогдашних главных задач этого оперативного соединения было противостояние кораблям 6-го флота ВМС США, поэтому адмирал Селиванов отлично знал и ТТД, и возможности американских кораблей, и даже их командиров. Он, учитывая все факторы, и руководил операцией из штаба флота, постоянно поддерживая связь с назначенным командиром нашей корабельной группы капитаном 2-го ранга Николаем Михеевым.


Выполнить навал на корабль противника – задача сложная и опасная. Когда команда крейсера увидела, как их догоняет сторожевик, американских моряков охватила эйфория… В предвкушении шоу они активно фотографируют и ведут видеосъемку участников предстоящей сшибки. А рядом против эсминца водоизмещением 7800 тонн действует крошечный остроносый сторожевичок (автор служил матросом на таком корабле). Что было бы с нашим СКР-6, положи американец резко руль лево на борт? Он легко мог перевернуться.


Предварительно спланированная операция началась после того, как крейсер и эсминец вошли в наши территориальные воды и их капитаны не отреагировали на неоднократные предупреждения о необходимости покинуть советскую акваторию. Следуя параллельными курсами, с кораблей ЧФ по международному каналу связи и флажным семафором американцам передали, что они нарушают государственную границу, и требование покинуть терводы. Но незваные гости следовали прежним курсом.


На СКП загерметизировали отсеки, объявили по громкой связи личному составу о том, что предстоит сшибка с американским кораблем. Команде приказывают надеть спасжилеты, и "Беззаветный" наскакивает на "Йорктаун", вывалив из клюза трехтонный якорь. В истории флотов такого прежде не случалось: на таран пошел корабль, лишенный серьезной брони.


Михеев докладывает Селиванову: "Прошлись по левому борту крейсера. Сломали пусковую установку ракет "Гарпун". Две разломанные ракеты свешиваются из пусковых контейнеров. Снесли все леера левого борта крейсера. Разбили командирский катер. Кое-где порвали борт и боковую обшивку носовой надстройки. Наш якорь оторвался и утонул".

В районе погребов с ПКР "Гарпун" и противолодочными ракетами "Асрок" начался пожар

Что делают американцы? Улыбки – как корова языком слизала, на крейсере сыграли тревогу. Аварийная команда в защитных термокостюмах из шлангов заливает пусковую установку с ракетами "Гарпун". Но очень скоро аварийщики стали затаскивать шланги внутрь: как позднее выяснилось, в районе погребов с ПКР "Гарпун" и противолодочными ракетами "Асрок" начался пожар. Тут уже не до улыбок. Взорвись крейсер – не поздоровилось бы и нашему кораблю.
Вскоре Михеев доложил, что СКР-6 прошел "вдоль левого борта эсминца, срублены леера, разбита шлюпка. Прорывы обшивки борта. Корабельный якорь уцелел. Но американские корабли продолжают переход теми же курсом и скоростью". Адмирал Селиванов командует выполнить повторный навал.


"Через некоторое время – доклад от Михеева: "Эсминец "Кэрон" отвернул с курса и следует прямо на меня, пеленг не меняется. "Кэрон" идет на столкновение", – вспоминал Селиванов. – Следует приказ Михееву: "Переходи на правый борт крейсера и прикрывайся им. Пусть "Кэрон" его таранит".


Далее американцы начали на сходящихся курсах зажимать СКР "Беззаветный" в клещи. Михеев приказал зарядить РБУ-6000 глубинными бомбами и развернуть их по траверзу на правый и левый борт соответственно против крейсера и эсминца. Американцы это увидели. Решительность советских моряков подействовала – американские корабли отвернули.
Но борьба продолжалась. На крейсере стали готовить к вылету пару вертолетов. Михеев доложил на КП флота, что американцы готовят с воздуха какую-то пакость. Затем он сообщил нарушителям, что станется с их вертолетами, если они поднимутся в воздух. Это не подействовало, лопасти машин набирали обороты. Но в это время на высоте 50–70 метров прошла пара наших Ми-26 с полной боевой подвеской бортового оружия. Сделали несколько кругов над американскими кораблями, демонстративно зависая в стороне от них. Американцы сдались: вертолеты заглушили и закатили в ангар.


На следующий день "Йорктаун" и "Кэрон", не дойдя до наших кавказских морских районов, двинулись на выход под контролем уже новой группы советских кораблей. Еще через сутки побитые варяги покинули черноморскую акваторию.
Участники уникальной операции со временем выросли в должностях и званиях. Адмирал Селиванов стал начальником Главного штаба ВМФ, вице-адмирал Михеев – начальником Управления боевой подготовки, командир "Беззаветного" Владимир Богдашин – контр-адмиралом, старпом сторожевика Валерий Куликов – замкомандующего ЧФ, вице-адмиралом.
Американцам, вновь зачастившим в Черное море, не стоит забывать этот урок 30-летней давности.



Владимир Пасякин, корреспондент "ВПК" (Севастополь)