Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Михаил Ненашев поддержал требующих выплат за командировки в Сирию моряков
К 75-летию Крымской наступательной операции
В Госдуме выступили с проектом заявления в связи с 65-летием передачи Крыма в состав УССР
Зеленский побеждает на выборах президента Украины с почти трехкратным преимуществом
На репетиции парада, который будут смотреть Путин и Янукович, утонул украинский бронетранспортер
Приднестровью предоставили трибуну ООН. Непризнанная республика добивается признания
Москва получила от Вашингтона валютное предупреждение. Американцы применяют ограничительные меры против неугодных центральных банков
Азиатским корабелам брошен вызов. Алексей Рахманов – о гонке за ресурсами Мирового океана и нормах ГТО
На Украине спустили на воду новый разведывательный корабль
ВМФ России остался на два года без авианосца
"Солитейр" вытащил "Северный поток" за российские территориальные воды
Грузооборот морских портов Украины увеличился на 4% до 36,1 млн тонн по итогам I квартала 2015 года
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




ПРОБЛЕМА СТАТУСА СЕВАСТОПОЛЯ И КРЫМА: ОТ РАСПАДА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ДО РАСПАДА СССР. Часть 8-я. Начало 21.3.2019


2019-04-13 07:13 Авторитетно
Доктор политических наук, капитан 1 ранга в отставке Сергей Андреевич Усов любезно предоставил нашему сайту право публикации своей работы  "ПРОБЛЕМА СТАТУСА СЕВАСТОПОЛЯ И КРЫМА: ОТ РАСПАДА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ДО РАСПАДА СССР", которую мы продолжаем публиковать.

Правительство гетмана Украины П.Скоропадского, несмотря на выдворение украинских войск с полуострова, продолжало упорно доказывать германской стороне необходимость передачи Крыма Украине. Министр иностранных дел Украины Д.Дорошенко среди причин, из-за которых его держава претендовала на Крым выделял "... политические - нельзя иметь под рукой некий Пьемонт для будущей единой и неделимой России; стратегически - невозможно оставлять в чужих руках Севастополь, как базу украинского флота и ключ для господства на Черном море".

7 мая 1918 года Рада министров Украины при рассмотрении вопроса о границах державы постановила обратить особое внимание на необходимость присоединения Крыма к Украине. 10 мая 1918 года гетман ГІ.Скоропадский направил ноту германскому послу Мумму с обоснованием необходимости этого шага. По мнению П.Скоропадского Украина без Крыма неестественно отрезана от моря, что привело бы к обострению отношений с государством, которому "было бы передано владение Крымом".

Относительно планов создания на полуострове крымско- татарского государства, гетман П.Скоропадский высказывал отрицательное отношение, так как, якобы, "татары составляют не более 14% крымского населения". По его мнению это обстоятельство не позволяло крымским татарам претендовать на создание самостоятельного государства на полуострове.

Передачу Крыма в состав Украины П.Скоропадский связывал с одновременной передачей ей Черноморского флота. Гетман уверял Берлин, что это "привязало бы симпатии украинского народа к Германии, Украинскую Державу сделало бы верным союзником Германии навсегда, несмотря на будущие международные изменения".

Нота гетмана П.Скоропадского не имела последствий, так как Германия преследовала прежде всего собственные интересы, вела на полуострове свою "игру", добивалась от РСФСР возвращения флота из Новороссийска и не имела намерений усиливать поли-тическое и военное значение своего союзника - Украины.

30 мая 1918 года министр иностранных дел Украины Д.Дорошенко направил ноту послам Германии и Австро-Венгрии. Вновь поставив вопрос о присоединении Крыма к Украине, Д.Дорошенко попытался дать объяснение почему по III Универсалу Центральной Рады полуостров не был включен в территорию Украины. Вероятно, что этот вопрос возник в Берлине и в Вене в связи с активными демаршами НКИД РСФСР, протестовавшего против оккупации Крыма.

Умалчивая о тайном соглашении Центральной Рады с крымско-татарским Мусдик о границах. Д.Дорошенко утверждал, что в Ш Универсале речь шла лишь только об основных частях украинских земель, где украинцы составляли .большинство. В отношении тех же земель (том числе и Крыма), где украинцы не имели боль-шинства, предполагалось их присоединение в дальнейшем.

Другим аргументам Д. Дорошенко стал тезис о том, что III Универсал принимался в расчете на создание федеративной российской республики, где в рамках единой территории федерации сохранялись бы все сложившиеся связи Крыма и Украины. В новых условиях независимой Украины Крым не может существовать отдельно от нее. Для убедительности Д.Дорошенко подкреплял свои рассуждения ссылками на некую "волю" населения Крыма.

Однако наряду с этими не вполне искренними объяснениями в ноте содержалась принципиально новая постановка вопроса о возможном статусе Крыма в составе Украины с учетом национальных особенностей полуострова. Речь шла о том, что "присоединение Крыма может произойти на автономных началах".

Идея Д.Дорошенко представляла интерес для германской стороны, заявившей Москве о применению к Крыму принципа "самоопределения" с целью отторгнуть полуостров от РСФСР и лишить ее военно-морской базы в Севастополе и Черноморского флота. Контролируемое Германией "самоопределение" Крыма с последующим вхождением в состав Украины (так же зависимой от Германии) на автономных началах могло бы обеспечить германские интересы на Черном море.

По этому сценарию обсуждение вопроса о Крыме на российско-украинских переговорах стало бы всего лишь удобной "ширмой", за которой утрясались выгодные Германии условия вхождения автономного Крыма в состав Украины, о чем РСФСР могли поставить перед фактом.
Реализация замысла в немалой степени зависела от управляемости местной власти в Крыму. Первоначально немецкое командование сделало ставку на губернский комитет крымских немцев, в котором ведущую роль занимал крупный землевладелец барон В.Фальц-Фейн. Его кандидатура рассматривалась на пост генерал- губернатора, но В.Фальц-Фейн от этого предложения отказался.

Тогда немецкое командование заинтересовалось Дж.Сейдаметом, ознаменовавшего свое возвращение из Турции громкими прогерманскими заявлениями. В Курултае Дж.Сейдамет заявил: "Есть одна великая личность, олицетворяющая собой Германию, великий гений германского народа... этот гений...есть не кто иной, как глава Великой Германии, император Вильгельм...". Предполагалось создать в Крыму коалиционное правительство во главе с Дж.Сейдаметом, при участии кадетов, ответственное перед... Курултаем.

Оценку перспектив такого правительства в Крыму кадеты охарактеризовали следующим образом: "Правительство ответственное только перед татарским парламентом не будет пользоваться до¬верием населения и ... будет лишь подливать масло в огонь и без того уже неестественно раздутой в Крыму национальной розни".

Принципиально различались позиции Курултая и кадетов (имевших прочные позиции в земствах) и в отношении будущего Крыма. В Курултае преобладали настроения в пользу создания независимой Крымской республики, звучали призывы "сделать такой же политический шаг, какой сделали Финляндия и Украина".

По свидетельству видного кадета В.А.Оболенского, последние были непреклонны в том, что "Крым не является самостоятельным государством, это лишь часть России".(4) Столь глубокие различия во взглядах предопределили провал попытки Дж.Сейдамета сформировать подотчетное Курултаю коалиционное правительство Крыма.

Немецкому командованию пришлось пересмотреть одностороннюю ориентацию на Курултай и сделать выбор в пользу создания в Крыму коалиционного правительства, возглавить которое согласился генерал М.Сулькевич, не скрывавший своего негативного отношения к идее слияния Крыма с Украиной. Это обстоятельство наложило свой отпечаток на всю деятельность краевого правительства.

В черновом варианте Декларации о создании краевого правительства стремление к сохранению самостоятельности полуострова "до решения международного положения на мирной конференции", мотивировалось "в виду настойчивых посягательств Украины поглотить Крым, ничем с ней органически и исторически не связанный...". В окончательном варианте, видимо под нажимом немцев, этот конфликтный тезис не упоминался.

Несмотря на то, что правительство Крыма декларировало себя как "краевое", а не "государственное", в практической деятельности предпринимались попытки вводить элементы, характеризующие государственную самостоятельность полуострова. Речь шла о создании вооруженных сил, был принят закон о гражданстве, утверждены герб и флаг, государственный язык (русский). Краевое правительство разработало инструкцию на переговоры по проведению государственной границы между Крымом и Украиной.

Стремление Крымского краевого правительства добиваться признания международной правосубъектности Крыма, вызывало раздражение германской стороны. Командующий немецкими войсками генерал Кош телеграммой напоминал: "Правительство не является государственным правительством, а краевым правительством без собственного МИД. Крым не должен иметь политических отношений к иностранным державам".

В Киеве решили форсировать события. По признанию Д.Дорошенко при МИД Украины был создан комитет "Степная Украина", через который финансировались украинские организации на полуострове с задачей "распространять в Крыму идею присоединения к Украине". С этой же целью МИД Украины финансировал издание в Крыму трех газет. Дело дошло до введения таможенной блокады Крыма, прекращения товарообмена, телеграфной связи, пограничных конфликтов, захватов территории.

О решительности намерений Киева свидетельствовал В.Оболенский, которому министр внутренних дел Украины И. Кистяковский заявил: "Крым будет присоединен к Украине, если вы не сдадитесь миром, то мы вас завоюем. Если же вы и тогда будете все против нас, то мы вас повесим".

При всей грозности взаимной риторики Симферополя и Киева было очевидно, что оба "правительства" полностью зависимы от германского военного командования, которое искусно манипулировало ими, с целью взаимного ослабления. Направленность германской политики хорошо понимали современники, переживавшие последствия распада единого государства. Киевский кадет И.Могилянский точно подмечал, что "...разделяй и властвуй было их лозунгом. А русские Украины и Крыма, серьезно вообразив себя двумя государствами, вели таможенную войну между собой...Позорная страница!"

События в Крыму происходили на фоне захвата Германией части Черноморского флота, гибели его боевого ядра в Новороссийске. Это значительно ослабило позиции РСФСР в регионе Черного моря, что являлось частью политики Германии на Востоке. Формулируя задачи этой политики в июле 1918 года генерал Людендорф подчеркивал, что "мы должны оказать такое влияние на положение, чтобы укрепить свой тыл и лишить Антанту надежды поднять еще раз против нас Россию".

В этом контексте участники совещания рассматривали вопросы политики Германии на Украине и в Крыму. Звучали мнения, что нельзя предаваться иллюзиям, "никогда не будет жизнеспособного самостоятельного украинского государства", а Украина и Великороссия, как славянские государства, вновь объединяться. Поэтому самое главное быстрее и в большем количестве получить на Украине продовольствие.

В отношении Крыма совещание высказалось в том смысле, что "не следует содействовать самостоятельному будущему Крыма... ибо рано или поздно он все-таки отойдет к России". Однако посланник фон Розенберг внес важное уточнение в связи с российско-германскими переговорами по Добавочному Протоколу к Брестскому мирному договору. По мнению фон Розенберга имело смысл не содействовать самостоятельности Крыма лишь "до тех пор, пока надеемся, что мы по-хорошему договоримся с Россией..."

Из этого следовало, что германская дипломатия намеревалась использовать тему "самостоятельности" Крыма для оказания давления на РСФСР с целью получения выгодных уступок. С той же целью Германия не препятствовала своей союзнице Украине строить планы на Крым.

Участник совещания Бринкман признавал: "Теперь Великороссия и Украина претендуют на Крым. Согласие в этом вопросе между обеими сторонами так же невозможно, как в вопросе о границе". По вопросу о кораблях Черноморского флота совещание решило "использовать их так, как этого требует военная необходимость", а вопрос о собственности на них отложить на будущее.

Внесение в вопрос о собственности на корабли Черноморского флота неопределенности противоречило Брестскому миру и отражало стремление Германии найти любую возможность, чтобы лишить Россию флота на Черном море. Эту возможность генерал Людендорф видел в том, чтобы в объявить корабли военными трофеями и "в последствии отдать корабли Украине".
Германия стремилась активно использовать фактор Украины для достижения односторонних преимуществ на своих переговорах с РСФСР в развитие Брестского договора, а непосредственно российско-украинские мирные переговоры для фактического "узаконивания" захвата Черноморского флота и аннексии Крыма и Севастополя.

Российско-украинские мирные переговоры предусматривались Брестским договором о мире между РСФСР и Германией вместе со странами Четверного союза. Однако до оккупации германскими войсками Крыма, Севастополя и захвата Черноморского флота переговоры под разными предлогами оттягивались. Лишь после этого германская сторона раскрыла свой замысел, заявив о необходимости рассмотрения на российско-украинских мирных переговорах вопроса о Крыме, что означало нежелание признавать его принадлежность к РСФСР. Позиции РСФСР противостояла объединенная германо-украинская позиция.

Хотя вопрос о Крыме не значился в официальной повестке российско-украинских переговоров, обе стороны понимали его неизбежность при рассмотрении вопроса о границах РСФСР и Украинской державы. На совещаниях российской делегации отмечалось, что при сложившемся соотношении сил между РСФСР и "украинско-немецко-австрийской коалицией установление территориальных границ, соответствующих воле населения и стратегических интересов Советской Республики являются самой трудной задачей".

Поэтому при разработке директив на переговоры особое внимание было уделено вопросам Крыма и Черноморского флота. Российской делегации предписывалось в случае претензий украинской стороны на Крым "настаивать на опросе населения Крымского полуострова, сохранение которого за советской федерацией считается основой существования Черноморского флота и выхода на Черное море".

По Черноморскому флоту "Инструкции - требования, совершенно необходимые для военно-морской стороны переговоров", утвердил Л.Троцкий. Исходя из принадлежности Крымского полуострова РСФСР, предписывалось придерживаться линии, что "Черноморский флот в полном его составе является достоянием Российской Федеративной Республики". Поэтому "всякие покушения на него с украинской стороны должны быть "со всей категоричностью отвергнуты".

Инструкция содержала требования о возвращении РСФСР кораблей-новостроек, оставшихся на верфях Николаева и Херсона. В Инструкции высказывалось пожелание добиваться от украинской стороны согласия на заключение соглашения "по вопросам морской обороны". Идея соглашения состояла в том, что РСФСР должна взять на себя оборону с моря всего побережья Черного моря в обмен на предоставление Украиной права использовать все ее порты. В отношении Одессы и Николаева добиваться предоставления им прав "вольного города".

С учетом того, что железнодорожная ветка из Севастополя в Россию проходила через территорию Украины, ставилась задача обеспечить "свободное транзитное пользование этой дорогой". Владение Керченским проливом и контроль за судоходством "должны быть обеспечены исключительно только за Россией".

Составленная в присущей Л.Троцкому ультимативной манере Инструкция не учитывала политических реалий вокруг Черноморского флота, содержала невыполнимые требования о возвращении запасов Черноморского флота, к тому времени разграбленных немецкими войсками.

В связи с претензиями Украины на Крым и флот трудно было представить, чтобы она согласилась передать РСФСР право осуществлять оборону с моря своего побережья и портов и т.д. В этом случае Украина признавалась бы в неспособность иметь свой Военно-Морской Флот, достаточный для обеспечения ее интересов на море.

Разработанная в Морском Генеральном штабе Инструкция, отражала недостаточную информированность высшего руководства Красной Армии о положении на Черноморском флоте и на юге, недооценку серьезности намерений Украинской державы в отношении Крыма и флота.

После обсуждения Инструкции в российской делегации в текст директив на переговоры не были включены некоторые наиболее нереальные требования. Например, признавалось невозможным в условиях империалистической ориентации украинской политики ставить вопрос о заключении военного союза между РСФСР и Украинской державой. В разделе директив по Черноморскому флоту более не поднимался вопрос о заключении специального соглашения в области морской обороны.

Быстро менявшаяся обстановка на юге страны и вокруг Черноморского флота, вынудила внести важные дополнения в директивы на переговоры с Украиной. По первому варианту директив допускалась возможность полемики с украинской стороной по всему спектру вопросов флота. В дополнениях подчеркивалось: "Первыми вопроса о будущности Черноморского флота не поднимать. Если Украина поднимет его сама, то просить ее изложить свой взгляд и пожелания с тем, что они будут посланы на рассмотрение центральной власти в Москву".(1)

Принципиальное значение имело разъяснение, что оставшаяся в Севастополе часть флота и другая, вернувшаяся из Новороссийска, являются собственностью РСФСР, которая "должна быть возвращена ей по заключении всеобщего мира". Поэтому Украина "ни на первую, ни на вторую часть флота не имеет прав". Соответственно, Черноморский флот в лице обоих его частей составляет предмет переговоров только между РСФСР и Германией.

На основе этого положения выдвигалась новая постановка вопроса, направленная на поиски разумного компромисса. Речь шла о перспективе заключения с Украиной соглашения "о передаче ей той или иной части флота".

Возможность раздела военного имущества Российской империи, оставшегося на территории Украины, предусматривалась и ранее. Однако прежде руководство РСФСР не планировало распространять принцип раздела на Черноморский флот. Утверждение нового подхода Л.Троцким свидетельствовало о готовности РСФСР к более гибким отношениям с Украиной по вопросу о Черноморском флоте, признании необходимости учитывать ее интересы на Черном море.

По вопросу о Черноморском флоте, члены российской делегации на переговорах с Украиной занимали позицию прямо противоположную установкам Морского генерального штаба, утвержденных Л.Троцким. Суть их заключалась в неверии в возможность сохранения Крыма, где базировался Черноморский флот, за Россией. Примечательно, что среди них были представители Генерального штаба М.Одинцов и Морского Генерального штаба С.Холодовский.

Под впечатлением оккупации немцами Крыма и Севастополя, X.Раковский высказал предположение, что теперь "вопрос Крыма решится самоопределением вероятнее всего основанием турецко-татарской республики". Следовательно, Черноморский флот может лишиться своей базы на территории Крымского полуострова.

Поэтому необходимо подумать о применении политических средств обороны страны с моря. По мнению X. Раковского целесообразно поднять вопрос о нейтрализации Черного моря и проливов, а также использовать тактику "основанной на антагонизме соседних держав". Правда, X.Раковский дал понять, что не преувеличивает возможности политических средств в обеспечение обороны страны с моря и считает "если нам оставят часть черноморского берега - нужно требовать сохранения за Россией части флота".

Против сохранения флота на Черном море выступили... военные эксперты российской мирной делегации М.Одинцов и С.Холодовский, причем последний недавно командовал крейсером Черноморского флота.

По мнению М.Одинцова, для обороны России имеет смысл содержать флот на Севере и на Тихом океане. Его поддержал С.Холодовский, заявивший, что на Черном море "существенного значения флот в закрытом море иметь не может". России по силам сохранить за собой лишь небольшую часть черноморского побережья, охрана которого флотом обойдется слишком дорого.

С.Холодовский утверждал, что "существование флота в Черном море возможно только при сохранении нами Крыма", иначе не будет причалов, складов, арсеналов.(2) Сомневаясь в возможности сохранить за Россией Крым, С.Холодовский полагал "выгоднее будет просто его продать". М.Одинцов предлагал вообще "уступить требованиям Украины вплоть до отдачи всего флота".

Аналогичные позиции высказали и эксперты от других наркоматов РСФСР Загорский, Берман, Ждан-Пушкин, проявлявшие заинтересованность в судьбе исключительно торгового флота, что "дает большой доход государству". В отношении Черноморского флота они были убеждены, что Германия и Австро-Венгрия обязательно создадут на Черном море свою военно-морскую базу для за-щиты "восточного великого пути" и в подходящий момент "легко раздавят этот флот".

Несмотря на мнение экспертов, руководитель делегации X.Раковский колебался в определении личной позиции. Перед голосованием X.Раковский решил напомнить о возможности сохранения за Россией в качестве Главной базы флота Севастополя. Он предложил обсудить вопрос: "Будет ли нужен России военный Черноморский флот при сохранении за нами Севастополя?" На это последовала реплика эксперта Генштаба М.Одинцова, что на Черном море флот "даже при сохранении Севастополя не нужен Великороссии, так как территориально он совершенно изолирован".

При голосовании члены делегации высказались за раздел флота между РСФСР и Украиной, получение РСФСР 2/3 бывшего Черноморского флота. Но самый невероятный ответ был дан на вопрос: "Что делать с полученным флотом?" Члены российской мирной делегации единогласно приняли решение: "Продать!"

Решения, принятые на совещании делегации РСФСР, не означали пересмотр официальных директив, которые требовали добиваться сохранения за РСФСР Крыма, Севастополя и Черноморского флота. Однако они рельефно отражали полярность мнений не только в политических кругах РСФСР, но и среди военного руководства Генштаба и Морского Генерального штаба республики от ультимативных требований "вернуть все" до узко прагматического подхода "продать все” и таким способом "решить" проблему.

Эти обстоятельства были приняты во внимание при принятии решения о том, что сама российская делегация не должна инициировать обсуждение на переговорах с Украиной вопроса о Черноморском флоте, ограничившись информированием центра о позиции украинской стороны. К началу переговоров политическая линия российской стороны была нацелена на отстаивание Крыма, сохранение за РСФСР Севастополя и возвращение захваченных Германией кораблей Черноморского флота.

Активно готовился к переговорам и Киев. Наряду с дипломатическими демаршами в адрес Германии и Австро-Венгрии о необходимости присоединения Крыма к Украине, развертыванием агитации среди населения полуострова, принятием в Севастополе на службу оставшихся не удел морских офицеров, большое внимание придавалось разработке целостной позиции Украины в отношении Крыма.

Такая позиция была сформулирована видным деятелем украинского национального движения Д.Донцовым, подготовившим Записку "О границах Украинской державы". Д.Донцов утверждал, что Украинская держава должна исходить из факта распада Российской империи и создания отдельных самостоятельных территорий. Однако статус этих территорий должен был отличаться. В отношении Дона предлагалось признать его самостоятельность с определением границ. По Крыму признание права на самоопределение могло носить "не политический, а лишь культурно-национальный характер с обеспечением прав татарского народа".

Принадлежность Крыма к Украине, как необходимое условие украинской независимости, для Д.Донцова не подлежала сомнению. Без этого Крым не в состоянии отстоять свою независимость и стал бы "игрушкою в руках других сил". Поэтому предоставление "права на политическое самоопределение нескольким стам тысяч жителей Крыма поставило бы в зависимость от них 40 миллионное население Украины".

По мнению Д.Донцова правительство Украинской державы должно использовать переговоры с целью добиться от РСФСР признания суверенитета Украины над Крымом как его составной и неотъемлемой части. Идеи Д.Донцова были приняты правительством Украинской державы в качестве основы для переговоров с РСФСР.

К началу переговоров обе стороны занимали противоположные позиции, что заранее придавало им острый характер и вызывало сомнения относительно возможности достижения какого-либо согласия. Это не скрывал и гетман Украины П.Скоропадский: "Переговоры ровно ни к чему привести не могли. Это было видно уже с первых же дней." Тупиковая ситуация между РСФСР и Украинской державой целенаправленно создавалась Германией, которая использовала тему Крыма, Севастополя и ЧФ для достижения односторонних преимуществ во взаимоотношениях как с РСФСР, так и Украинской державой.

Германия через своего посла в Киеве фон Мумма и генерала Эйхгорна негласно определяла линию поведения украинской стороны. После первых заседаний председатель российской делегации X.Раковский сообщал в НКИД, что "украинские политики совершенно порабощены немцами..."

Тема принадлежности Крыма стала одной из ключевых при рассмотрении вопроса о границах РСФСР и Украинской державы. Российская делегация, ссылаясь на III Универсал Центральной Рады и заявление МИД Германии от 26 марта 1918 года о территории Украины, исходила из того, что вопрос о принадлежности Крыма РСФСР "для нас уже разрешен, он существует для нас как факт". Поэтому украинской стороне предлагалось обсудить точное происхождение границы в районе Перекопа.

Глава украинской делегации С.Шелухин заявил, что III Универсал принимался в других условиях и его положения о территории Украины требуют изменения. В отношении Крыма украинская делегация "не будет вести переговоры с российской делегацией, так как там Российская Республика не имеет фактической власти" и утратила права на Крым.

На возражение X.Раковского, что временное прекращение функционирования советской власти в Крыму вызвано военными обстоятельствами и не означает утрату РСФСР своих суверенных прав на Крым, последовало заявление члена украинской делегации В.Шульгина, что Крым не связан с РСФСР "пространственно". Категорическое неприятие украинской стороны встретило предложение X.Раковского о проведении среди населения полуострова плебисцита.

В.Шульгин был предельно откровенен: "Я скажу определенно. Украина ясно претендует на Крым... с точки зрения политических интересов, которые делают политическое тело Украины незаконченным без этого полуострова". В украинском проекте мирного договора предусматривалось исключение Крыма из территорий, где будет определяться российско-украинская граница.

 Данное обстоятельство эксперты РСФСР увязывали с очевидным намерением украинской стороны при содействии Германии отторгнуть Крым от РСФСР, а так же его Главную базу Севастополь и Черноморский флот. 19 июня X.Раковский телеграммой информировал Г.Чичерина о попытках немецких представителей Беркена и Бринкмана в неофициальном порядке рекомендовать ему, по сути, признать "неопределенность вопроса о Крыме".

На эту тактику кулуарного "нажима" российская делегация ответила официальным Заявлением, где решительно отклонялась попытка украинской стороны поставить под сомнение суверенные права РСФСР на Крым. Важное напоминание было обращено и к Германии, которая не оспаривала права РСФСР на Крым при подписании Брестского мира.

По вопросу о Крыме шли длительные и бурные дискуссии. Несмотря на заявления С.Шелухина типа "Вас это не касается", X.Раковский упорно настаивал на признании принадлежности Крыма РСФСР, как важнейшего условия определения государственной границы.

Германия и Украина предприняли согласованный маневр в отношении чувствительной для России темы Черноморского флота и Севастополя. В ходе неофициальной встречи с российскими экспертами помощник военного министра Украины В. Максимов рассказал о пожелании командующего германскими войсками генерала Эйхгорна "ускорить разрешение вопроса о флоте".

По версии В.Максимова, генерал Эйхгорн дал понять, что Крым не отойдет ни к России, ни к Украине, а Севастополь "будет сделан нейтральной базой для обоих (а может и более военных флотов". Более того, нейтрализация Севастополя могла произойти и в случае признания принадлежности Крыма России или Украине. Германия и Украина сознательно запутывали ситуацию различными вариантами с целью убедить российскую сторону в бесплодности ее усилий сохранить военно-морскую базу в Крыму и флот.

Российские эксперты не позволили втянуть себя в обсуждение этих вариантов, допускавших ущемление суверенных прав России на Крым. Ответ российской стороны не оставлял возможностей вольного толкования ее позиции в отношении Севастополя: "...базирование военного флота в чужой крепости считаю совершенной нелепостью, так как самом начале военных действий с той страной, которой принадлежит крепость или ее союзницей, флот окажется в ловушке и не сможет выйти в море. Если же и выйдет, то уже на все время войны лишен будет базы".

Спустя некоторое время украинская сторона вновь попыталась вернуться к вопросу о флоте, но уже на уровне беседы с главой ее делегации С.Шелухиным. Последний предложил X.Раковскому "всем вместе" выработать какие-нибудь меры, чтобы Черноморский флот "не достался в руки немцам".

Идея С.Шелухина состояла в том, чтобы объявить флот украинским. Это предотвратило бы его окончательный переход в руки Германии. В части соблюдения прав на флот России С.Шелухин убеждал: "С этим всегда можно будет разобраться в последствии". Лукавство С.Шелухина разительно контрастировало с его позицией на переговорах и не могло ввести в заблуждение X.Раковского, понявшего замысел своих партнеров. Поэтому предложение - "ловушка" С.Шелухина своей цели не достигло.

X.Раковский понимал ограниченность возможностей российской стороны противостоять германо-украинской позиции в условиях оккупации Крыма. В телеграмме Г.Чичерину он высказал мнение: "маловероятно, чтобы Германия пожертвовала интересами своего союзника..." в пользу отношений РСФСР. Поэтому сам X.Раковский подчеркивая, что "мы ни на минуту не отказываемся от Крыма", в поисках путей ослабления германо-украинской позиции, предлагал Москве "сделать украинцам известные концессии в смысле стоянки их флота в Севастополе".

Речь шла о возможности базирования украинского флота в Севастополе на правах аренды совместно с Черноморским флотом при условии сохранения российского статуса города. Однако в условиях конфронтации между РСФСР и Украинской державой лета 1918 года идея Х.Раковского имела сугубо теоретическое значение и не могла быть востребована на практике.

Намерения Украинской державы добиваться присоединения Крыма подтолкнули его Краевое правительство попытаться избежать этого посредством обращения к Германии и Турции с просьбой о признании самостоятельности Крыма. В Берлин и Стамбул были направлены министр Краевого правительства В. Татищев и С.А.Айвазов. Опасения относительно возможного присоединения Крыма к Украине приглушили внутренние противоречия в Краевом правительстве между сторонниками воссоздания единой России и самостоятельного Крыма в понимании крымско-татарского Курултая.

Свое понимание самостоятельности Крыма крымско- татарские деятели изложили в письме на имя императора Германии, которое доставил в Берлин Дж.Сейдамет. Констатируя, что "Россия, великий исторический враг, погибла” и выражая готовность опираться на германскую и турецкую политику, авторы письма обращались с просьбой о "преобразовании Крыма в независимое ханство", образования в Крыму татарского правительства "с целью совершенного освобождения Крыма от господства и политического влияния русских".

Германская сторона допустила огласку этого письма, что стало потрясением для прибывшего в Берлин от имени Крымского Краевого правительства В.Татищева и привело к правительственному кризису, напряженности во взаимоотношениях с Курултаем, ослаблению личных позиций С.Сулькевича.

С.А.Айвазов позднее свидетельствовал, что текст составлялся под наблюдением ... командующего германскими войсками в Крыму генерала Коша. В этом случае вся история со скандальным письмом предстает как хитроумная комбинация германской стороны, раздраженного самостоятельными действиями Крымского Краевого правительства и готовившего почву для присоединения полуострова к Украине.

Несмотря на все усилия В.Татищева МИД Германии официальным письмом развеял надежды Краевого правительства на при¬знание государственной самостоятельности Крыма. Неудачей завершилась и миссия С.А.Айвазова в Турции, где его согласились принять не как представителя правительства Крыма, а только "тюрко-татар".

Германская сторона искусственно поддерживала напряжение в украинско-крымских отношениях: не препятствовала таможенной блокаде Украиной Крыма, но принимала в Берлине крымскую делегацию В.Татищева и не торопилась посвящать Украину в свои планы относительно полуострова. Наконец, в Киеве поняли чего от них ждут. В Берлин выехали премьер Ф.Лизогуб, а затем и П.Скоропадский, который признавался, что "настаивал перед немцами о передаче Крыма на каких угодно условиях...".

Готовность П.Скоропадского принять любые требования Германии ради присоединения полуострова диктовалась его убежденностью, что самостоятельный Крым "сделался бы злейшим врагом Украины... так как порты Одесса и Мариуполь находились бы под непосредственными ударами со стороны Крыма".

Германия, положение которой на Западе становилось все более трудным, была заинтересована в сохранении своих стабильных позиций на Востоке, максимальном ослаблении военного потенциала России на Черном море, использовании ее сырьевых и продовольственных ресурсов.

В этой ситуации дальнейшее сохранение полусамостоятельного Крыма грозило возникновением его конфликта с Украиной, предназначение которой состояло в тыловом обеспечении германской армии. Германские политики сделали выбор в пользу присоединения ориентированного на возрождение "единой России", Крыма к Украине. Таким образом, планировалось окончательно решить вопрос о Черноморском флоте, чья база располагалась на полуострове.

(Продолжение следует)    

Просмотров: 377
Комментариев: 2
Автор: Сергей Усов
Источник: Флот 21 век
Фото: Долматовский вестник
Тэги: Усов  Черноморский флот  Троцкий  Скоропадский  статус  Ленин  Раковский  Севастополь  Крым  ЦК ЧФ  Милли-Фирка  Немитц  Мусцик  курултай  Одесса  Херсон  Николаев 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Патрушев назвал военные конфликты в мире следствием авантюр других стран
Секретарь Совета безопасности РФ отметил, что некоторые игроки пытаются взять на себя роль регионального, а нередко и мирового арбитра. >>>


Война в Сирии: то ли победа, то ли затишье перед бурей. Начальник Генштаба Валерий Герасимов нашел для России и Запада общего врага
В современных условиях региональную стабильность невозможно обеспечить автономно, вне рамок сложившейся системы глобальной безопасности. В свою очеред >>>


На Московской конференции расслышали американские авианосцы. Россия обсудила дестабилизирующую активность США по всему миру
В Москве открылась VIII Международная конференция по безопасности. На ее площадке российские военные постарались объединить десятки стран для об >>>


Зеленский подтолкнул Россию к важнейшему решению по Донбассу
«Решение, которое было принято президентом России – это огромный шаг для всех нас. Мы этого ждали пять лет». Так в Донбассе отреаги >>>


Что мешает Хафтару захватить Триполи
Фельдмаршал Хафтар подтянул пехоту и начал «второе наступление» на столицу Ливии Триполи. Его армия обладает опытом успешной осады больши >>>


В МИД России выразили сожаление из-за угроз американскими авианосцами
В МИД России отреагировали на слова посла США в Москве Джона Хантсмана, который пригрозил Москве двумя авианосцами, находящимися в Средиземное море. >>>


Источники в Совбезе ООН сообщили о запросе Украиной заседания по паспортам
Совет Безопасности ООН получил запрос Украины на проведение заседания в связи с решением России об упрощенной выдаче паспортов РФ жителям Донбасса, со >>>


Чем Россия ответит на «сто тысяч тонн дипломатии» США
Заход в Средиземное море сразу двух американских авианосцев класса Nimitz, чего не происходило с 2016 года, является сигналом для Москвы. Об этом зая >>>


«Кремль посылает абсолютно четкий сигнал в Киев». Максим Юсин — о новых правилах получения гражданства России жителями Донбасса
Президент Владимир Путин упростил получение российского гражданства для жителей Донбасса. Теперь заявления жителей этого региона должны рассматривать >>>


Сергей Лавров: Россия заинтересована в сопряжении усилий в целях стабилизации ситуации в мире
Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Московской конференции по международной безопасности, Москва, 24 апреля 2019 года. >>>


Поиск



Наш день

28 апреля - Пасха, Светлое Христово Воскресение
Этот Светлый праздник пришел из Византии вместе с крещением Руси в конце IX века. С тех пор по всей России широко и торжественно отмечают этот Христианский праздник.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


31 марта исполнилось 50 лет со дня создания 30-й дивизии надводных кораблей ЧФ.

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
СМИ узнали о новом оружии фрегата «Адмирал Горшков»
МОЛОДЕЖНАЯ МОРСКАЯ ЛИГА: ВЕРНЫМ КУРСОМ ПОД ПАРУСАМИ МЕЧТЫ
В ЧВВМУ имени П.С. Нахимова проходит всероссийская конференция по морской стратегии России
Пришельцы против аборигенов: придунайские озера оккупируют новые виды рыб
Морской бой с Россией. Французы отнимают у нас заказчиков и хотят заработать на войне за Арктику
Купим оружие: Климкин рассказал об усилении ВСУ. Одобрен закон о прямых закупках Киевом оружия у НАТО
В МИД России выразили сожаление из-за угроз американскими авианосцами
75 лет назад советские войска освобождали Крым от нацистов. Часть 2. Начало 8 апреля 2019. ОНЛАЙН
Я – Айвазовский, родом из Крыма...
Реклама


Погода


Ранее
Крейсер «Украина». Фоторепортаж

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ