Небо Ирана каждый день бороздят десятки самолетов. Взаимодействие между системой ПВО и службами управления воздушным движением отработано. Первопричину трагического инцидента надо искать в резком обострении обстановки на Ближнем Востоке после убийства американцами одного из лидеров Ирана – генерала Сулеймани.

Это был акт государственного терроризма. Американцы уже три десятилетия на всех углах кричат о международном терроризме как основной угрозе миру и стабильности. При этом сами используют его как неотъемлемый элемент своей внешней политики. И в этом случае убийство иранского лидера было преподано как свидетельство решимости Америки защищать свои интересы где бы то ни было любой ценой. (Из этой же оперы, кстати, позорная практика задержания иностранных граждан, включая российских, в третьих странах и переправки их в США для суда и тюрьмы).

После убийства Сулеймани Иран должен был ответить. Он это сделал, хотя весьма сдержанно. Но еще до этого президент Трамп заявил, что любые действия Ирана получат жесткий ответ и что уже намечено 52 цели для ударов "возмездия". Шесть бомбардировщиков Б-52 были переброшены на авиабазы неподалеку от Ирана. Угроза массированного воздушного нападения стала вполне реальной. Иран был обязан привести свою систему ПВО в состояние самой высокой готовности.

С момента завершения ракетной атаки на базы США в Ираке до взлета украинского борта в Тегеране прошло всего несколько часов. Ясно, что иранские средства ПВО с крайним напряжением ждали ответного удара. В этих условиях появление на экранах радаров отметки о неком летательном аппарате было воспринято как материализация ожидаемой угрозы…

Все это говорится не для того, чтобы оправдать действия командиров средств ПВО, допустивших фатальный просчет. Оправдать их невозможно, и иранское руководство честно признало тяжелейшую ошибку, заявив, что виновные будут отправлены под трибунал.

Но чтобы извлечь все уроки из ситуации, полезно вспомнить другие аналогичные ситуации в данном регионе. Например, уничтожение ракетой с крейсера "Винсенс" (США) в июле 1988 года иранского "Аэробуса" А300. Американцы приняли пассажирский самолет за атакующий штурмовик и отправили на тот свет 290 пассажиров и членов экипажа. По возвращении на базу в США члены крейсера были встречены как герои. При этом Америка признавать юридическую ответственность отказалась.

В 2000 году правительство США заявило, что "инцидент мог случиться из-за психологического состояния ряда членов экипажа, находившихся под давлением, которое называется "выполнением сценария". Крейсер находился в территориальных водах Ирана и несколько раз подвергался имитации атак со стороны иранских ВВС. Американцы нервничали.

Расчет иранского комплекса ПВО, обстрелявший украинский самолет, так же, как и команда американского крейсера, действовал, судя по всему, "выполняя сценарий".

Не забыть и уничтожение украинскими средствами ПВО во время учений 4 октября 2001 года российского самолета Ту-154, выполнявшего рейс Тель-Авив – Новосибирск. Погибли все 78 пассажиров и члены экипажа. Киев принес извинения и выплатил компенсацию семьям жертв, однако отказался признать юридическую ответственность.

В этом же ряду уничтожение малайзийского "Боинга-777", следовавшего рейсом МН-17 над Донецкой областью.

Таким образом, просматривается определенная закономерность. Уничтожение пассажирских самолетов средствами ПВО случается прежде всего в зонах, где полыхают конфликты, спровоцированные США. И самый эффективный способ избежать повторения подобных трагедий – прекратить вмешательство Америки во внутренние дела других государств и целых регионов. США и без того принесли чудовищные страдания народам Ирака, Сирии, других стран Ближнего и Среднего Востока. Поэтому американским войскам давно пора возвращаться домой.

Именно к этому призывал Трамп во время предвыборной кампании 2016 года. Однако ныне он усиливает агрессивность, ибо истинные лидеры Америки из глубинного государства и мировой олигархии настойчиво требуют от него сохранения статуса США как мирового жандарма. И в этом вся суть заокеанской внешней политики, невзирая на то, кто занимает кресло в Белом доме.

Вячеслав Тетекин,
член Комитета ГД РФ по обороне (2011–2016), доктор исторических наук