Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Энтузиасты флота открыли в Санкт-Петербурге памятный знак выдающемуся русскому писателю-моряку Валентину Пикулю
21 июля – 110 летний юбилей адмирала флота Владимира Афанасьевича Касатонова, советского военачальника, Героя Советского Союза
Путин: Российских инструкторов на Юго-Востоке Украины не было и нет
Флот: события и факты
Пожар на гигантском корабле обнажил признаки распада ВМС США
Посла Украины в Тбилиси вновь вызвали «на ковёр». В МИД Грузии напомнили, что предупреждали – Саакашвили ухудшит отношения между странами
Украина выдает европейский газ за собственный. Реверсные поставки российского топлива из ЕС нашли приют в подземельях Незалежной
Чем грозит обострение на границе Азербайджана и Армении
Бессмысленный «Прибой» В Керчи начато строительство совершенно ненужных ВМФ универсальных десантных вертолетоносцев. Переделают ли их в легкие авианосцы?
13-й судоремонтный завод ЧФ готов к доковому ремонту СКР «Сметливый»
На летний сезон Крым зафрахтует дополнительные паромы
Через порты Севастополя на протяжении 2013 года перевалено 1,7 миллионов тонн зерновых на общую сумму 3,1 миллиарда гривен
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




В октябре 1973 года


2012-01-15 18:45 Юбилей
Уже более 35 лет прошло после тех знаменательных для меня событий, о которых я пишу в своих воспоминаниях и свидетелем которых мне пришлось быть. Это был небольшой эпизод в истории нашего Военно-Морского Флота, однако события, происходившие в начале октября 1973 года, могли привести к тяжелым последствиям, а именно, к войне.

1. Начало конфликта

6 октября, во второй половине дня, с КП 5-й ОПЭСК поступил сигнал о переводе кораблей боевой службы в полную боевую готовность. Основной сложностью для кораблей с артиллерийским вооружением было окончательное снаряжение артиллерийских снарядов. В постоянной боевой готовности на кораблях имеется определенное количество окончательно снаряженных снарядов, т.е. снарядов с ввернутыми взрывателями. С переводом в полную боевую готовность весь артиллерийский боезапас должен быть окончательно снаряжен. А это тысячи снарядов. Приказ был доведен до личного состава.

С раннего утра на ГБПК "Красный Кавказ" началась работа по окончательному снаряжению артиллерийского боеприпаса. На верхней палубе, на юте и на баке по обоим бортам были разнесены толстые капроновые буксирные концы параллельно друг другу на расстоянии 40–50 см. Из погребов доставлялись 76-мм унитарные патроны и выкладывались поперек концов параллельно друг другу. Группа комендоров вскрывала цинковые коробки с взрывателями, и под руководством и контролем командира батареи и старшины команды взрыватели вворачивались в снаряды. Окончательно снаряженный боезапас укладывался на стеллажи в носовой и кормовой погреба. Работа производилась одновременно на носовой и кормовой артиллерийских установках. Окончательно готовились и глубинные бомбы, в которые тоже ввинчивались взрыватели. Окончательно готовились и торпеды. Для офицеров было подготовлено личное оружие – пистолеты ПМ, но оно находилось в арсенале. Мой личный пистолет ПМ находился у меня в сейфе.

 

 

Гвардейский БПК "Красный Кавказ".

Работа шла слаженно, и в определенное нормативное время были выполнены все мероприятия по переводу корабля в полную боевую готовность. Я произвел доклад на КП 5-й ОПЭСК о готовности. Усилили вахту ПДСС.

Что же произошло, почему начался перевод кораблей в полную боевую готовность? Сирия и Египет 6 октября начали боевые действия против Израиля. Внезапно с двух направлений – со стороны Синайского полуострова в Египте и Голанских высот в Сирии – войска этих государств вторглись на оккупированные в 1967 году Израилем территории, пытаясь вернуть эти захваченные земли. Советский Союз, верный союзническому долгу, продолжал поставлять в Сирию оружие, боеприпасы и другие военные грузы. Доставка выполнялась транспортной авиацией и судами ВМФ. В мирное время перевозки не вызывали особенной сложности, однако с началом боевых действий Израиль официально объявил восточную часть Средиземного моря (от 33-го меридиана и восточнее) зоной боевых действий, тем самым сняв с себя ответственность за безопасность всех находящихся в этом районе кораблей, судов, транспортов независимо от их национальной принадлежности.

Вначале фактор внезапности был на стороне арабов. Войска продвинулись на территорию, занятую Израилем, произошли морские бои легких сил – ракетных и торпедных катеров. Наши средства массовой информации несколько раз передавали сообщения об уничтожении нескольких израильских катеров. Однако, как оказалось, потери понесли сирийские и египетские ВМС. Израильтяне умело применяли средства радиоэлектронной борьбы, отводя крылатые ракеты на ложные цели. Арабы же потеряли в первые дни около десятка ракетных катеров.

12 октября израильские легкие морские силы нанесли ракетный удар по внешнему и внутреннему рейду порта Тартус. Был потоплен советский транспорт "Илья Мечников", повреждены японский и греческий транспорты.

Сразу же с началом боевых действий в восточную часть Средиземного моря выдвинулись две американские ударные группы во главе с авианосцами "Рузвельт" и "Кеннеди", затем 62-е оперативное соединение с ударным авианосцем "Индепенденс" с кораблями охранения и два десантных отряда, возглавляемые вертолетоносцами "Иводзима" и "Гвадалканал".

В то же время командование ВМФ, переведя в повышенную боевую готовность Черноморский флот, стало наращивать силы Средиземноморской эскадры. В результате этих мер на 31 октября 1973 года в состав эскадры входили: 43 боевых корабля, 21 подводная лодка, 18 вспомогательных судов, 5 рзк, 3 танкера ММФ. Всего – 90 единиц. Плюс дивизия морской ракетоносной авиации ЧФ, находившаяся в дежурстве на крымских аэродромах с подлетным временем к месту событий 1 ч. 30 мин – 1 ч. 50 мин".

 Таким образом, в восточной части Средиземного моря действовали ракетные крейсера "Адмирал Головко" и "Грозный", крл "Адмирал Ушаков", крл "Мурманск". Состав наших сил позволил командованию эскадры создать 8 корабельных ударных групп, в которые входили также ракетные атомные подводные лодки.

В конце каждых суток шифровкой перечислялись все ударные группировки вероятного противника, их состав и район маневрирования. Также сообщались группировки наших сил и объекты, по которым они могут воздействовать.

Все армады американских ударных сил и противодействующие силы нашего флота крутились на пятачке, простреливаемом крылатыми ракетами вдоль и поперек. Как могли более сотни кораблей и подводных лодок маневрировать, зачастую полными ходами, в таком небольшом районе и, к счастью, не привести к сложным аварийным ситуациям, можно только удивляться. Наши корабли непосредственного слежения мертвой хваткой вцепились в ударные и противолодочные авианосцы, и как ни старались последние оторваться, ничего не получалось. Они постоянно были под прицелом наших ракет, торпед и крейсерской артиллерии.

Между тем "Красный Кавказ", в силу сложившейся ситуации, оказался как бы на задворках корабельного противостояния, на главном торговом пути из Черного и Эгейского моря в Средиземное, в проливе Касос. В ночь с 8 на 9 октября я получил боевое распоряжение начальника Главного штаба ВМФ адмирала флота Н.Д. Сергеева. Как принято, в боевом распоряжении давались краткие выводы из военно-политической обстановки (начало боевых действий между АРЕ и Израилем), состав сил на Средиземноморском театре (наших и 6-го флота США) и ставилась боевая задача.

Кратко задача была сформулирована так: "Дата, время, место (пролив Карпатос) встретить советский транспорт "Академик Зелинский", вступить в управление, обеспечить оперативное прикрытие по маршруту: пролив Карпатос — порт Латакия на расстоянии 200 кбт впереди по курсу, организовать все виды обороны на переходе. Оружие по морским и воздушным целям открывать на самооборону (ответный огонь), подводные лодки атаковать с обнаружением. Связь действующая, БПЧ и слуховая ЗАС с ЦКП ВМФ постоянная, дополнительно установить связь на УКВ с транспортом и военным советником в порту Латакия (давались частоты). Управление осуществляет ЦКП ВМФ. Решение доложить".

Читая и вникая в смысл боевого распоряжения, я вдруг осознал, что это уже не игра на картах, не учение в море с обозначенными силами, не слежение за авианосцем, а реальная боевая обстановка с возможным применением оружия и возможными последствиями. Ночью я собрал офицеров, довел до них боевое распоряжение, свое видение предстоящих действий, дал указание командирам боевых частей на подготовку. Со штурманом и начальником РТС (он же нештатный разведчик) выработал решение.

В решении указал основную угрозу при выполнении задачи. Она исходила от израильских рка типа "Саар-1" с крылатыми ракетами "Габриэль", которые могли действовать в районе портов Латакия и Тартус. Угроза от атак подводных лодок была, но незначительная. Авиация израильтян могла противодействовать на подходе к порту Тартус. Решение доложил на ЦКП ВМФ, на КП 5-й ОПЭСК и на ркр "Грозный". Решение мое было утверждено.

Утром по "Большому сбору" был построен весь экипаж "Красного Кавказа". Я выступил перед строем.

Смысл моего выступления заключался в следующем: идет полномасштабная война между АРЕ и Израилем. В восточной части Средиземного моря сосредоточен 6-й американский флот в составе пяти ударных группировок. Наши корабельные ударные группы следят за каждой из них, в готовности нанести удар. Обстановка крайне напряженная, боевые действия могут начаться в любой момент. Советский Союз, выполняя союзнический договор, оказывает военную помощь АРЕ. Поставка грузов и техники производится транспортами и судами ММФ. Нам поставлена боевая задача по охране транспортов, маршрут которых в порты Латакия и Тартус проходит через район боевых действий. При конвоировании транспортов мы можем подвергнуться атакам ракетных катеров, авиации и подводных лодок. В особо опасных районах и на подходах к портам наши зенитные и противолодочные средства будут в готовности к немедленному открытию огня. С этой минуты начинают действовать законы военного времени, к трусам, нарушителям и предателям будут применяться самые строгие меры, вплоть до расстрела. Я выразил уверенность, что экипаж не уронит звания и традиций гвардейцев военных лет.

Моя эмоциональная речь была выслушана с большим вниманием. Я прошел вдоль строя, стремясь посмотреть в глаза каждому. Матросы и старшины стояли спокойно, никто из них не отвел взгляд. Они были уверены в своем командире, я был уверен в каждом из них.

Могу отметить тот факт, что за все пребывание в зоне опасного конфликта на корабле не было ни одного случая нарушения воинской дисциплины.

2. Конвойная служба ВМФ

Конвойная служба ВМФ – это система специальных мероприятий, проводимых в военное время с целью обеспечения безопасности морских перевозок, являющаяся составной частью морских операций и систематических боевых действий сил флота по обороне своих морских сообщений.

Основные мероприятия конвойной службы (КС) – это определение маршрутов следования конвоя в соответствии с планами морских перевозок, организация подготовки транспортов и других судов для следования в составе конвоя, организация связи, использования оружия, прикрытия и другие мероприятия.

Как форма ведения систематических боевых действий конвойная служба имеет большую историю. Еще в древности торговый флот морских государств потребовал защиты от неприятеля во время войны и от пиратов в мирное время. Во время Второй мировой войны КС получила особое развитие в Атлантике, создаваясь с целью обеспечения безопасности перехода судов с войсками и грузами на Атлантический театр военных действий. За период 1939–1943 годы через Атлантику совершили переход около 2200 конвоев, насчитывающих до 75 тысяч торговых судов. С целью блокады Англии немцы использовали в первую очередь подводные лодки и достигли колоссальных успехов. В 1941–1943 годах немцы уничтожили тысячи судов и транспортов. Достаточно сказать, что в 1942 году Англия оказалась на грани топливного кризиса, поскольку на тот момент ни один танкер не мог прорваться через кордоны немецких подводных лодок.

Союзные конвои в СССР в 1941–1945 годах создавались союзниками с целью обеспечения безопасности прохода судов с грузами из портов Северной Атлантики в советские северные порты. Они доставляли оружие и технику в СССР из США и Англии, а из СССР – стратегическое сырье для этих стран. Переход конвоев обеспечивали корабли Великобритании. В операционной зоне Северного флота охранение усиливалось советскими кораблями и авиацией. За время войны в СССР прибыли 42 конвоя (722 транспорта), а из СССР было отправлено 26 конвоев (682 транспорта).

Известна печальная судьба каравана PQ-17, в июле 1942 года понесшего самые крупные потери (23 транспорта из 36) из-за преступных действий английского Адмиралтейства, оставившего транспорты без прикрытия кораблями охранения. При этом отчасти преследовались политические цели – сорвать отправку грузов в самый напряженный период Сталинградской битвы.

Это, так сказать, небольшой экскурс в историческое прошлое.

Нам же предстояло впервые в условиях боевой службы осуществить проводку наших транспортов. Далее события развивались следующим образом.

3. На грани войны

11 октября 1973 года я встретил транспорт "Академик Зелинский" на выходе из пролива Карпатос. Вышел с ним на связь по УКВ, поставил задачу, уточнил и назначил скорость на переход, курс следования и начал занимать позицию впереди по курсу транспорта на расстоянии 200 кбт. Сразу стало ясно, что предписанная боевым распоряжением позиция в 200 кбт ни в коем случае не обеспечивает ни надежное наблюдение, ни оборону, ни связь на УКВ. Я доложил об этом на ЦКП и предложил проводку транспорта осуществлять на дистанции от него в 15–20 кбт. Мое предложение было утверждено. Это давало возможность обеспечить круговую оборону от всех видов нападения, устойчивую как зрительную связь, так и на УКВ, а также свободу маневра корабля охранения.

Северо-восточная часть острова Кипр вытянута узким полуостровом. Там, где кончается суша, еще несколько миль тянется шельф узкой полосой с глубинами 50–80 м. На этом шельфе-отмели вне территориальных вод Кипра была определена точка якорной стоянки № 55 для кораблей и судов боевой службы. Мне приходилось в прежние годы иногда стоять в этой точке. Там хорошее песчаное дно, отлично держат якоря, и район закрыт от ветров всех направлений, за исключением западных. Наш курс следования в порт Латакия от острова Карпатос проходил через эту точку. В обычное время корабли и суда, следуя в порт Латакия, пройдя точку № 55, поворачивали на курс, ведущий прямо в порт Латакия. Мне с ЦКП рекомендовали проследовать через точку курсом 90° до входа в территориальные воды Сирии, затем уже в территориальных водах следовать на юг в порт.

 

 

Поврежденное израильскими ракетными катерами греческое судно . Октябрь 1973 г.

Около часа ночи 13 октября наш конвой повернул на юг. Шли ходом 10 узлов, чтобы с рассветом подойти к порту. На корабле была объявлена боевая готовность № 1, ночь тихая, темная, на море – небольшая зыбь. Около 2 часов ночи сигнальщики, затем и все, кто находился на ходовом мостике, увидели вспышки на берегу в районе порта Латакия, затем зарево от пожаров, стали слышны слабые звуки разрывов. По-видимому, на подходе к порту шел бой. Как оказалось, ракетные катера Израиля действительно в эту ночь совершили набеговые действия и нанесли удар крылатыми ракетами по порту, нефтехранилищам и артиллерийским позициям в районе Латакии. Через 30–40 минут выстрелы прекратились, но пожары на берегу продолжались. Видимость ухудшилась, горизонт затянуло дымкой. Мы продолжали спускаться на юг, имея ход 9–10 узлов. И вдруг доклад из БИПа: "Малоразмерная цель, пеленг – ... , дистанция – ...". Через несколько секунд: "Цель скрылась". Прошло 20–30 секунд, и снова доклад о малоразмерной цели. И опять: "Цель скрылась!". Предполагаю, что это подводная лодка под перископом выходит в атаку. Принимаю решение: разворотом корабля влево прикрыть транспорт своим бортом и одновременно атаковать подводную лодку всем имеющимся на борту противолодочным оружием. Даю команды на маневр, увеличиваю ход и командую: "Атака подводной лодки ...". По УКВ даю указание капитану танкера: уклониться вправо и полным ходом выходить курсом на запад. Но вот молчат акустики, которые на таком расстоянии уже должны были установить гидроакустический контакт. Все действия происходят в считанные секунды…

Начинается рассвет, и я слышу доклад сигнальщика: "Наблюдаю всплеск впереди по курсу, дистанция 20 кабельтовых!". Корабль продолжает циркуляцию влево. Теперь и я вижу три всплеска. Понял, что береговая артиллерия перенесла огонь на нашу группу, посчитав ее неприятельской. На связи наш военный советник в порту Латакия, и я передаю ему: "Ваша артиллерия ведет огонь по нашим кораблям". Продолжаю циркулировать на 270° и затем вслед за транспортом выхожу из территориальных вод и зоны обстрела. Советник оправдывается. Я ему по УКВ: "Бог простит!". Конечно, мы сами виноваты. Не надо было входить в территориальные воды, тем более ночью. Все это совпало с нападением ракетных катеров. Можно понять и сирийских артиллеристов. Шел бой, а тут с севера двигаются две цели с ходовыми огнями. Вот и перенесли огонь. Возможно, они и оповещение о нас не имели.

К 6 часам утра рассвело, мы вышли на траверз порта Латакия. Я пропускаю транспорт вперед, следую за ним в 5–7 кбт и наблюдаю, как транспорт входит на внутренний рейд Латакии. В 20–30 кбт от входа, застопорив ход, наблюдаю проход транспортом боновых ворот. Убедившись, что транспорт благополучно проходит боны, самым полным ходом выхожу из территориальных вод Сирии. Следую в точку № 55. Советник на связи: "Командир, не докладывай наверх об обстреле. Хорошо?" – "Ладно, до встречи", – я великодушен, транспорт благополучно доставлен в порт назначения. Докладываю на ЦКП ВМФ о выполнении задачи. Через несколько минут оперативный дежурный ЦКП ВМФ передал по БПЧ ЗАС радиограмму примерно такого содержания: "Главком ВМФ объявляет благодарность командиру и всему экипажу бпк "Красный Кавказ" за отличное выполнение боевой задачи и ставит в пример всему ВМФ".

Я ответил короткой радиограммой: "Прошу передать Главнокомандующему: "Служим Советскому Союзу!".

Встал на якорь в точке № 55. Через час-полтора меня вызвал к аппарату БПЧ начальник штаба эскадры капитан 1 ранга Ушаков:

– Почему не докладываете об обстреле береговой артиллерией? Доложите подробности.

Ах ты, Коля-особист! Доложил-таки по своим каналам о происшествии. Он был на ходовом мостике, когда случился обстрел, был свидетелем, как я отреагировал на этот факт. Он не слышал, что я пообещал советнику в Латакии не докладывать факт обстрела. Поспешил доложить первым.

Начальнику штаба я доложил следующее:

– В 4 часа при движении на юг наблюдал в районе порта Латакия бой береговой артиллерии с израильскими ракетными катерами. В порту – пожары. Продолжил движение, с рассветом наблюдал по РЛС и визуально взрывы от снарядов у себя по курсу в 30 кабельтовых. Чтобы не входить в зону огня, отвернул на запад и вышел из территориальных вод. Вышел на связь с советником и без замечаний завел транспорт в порт. Считаю, что никакого обстрела не было. Доклад окончен.

– Ясно, вопросов к вам нет.

На этом разговор с начальником штаба закончился. Особисту я ничего не сказал. Потом, через несколько лет, при встрече Николай мне сказал:

– Юрий Леонидович, во время событий в 1973 году все особисты были награждены медалями "За боевые заслуги". Мне за необъективный доклад представления не написали.

–  Коля, ты сам виноват. Мы с тобой договаривались: если в чем-то сомневаешься, лучше посоветуйся со мной. Или хотя бы спросил, буду ли я докладывать о произошедшем случае.

В дальнейшем определилась система нашего конвоирования: в соответствии с боевым распоряжением, в котором указывались название транспорта и порт проводки, корабль-конвоир в 22–23 часа, как правило, на исходе суток встречал транспорт на меридиане 33°. К востоку от этого меридиана начинался объявленный Израилем район боевых действий. Производили опознавание. Я выходил на связь с капитаном, запрашивал, каким ходом может следовать судно, уточнял пункт прибытия. Рассчитывал время прибытия в порт назначения. Давались указания на случай нападения противника и другие уточняющие моменты.

Маршрут проходил вдоль побережья Турции к точке № 55, от нее конвой следовал к подходной точке порта Латакия или порта Тартус. Вход в порт производился в светлое время суток, большей частью с рассветом. В первое время возникали трудности при встрече транспортов. Опасаясь встречи с неприятелем, капитаны прижимались к берегу, шли в территориальных водах Турции, не сразу выходили на связь по УКВ, не отвечали на вызов прожектором, проявляя осторожность. Ведь встречи, особенно в первое время, происходили в темное время суток. Обнаружив транспорт, мы подавали прожектором фразу: "Я советский корабль". И так несколько раз. Давали свои позывные, и только через какое-то время транспорт отвечал прожектором, затем на УКВ. Обо всех этих трудностях я докладывал в итоговом донесении. Спустя несколько дней, когда на транспорты посадили группы связи из военных радистов и сигнальщиков во главе с флотскими офицерами, трудности в организации встречи, опознавания и управления на переходе были преодолены.

 

 

Японский сухогруз, потопленный в ходе атаки израильскими ракетными катерами. Октябрь 1973 г.

Третий транспорт, который я конвоировал, следовал в порт Тартус. Это было в ночь с 14 на 15 октября. За 3–4 часа до подхода к порту РЛС "Ангара" обнаружила группу малоразмерных целей на дистанции 210–230 кабельтовых. В это время года в восточной части Средиземного моря установилась сверхдальняя радиолокационная наблюдаемость. Группа из 4 целей следовала в кильватерном строю курсом "норд" навстречу нам со скоростью 10–14 узлов. Точнее скорость с помощью РЛС воздушного обнаружения определить невозможно. На дистанции 190 кбт группа перестроилась в строй фронта, продолжая идти на сближение. Стало очевидно: по характеру маневрирования, месту встречи, малым размерам – это были катера противника.

Что делать? Какое решение командира в данной ситуации? По боевой трансляции объявил: "Обнаружены ракетные катера противника!". На корабле объявлена боевая тревога. Даю приказания: командиру БЧ-2 капитан-лейтенанту В.А. Кулику: "Произвести целераспределение ракетным и артиллерийским комплексами. Готовность к открытию огня – немедленная"; командиру БЧ-4 старшему лейтенанту М.С. Журавскому: "Передать на ЦКП: "Обнаружил катера противника. Пеленг... Дальность... Продолжаю следовать в порт Тартус". Так как связь с ЦКП постоянная, то радиограмма сразу же идет оперативному ВМФ. Далее даю приказание командиру БЧ-4 приготовить к передаче сигнал по СБД:  "Подвергся нападению противника, вступил в бой". Капитану транспорта передал: "Обнаружил ракетные катера. Если вступлю в бой, уходи в Латакию".

Продолжаем идти прежним курсом, скоростью 9 узлов. Дистанция сокращается, нервы на пределе. Теперь и навигационная РЛС хорошо наблюдает группу. Командир БЧ-2 дал целеуказание на стрельбовые носовые станции "Турель" и "Ятаган". Кормовые комплексы в "мертвой зоне". Дистанция сокращается: 170, 160, 150, 140... Если катера будут атаковать, то с дистанции 90–100 кбт. Вводить кормовые комплексы в зону стрельбы не пришлось – на дистанции 125 кбт наблюдаем поворот целей на обратный курс. Катера, повернув на юг, увеличили ход и скрылись в южном направлении. Доложил об этом на ЦКП. Успокоил капитана судна. Установил по кораблю боевую готовность № 2.

Какие задачи преследовали эти катера? Возможно, они имели приказ нанести повторный удар по порту Латакия? А мы своим присутствием сорвали этот план? Возможно, хотели продемонстрировать решительные действия и тем самым заставить нас отказаться от проводки судов в сирийские порты? Можно только предполагать. По боевой трансляции я объявил благодарность экипажу за четкие действия в боевой обстановке.

С рассветом подошли к внешнему рейду порта Тартус. В ночь с 11 на 12 октября Израиль нанес по этому порту авиационный удар. Тогда были повреждены два судна – греческое и японское, потоплен наш транспорт. К моменту нашего захода греческий транспорт дымился, японский с креном на левый борт стоял на якоре у самого входа на внешний рейд.

Мы проводили наш транспорт до входа во внутренний порт, я доложил о проводке и проследовал в точку № 55. Там нас уже ожидал наш танкер "Десна" Черноморского флота. Он находился там до конца боевых действий, обеспечивая нас топливом, водой и, частично, продовольствием.

В тот момент, когда "Красный Кавказ" организовывал первые проводки транспортов, в Севастополе происходили события, которые можно назвать из ряда вон выходящими.

А происходило следующее. В середине октября на квартире некоторых наших офицеров и мичманов в ночное время стали раздаваться телефонные звонки. Незнакомый голос в трубке говорил примерно следующее: "Ну, как ты там, спишь? А корабль твоего муженька захватили. Командир, зам и парторг в тюрьме, а остальные в лагере. И будут их судить". Звонили на квартиру старшего помощника – его жене Юлии, звонили жене мичмана Афанасьева, жене замполита Ларисе и другим. Женщины в панике. Звонят в политотдел дивизии, но там какое-то второстепенное лицо ничего не может объяснить. Группа женщин собралась у матери Виктора Фомина – нашего секретаря партийной организации – Екатерины Степановны. Позвонили моей жене Инессе Леонидовне, затем пришли всей группой. Инесса Леонидовна встретила их, напоила чаем, кофе, выслушала, попыталась успокоить. Она объяснила им, что это – намеренная провокация, что Израиль и Советский Союз не находятся в состоянии войны, а следовательно, подобные действия не могут быть совершены. И если бы что-то случилось с кораблем, она узнала бы от отца или на работе (в Гидрографической службе флота).

Несколько успокоившись, женщины все же пошли на Минную стенку, где размещался политотдел. Кто-то из офицеров с ними встретился и сказал, что они такими сведениями не располагают. Я не знаю, кто это был из офицеров политотдела или штаба дивизии, да и знать не хочу. Будь он ответственным офицером, нашел бы слова, доводы, чтобы успокоить женщин.

Теперь в продолжение этой темы. Через 2–3 дня в моей квартире раздался звонок. Жена открыла дверь. У порога стояли два офицера – капитаны 2 ранга. Тревожно сжалось сердце: что случилось? Офицеры, увидев тревогу в глазах и на лице, одновременно воскликнули: "Все нормально, все нормально!", пытаясь успокоить жену и разрядить обстановку. "Мы к вам с хорошей новостью и с просьбой", – продолжали они. Оказалось, оба – журналисты: капитан 2 ранга Д. Румянцев из газеты "Флаг Родины" и капитан 2 ранга Н. Радченко из газеты "Красная звезда". Они объяснили Инессе Леонидовне, что обстановка в Средиземном море сложная, гвардейский бпк "Красный Кавказ" успешно решает задачи, получил высокую оценку Главкома. Газета "Флаг Родины" готовит цикл статей о командирах кораблей, отличившихся в Средиземном море. И первая статья будет о командире гвардии капитане 2 ранга Ю.Л. Кручинине. Поэтому они пришли попросить Инессу Леонидовну рассказать о ее муже, ответить на несколько вопросов и подобрать несколько фотографий. Дальше беседа проходила в спокойной обстановке за чашкой кофе. А 23 октября в газете "Флаг Родины" была опубликована статья "Командир "Красного Кавказа".

Обо всех этих событиях в городе мы узнали уже после возвращения, когда улеглись тревоги и радость встречи, и вспоминались, как какая-то шутка. Однако теперь, по прошествии длительного времени, я почему-то думаю, что звонки в ночное время были не шуткой, а попыткой посеять в семьях чувство тревоги, страха. Кто это организовал, кто руководил этой провокацией в закрытом военном городе? Все это, увы, останется тайной…

16–17 октября в район порта Латакия прибыл эсминец "Сознательный" (командир – капитан 2 ранга Вениамин Саможенов). На эсминце прибыл штаб 70-й бригады во главе с командиром бригады капитаном 1 ранга Николаем Яковлевичем Исаковым. Я вздохнул с облегчением. Наконец-то я не один! Командир бригады, штаб, эсминец – это что-то значит! Я доложил Николаю Яковлевичу обстановку в районе, особенности проводки, маршруты, произошедшие события.

Конвойной службой стал управлять штаб 70-й бпк. Десять суток "Красному Кавказу" и его командиру пришлось действовать в сложной, непредсказуемой обстановке. Все было впервые. Была огромная ответственность перед командованием, правительством за наши действия, за возможные последствия от неверно принятого решения.

В книге И.В. Касатонова "Флот вышел в океан" о событиях тех дней вспоминает адмирал В.М. Гришанов: "Я мысленно переносился на большой противолодочный корабль "Красный Кавказ", находившийся в Средиземном море. Командиру этого корабля капитану 2 ранга Ю.Л. Кручинину, всему экипажу приходилось действовать в обстановке, близкой к боевой. Личный состав, состоявший из молодых моряков, словно преобразился. Люди с необыкновенным чувством ответственности четко несли вахту на боевых постах. Они на деле подтвердили, что достойно несут имя своего корабля, предшественник которого в годы войны отличился в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Экипаж современного корабля преумножил славу корабля-героя. Главком направил в адрес экипажа радиограмму, в которой отметил мужество, смелость, мастерство личного состава" (И. Касатонов. "Флот вышел в океан", стр. 532).

Транспорты и суда следовали один за другим. Теперь уже и днем, и ночью осуществлялась проводка. Закончив проводку, корабли самым полным ходом шли на встречу со следующим. Эсминец "Сознательный" сопровождал транспорты в Латакию, гбпк  "Красный Кавказ" – в Тартус. Три или четыре транспорта из шести болгарских транспортов пришлось сопровождать мне. Должен отметить хорошую подготовку, грамотные действия, понимание задачи болгарскими капитанами. Они четко несли связь, быстро отвечали на семафорные вызовы и сигналы. На все запросы они отвечали с характерным ударением на втором слоге: "Понял, понял". И всегда благодарили за совместную работу.

28 октября конвойная служба для гбпк "Красный Кавказ" закончилась. Я получил приказание на слежение за вертолетоносцем "Гвадалканал" в районе острова Крит, заправился топливом от танкера "Десна" и проследовал в район Крита.

В результате конвойной службы гбпк "Красный Кавказ" и эм "Сознательный" провели в порты Латакия и Тартус 23 транспорта и корабля, в том числе два ракетных катера под буксирами и 6 болгарских судов.

Слежение за вертолетоносцем продолжалось около недели. К концу октября обстановка в восточной части Средиземного моря разрядилась. Корабли эскадры намертво сковали действия 6-го флота США, держа на прицеле все ударные корабли американцев. Не дождавшись реальной помощи 6-го флота, чувствуя, что война приобретает затяжной характер, и испытывая сильное противодействие арабов, получающих военную помощь от Советского Союза, Израиль пошел на переговоры.

4. Мы вернулись домой

5 ноября я получил шифровку об окончании боевой службы. Боевая служба в 1973 году была самой яркой страницей в жизни корабля и насыщена многочисленными событиями как мирного характера, так и боевой деятельности.

Впервые в период локальных конфликтов кораблям ВМФ пришлось участвовать в систематических боевых действиях, одной из форм которых является конвойная служба. Были выработаны тактика действий корабля охранения и охраняемого судна, место встречи, выбор маршрута, скорость на переходе и характер маневрирования, организация связи, управления, взаимодействие с КП военного советника в порту Латакия, организация пополнения запасов, эксплуатация техники и оружия при длительном пребывании корабля на ходу и другие вопросы.

Боевая служба и конвойная служба, в частности, показали хорошую тактическую подготовку офицеров, специальную подготовку личного состава. Молодые офицеры прошли хорошую школу вахтенного офицера, став надежными помощниками командира в вопросах совместного плавания, уклонения от противника и его оружия, внезапного применения оружия в целях самообороны.

Отличную выучку показали связисты под командованием командира БЧ-4 старшего лейтенанта М.С. Журавского. Отлично работали радиометристы и акустики начальника РТС старшего лейтенанта Турыгина. Четко, грамотно, профессионально действовал личный состав БЧ-5 со своим командиром капитан-лейтенантом С.Р. Мироновым. Станислав Романович оказался профессионалом высокого класса. О таких на флоте говорят: "механик от Бога". Он часто находился в ПЭЖ (пост энергетики и живучести), контролируя вахтенного механика, обходя посты и проверяя несение вахты. Часто, на ходу, делались предупредительные осмотры и ремонты. Во время конвоирования судов вышел из строя один из четырех турбогенератор ГТУ-6. Корабль лишился 25% электрической мощности. В боевых условиях это серьезная потеря. Поломка конструктивная, связанная с центровкой и компенсационными устройствами высокооборотного газотурбинного двигателя. Ремонт по всем требованиям руководящих документов должен выполняться рабочими ремонтного предприятия. Где же их взять в Средиземном море? Приняли решение устранить поломку силами личного состава. Работу возглавил командир БЧ-5, и она была выполнена, ГТУ-6 № 4 введен в строй.

Мы следовали домой с чувством честно выполненного долга. Возвращались в Севастополь 9 ноября. Бедные наши жены всеми способами и силами пытались разузнать: когда, куда придет корабль? А на Минной им отвечали, что еще ничего неясно.

С раннего утра 9 ноября семьи – жены с детьми – собрались у Минной стенки. Ожидают. И вдруг узнают, что корабли заходят в бухту в 9 утра, а швартоваться будут на Северной стороне, у причала № 14. Вся толпа женщин бросилась на рейсовый катер, чтобы перебраться на Северную. А там пешком пошли на 14-й причал.

Накануне в Севастополе выпал снег, резко похолодало. Вот нас и встречали: кто-то из представителей командования флота и замерзшие, продрогшие родные и близкие. Встречающие нас, ожидающие окончания официального доклада на пирсе под холодным ветром, с мокрыми ногами, окончательно продрогли.

К сожалению, мы не проверили нашу систему отопления и не были готовы к похолоданию в Севастополе. Когда пригласили всех на корабль, там тоже было нежарко. А в каютах даже электрогрелки не были готовы. Единственное спасение – отправить свободных офицеров вместе с семьями по домам. Что и было немедленно сделано. Жена с сыном дожидались, пока я освобожусь, и кто-то из штабных офицеров отвез нас домой. В августе жене предложили 3-комнатную квартиру в только что построенном доме на проспекте Генерала Острякова. Ей помогли переехать наши знакомые, так что я впервые ехал в новую квартиру.

Последствия встречи сказались: жена и сын простыли, около двух недель пришлось лечиться. Так холодно – и в прямом, и в переносном смысле – встретил флот своих "героев". Я всегда удивлялся равнодушию наших политических органов, вышестоящего командования в вопросах организации проводов и встреч кораблей. Нас постоянно убеждали, что это связано с режимом секретности, что это – обычная деятельность флота и не надо особенно заострять внимание: "пошли и пошли", "пришли и пришли". Что в этом особенного? Ну при чем здесь семья, жены, дети? Почему нельзя было заблаговременно оповестить семьи о времени и месте прихода корабля, организовать их сбор, отправку, доставку, какую-то помощь встречающим детям? Откуда идет такое равнодушие?

В конце ноября я получил отпуск. Флагманский врач дивизии предложил парную путевку в санаторий "Аврора" в Хосте. Мы выехали, оставив сына-третьеклассника на попечение бабушки. Кроме дома отдыха в Геленджике, куда мы приезжали отдыхать с Дальнего Востока, это был первый санаторий за все время службы на флоте. Мы разместились в номере "люкс", наслаждались прекрасной погодой, обилием осенних фруктов, тисовой рощей в окрестностях санатория.

В начале декабря я получил телеграмму: "Поздравляю назначением начальником штаба. Рябинский". Еще в октябре я получил предложение командира 11-й бригады противолодочных кораблей капитана 1 ранга Н.Г. Легкого стать начальником штаба этой бригады. Я дал согласие. После возвращения из отпуска я прибыл на бригаду. Оказалось, приказом Главкома я назначен начальником штаба 150-й бригады ракетных кораблей.

Командир дивизии посчитал, что целесообразно назначить противолодочника на ракетную бригаду, в которой командир – ракетчик, академию не заканчивал, вот и будет Кручинин подстраховывать комбрига и в штабных, и в противолодочных вопросах. Назначение состоялось. Состоялось после 3,5 лет окончания академии. К этому времени мои однокашники по академии уже командовали бригадами и штабами дивизий. Был назначен новый командир "Красного Кавказа". В течение нескольких дней я сдал дела.

Закончилась моя командирская служба. Закончился целый этап деятельности флотского офицера. Счастливо ли сложилась моя командирская судьба? Видимо, да. Сбылась моя юношеская мечта – стать морским офицером. Сбылась и курсантская мечта – стать командиром корабля. Путь к командирским телеграфам был долог, труден и сложен. Моя служба на флоте совпала с непростыми событиями в истории флота и страны в целом. И все же цель достигнута – я стал командиром современного большого противолодочного корабля.

Мои командирские годы совпали с бурным развитием Советского Военно-Морского Флота, выходом флота в океан. Я был участником первых боевых служб – этого нового вида боевой деятельности флота в мирное время. Тогда отрабатывались новые тактические приемы при поиске и уничтожении подводных лодок и морского боя против ударных авианосцев. На практике проверялись теоретические положения, вошедшие позже в Руководство по боевой деятельности против АУГ разнородных сил флота. Мне было доверено быть полномочным представителем Советского правительства в международных водах при заходах в иностранные порты, демонстрировать современный военный корабль, его мощь, Советский Военно-Морской Флот.

И я оправдал это доверие. Мое командирское счастье не покидало меня в течение 6 лет командования кораблями. Я ни разу не поставил корабли в аварийную ситуацию. И самое главное в моей командирской судьбе – я не потерял ни одного матроса, старшину, офицера. Ни одна мать не обвинит, не упрекнет меня в потере сына. Я могу честно и прямо смотреть им в глаза.

Возможно, это командирская удача, но я думаю, что она подкреплялась жесткой требовательностью к экипажу, особенно в вопросах беспрекословного выполнения корабельных правил, мер безопасности, нетерпимостью к разгильдяйству, разболтанности, неисполнительности. Ни одного случая так называемой "годковщины", даже в самых незначительных случаях ее проявления, не было на корабле. Этот вопрос я лично и постоянно держал под контролем. Мне было небезразлично, как и чем питается личный состав. На "Красном Кавказе" был лучший на соединении камбуз, а кок-инструктор мичман А.К. Красов – лучшим коком.

Я всегда выполнял то, что обещал. И обещал то, что мог выполнить. Командованием флота я был представлен к награде и награжден орденом Красного Знамени. Это – итог и оценка моей командирской деятельности. Уходя, я оставил отличный офицерский коллектив, надежный, сплоченный экипаж, отличный корабль.


Капитан 1 ранга в отставке Юрий КРУЧИНИН

Из книги "Командую кораблем". Севастополь, 2008 г.

Об авторе

 

Кавалер ордена Красного Знамени командир отличного ГБПК "Красный Кавказ" капитан 2 ранга Ю.Л. Кручинин.

Кручинин Юрий Леонидович. Родился 22 октября 1935 г. на о. Большой Шантар Хабаровского края в семье пограничника. В 1953–1957 гг. учился в ВВМУ им. Фрунзе. По окончании училища служил на Северном флоте на тральщике, в 1959 г. на СКР-75 совершил переход Северным морским путем на Тихоокеанский флот. Прошел путь от командира группы до командира сторожевого корабля. В 1970 г. окончил Военно-морскую академию.
В 1970 г. назначен на Черноморский флот командиром гвардейского БПК "Красный Кавказ". Неоднократно нес боевую службу в Средиземном море. В 1973 г. за участие в боевых действиях по обеспечению защиты судов на переходе в порты Латакия и Тартус (Сирийская Республика) награжден орденом Красного Знамени. В 1973–1979 гг. – начальник штаба бригады ракетных кораблей, с 1979 по 1984 гг. – начальник кафедры тактики ЧВВМУ им. П.С. Нахимова. В 1984–1987 гг. был командирован в Эфиопию военным советником. В 1988 г. уволен в запас в звании капитана 1 ранга.
В настоящее время – заместитель председателя совета ветеранов войны и Вооруженных Сил эскадры и соединения надводных кораблей Черноморского флота.

 

 

Просмотров: 5158
Комментариев: 2
Автор: Юрий Кручинин
Источник: Флот - XXI век
Фото: Флот - XXI век
Тэги: ГБПК "Красный Кавказ"  арабо-израильская война 1973 г.  5-я Средиземноморская эскадра  конвойная служба 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Либералы против Российской Армии: Что стоит за вбросами про рост потерь?
«Российская Армия скрывает невиданный рост небоевых потерь!» – такие обвинения подозрительно синхронно начали публиковаться в пос >>>


Путин обсудил с Лукашенко задержание 33 россиян в Белоруссии
Президенты России и Белоруссии Владимир Путин и Александр Лукашенко по телефону обсудили задержание российских граждан под Минском. >>>


Конструктор глубоководной техники. Юрию Михайловичу Коновалову исполнилось 90 лет
Россия обладает самой протяженной морской границей, а также лучшей в мире техникой для защиты национальных интересов в гидросфере, включая подводные >>>


Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах. В России возник флот амбиций и обещаний
На встрече с Владимиром Путиным 27 июля председатель правления, генеральный директор акционерного общества «Объединенная судостроительная кор >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


"Никогда с территории Беларуси в Украину не придут россияне". Полный текст интервью Лукашенко Гордону
О многом в интервью основателю издания "ГОРДОН" Дмитрию Гордону рассказал президент Беларуси Александр Лукашенко. Публикуем полный текст >>>


Взрыв в Бейруте обнажил важнейшую уязвимость мировой экономики
Катастрофа в Бейруте, судя по всему, только начало гигантской гуманитарной трагедии. Все дело в том, что чудовищный взрыв полностью разрушил то, на ч >>>


США создают новую ядерную угрозу против России
Дональд Трамп, судя по всему, намерен перечеркнуть еще одно важнейшее соглашение между Россией и США – договоренность о неразмещении на боевых >>>


Арест 33 россиян в Минске оказался провокацией спецслужб Украины
«Комсомольской правде» стали известны сенсационные подробности того, как шпионы незалежной попытались поссорить Белоруссию и Россию. Рас >>>


Затулин: Оскорбление, нанесенное Лукашенко, – повод отозвать посла РФ из Минска
Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по делам СНГ Константин Затулин считает, что Россия должна отреаги >>>


Поиск



Наш день

12 августа 2000 года во время учений в результате катастрофы затонула подводная лодка «Курск». 20-летие событий. День памяти
12 августа 2000 года в результате катастрофы затонула АПРК К-141 Курск. Помним, скорбим!

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


Доки 13 СРЗ ЧФ: три в одном

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Корабли и подлодки, стоящие на вооружении Главного управления глубоководных исследований
Эрдоган приступает к разрушению важнейшей для России конвенции
Начальник ВУНЦ ВМФ вице-адмирал Владимир Львович Касатонов успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора военных наук
В РПЦ обозначился «коронавирусный раскол». Верующие спорят друг с другом, не разбирая ни чинов, ни знаний
Дорога в море. Для многих перспективных разработок её открывает Международный военно-морской салон МВМС-2019
ПУБЛИКУЕМ БЕЗ КУПЮР: Учения НАТО с соблюдением дистанции
Арест 33 россиян в Минске оказался провокацией спецслужб Украины
На Плоешти бомбардировщики можно только из Бенгази послать? Очередной всплеск либеральной мысли о войне
«КАРЬЕРА ФЕДОТА КЛОКАЧЕВА»: ТРЕТЬЕ ИЗДАНИЕ – К ЮБИЛЕЙНОЙ ДАТЕ
Реклама

Православные праздники

Погода


Ранее
Бригаду морской пехоты Черноморского флота возглавил новый командир

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ