В числе таких регионов, помимо Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки, – горячие точки на постсоветском пространстве. Одной из них сегодня является Приднестровье. И похоже, что после победы в Молдове Майи Санду Запад взял курс на обострение ситуации. Такой вывод можно сделать из первых заявлений нового молдавского президента о том, что российские войска должны покинуть территорию Молдовы, немедленно поддержанных генсеком НАТО. Речь идет о российском миротворческом контингенте, развернутом в Приднестровской Молдавской Республике (ПМР) в самом начале 90-х годов после вооруженного конфликта в этом районе. Также со времен СССР в ПМР находятся склады вооружения, боевой техники и боеприпасов.

Что у нас в ПМР

Развернутая здесь Оперативная группа российских войск (ОГРВ) включает отдельный мотострелковый батальон, предназначенный для решения миротворческих задач, который насчитывает около 400 человек личного состава, два батальона войсковой части № 13962 численностью 1500 человек решают задачу охраны склада в районе поселка Кобасная, вертолетный отряд и подразделения обеспечения. Упомянутый оружейный склад до настоящего времени является крупнейшим в Европе. Сюда при выводе группировок советских войск в ГДР, Чехословакии и Венгрии завезли значительную часть выводимых из этих стран боеприпасов. На складе хранится свыше 100 танков, около 50 БМП, свыше 100 БТР, более 200 ЗРК, самоходные ПТРК, РСЗО "Град", большое количество артиллерийских орудий и минометов, БРДМ, почти 35 тысяч автомобилей и автомобильных шасси, около 500 единиц инженерной техники, 130 вагонов инженерного имущества и 1300 тонн инженерных боеприпасов, 30 тысяч автоматов, пулеметов и другого стрелкового оружия. Количество боеприпасов (снаряды, авиабомбы, мины, гранаты, патроны) превышает 21 500 тонн (430 расчетных вагонов), более 50 процентов из них просрочены не только по нормам использования, но даже для транспортировки.

Таким образом, требование г-жи Санду о выводе российских войск с территории в принципе невыполнимо как с правовой точки зрения – наши военнослужащие находятся там на основании соответствующего договора, подписанного в том числе и молдавской стороной, так и с технической – как осуществить в короткие сроки эвакуацию такого огромного количества вооружения и боеприпасов да еще через территорию теперь враждебно настроенной Молдовы. Про Украину я вообще молчу. Именно в этой связи ее заявления следует рассматривать как провокационные, преследующие цель обострения военной напряженности в регионе. А факт немедленной поддержки этих заявлений генсеком НАТО дает основания предполагать, что это согласованная с западными кураторами Майи Санду акция. А значит, Западом во главе с США взят курс на создание предпосылок для возникновения вооруженного конфликта в ПМР.

Под прикрытием натовской авиации вооруженные силы Молдовы и Украины должны будут полностью оккупировать территорию ПМР

Надо заметить, что в ПМР более 150 тысяч человек почти из четырехсоттысячного населения Приднестровья имеют российское гражданство. В этих условиях Россия никак не может оставить этот регион без своего внимания и опеки. Ведь если в результате диверсии или просто неквалифицированного отношения к хранимым боеприпасам произойдет их взрыв, то по своим последствиям он будет сравним с атомной бомбардировкой Хиросимы. В результате Россия должна будет отвечать за его последствия. Кроме того, в соответствии с Конституцией Российской Федерации наша страна обязана обеспечивать безопасность своих граждан, где бы они ни находились. И при возникновении угрозы населению Приднестровья наши президент и правительство обязаны принять меры по ее нейтрализации всеми располагаемыми средствами. А это означает, что в данном регионе сложились все условия для втягивания нашей страны в возможный вооруженный конфликт.

Непосредственной его причиной может стать блокада ПМР со стороны Молдовы и Украины. Учитывая, что республика граничит только с этими государствами и не имеет выхода к морю, такая блокада для жителей ПМР и российских войск будет означать – они попали в условия намного более тяжелые, чем ленинградцы в 1941 году, которые могли хоть в какой-то мере рассчитывать на Дорогу жизни по льду Ладожского озера. У приднестровцев даже этого нет – блокада может быть полная. Возникновение такой ситуации и при невозможности ее разрешить дипломатическим путем у России ничего другого не остается, кроме как решать проблемы путем силовым – пробитием коридора в Приднестровье кратчайшим путем через Одесскую область Украины или через территорию Молдовы высадкой морского десанта. Такие действия неизбежно станут поводом для втягивания в конфликт отдельных стран НАТО и США.

Помимо собственно Молдовы и Украины, а также, вероятно, Румынии, наиболее активным участником такого конфликта может стать Турция. Ее лидер Реджеп Эрдоган не признает присоединение Крыма к России и сохраняет теплые отношения с постмайданным руководством Украины, поддерживая его антироссийскую деятельность. Сама Турция уже приняла участие в вооруженном конфликте на постсоветском пространстве в Нагорном Карабахе и основательно выиграла от этого, радикально усилив свои позиции в Азербайджане вплоть до возможности создания в этой стране своей военной базы. Поэтому включиться в конфликт в ПМР в расчете радикально усилить свое влияние да с возможностью получить базу на Украине или в Молдове она может вполне. Учитывая, что турецкое руководство уже высказывалось насчет своих аппетитов в отношении Крыма, можно полагать втягивание Турции в этот конфликт весьма вероятным. Тем более что США, преследуя цель нанести поражение России, будут гарантировать военную поддержку туркам. Ведь еще со времен Обамы американцы избегают задействовать в вооруженных конфликтах свои сухопутные войска и морскую пехоту, предпочитая использовать чужую "пехоту", которой они оказывают мощную огневую поддержку силами флота и авиации. В этом конфликте США могут принять участие силами 6-го флота, тактической и стратегической авиации с привлечением авиации стран НАТО.

При этом в случае возникновения такого вооруженного конфликта наши противники будут всячески избегать любых воздействий на собственно территорию России, чтобы исключить возможность его эскалации, чреватой перерастанием в ядерную фазу. По этой причине активные действия войск США и НАТО на других направлениях маловероятны. Хотя наращивание там группировок с целью сковывания наших ВС будет обязательно. Причем как на наших западных границах, так и на Дальнем Востоке, чтобы ограничить возможности маневра самолетами Ту-22м3 – носителями ПКР Х-22 и Х-32 из состава дальней авиации, представляющими значительную угрозу для надводных сил США и их союзников.

Хотя в целом наши противники в этом конфликте будут стремиться не допустить его эскалации, вероятность того, что они пойдут на разгром группировки наших ВС в Сирии, весьма высока. Это обусловлено тем, что наши базы "Хмеймим" и "Тартус" размещены на территории другого государства, а значит, удар по ним не является нападением на Россию. А неизбежная после разгрома нашей сирийской группировки оккупация Сирии Турцией позволит Эрдогану считать, что возрождение Османской империи успешно началось. Для США это означает устранение российского фактора вообще из Средиземноморья, что является для них большим геополитическим выигрышем.

Как будут воевать против нас

Таким образом, в целом прорисовывается вероятная логика развития возможного вооруженного конфликта по замыслу его организаторов. Предвоенный период начнется с момента объявления блокады ПМР со стороны Молдовы и Украины. По продолжительности он будет достаточно длительным – вероятно, месяц-два, а может, и более. В это время российская сторона будет предпринимать все усилия, чтобы предотвратить развитие конфликта в вооруженную фазу и решить проблему деблокады ПМР мирным путем. Наши дипломаты, руководствуясь положением международного права, что блокада является актом военной агрессии, будут добиваться признания таковыми действий Украины и Молдовы. Однако вероятнее всего, США и их союзники смогут заблокировать принятие соответствующего решения.

Со стороны США, Турции и других стран НАТО будут предприниматься дипломатические усилия противоположного направления. Одновременно начнется информационная кампания, ориентированная на население Молдовы, Украины, США, Турции и основных стран НАТО, направленная на представление России как агрессора, готовящего нападение на "беззащитную" Украину (Молдову). Вместе с тем стартует переброска войск в районы, прилегающие к западным границам нашей страны, с развертыванием соединений и частей двойного базирования. На аэродромы начнется переброска тактической авиации и материально-технических средств, необходимых для ведения предстоящих боевых действий. С территории США в районы Восточного Средиземноморья выдвинется авианосное соединение в составе двух авианосцев и до 20 кораблей охранения с четырьмя – шестью атомными подводными лодками. Турция начнет развертывание ударной группировки для наступления с Идлибского плацдарма в Сирию и подготовит к действию основные силы своих ВВС.

Когда Россия решится на проведение морской десантной операции для деблокады ПМР, наши противники, вероятно, не станут препятствовать ее проведению, поскольку это позволит обвинить нашу страну в агрессии, причем добиться официального осуждения наших действий в ООН с последующим получением мандата этой организации на развертывание военных действий против России.

Вступление Турции, США и некоторых стран – членов НАТО в вооруженный конфликт в ПМР, вероятно, начнется с массированного ракетно-авиационного удара по нашим войскам в ПМР, силам морского десанта и кораблям ЧФ в море, а также по российской базе в Хмеймиме и пункту МТО ВМФ РФ в Тартусе. Состав сил в этом ударе будет подобран таким, чтобы гарантированно подавить систему ПВО и разрушить аэродром с уничтожением базирующихся на нем самолетов до того, как они успеют подняться в воздух, а также вывести из строя российские корабли в Тартусе и в Средиземном море.

В дальнейшем последует полноценная воздушная наступательная операция, в ходе которой противник будет преследовать цель завоевания превосходства в воздухе в результате серии воздушных боев, а также разгромит авиационно-ракетными ударами ограниченные силы Оперативной группы российских войск в ПМР и морского десанта. Под прикрытием действий натовской авиации вооруженные силы Молдовы и Украины должны будут полностью оккупировать территорию ПМР, решив тем самым этот вопрос окончательно.

Что может противопоставить Россия такому развитию ситуации? Исходя из проведенного анализа явно следует, что основу российской группировки должен составить Черноморский флот, на который будет возлагаться главная задача высадки морского десанта, обеспечения его действий на берегу и последующего материально-технического снабжения.

Что может Черноморский флот

На конец 2020 года, по данным открытых источников, в составе Черноморского флота более 90 кораблей и судов, в том числе семь боеспособных подводных лодок и 43 боевых надводных корабля. Авиация Черноморского флота насчитывает около 45 самолетов и более 40 вертолетов различного назначения.

В составе береговых войск Черноморского флота имеется отдельная береговая ракетно-артиллерийская бригада в составе одного берегового подвижного ракетного полка большой дальности ("Редут"), двух береговых подвижных ракетных полков малой дальности ("Рубеж") и берегового подвижного артиллерийского дивизиона (130-мм артиллерийский комплекс "Берег").

Морская пехота Черноморского флота состоит из отдельного полка.

Корабельный состав Черноморского флота находится в лучшем состоянии, нежели Северного и Тихоокеанского. Это определяется как благоприятными климатическими условиями, так и наличием развитой системы судоремонта в главной базе Черноморского флота – Севастополе.

Вторая Приднестровская
Фото: oko-planet.su

С началом военных действий Черноморский флот будет взаимодействовать с приморским корпусом ПВО, который в общей системе противовоздушной обороны будет прикрывать базы, пункты базирования и силы флота в своей зоне ответственности. Из состава этого корпуса могут иметь значение для прикрытия сил Черноморского флота исходя из их дислокации до двух полков истребительной авиации (50–60 машин Су-27 и МиГ-29) и до двух зенитных ракетных полков, в том числе ЗРС С-400.

Для решения задач борьбы с крупными надводными кораблями вероятного противника в рассматриваемом конфликте Черноморский флот может быть поддержан силами дальней авиации в количестве до одного полка.

С началом военных действий Черноморский флот с учетом частичного ввода в строй кораблей, самолетов и вертолетов, требующих ремонта, сможет сформировать:

  • группировку ударных сил для борьбы с крупными надводными кораблями противника, способную действовать в дальней морской зоне, из двух КУГ. Одна в составе ракетного крейсера и двух-трех кораблей охранения, другая – из двух-трех фрегатов;
  • группировку ударных сил для действий в морской зоне, прилегающей к нашему побережью, в составе до двух корабельных ударных групп малых ракетных кораблей (по 2–3 в каждой), до двух ударных групп ракетных катеров (также по 2–3) и до 20–25 самолетов штурмовой авиации флота, а также ракетных и артиллерийских частей береговых войск флота;
  • группировку противолодочных сил для прикрытия десанта на переходе морем и защиты коммуникаций в составе до трех корабельных поисково-ударных групп из двух-трех единиц корабельного состава (малых противолодочных кораблей), семь неатомных подводных лодок (после выполнения задач по нанесению ударов по наземным объектам), три-четыре противолодочных самолета и до 25–30 противолодочных вертолетов;
  • группировку ударных сил для разрушения наземных объектов, включающую семь неатомных подводных лодок, привлекаемых в дальнейшем к противолодочным действиям.

Содействие приморскому флангу армии Черноморский флот сможет осуществлять силами полка морской пехоты и шести-семи десантных кораблей, способных обеспечить высадку на необорудованное побережье до двух батальонов морской пехоты.

Эти силы способны в течение первой недели боевых действий при благоприятных условиях:

1. В дальней морской зоне (например, в восточной части Средиземного моря) или в удаленных от нашего побережья районах Черного моря разгромить одну корабельную ударную группу из крупных надводных кораблей, включающую один ракетный крейсер противника (например, типа "Тикондерога"), или две-три корабельные группы (ударные или поисково-ударные) из кораблей класса эсминец-фрегат.

2. В районах Черного моря, прилегающих к нашему побережью:

  • разгромить до шести корабельных ударных групп, состоящих из двух-трех надводных кораблей класса крейсер, эсминец/фрегат или ракетных катеров;
  • уничтожить до четырех подводных лодок;
  • осуществить высадку одного тактического десанта составом до двух батальонов морской пехоты.

В Черном море только Турция обладает флотом, способным эффективно противостоять России. Он насчитывает 15 подводных лодок (в том числе 10 современных 209-го проекта), 19 фрегатов УРО (в том числе 5 типа "О. Перри" и 6 типа "Нокс"), до 25 тральщиков и около 20 ракетных катеров. Эти силы, вероятнее всего, будут поддержаны тактической авиацией. Более чем из 440 ударных самолетов для действий против кораблей и объектов Черноморского флота, по оценке экспертов, может быть задействовано до 100 и более машин.

ВМС Турции в рассматриваемом конфликте будут поддержаны силами палубной авиации ВМС США с АУС (в составе двух авианосных ударных групп) из района Восточного Средиземноморья. Вполне возможно прибытие в Черное море корабельной группировки НАТО в составе двух-трех корабельных ударных групп из кораблей класса крейсер, эсминец и фрегат.

Сопоставляя возможности Черноморского флота с боевым составом турецких ВМС, можно полагать, что в результате военных действий ВМС Турции могут понести весьма ощутимые потери – до 25 процентов своих надводных кораблей и катеров, а также до четырех подводных лодок.

При этом потери Черноморского флота, вероятно, также окажутся весьма значительными как по боевым кораблям, так и по авиации и подводным лодкам, что существенно снизит его боевой потенциал уже к концу первой недели боевых действий. При этом силы, размещенные на базе "Хмеймим" и пункте МТО Тартус, будут, вероятнее всего, полностью уничтожены.

Собрать кулак

Из сказанного следует, что с началом угрожаемого периода необходимо будет принять ряд мер, направленных на повышение боевых возможностей ЧФ. Для этого с момента, когда станет очевидной высокая вероятность возникновения вооруженного конфликта, перебросить на аэродромы Крыма и Краснодарского края самолеты морской авиации из состава Балтийского и Северного флотов. Нарастить как минимум в полтора раза группировку истребительной и фронтовой бомбардировочной авиации приморских объединений ВКС, развернуть в районе ожидаемых боевых действий группировку самолетов ДРЛОиУ в количестве не менее двух отрядов. За счет других флотов и объединений ВКС радикально усилить группировку разведывательной авиации, доведя ее численность до полноценного полка, не менее. Усилить группировку береговых ракетных войск современными ракетными комплексами большой дальности с других флотов. Учитывая, что основную угрозу силам морского десанта будет представлять именно авиация, усилить комплект средств ПВО в его составе как минимум в два-три раза по потенциалу современными многоканальными ЗРК.

Ну и, конечно, надо сделать политическое заявление о решимости перейти к применению ядерного оружия даже в таком конфликте или при попытке разгрома авиабазы РФ и пункта МТО в Сирии, что само по себе может предотвратить этот конфликт. Надо заметить, что сам факт наращивания группировки ВС РФ в бассейне Черного моря, когда потенциальному противнику станет ясно, что значительных потерь ему в таком конфликте не избежать, а успех весьма сомнителен, заставит противоположную сторону пойти на реальный поиск путей мирного дипломатического разрешения приднестровской проблемы.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук