Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Михаил Ненашев: «Понятие "национальная морская политика" шире, чем "государственная морская политика". Национальная - значит, так считает народ»
Верховный поправитель. Как Владимир Путин решил, что 1 июля гуляют все
Министр обороны России поздравил военнослужащих и ветеранов с 75-летием Великой Победы
«Буря» бьет по Хафтару: ливийское правительство нанесло тяжелый удар по террористической организации (Yeni Şafak, Турция)
Сложности со строительством медцентра в Севастополе возникли из-за подозрений на инфицированность рабочих
Израильских политиков помирил коронавирус. Ведущие партии страны после года бесплодных усилий все-таки сформировали правительство
«Растратить ФНБ за два года было бы неправильно»
Адмирал Николай Евменов: «В корабле – русская душа». Для надводной составляющей ВМФ России в Санкт-Петербурге спущен на воду новый фрегат океанской зоны
Фрегат "Адмирал флота Касатонов" отправился на финальный этап госиспытаний
По заслугам – и честь! На ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ открыта обновленная Доска почета
Минтранс РФ считает тревожной ситуацию с подготовкой к летнему сезону на Керченской переправе
Новороссийский порт за девять месяцев увеличил чистую прибыль в два раза
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




В Центральной Азии Тегеран Москве не товарищ. Россия не видит необходимости партнерства с Ираном в регионе


2019-03-16 18:42 Политика
Никогда такого не было, и вот опять у Тегерана сформулирована еще одна претензия в отношении Москвы. Причем эта претензия из наиболее неприятных – публично и на официальном уровне о ней громко не говорят, она, что называется, для внутреннего пользования. Не слишком вроде и заметна, но атмосферу двусторонних отношений отравляет вполне себе качественно.

"Москва не хочет развития партнерских отношений с Тегераном в Центральной Азии, – убеждена часть иранских политиков и экспертов. – И это еще одно свидетельство недружелюбного с российской стороны к нам отношения".

В этом году исполнится 18 лет с того момента, как тогдашний глава иранской дипломатии Камаль Харрази объявил Центрально-Азиатский регион приоритетом внешней политики Тегерана, но что-то пошло не так. И к сегодняшнему дню Ирану не только не удалось серьезно расширить свое экономическое и политическое присутствие здесь – он теряет даже те позиции, которые наработал к концу 10-х годов нынешнего столетия.

Тему "Иран и его отношения с государствами Центральной Азии в XXI веке", изобилующую интригами, драматическими поворотами и эпизодами, достойными то ли криминального романа, то ли шпионского триллера, не то чтобы в одной статье – в увесистой монографии раскрыть затруднительно. Но об одном моменте можно сказать со всей определенностью: к проблемам Тегерана в постсоветских государствах Центральной Азии Москва прямого отношения не имеет. И без "руки Кремля" там вполне достаточно других, вполне объективных причин, из-за которых Иран с его попытками стать одним из системных игроков в регионе пока так и остается "неприкаянным звеном", без четко определенного статуса в местных экономических и политических раскладах.

Когда геополитика бьет географию и экономику

Особую пикантность ситуации с неприкаянностью Тегерана в Центральной Азии придает то обстоятельство, что с точки зрения географии Иран таким государствам региона, как Казахстан и Узбекистан, совершенно необходим. Хотя бы для выхода к "теплым морям", а значит – на новые рынки.

Именно поэтому проекты всевозможных "мультимодальных транспортных коридоров" с иранским участием столь масштабны – с привлечением Индии, Афганистана, Турции, столь многочисленны, столь популярны – и столь же мало реалистичны.

Геополитика – позиция Вашингтона по иранскому присутствию в Центральной Азии и Афганистане, а также нарастающая конкуренция в регионе Китая и Индии, ну, во всяком случае, так представляют ситуацию в Нью-Дели – бьет наотмашь и отправляет в нокаут экономику и географию тех инициатив, с которыми раз за разом выступает Тегеран. И даже если что-то удается довести до практического воплощения, оборот товарных потоков на конечных точках всех этих коридоров выглядит более чем скромно.

С другими секторами "центральноазиатского экономического кейса" Ирана все обстоит столь же грустно. Иранские товары, пришедшие в Центральную Азию в конце 90-х годов прошлого века, ожидаемо не выдержали конкуренцию с тем, что предложил и предлагает Китай.

Гидро- и электроэнергетика, полезные ископаемые, промышленная обработка сельского хозяйства, и текстиль, и производство автомобилей – любой из этих проектов Ирана для региона сталкивается с все теми же непреодолимыми препятствиями – санкциями США и, главное, наличием более выгодных предложений от других внешнеэкономических партнеров, того же Пекина, а теперь еще и Анкары и Нью-Дели.

То есть здесь даже не нужно некоей "недоброжелательной политики" со стороны Москвы – геополитика и ее последствия для экономики Ирана препятствуют расширению его присутствия в регионе вполне качественно и без участия других внешних игроков. Тем более что в Центральной Азии у Тегерана хватает недоброжелателей и из "местных", что называется, кадров.

Скандалы, интриги и отсутствие интереса

К внешней политике Душанбе зачастую относятся снисходительно и с немалой иронией, что врочем вполне обоснованно – без особых изысков она проводится, с четко выраженной финансовой составляющей. Но именно властям Таджикистана удалось нанести серьезнейший удар по присутствию Тегерана в регионе. Более того, Душанбе был столь убедителен в своей атаке на Иран, что к его резонам соседи отнеслись с достаточной долей понимания.

За короткий срок президент Эмомали Рахмон и его окружение фактически вымели иранцев, обвинив их во всех смертных грехах – от подготовки государственного переворота до планирования точечных ликвидаций ведущих политиков и финансирования террористических группировок. Вполне очевидно, что большая часть этих обвинений "шита белыми нитками", что здесь явно присутствует саудовский след. Не зря же ведь посол Эр-Рияда в Таджикистане Абдулазиз бин Мохаммед аль-Бади с гордостью говорил журналистам, что "изгнание Ирана и его агентов из страны (Таджикистана) – большая победа для Королевства Саудовская Аравия и его мудрого руководства".

Столь же очевидны и экономические трофеи этой операции, доставшиеся правящему режиму, но это сейчас не столь важно. Главное заключается в том, что для всех остальных стало ясно, что Иран "пропустил" удар и его влияние в стране, отношения с которой в Тегеране преподносились как образец успешной политики в Центральной Азии, было в действительности минимальным.

К подобным нюансам на Востоке относятся очень внимательно. И скандал между Душанбе и Тегераном послужил серьезным толчком для других центральноазиатских столиц провести ревизию своих планов на "иранском направлении". Тем более что с приходом к власти в Иране Хасана Рухани интерес Тегерана к региону начал стремительно снижаться, сойдя к сегодняшнему дню почти на нет. Притом что аналогичный спад произошел и в товарообороте, цифры которого постоянно вызывают вопрос о том, есть ли у него вообще потенциал хоть какого-то роста.

Стороны еще делают оптимистичные заявления, говорят о неких перспективах, но и сами понимают, что это просто протокольная вежливость, – дипломату положено в любой ситуации вид иметь бодрый и лихой –, что реальность совместных экономических проектов далеко не радужная.

Горе лузеру

Да и есть ли они, эти совместные проекты? С Таджикистаном все, в общем-то, понятно, у Душанбе сейчас другие друзья – в Аравии. Отношения с Бишкеком всегда носили преимущественно политический характер, с экономикой там очень непросто.

С Ашхабадом у Тегерана разладилось, газовый вопрос, о котором неоднократно говорили, все испортил. Ташкенту отношения с Ираном интересны только в довольно узком сегменте, в вопросе афганского урегулирования, в важнейшем для Шавката Мирзиёева вопросе – модернизации страны – иранское участие совершенно не просматривается, поскольку нет у Тегерана того, что Ташкент не мог бы получить от других, по лучшей цене и на более выгодных условиях.

Более реальным выглядит расширение казахстанского экспорта зерна в Иран, равно как и нефтяные свопы, но опять вмешиваются все та же геополитика и все те же санкции… Словом, в и без того довольно скудном "центральноазиатском кейсе" иранской дипломатии не осталось ничего, что заставило бы постсоветские государства региона стремиться к налаживанию партнерства с ним. Игнорируя при этом все возникающие политические риски и пренебрегая "токсичностью" Ирана с точки зрения США.

И ни "шейх дипломатии" Хасан Рухани, ни верный его "внешнеполитический гуру" Джавад Зариф не смогли за несколько лет сгенерировать привлекательный для Центральной Азии проект, предполагающий присутствие там Тегерана в качестве одного из ключевых звеньев, делающего его там серьезным игроком, а не соискателем возможностей. Они предпочли блистать и активничать на других направлениях, к которым было приковано внимание мировых массмедиа, – за что Иран сейчас и рассчитывается.

На этом фоне каким образом должны выглядеть совместные проекты Москвы и Тегерана в регионе, где одна из сторон не слишком желанна? России нужно уговаривать Астану, Ашхабад, Бишкек, Душанбе и Ташкент принять Тегеран в партнеры? Или продвигать его интересы вместо своих? В чем резон?

Что-то подобное мог бы при определенных обстоятельствах сделать Пекин. Но ведь и здесь Тегеран пошел "особым путем". Отказавшись от участия в инициативе "Пояс и путь" – орлы в чужих упряжках не летают, он сделал упор на сотрудничество с Индией и пресловутый коридор "Юг–Север". "Что ж, ваше право и ваш выбор, – решили в Пекине. – Попутного ветра в спину, путеводной звезды над головой и успехов во всех начинаниях, справимся и без вас". И действительно справляются, да так, что иранцам и их индийским партнерам в Центральной Азии остается лишь с легкой тоской смотреть в хвост стремительно улетающего без них вдаль китайского экспресса…

***

Сплав вполне объективных причин и субъективных факторов, присадками в который шли политика и политиканство, интриги и некомпетентность, битва геополитики с географией и экономикой, привел к тому, что в Центральной Азии Ирана становится все меньше и меньше. И не Москва тому причиной, совсем не Москва.

Нет, регион не становится от этого безопаснее. Более того, вряд ли уход Тегерана, во многом искусственный, а потому неестественный, пойдет кому-то из местных государств и даже внешних игроков по большому счету на пользу. Но это суровая реальность сегодняшнего дня. Не смог удержаться, закрепиться и развить свое присутствие – виноват только ты. Тянуть никто не будет и не обязан, благодари, если не подтолкнут.

Возможно, что в будущем все изменится и естественное участие Ирана в делах региона будет восстановлено. Вот только совершенно очевидно, что это будущее – весьма отдаленное. 

Об авторе: Игорь Николаевич Панкратенко – доктор политических наук, заместитель генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов


Просмотров: 275
Комментариев: 0
Автор: Игорь Николаевич Панкратенко
Источник: Независимая газета
Фото: Коллаж Михаила Митина
Тэги: Центральная Азия  Иран  Россия  геополитика  Индия  Афганистан  Турция  Рухани  интересы  дипломатия 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Региональная неделя депутата Константина Затулина
Депутат Государственной Думы России от Сочинского округа,  первый  заместитель председателя Комитета Государственной Думы Константин Затул >>>


Верховный поправитель. Как Владимир Путин решил, что 1 июля гуляют все
1 июня президент России Владимир Путин провел совещание с руководством Центризбиркома и членами рабочей группы по подготовке предложений о внесении >>>


«МВ»: Киев собирается захватить Тирасполь? «Присутствие российских военных в Приднестровье слишком раздражает Европу»
Молдавия пытается осмыслить очередное заявление украинских политиков – на этот раз речь идёт о планах по захвату Приднестровья. >>>


Почему Россия не копирует французский «Мистраль»
«Русские украли и клонировали «Мистраль». Столь радикальная оценка распространяется в эти дни в американском (и не только) военно >>>


Памяти товарища: флотский строй покинул капитан 1 ранга Борис Алексеевич Захаров...
В Москве на 85-м году жизни остановилось сердце капитана 1 ранга Бориса Алексеевича Захарова, одиннадцать лет командовавшего отдельным полком связи >>>


Адмирал Николай Евменов: «В корабле – русская душа». Для надводной составляющей ВМФ России в Санкт-Петербурге спущен на воду новый фрегат океанской зоны
В Санкт-Петербурге на предприятии «Северная верфь» Объединённой судостроительной корпорации (ОСК) в пятницу торжественно спущен на вод >>>


Ливан в арабо-израильских войнах: Как была расколота страна
Ливан, несмотря на наличие границы с Израилем, долгое время оставался в стороне от арабо-израильских войн. В значительной степени благодаря этому он >>>


На украинском фланге борьбы за Белый дом в Вашингтоне. «Плёнки Деркача» – блестящее документальное подтверждение того, что власть на Украине функционирует в режиме внешнего управления
В субботу, 23 мая, активисты «Национального корпуса» забросали в Киеве здание офиса партии «Оппозиционная платформа – За >>>


Баку угрожает вернуть Карабах с помощью армии. Алиев заявил, что у Баку хватит сил вернуть Карабах, в Карабахе предложили попробовать
Президент Азербайджана Ильхам Алиев встретился с вынужденными переселенцами, которые покинули 30 лет назад Нагорный Карабах. >>>


Поиск



Наш день

27-28 (14-15) мая 1905 года – Цусимское сражение – последняя решающая морская битва Русско-японской войны
Одно из трагических сражений в истории Российского флота, морская битва в Японском море между флотами России и Японии, начавшаяся 27 мая 1905 года и продолжавшаяся 2 дня в Цусимском проливе.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


9 Мая 2020 года в Севастополе

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Новый российский фрегат даст бой американскому крейсеру. Проект 22350м превосходит «Орли Берк» и не уступает «Тикондероге»
Газпром направит 5 млрд рублей на создание пристани для «Полтавы»
Начальник ВУНЦ ВМФ вице-адмирал Владимир Львович Касатонов успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора военных наук
«ЧАЙКА»: СЕЗОН ОТ «А» ДО «Я»
Дорога в море. Для многих перспективных разработок её открывает Международный военно-морской салон МВМС-2019
Москва и Иерусалим объединяются против «восточного папизма» Константинополя
«МВ»: Киев собирается захватить Тирасполь? «Присутствие российских военных в Приднестровье слишком раздражает Европу»
Зубы Гитлера. Историк Олег Будницкий — об обстоятельствах идентификации трупа Гитлера
НОВОРОССИЙСК: ТРАДИЦИОННЫЙ СЕМИНАР ПИСАТЕЛЕЙ-МАРИНИСТОВ
Реклама

Православные праздники

Погода


Ранее
Феодосийская верфь «Море» получила кредит для постройки корабля «Шторм»

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ