Опрос

Удовлетворены ли в полной мере избранием Губернатором Севастополя Дмитрия Овсянникова
Да, в полной мере
Нет, ни в коем случае
В целом не против такого результата
Мне всё равно
Заранее зная о таком результате, на выборы не ходил
Думаю. что все скоро в этом разочаруются
Голосовать, в принципе. бессмысленно


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Движение поддержки флота просит Путина вернуть штаб ВМФ в Москву
Доклад начальника Генштаба на коллегии МО прозвучал на позитивной ноте. Отмечая успехи в военном строительстве, не стоит забывать о проблемах
В Госдуме обсудят законодательную основу для развития рыбной отрасли
Экипажи кораблей Новороссийской военной морской базы ЧФ оттачивают профессиональные навыки на уникальном тренажере «Дуэль»
Стали известны подробности скоропостижной смерти председателя ОП Севастополя
Минский процесс по украинскому урегулированию: хоровод интересов
В Украине делят остатки экономики. За противостоянием президента и оппозиции скрывается борьба за ресурсы
Зачем Вашингтон хочет ввести в Донбасс «две дивизии миротворцев»
Атомные субмарины России могут остаться без атомных реакторов. В срыве гособоронзаказа для подводного флота страны нашли "украинский след"
Большой десантный корабль Черноморского флота «Орск» вышел в море после планового ремонта
Следующий круизный сезон в Сочи начнется в апреле, а не мае
Грузоотправителей разделили по сортам. Приняты правила недискриминационного доступа к портам
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Ислам: между Аверроэсом и аль-Багдади


2017-07-16 11:28 Авторитетно
События последних лет (волнообразная дестабилизация Ближнего и Среднего Востока, бесконечные теракты, совершаемые последователями пророка, сотрясающий Европу миграционный кризис, перманентное преследование инакомыслящих и инаковерящих в мусульманских странах и даже за их пределами) в очередной раз заставляют вспомнить профессора Хантингтона и задуматься о сопряжении ислама и насилия, ислама и демократии, а в конечном счете, - исламских и неисламских ценностей в рамках все более глобализирующегося человеческого общежития.

Что перед нами? Очередной инерционный отголосок многовекового цивилизационного конфликта? Вспышка застарелых хронических проблем ислама? Или, напротив, болезнь роста относительно молодого и по-прежнему исключительно пассионарного организма в условиях перемен и иноцивилизационного внешнего давления?

A propos

Прежде чем продолжить разговор, необходимо сделать несколько существенных замечаний.

Любая религиозная система (ислам - не исключение) всегда намного сложнее и многограннее ее выборочного описания. Соответственно, и данная статья - это лишь попытка обозначить некоторые важные проблемы, заслуживающие обсуждения. Вполне очевидно, что в зависимости от направления, течения, мазхаба (школы толкования) и даже просто страновой или региональной специфики мы легко сможем вычленить как минимум несколько десятков принципиально разных "исламов". Кроме того, в повседневной жизни мы все имеем дело не с цивилизациями, а с конкретными людьми, которые совершенно необязательно разделяют весь набор так называемых "исламских" ценностей.

Наиболее сложные и/или одиозные проблемы современного ислама - это отчасти действительно некие имманентно присущие его религиозной доктрине особенности, а с другой стороны - результат конкретных политических и/или региональных конфликтов с участием либо этносов, являющихся своего рода носителями общемусульманского культурного кода (арабы и иранцы), либо стран, наиболее обремененных архаикой (Афганистан, Пакистан, Йемен, Сомали, Судан), либо очевидных внесистемных экстремистских сил (ИГИЛ, "Боко Харам").

Не менее важно и то, что в рамках любой индивидуальной или общенациональной самоидентификации традиционно преобладают языковые и этнические установки, в свою очередь, включающие в себя и религиозные, а не наоборот. Резкое изменение этого соотношения в пользу религиозных ценностей чаще всего означает движение в сторону конфликта. Конфессиональная специфика выходит на передний план либо в результате установления исламского режима, нивелирующего все многообразие этнических установок, либо в случае активизации фундаменталистской оппозиции, либо в условиях миграции (как внутренней - переезд из глубинки в большой город, так и тем более - международной), подразумевающей непременный ценностный конфликт архаичного, преимущественно провинциального, сознания мигранта с непривычным и постоянно вызывающим неприятие новым окружением. Миграционная среда является очевидным катализатором как фундаментализации, так и экстремизации любых традиционных мусульманских общин.

День сегодняшний

Взаимодействие мусульманских и немусульманских общин в мире складывается очень по-разному. В рамках американской модели "плавильного котла" (на деле, впрочем, уже давно трансформировавшейся во "фруктовый салат") и канадского мультикультурализма1 это происходит, пусть с пробуксовкой, но в целом бесконфликтно. Во многом функционирующая на старой советской основе межкультурная коммуникация в России или в той же Центральной Азии пока также позволяет достаточно успешно купировать отдельные элементы межцивилизационного противостояния; по большему счету неконфликтный характер носит и сегодняшняя трудовая миграция в Россию, так как прибывающие в массе своей являются носителями общей постсоветской идентичности. Сосуществование мусульманских и немусульманских сообществ на Ближнем Востоке, в Азии и Африке выстраивается, как минимум, сложно.

В случае с Европой речь на сегодня идет уже не только об очевидном кризисе модели мультикультурализма, но и о реальной перспективе потери собственной цивилизационной идентичности под давлением миграционного потока с мусульманского Востока. Такова цена ложно понятой политкорректности и изначальной неготовности последовательно реализовывать старый классический принцип общежития - "если ты в Риме, живи как римлянин". Проблема не столько в том, что мусульманская община в Европе быстрее всех прочих увеличивается количественно, а в том, что она решительно не вписывается в общеевропейские стандарты, при этом привнося с собой бесконечные предрассудки политического, гендерного или этнического* (*Отсюда, кстати, и беспрецедентный со времен нацизма всплеск антисемитских настроений в Европе.) свойства, а кроме того, в наименьшей степени демонстрирует готовность к субстантивной интеграции, обнаруживая при этом и наибольшее снижение порога даже элементарного законопослушания.

Попытка как-то исправить ситуацию за счет одновременной "дехристианизации" и "деисламизации" публичной сферы также не дает результатов: "дехристианизация" успешно происходит, "деисламизация" же по большей части только успешно декларируется, вызывая конфликты и чаще приводя лишь к очередным уступкам мусульманской общине, которая в любом случае последовательно дрейфует в направлении все большей экстерриториальности и "альтернативной лояльности"*. (*Роль одного из первопроходцев здесь сыграл создатель так называемого Мусульманского парламента Великобритании Калим Сиддики (1933-1996 гг.), который еще в 1992 г. дал однозначную рекомендацию всем правоверным мусульманам в случае коллизии законов страны пребывания и законов шариата без колебаний следовать последним. Сегодняшнее положение дел в Соединенном Королевстве показывает, что его совет был услышан.) Укреплению обособленности способствует также продолжающаяся мечетизация и анклавная шариатизация Европы.

Для большей иллюстративности можно было бы выстроить своего рода социокультурную линию размежевания между условным "мусульманским Востоком" и "христианским Западом":

Таблица 1

Темы

Мусульманский Восток

Христианский Запад

Время

Время воспринимается бесконечным и самостоятельной ценности не имеет. В том числе отсюда неточность и необязательность, сосуществующие с готовностью тратить больше времени на родственников и друзей

Время воспринимается строго конечным и исключительно ценным. Отсюда "время -
деньги", а "точность - вежливость королей". Оборотная сторона: весьма дозированное общение с родственниками и друзьями

Общество и личность

 

Коллективное должно иметь преимущество над личным; обратное означает поощрение эгоизма, вседозволенности и снижение защищенности отдельного человека

Ценности индивидуальной свободы и инициативы - основа западного образа жизни. Усиление коллективных начал расценивается как покушение на демократию

Особенности
взаимоотношений

Обладают сильной склонностью создавать пожизненные отношения. Преданы человеческим отношениям

Привыкли к краткосрочным отношениям. Преданы работе

Планирование

Меняют планы часто и легко

Твердо преданы планам

Контекстность

 

Речь наполнена подтекстом, фоновой информацией, символами и аллюзиями.
В процессе межкультурной коммуникации страдают от излишней прямоты и нетактичности

Подчеркнуто эксплицитны; подтекст, разумеется, существует, но его удельный вес минимален. В процессе межкультурной коммуникации страдают от недомолвок и намеков

Отношение
к религиозной свободе

 

Вероотступничество и богохульство - непростительный грех, в ряде стран подлежащий и уголовному наказанию. Права немусульманских общин частично защищены законом, но общественным мнением признаются с большими оговорками

Переход в другую веру и критика чужих убеждений (в том числе и религиозных) - составная часть демократии. В рамках светского демократического государства права всех религиозных общин равны

Демократия

 

Удобная оболочка для традиционных механизмов или трамплин для прихода к власти с последующей отменой демократии за ненадобностью

Единственная приемлемая форма существования современного общества

Гендерное равенство

 

Нарушение дарованного Богом порядка и лишение женщины ее природной функции матери и жены. Неравноправие женщины почти повсеместно существует de facto, закреплено обычным правом и чаще всего - действующим законодательством

Неотъемлемый атрибут демократии и прав человека. Гендерное равноправие к середине XX века закреплено законодательно, а с начала XXI века активно внедряется институционально

Права секс-меньшинств

 

Дорога к моральному и физическому вырождению, к тому же прямо осуждаемая всеми религиями мира. Подозреваемые в гомосексуализме подвергаются общественному остракизму и различным видам уголовного наказания

Составной элемент политкорректности. Этот новомодный маркер используется сегодня для жесткой идентификации "своих" и "чужих". До середины XX века гомосексуализм осуждался или принудительно лечился

 

Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…

Ислам - это цивилизация слова, слова часто сакрального (как ритмическая проза Корана) и заведомо более важного, чем жизнь человека. Удачное слово приносит славу, а иной раз и власть (у арабов и персов велеречивость с давних пор в особой чести и цене: бывало она торила дорогу будущим вождям и эмирам), неудачное - остракизм, а иной раз и смерть. Отсюда и обвинения в богохульстве, и смертные приговоры писателям (в их числе - и Салман Рушди, и Тауфик аль-Хаким, и Ориана Фаллачи, и Таслима Насрин, и Рафик Таги). Отсюда и неизменно болезненно-агрессивная реакция на неосторожную критику (именно эту черту Андрей Кураев в свое время охарактеризовал как "удобоподвижность ислама на провокации"2), и неготовность признать чье-либо право на шутку*, (*Впрочем, неприятие смеха можно легко обнаружить и в христианской средневековой традиции. Отсюда образ и не остановившегося перед убийством слепого Хорхе Умберто Эко, и булгаковского темно-фиолетового рыцаря, наказанного за неудачный каламбур о свете и тьме.) особенно если ее объект - сам ислам или его пророк (история с датскими карикатурами, с журналом "Charlie Hebdo", фильмом "Невинность мусульман").

Так что же происходит сегодня с исламом? С одной стороны, мусульманский мир (или, по крайней мере, его наиболее ортодоксальная часть) ощущает себя явно некомфортно в потоке современной глобализации, подразумевающей унификацию отнюдь не только технологических или финансовых стандартов, но и политических, правочеловеческих и даже поведенческих. Втягивание в новые - не совместимые с традиционными исламскими ценностями - правила игры порождает неизбежную защитную реакцию: либо это максимально жесткая политико-культурная автаркия (Иран, Судан, Саудовская Аравия), либо своего рода "межцивилизационная сделка", сохраняющая в неприкосновенности внутреннюю архаику в обмен на "продвинутые" партнерские отношения с Западом и отдельные строго дозированные реформы (Пакистан, Катар, ОАЭ), либо та или иная форма организованного или "спонтанного" антизападного насилия (из той же категории - нападения на местных христиан, ведь для ортодоксов даже "свои" христиане все равно воспринимаются как "агенты иностранного влияния") и, наконец, акты террора.

Вероятно, до некоторой степени положение дел в мусульманском мире может быть объяснено и своего рода переходным возрастом, обусловленным относительной молодостью (1400 лет) этой религии, которая по европейским меркам сейчас как раз пребывает в эпохе Столетней войны и костров инквизиции. Как и любая другая религиозная система, ислам - это живой организм, которому свойственно рождаться, развиваться, болеть, стареть и умирать... Его старшие авраамические братья (иудаизм и христианство) уже явственно пересекли грань, отделяющую взрослость от старения... Ислам, напротив, все еще полон сил, хотя и не свободен от всевозможных болезней роста. Из их числа, надо полагать, и то обстоятельство, что в массовом сознании мусульман подчас оказываются "опасно занижены пороги допустимой агрессии"3 по отношению к соседям по планете.

Проблема заключается еще и в том, что сегодняшняя исламская цивилизация как на своей территории, так и на чужой последовательно отстаивает только одно - продвижение и защиту собственной идентичности4. Компромисс теоретически возможен только на основе принципов секуляризма, однако ислам исходит из принципа неразделимости религии и политики, светского и духовного…

Немаловажен и очевидно гипертрофированный (в сравнении с двумя другими авраамическими религиями) акцент ислама не столько на содержание, сколько на форму, и не столько на морально-этические заповеди, сколько на ритуально-бытовые установления. Отсюда в итоге и представление, согласно которому вероятность реформирования мусульманского общества существует лишь в случае проведения преобразований в духе Кемаля Ататюрка.

Впрочем, некоторые исследователи полагают, что полноценная трансформация традиционной мусульманской страны в принципе невозможна, и причина тому - ислам. В этом плане достаточно часто приводят пример с Японией и Египтом. Как известно, перед Второй мировой войной две эти страны были вполне сопоставимы и по уровню социально-экономического развития, и по доходам на душу населения. Спустя полвека соотношение изменилось самым кардинальным и неблагоприятным для Египта образом*. (*Эта тема была, в частности, обозначена Л.Р.Сюкияйненом в ходе его выступления 14 сентября 2006 г. в литературном кафе "Bilingua" в рамках проекта "Публичные лекции "Полит.ру".)

Казнить нельзя помиловать

Как известно, роль церкви в рамках любой религии сводится прежде всего к формулированию единообразной базовой модели восприятия основных религиозных ценностей, а через их призму - и окружающего мира. Такого рода деятельность на определенном этапе подразумевает и определенную редакторскую работу со священными текстами… В исламе церкви нет; в том числе и по этой причине разноречивых пассажей в Коране существенно больше, чем в той же Библии, и носят они более принципиальный характер.

Что стоит, например, 9-й аят Суры "Паук": "Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха и в последний день, не запрещает того, что запретил Аллах и Его посланник, и не подчиняется религии истины из тех, которым ниспослано писание*, (*"Обладателями книги" или "обладателями писания" в Коране называются иудеи и христиане.) пока они не заплатят джизью**, (**Джизья - подоходный налог с немусульман в мусульманских странах, некогда взимавшийся за право пользоваться защитой мусульманского государства и получать освобождение от обязательной для всех мусульман воинской службы.) будучи униженными"5. Впрочем, в той же Суре "Паук" обнаруживается аят (46-й) совершенно противоположного содержания: "Не препирайтесь с "обладателями книги" иначе как чем-нибудь лучшим; кроме тех из них, которые несправедливы, и говорите: "Мы уверовали в то, что ниспослано нам и ниспослано вам. И наш Бог, и ваш Бог един, и мы ему предаемся". Рядом с общегуманистическими заповедями "нет принуждения в вере" (Сура "Корова", аят 256) или "Истина от вашего Господа: кто хочет, пусть верует, а кто хочет, пусть не верует" (Сура "Пещера", аят 29) мирно соседствуют очевидные призывы к нетерпимости и насилию: "Поистине, неверующие для вас - явный враг" (Сура "Женщины", аят 101) и "Сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения, а вся религия будет принадлежать Аллаху" (Сура "Корова", аят 193).

Мы сталкиваемся с рассуждениями об абсолютной детерминированности человеческого существования, о его изначальной предопределенности и одновременно находим указания на предоставленную человеку свободу выбора. С одной стороны, отход мусульманина от своей веры всегда считался смертным грехом, а с другой стороны, тот же Коран содержит следующее наставление Аллаха, обращенное к Мухаммеду: "Кто повинуется посланнику, тот повинуется Аллаху. А кто отворачивается, то Мы не посылали тебя хранителем над ними" (Сура "Женщины", аят 80).

Такой же вариативностью отличаются, кстати, и существующие трактовки известных пищевых запретов***, (***Запрет на свинину, мертвечину и всякое прочее "неправильное" мясо сопровождается характерной оговоркой "кто же вынужден, не будучи нечестивцем и преступником, нет греха на том", позволяющей в некоторых случаях достаточно широкую трактовку. ) и, казалось бы, незыблемого указания на отказ от употребления спиртного*, (*В дополнение к более чем прозрачным указаниям на то, что виноградное вино и пальмовая водка - это "дар Аллаха" и "знамение для людей разумных", добавлю ссылку на отсутствующую в Коране позднейшую установку на обязательность именно пятикратной молитвы (на молитву же следует выходить очищенным: где уж тут предаваться возлияниям; при этом Коран предписывает молитву, но не оговаривает ее кратность) или на размышления члена египетского Высшего совета по делам ислама Халеда аль-Генди, который в феврале этого года высказался в том духе, что "пить, не пьянея, не грех".)  и норм относительно многоженства, и еще многого другого. Несмотря на базовую установку о неразделимости религии и политики, на практике они часто оказываются разведены.

Ислам, таким образом, со своими зеркальными истинами предстает вечным диалогом по поводу бесконечных комментариев.

Уникальная двойственность ислама, позволяющая сосуществовать взаимоисключающим друг друга толкованиям, в условиях отсутствия церковной или иной общепризнанной иерархии авторитетов, когда точка зрения даже такого религиозного учреждения, как Аль-Азхар, может быть легко оспорена любым независимым улемом или имамом, способствует появлению колоссальной группы неформальных лидеров, менталитет которых не унифицирован единым религиозным образованием, а политические симпатии всецело зависят от региональных и личных пристрастий. В результате тем больше шансов в конкретных условиях получают сторонники наиболее радикальных позиций, потенциальные призывы к насилию приобретают абсолютно децентрализованный и множественный характер, а господствующей тенденцией становится непредсказуемость.

Экскурс в прошлое

Мы, разумеется, живем здесь и сейчас; сжавшееся историческое время размывает ощущение и понимание еще недавнего прошлого. Многие современные проявления ислама вызывают у нас (и небезосновательно) непонимание и отторжение. Но давайте всмотримся в собственное историческое зеркало: какие-то 150 с небольшим лет назад в США процветала работорговля, а в России - крепостное право, расовая же сегрегация в Америке исчезла и того каких-то 50 лет назад; равные права женщин в Европе - это менее 100 лет (а в той же Швейцарии - чуть более 30).

Можно заглянуть и в чуть более отдаленное прошлое. Вспомним: гуманистическая доктрина христианства не один век сосуществовала с агрессивным прозелитизмом, подчеркнутой нетерпимостью к инаковерию и инакомыслию и господствовавшей догматической схоластикой. Отсюда и инквизиция, и религиозные войны, и Крестовые походы… Напротив, на землях ислама вплоть до завершения его "золотого века" (середина VIII - середина XIII вв.), при всей, казалось бы, жесткости мировоззренческой доктрины, уровень умеренности и религиозной терпимости был на порядок выше, чем в той же христианской Европе... И в Багдаде, и в Дамаске, и в Кордове христиане и иудеи, будучи пусть и не вполне равноправны с мусульманами, пользовались защитой и уважением, открыто исповедовали свою веру и при этом с легкостью принимались на службу и ко двору; представить зеркальную ситуацию в средневековой Европе заведомо невозможно.

Ранний ислам демонстрировал поразительную способность учиться и аккумулировать знания и достижения окружающего мира - персидского или греко-византийского. Собственно, и сам ислам - это продукт успешного межцивилизационного диалога с участием иудаизма и христианства.

Классическая мусульманская (в основе своей арабо-персидская) цивилизация была в свое время одним из важнейших средневековых центров духовной и интеллектуальной культуры, давших миру Авиценну, Аверроэса*, (*Запечатленный Рафаэлем на фреске "Афинская школа" Ибн Рушд, или Аверроэс (1126-1198 гг.) был блистательным популяризатором и интерпретатором Аристотеля (переводы его трудов на латынь во многом помогли открыть Аристотеля в Европе заново) и автором идеи "двойственной истины", обосновавшим (и это в XII веке!) независимость истин разума от истин религии. Его влияние испытали Фома Аквинский, Джордано Бруно и Спиноза.)  Ибн Хальдуна**, (**Ибн Хальдун (1332-1406 гг.) - выдающийся арабский историк и мыслитель, автор трудовой теории стоимости, концепции циклического развития цивилизаций, один из основоположников современной клиодинамики.) Омара Хайяма, Бахауддина Накшбанда с его знаменитым "Сердце - с Богом, а руки - с работой"***, (***Бахауддин Накшбанд (1318-1389 гг.) - основатель крупнейшего суфийского ордена Накшбандия. Редкий личный пример сочетания исключительной скромности, простоты, мудрости и терпимости. Букв. "Дил ба ёру, даст ба кор" (тадж./фарси). Его заповедь - очевидная параллель с девизом бенедиктинцев "Ora et labora".) Алишера Навои, Низами и еще целую плеяду мыслителей, ученых и поэтов. Именно в то время родился знаменитый принцип открытости "Ищи знание, и даже в Китае" (то есть у любых народов, знаниями обладающих, и сколь угодно далеко находящихся; после XIV в. этот подход, к сожалению, сменила вполне себе схоластическая установка "передавай, но не вмешивай разум", а знания стали делить на "исламские" и "неисламские").

Одним из немногих положительных результатов Крестовых походов стало возвращение в Европу сохраненного мусульманами* (*В этом же ряду и "импортированные" с Ближнего Востока струнные музыкальные инструменты, мельницы и традиция использовать вилки и прочие многочисленные столовые приборы (в христианской Европе в то время обходились руками и ножом).)  философского наследия античности. Это обстоятельство, кстати, послужило важным стимулом для начала европейского ренессанса. Мусульманский же Восток (сказалось в том числе и монгольское нашествие) вступил в многовековую полосу социально-экономической и культурной стагнации. Молодая кровь Османской империи лишь в течение XIV-XVI веков вновь было возродила могущество исламского мира, но возрождение это проходило практически исключительно в военной сфере, а потому оказалось и недолговечным, а в какой-то момент даже ускорило развал и разложение самой империи.

Приход в XIX веке европейских колонизаторов на земли ислама лишний раз продемонстрировал степень упадка мусульманской цивилизации. Интеллектуальные поиски философского и организационного противоядия привели на рубеже XIX-XX веков к появлению целого букета различных идей и концепций - от панисламских Дж.Аль-Афгани до реформаторских Р.Риды и М.Абдо. Появление в 1928 году ассоциации "Братьев-мусульман" ознаменовало собой и вполне ожидаемый запуск обновленного фундаменталистского проекта. Последующие же неудачи националистических доктрин (прежде всего, насеризма и баасизма) лишь усугубили исламизацию и экстремизацию Ближнего Востока.

Исламский ответ: фундаментализм

В той или иной форме вся мусульманская история представляет собой наслаивающиеся друг на друга всевозможные религиозные движения, ставящие своей целью возврат к чистоте первоначального ислама и борющиеся за претворение этих идей в жизнь. В этом смысле фундаментализм, как наиболее активная форма лояльности ортодоксии, всегда был составной частью этой истории. На циклический характер появления очередных попыток реализации идеи возврата к первоначальному исламу указывал еще Ибн Хальдун. С его точки зрения, циклы составляли примерно 100 лет, что соответствовало периоду жизни четырех поколений. Ибн Хальдун выделял еще одну, существенную особенность вышеупомянутых средневековых протофундаменталистских движений: их религиозный заряд чаще всего сосуществовал с подъемом асабийи (племенной дух, патриотизм). Эта черта обнаружит себя и в XX веке в рамках раннего фундаментализма "Братьев-мусульман" Хасана аль-Банны.

В качестве относительно самостоятельного течения общественной мысли и движения исламский фундаментализм прошел в своем развитии три основных этапа: идейно-организационного становления (конец 1920-х - начало 1950-х гг.), политической радикализации (начало 1950-х - начало 1970-х гг.) и раскола на экстремистское и умеренное течения (с начала 1970-х гг.).

Ранний фундаментализм представлял собой квинтэссенцию суфизма, салафийи (ортодоксии) и патриотизма и отличался конфессиональной терпимостью и политической умеренностью. Хасан аль-Банна (1906-1949 гг.), основатель и Верховный наставник ассоциации "Братья-мусульмане", сам принадлежавший к суфийскому ордену хасафийя, создал своего рода неосуфийское движение*. (*Избранный Хасаном аль-Банной титул "верховного наставника" ("аль-муршид аль-ам") также суфийский по своему происхождению.) Но если для суфиев достижение высшей ступени самосовершенствования было целью и финалом всех усилий, то для Хасана аль-Банны это была лишь очередная ступень. Он хотел идти дальше, чем его учили шейхи ордена хасафийя. И следующим шагом, с его точки зрения, должна была стать борьба за духовное очищение окружающего общества. Он выступал за освобождение суфизма от искажающей его обрядности и за соединение усилий реформированного суфизма, улемов Аль-Азхара и салафидов во имя ислама и на благо обществу. Эти три силы были бы, по мысли Хасана аль-Банны, способны возродить не только Египет, но и весь Восток. Политика, по сути, чужда духу традиционного суфизма, Хасан аль-Банна же провозгласил необходимость соединения суфизма и политики и, призвав в мае 1938 года "Братьев-мусульман" к выходу на политическую арену, осуществил эту идею на практике. К 1950-м годам ассоциация практически полностью заменила ордены6, взяв на себя и их общественные функции.

На этом этапе были сформулированы основные теоретические установки, в целом и по сей день разделяемые абсолютным большинством приверженцев исламского фундаментализма:

- универсальность ислама в смысле его всеобщности и неразделимости для религии и общества. Как писал Хасан аль-Банна, "те, кто полагает, что приобщение к исламу есть лишь приобщение к его духовным и культовым ценностям, ошибаются. Ибо ислам - это служение и руководство, религия и государство, духовность и практичность, молитва и джихад, повиновение и власть, Коран и меч, и ничто в нем неотделимо одно от другого"7;

- возврат ислама к его первоначальной чистоте и пониманию, освобождение его от многовековой путаницы и наслоений;

- панисламизм;

- возрождение халифата;

- борьба за истинно исламское правление.

"Братья-мусульмане", как известно, выступали вместе со "Свободными офицерами"8 под знаменами национального освобождения; лишь нежелание последних делиться результатами общей победы привело к разрыву этого союза. В ходе обычной борьбы за власть выкристаллизовались два новых для Египта идейно-политических течения: насеризм и исламский радикализм последователей Сейида Кутба.

Маркс и Энгельс исламского экстремизма

Ведущий идеолог пакистанской "Джамаат-и-ислами" Абу аль-Ааля аль-Маудуди и член Бюро верховного руководства египетской ассоциации "Братьев-мусульман" Сейид Кутб - это два наиболее крупных представителя радикального направления исламского фундаментализма, авторы центральных для всех современных экстремистов положений о хакимийи и такфире*. (*Ниже в основном анализируется работа Абу аль-Ааля аль-Маудуди "Аль-Мустасляхат аль-арбаа фи-ль-Кур'ан" ("Четыре технических термина в Коране". Эль-Кувейт, 1977), а также книга Сейида Кутба "Маалим фи-т-тарик" ("Вехи пути". Каир, 1980).)

С точки зрения аль-Маудуди, одна из главных причин упадка мусульманских стран заключается в том, что мусульмане перестали понимать послание Корана так, как оно было возвещено. Необходимо устранить все препятствия на пути такого понимания, отказавшись в том числе и от преклонения перед Сунной (беспрецедентное предложение в рамках истории ислама). Аль-Маудуди разрабатывает концепцию хакимийи (букв. "всевластия") и выдвигает идею замены хакимийи людей хакимийей Аллаха. На этом пути мусульманам необходимо пройти через два периода: период "безразличия" (или "отделения") и период джихада. На первом этапе мусульмане обвиняют погрязшее в пороках общество в неверии и уходят из него. Период безразличия соответствует уходу (хиджре) Мухаммеда из Мекки в Медину. Второй этап - это время активного противостояния безбожному обществу после возвращения в него с новыми силами, время завоевания этого общества и навязывания ему всевластия Аллаха (по аналогии с победным возвращением Мухаммеда из Медины в Мекку и установлением в ней ислама).

Продолжая рассуждения аль-Маудуди, Сейид Кутб пишет, что преодоление пропасти между обществом джахилийи (в исламе так традиционно обозначают эпоху доисламского многобожия; Кутб же распространяет это понятие и на современность) и обществом ислама начинается с восстановления истинного понимания "всевластия Аллаха" и "поклонения Аллаху" (убудийят Алла), через духовный возврат к первоначальным ценностям "золотого века" ислама. Отдельные мусульмане, освободив свои души от гнетущего влияния джахилийи, начинают объединяться. Таким образом, возникает и начинает укрепляться возрожденная исламская умма. Консолидировавшись, истинные мусульмане провозглашают джихад во имя установления хакимийи Аллаха. При этом обращение к мечу, с точки зрения Кутба, законно, ибо принести эту хакимийю в общество джахилийи, во главе которого стоит погрязший в пороках и неверии правитель, невозможно лишь с помощью проповедей и убеждений.

Идея такфира (т. е. обвинения в неверии) стала вторым после концепции джахилийи догматом теории Сейида Кутба. Вопрос же о том, только ли неправедный правитель и его ближайшее окружение олицетворяют собой джахилийю, а следовательно, и заслуживают обвинения в неверии или следует осуждать все общество, остался нераскрытым. Казнь Сейида Кутба в 1966 году прервала его философские размышления и оставила толкование незаконченных концепций на усмотрение лидеров исламских оппозиционных группировок. Последние раскололись на две крупные группы, соответственно представленные сторонниками обвинения в неверии всего "безбожного" общества и ухода из него и сторонниками обвинения верхушки общества и ее последующего устранения путем переворота.

В 1970-х годах единое ранее фундаменталистское течение окончательно разделилось на два направления - радикальное и умеренное*. (*Умеренные в принципе не одобряют насилия и считают практику такфира неприемлемой, ведь если один мусульманин обвиняет другого в неверии, то он тем самым присваивает себе функции Аллаха или его пророка, а значит сам становится безбожником. Эту линию, в частности, отстаивал сменивший Х. аль-Банну на посту Верховного наставника "Братьев-мусульман" Хасан аль-Ходейби, выступивший против идей Сейида Кутба с книгой "Проповедники, но не судьи".) Сторонники первого, считавшие эпоху и идеи раннего фундаментализма прошлым днем, почитали своим верховным руководителем и наставником "мученика за правое дело" Сейида Кутба. Они были убеждены, что современные им мусульмане - кяфиры, ибо они отступились от ислама. "Пусть они молятся, постятся, совершают хадж и платят закят - все это никак не искупает их богоотступничества. Тот же, кто не обвиняет неверного в неверии, тот сам - неверный. А кто выйдет из наших рядов, то у него будет отнята вся кровь и имущество. Нет - выборам, нет - парламенту, нет - демократии [так как она подразумевает власть народа, а не власть Аллаха], нет - существующим мечетям, где молятся безбожники безбожно и о безбожном" - таким стало кредо последователей аль-Маудуди и Кутба9.

Ислам - вот решение

На все сложные вопросы жизни у "уличных" исламистов всегда есть один и тот же ответ - высоко поднятый указательный палец (напоминание о едином творце) и лозунг "Ислам хува аль-халь" ("Ислам - вот решение"). Их "кабинетным" собратьям приходится все же идти чуть дальше и формулировать некие элементы доктрины.

Конечной целью большинство исламских движений традиционно провозглашают создание всемирного государства ислама, основанного на шариате. Промежуточной целью считается построение истинного исламского государства в рамках сегодняшнего дар уль-ислам (букв. "дом ислама") и защита дар уль-ислам от дар уль-харб (букв. "дом войны", то есть внешний мир). В краткосрочной перспективе фундаменталисты нацелены на построение исламского порядка в географических рамках отдельного государства.

Программы абсолютного большинства фундаменталистских организаций (в особенности экстремистского толка) носят весьма расплывчатый и эклектический характер. Наиболее разработанной их частью является богословская критика режима, апелляция к раннеисламским ценностям времен пророка и четырех праведных халифов, скрупулезный анализ таких понятий, как джахилийя, джихад, шариат, такфир, халифат, шура.

Показательно, что фундаменталисты не считают практику критерием истины: соответственно, любые неудачи в реализации исламских доктрин всегда останутся ошибками того или иного лица, а не самой теории, в то время как любой удачный опыт доказывает истину.

Весьма часто эмоционально-коранический стиль аргументации заменяет саму аргументацию. Двумя же безусловными аксиомами являются идея замены человеческой власти на божественную и идея применимости положений шариата ко всем временам и к любому месту. При этом для большинства исламистов шариат - это прежде всего борьба против алкоголя, воровства, бродяжничества и общего упадка нравов. Безусловное следование традициям мусульманской одежды (особенно для женщин) - любимейшая тема рассуждений для фундаменталистов. Как некогда весьма эмоционально (но во многом верно) заметил Али Акбар Хашеми Рафсанджани, "все танки, бомбы и ракеты не позволят Америке победить ислам; однако ислам будет повержен, если женщины-мусульманки откажутся покрывать свои волосы и носить требуемую одежду"10.

Подозрительно настроены фундаменталисты и в отношении концепции политической демократии. Во-первых, потому что она предполагает фактическое отделение религии от политики. А во-вторых, с их точки зрения, ислам и демократия вообще несовместимы, ибо демократия предполагает всевластие народа, а не всевластие Аллаха. Многие фундаменталисты не признают и партийную систему, считая, что праведно говорить только о двух партиях - партии Аллаха и партии сатаны. Фактически интегрированные в современную партийно-политическую структуру умеренные фундаменталисты проявляют в этом вопросе известную гибкость, хотя и они оставляют право на существование в будущем исламском государстве только исламским партиям.

Важным представляются взгляды фундаменталистов в отношении ахль аз-зимма, (букв. "людей защиты"), то есть христиан и иудеев, находящихся под покровительством ислама. С точки зрения фундаменталистов (особенно крайних), это покровительство носит весьма условный характер. Во-первых, если у зимми существуют дурные намерения (даже не поступки) в отношении ислама, то он заслуживает смерти. Во-вторых, само покровительство обуславливается выплатой подушной подати - джизьи. Так, то обстоятельство, что египетские копты уже почти два столетия не платят ее, с точки зрения египетских фундаменталистов, лишает их прав на защиту и покровительство.

Экономическая проблематика в концепциях фундаменталистов разработана крайне слабо. Требования социально-экономической справедливости и борьбы против коррупции хотя и присутствуют, но носят слишком общий характер, ибо "разница - не в богатстве, но в благочестии", "страшна не экономическая, а моральная коррупция".

Для экстремистских организаций в случае неблагоприятной оценки возможности захвата власти на передний план выдвигается задача максимальной дестабилизации режима. При этом часть радикалов считает, что к насилию следует прибегать лишь после могущего длиться годами ухода из общества (в отдаленные районы, в глубокое подполье) ради создания первоначальных ячеек будущего истинно исламского строя, ибо существующее погрязло в неверии и всякий контакт с ним пагубен.

Радикальные структуры второго типа (численно преобладающие) ведут работу сразу по нескольким направлениям: активная пропаганда, вербовка новых членов, сбор финансовых средств, накопление оружия, проведение терактов. Экстремистские организации второго типа, в свою очередь, также различаются между собой в зависимости от отношения к масштабам и формам применения насилия. Если существует установка на верхушечный переворот, количество террористических актов обычно сведено к минимуму. Если же делается ставка на народную исламскую революцию, количество террористических актов резко возрастает, ибо они рассматриваются как средство активизации народных масс. Для мелких экстремистских групп террор и насилие весьма часто из средства становятся целью.

Основой фундаменталистской многоячеистой структуры служит существование разветвленной системы групп, чаще всего именуемых джамаат исламийя (букв. "исламские объединения или ассоциации"). Эти группы обеспечивают в том числе и постоянное стихийное взаимодействие между умеренными и радикалами. Джамаат исламийя представляют собой группу из нескольких (обычно не более 20) человек, объединенных для совместного совершения молитвы и других чисто религиозных обязанностей. В случае присоединения одного из ее членов к той или иной исламской организации в рядах последней часто оказываются и остальные. Бывает, что джамаат исламийя изначально создаются представителями оппозиционных исламских движений для вербовки потенциальных членов. Амиры (лидеры джамаат) - это непосредственные организаторы массовых волнений, беспорядков и террористических актов. Важной особенностью политической культуры мусульманских стран является то, что большинство молодых людей через джамаат исламийя, хотя бы ненадолго и косвенно, приобщаются к фундаменталистским организациям.

В центре внимания большинства исламских фундаменталистских группировок (как умеренного, так и экстремистского толка) находится проблема вербовки и подготовки новых членов. Ими чаще всего становятся друзья, соседи, родственники тех или иных проявивших себя членов джамаат исламийя. Вербовка может происходить и непосредственно в мечетях (чаще всего в "народных" - то есть построенных не на средства государства и управляемых независимыми и в целом радикально настроенными имамами). В целях расширения членства организации проводятся лекции на исламские и общественно-политические темы (чаще всего в мечетях), распространяется исламская литература, при "народных" мечетях организуются поликлиники, по крайне низким ценам продается традиционная исламская одежда.

У молодежных экстремистских организаций наряду с официальным (то есть политическим) лидером обычно имеется и духовный наставник, опекающий, как правило, несколько группировок, пользующийся безусловным авторитетом, который в глазах молодых исламистов делает любые его фетвы источником права. Для египетского "Джихада"*, (*Журналистское наименование "Исламской ассоциации Египта" ("Гамаа аль-исламийя би Мыср").) например, таким духовным руководителем был в свое время Омар Абдаррахман (именно его фетва, обвинившая президента, правящего не по законам шариата, в неверии, послужила богословским обоснованием допустимости и даже необходимости убийства Садата), а для ливанской "Хезболлы" - Мухаммед Хусейн Фадлалла. У умеренных фундаменталистских организаций такого дуализма обычно не существует; у них, правда, часто имеются практически самостоятельные военизированные формирования, первоначально существующие под контролем умеренного лидера, затем нередко его опека ослабевает и военная структура обособляется: "секретный аппарат" "Братьев-мусульман" Египта, "боевой авангард" сирийских "Братьев" или "Аль-джихад аль-исламий" ливанского движения "Амаль". Эта самостоятельность может перерастать и в организационное размежевание, как это произошло, например, с "Аль-джихад аль-исламий".

С точки зрения социальной базы исламский экстремизм - типично городское движение: вне города и без города он, как таковой, невозможен. Уже давно опровергнуто старое заблуждение, что костяк фундаменталистских организаций составляют безработные и люмпены. Как в свое время показали процессы над различными исламскими группировками в арабских странах, около 50% их состава - студенты, еще 30% составляют служащие, учителя, врачи и ремесленники; что немаловажно, от 10 до 15% приходится на долю военных. Принципиально значим растущий образовательный уровень членов экстремистских организаций: студенты и недавние выпускники составляют уже 50-60%. В целом такой фактор, как активизация в религиозной сфере различных групп интеллигенции, является показателем долговременности процессов фундаментализации и экстремизации в мусульманском мире.

Ислам в поиске: турецкая модель

В 1994 году, открывая очередной семинар "Rose-Roth" Североатлантической ассамблеи в Стамбуле, спикер Великого национального собрания Х.Джиндорук, говоря об особой, посреднической роли Турции, назвал ее "мостом между демократией и исламом". Абсолютно примечательная характеристика: с одной стороны, признание принципиальной несовместимости ислама и демократии, а с другой - отсылка к уникальному наследию Кемаля Ататюрка, предложившего единственную на сегодня работающую (?) модель демократического реформирования мусульманской страны.

В XX веке Турция и турки пережили сразу два в равной степени геополитических и цивилизационных разлома - распад Османской империи и кемалистскую "деориентализацию". Первое породило в турецком самосознании психологический феномен многолетних постимперских фантомных болей. Второе же положило начало многолетнему эксперименту, который в результате не только сформировал новую турецкую государственность, но и стал, по сути, единственным на сегодня относительно успешным примером реформирования исламского общества на светский манер.

Запущенная Кемалем Ататюрком так называемая "турецкая модель", при всей ее неоднозначности, оказалась в целом жизнеспособной, прежде всего за счет того, что "отец тюрок" отправным моментом своих воистину революционных изменений сделал не "экономический базис", а социальную и бытовую сферу: арабскую вязь сменила латиница, красные османские фески и длиннополые халаты - европейские шляпы и костюмы; были закрыты дервишские обители, женщин уравняли в правах с мужчинами, а последним в кафе и рестораны было отныне рекомендовано приходить исключительно в сопровождении жен. Традиционный восточный менталитет во многом удалось переиначить именно так. Разумеется, немалое значение имели упразднение султаната, а затем и халифата*, (*Предположительно Ататюрк некоторое время размышлял о том, чтобы сохранить этот атрибут османского наследства в качестве, как минимум, временного элемента укрепления внешнеполитических позиций Турции в мусульманском мире.) провозглашение республики, отделение религии от государства, введение чисто западных демократических институтов, а затем и построение громоздкой государственной машины контроля за рыночным сектором.

От всей османской атрибутики избавлялись с легким сердцем, ведь в 1920-х годах она ассоциировалась с отсталостью и зависимостью, а новая элита стремилась жить, как в Европе. Впрочем, европейцами турки так и не стали. И с новым национализмом (сменившим былое имперское многоязычие почти с элементами мультикультурализма) получилось как-то явно не по-европейски. В результате своего рода игра в "приобщение к западной цивилизации" заведомо обрекала посткемалистскую Турцию на неизбежный откат…

Начавшаяся в 1990-х годах ускоренная реисламизация турецкого общества, с точки зрения многих исследователей, свидетельствует, как минимум, о небеспроблемности турецкой модели. Унаследовав у кемалистов идею национальной исключительности и нетерпимости и успешно выхолостив так и не вполне привившиеся идеи светскости и демократического многообразия, новые исламисты безукоризненно сыграли на настроениях уставшей равно от бесконечных переворотов и игры в европеизацию провинции и въехали на ее плечах во власть, подарив Турции до сих пор невиданный синтез национализма, исламизма, медиократии и рыночной экономики.

Существует и точка зрения, согласно которой последовательная, а главное - устойчивая лаицизация мусульманского общества невозможна в принципе, так как в конечном счете должна подразумевать четкое отделение религии от политики и последующую маргинализацию ислама в общественной жизни. 

Есть ли свет в конце туннеля?

Простого и исчерпывающего ответа на классический вопрос: что делать? - сегодня нет. Тем не менее позволю себе высказать несколько представляющихся мне значимыми соображений.

На индивидуальном уровне совет очевиден: терпимость, взаимоуважение, стремление друг друга понять и по возможности принять во всей допустимой пестроте и разнообразии при соблюдении понятных и реципрокных правил общежития, главное из которых на сегодня в любом случае - "в Риме, как римлянин". Любые фобии, этнические или религиозные (совершенно точно "не надо бояться человека с Кораном"), - вещь неприемлемая и постыдная. С другой стороны, специфику мышления и поведения (включая и "скелеты в шкафу") никто не отменял: людям это необходимо знать, понимать и иметь возможность в спокойной и почтительной манере обсуждать.

На политическом уровне необходимо, во-первых, не ограничиваться бесконечными призывами в духе кота Леопольда. Следует признать, что объединение архаики и постмодерна в рамках единой "глобальной деревни" априори сомнительно. Как артобъект такого рода внутренне противоречивый гибрид крайне интересен и имеет все права на существование. А вот с точки зрения повседневного взаимодействия, скажем, европейского бюргера в двадцатом поколении и мусульманского традиционалиста подобный симбиоз заведомо обречен быть мезальянсом.

Выстраивая практическую работу, следует помнить о необходимости не сводить межцивилизационный диалог к имиджевым международным конференциям и не разводить людей по конфессиональным квартирам (такого рода подчас навязанная самоидентификация фиксирует и закрепляет иной раз и несуществующие границы). По той же причине контрпродуктивен и межрелигиозный диалог, искусственно поддерживающий постепенно утрачиваемый церквями raison d'être в условиях ускоренной глобализации.

В противодействии фундаментализации и радикализации современного ислама следует прежде всего опираться на последовательную реализацию установок светского демократического государства. Не менее значимо - не допускать (под прикрытием любой национальной или конфессиональной специфики) возникновение анклавных зон/районов, в рамках которых законы страны фактически перестают действовать.

Вместо послесловия

Восток и Запад, ислам и христианство: их диалог длится уже много веков. Взаимопонимание иной раз дается непросто. Остается множество вопросов. Но межцивилизационные границы все-таки понемногу стираются. Прежде всего, благодаря открытым миру интеллектуалам, к которым и нам всем полезно почаще прислушиваться: "Восток и Запад сближаются... Происходит ли это мирно или непредсказуемо, но они сближаются. При этом столкновения между Востоком и Западом, между исламом и Европой быть не должно… И Запад, и Восток видят друг друга неверно... Все эти обобщения о том, что такое Восток или Запад - это всего лишь обобщения. Не верьте им, не покупайтесь на них… Восток и Запад действительно существуют как социокультурные феномены, но, если вы начинаете воспринимать их слишком буквально, вы торите дорогу войне. Я убежден в том, что Турция за долгие годы разрушила свою демократию, потому что ее интеллектуалы, ее журналисты слишком глубоко верили в "западность" Запада и "восточность" Востока"11.

 

 

 1Как некогда заметил Ага Хан IV, 49-й имам мусульман-исмаилитов (речь 25 октября 2006 г. в ходе визита в Оттаву), "Канада - это самое успешное плюралистическое общество в мире" // National Post. 26.10.2006.

 2Кураев Андрей. Настало время снять табу с темы агрессивности, растворенной в исламе // Время новостей. 13 февраля 2006. №24.

 3Кураев Андрей. Указ. соч.

 4Подробно о вероучительном обосновании общинной изоляции от принимающего государства (уподобление подражания "неверным" или дружбы с ними совершению греха "вероотступничества") см.: Игнатенко А.А. Между "исламофобией" европейцев и "европофобией" иммигрантов. Богословско-политический аспект демографических процессов в Старом Свете // Независимая газета. 20.10.2010 // http://religion.ng.ru/politic/2010-10-20/1_islamofobia.html.

 5Все цитаты даны по переводу И.Ю.Крачковского. Коран. М.: Наука, 1963.

 6Несмотря на пиететное отношение Хасана аль-Банны к суфизму, его видение конкретных суфийских орденов было весьма критическим. Отсюда и известное "наш путь - это суфийская истина, но не суфийская тарика". Цит. по: Исхак Муса аль-Хусейни. Аль-ихван аль-муслимун кубра аль-харакат аль-исламиия фи-ль-алям аль-арабий. Бейрут, 1955. С. 59.

 7Хасан аль-Банна. Музаккарат ад-даава ва-д-да'ия. Каир, [б. г.]. С. 145.

 8Еще в 1946 г. семеро будущих "Свободных офицеров" (в том числе капитан Гамаль Абдель Насер) принесли Верховному наставнику клятву верности и влились в ряды "секретного аппарата" ассоциации. Подробнее см.: Абдель Халим, Махмуд, Аль-Ихван аль-Муслимун. Ахдас санаат ат-тарих. Руайатун Мин ад-дахль: т. II. 1948-1952. Александрия, 1981; Хамуд, Хусейн Мухаммед. Асрар харикат ад-дуббат аль-ахрар ва-ль-ихван аль-муслимун. Каир, 1990.

 9Из выступления на суде Ата Тейль Хомейды, члена Гамаа исламийя би Мыср, стрелявшего в А.Садата 6 октября 1981 г. Розель Юсеф. 14.07. 1986. №3031.

10Цит. по: TaheriA. Но1у Terror. The Inside Story of Islamic Terrorism. London, 1987. P. 13.

11 Pamuk Orhan. Bridging Two Worlds // PBC Newshour. 20.11.2002 // http://www.pbs.org/newshour/bb/entertainment-july-dec02-pamuk_11-20/

Дмитрий Трофимов, Заместитель директора Четвертого департамента стран СНГ, кандидат исторических наук

Просмотров: 287
Комментариев: 0
Автор: Дмитрий Трофимов
Источник: Международная жизнь
Фото: reklamacom.ru
Тэги: Мусульмане. Ислам  ИГИЛ  Европа  Мигранты 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости флота, морской науки, кораблестроения, судоремонта, происшествия, культурная жизнь. >>>


22 ноября в Свято-Владимирском соборе в Херсонесе состоится отпевание контр-адмирала Евгения Георгиевича Халайчева
22 ноября, в среду, в 8.00, в Свято-Владимирском соборе в Херсонесе состоится заупокойная Божественная литургия. После нее, в 10.00 – отпевани >>>


В. Матвиенко выступила с предложением о проведении ежегодных межрегиональных форумов России и Сербии
В. Матвиенко призвала обсудить возможность обратиться к ООН и другим международным организациям с предложением признать памятники борцам с нацизмом >>>


Путин начал серию совещаний с руководством Минобороны и предприятий ОПК
Президент России Владимир Путин в понедельник начал очередную серию ставших уже традиционными совещаний с руководством Минобороны и предприятий обор >>>


В учебном центре ВМФ в Севастополе прошел выпуск корабельных коков
В учебном центре ВМФ в Севастополе прошел выпуск военнослужащих, прошедших подготовку по специальности «корабельный кок». В данном наборе >>>


Кольцо окружения вокруг Ирана сжимается
Саудовская Аравия активизировала свою кампанию против влияния Ирана на Ближнем Востоке. 19 ноября в Каире на экстренном заседании Лиги арабских гос >>>


Российских паспортов лишились тысячи крымчан. Спецкомиссия из Москвы разбирается с последствиями массового принятия в гражданство
Люди, вернувшиеся в Крым еще до его присоединения к РФ, но с тех пор так и не оформившие нужные российские документы, жалуются сейчас на работу мигр >>>


Ближний Восток и Центральная Азия на пути к новой большой войне. Международная коалиция угрожает Тегерану
Министр обороны Израиля Авигдор Либерман призвал участников антиигиловской коалиции создать новую коалицию против Ирана. На последней встрече минист >>>


Акция Саакашвили продержалась до годовщины евромайдана. Обсудить на форуме Украинцы не доверяют ни власти, ни оппозиции
В Украине 21 ноября отмечают День достоинства и свободы. Дата учреждена президентом Петром Порошенко в память о событиях 2013 года. В этом году торж >>>


Атомные субмарины России могут остаться без атомных реакторов. В срыве гособоронзаказа для подводного флота страны нашли "украинский след"
На двух крупных волгоградских промышленных предприятиях, связанных с исполнением оборонного заказа – металлургическом комбинате «Красный >>>


Поиск



Наш день

27 ноября - День морской пехоты России.
В этот день в 1705 году Петр Первый издал Указ о создании первого в России полка морских солдат

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


Исполнилось 200 лет со дня блаженной кончины Святого праведного воина Феодора Ушакова, чья память празднуется 15 октября.

Православные праздники

Сегодня церковный праздник:
Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. Архангелов: Гавриила, Рафаила, Уриила, Селафиила, Иегудиила, Варахиила и Иеремиила...
Завтра праздник:
Мучеников Онисифора и Порфирия. Преподобной Матроны. Преподобной Феоктисты...
Ожидаются праздники:
23.11.2017 - Апостолов от 70-ти Ераста, Олимпа, Родиона, Сосипатра, Куарта и Тертия. Мученика Ореста врача...
24.11.2017 - Мучеников Виктора и Стефаниды. Великомученика Мины. Мученика Викентия. Преподобного Феодора Студита, исповедника. Великомученика Стефана Дечанского, короля Сербского. Блаженного Максима, Христа ради юродивого, Московского, чудотворца. Преподобного Мартирия Зеленецкого, Великолукского...
25.11.2017 - Преподобного Нила постника. Святителя Иоанна Милостивого, патриарха Александрийского...
26.11.2017 - Святителя Иоанна Златоустого, архиепископа Константинопольского...
27.11.2017 - Апостола от 12-ти Филиппа. Святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалонитского...

Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Шамиль Алиев: торпеду "Шквал" надо опустить на глубину
Мост или тоннель? В Севастополе обсуждают проекты переправы через бухту.Об идее строительства переправы через Севастопольскую бухту и проектах прошлых лет, - в материале «АиФ-Крым»
Превратится ли океанология в кабинетную науку. Слишком много моделей и слишком мало натурных данных для их проверки
Минфин отказал Минобороны в повышении жалования военным
«Зубры» и рифы российской морской оборонки
Эр-Рияд получит огня, ракет и гранат. Россия и Саудовская Аравия как никогда сблизились в вопросах поставок С-400
Российских паспортов лишились тысячи крымчан. Спецкомиссия из Москвы разбирается с последствиями массового принятия в гражданство
Рассекречены документы гибели "советского Титаника", ушедшего из Севастополя
«Флагман Черноморского судоремонта. 130 лет на службе Флоту и Отечеству»
Реклама


Погода


Ранее
Пребывание Черноморского флота в Севастополе вновь поставлено под угрозу

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ