Опрос

Удовлетворены ли в полной мере избранием Губернатором Севастополя Дмитрия Овсянникова
Да, в полной мере
Нет, ни в коем случае
В целом не против такого результата
Мне всё равно
Заранее зная о таком результате, на выборы не ходил
Думаю. что все скоро в этом разочаруются
Голосовать, в принципе. бессмысленно


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Движение поддержки флота просит Путина вернуть штаб ВМФ в Москву
Шойгу отметил важность российского присутствия в Мировом океане
Совещание о выполнении гособоронзаказа
Корабли Черноморского флота выполнили ракетную стрельбу по надводной цели
Севастопольские рыбаки потерпели аварию в Чёрном море
Бомба, заложенная под Ливан. Отставка премьер-министра Саада Харири может взорвать Ближний Восток
Под Россией зашатался нефтяной пьедестал. Сланцевый бум выводит США на первое место по добыче сырья
Бывший глава генштаба ВСУ рассказал, что майдан готовил Крыму в 2014-м
С именем королевы-девы. Испытания новейшего британского авианосца Queen Elizabeth проходят не без сложностей
Техпомощь на Босфоре
Стала известна стоимость проезда на «Комете» из Севастополя в Ялту
В Тамани нашлось место лишь ОТЭКО. На проект сухогрузного района по-прежнему денег нет
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Военно-морская доктрина России как основа морской политики страны


2017-08-17 09:24 Авторитетно
В статье рассматриваются проблемы развития нормативной правовой базы военно-морской деятельности Российской Федерации. Приводится аргументация в пользу разработки в стране Военно-морской доктрины как нормативной базы проведения в России долгосрочной преемственной военно-морской политики и дается их авторская трактовка.

Михаил Московенко, капитан 1-го ранга, член-корреспондент Академии военных наук, кандидат исторических наук, член секретариата Морской коллегии при Правительстве РФ и ее первый ответственный секретарь в 2001-2004 гг., эксперт Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ.

4 марта 2017 года в Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации было проведено очередное собрание Академии военных наук под председательством ее президента генерала армии Махмута Ахметовича Гареева. Военная академия Генерального штаба уже не первый раз предоставляет свою аудиторию для проведения ежегодных заседаний АВН, в которых участвуют не только члены Академии военных наук, но и традиционно приглашается руководящий состав Вооруженных сил, военных округов и флотов. Обязательным является участие в собрании слушателей и профессорско-преподавательского состава ВАГШ, что позволяет довести до сведения будущих руководителей высшего военного звена и их преподавателей тот широкий круг военно-научных проблем, который находится в поле зрения отечественной военной науки.

Тема конференции "Война: современное толкование теории и реалии практики. Проблемы организации обороны страны с целью противодействия военным и невоенным угрозам". Основное внимание в ходе конференции намечалось уделить анализу и прогнозированию перспектив развития геополитической обстановки в мире, нового многовекторного характера угроз безопасности России, осуществляемых с применением невоенных и военных средств, вытекающих из их оборонных задач и научных основ организации обороны страны с наиболее полным и согласованным использованием всех компонентов военной организации РФ, материального и духовного потенциала государства, всех усилий народа.

 

"Министерская" система заказов

С докладом "Боевое применение Военно-морского флота в современных вооруженных конфликтах" на конференции выступил руководитель Морского отделения АВН адмирал И.Н. Хмельнов. Его выступление носило проблемный характер, касающийся прежде всего места и роли Военно-морского флота в государстве и его Вооруженных сил.

Особенности современной военно-политической обстановки и прогнозируемые тенденции ее развития определили возвращение в нашу военную практику ее важного элемента – постоянной деятельности группировок ВМФ в морских районах и океанских зонах, важных для обеспечения наших национальных интересов. Рассматривая вопросы боевого применения группировок ВМФ, докладчик напомнил, что его ход и исход обеспечиваются результатами реализации всех направлений нашей военно-морской деятельности. Можно уверенно утверждать, что успешность современной военно-морской деятельности с одной стороны решает, а с другой стороны определяет исключительно широкий круг проблем. Их анализ позволяет, в свою очередь, определить совокупность положений, важных как для развития военной науки, так и для практической реализации ее результатов.

Реальность заставила окончательно изжить деструктивные взгляды (широко распространенные в 90-е годы и постоянно вплоть до настоящего времени поддерживаемые извне) о том, что Россия – это сухопутная страна, а содержание нашего Военно-морского флота – это слишком дорогая обуза.

Произошедшие изменения в политической расстановке сил в мире, дальнейшее развитие концепций применения военно-морских сил иностранных государств, видоизменение средств вооруженной борьбы настоятельно требуют от нас определенного пересмотра взглядов на место и роль ВМФ России в государстве. Необходимо искать принципиально новые подходы к эффективному решению задач обеспечения военной безопасности и военно-морской деятельности государства в океанских районах и морских зонах, стоящих перед Военно-морским флотом России в современных и перспективных условиях.

Этот сложнейший государственный и общественный исторический процесс требует обстоятельной научной проработки, профессиональной экспертизы, совершенствования контроля принятых решений и анализа их эффективности.

Теоретической базой, на которую следует опираться в исследованиях о необходимости обладания Россией полноценной морской силой, был и остается труд бывшего главнокомандующего Военно-морским флотом СССР адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова "Морская мощь государства", изданный в 1976 году, – во время бурного и, как казалось тогда, необратимого развития всех составляющих морского потенциала Советского Союза. Изданный многотысячным тиражом и выдержавший два издания труд в течение последующих десяти лет был настольной книгой для всего командного и политического состава Военно-морского флота Советского Союза. Даже с позиции сегодняшнего дня, несмотря на уверенность С.Г. Горшкова в отношении будущего развития морской мощи Советского государства, в книге четко прослеживается главная мысль о необходимости проведения в государстве преемственной военно-морской политики, о роли и значении военного флота в мирное время как одного из основных факторов демонстрации экономического и военного могущества государства за его пределами, обеспечении государственных интересов страны за ее рубежами, то есть инструмента дипломатии в интересах предотвращения войн и военных конфликтов.

Подтверждением тому служит и уверенность адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова, что государственная политика, учитывающая необходимость для страны ее морского могущества, является важнейшим фактором, определяющим характер строительства флота, способствующий мобилизации ее возможностей для указанной цели, и непременное условие развития морской мощи.

При этом никогда нельзя не принимать во внимание личные отношения С.Г. Горшкова с руководителями Коммунистической партии, Советского государства и промышленности того великого времени: Л.И. Брежневым, А.Н. Косыгиным, А.А. Гречко, Д.Ф. Устиновым, Б.Е. Бутомой, М.В. Егоровым, И.С. Белоусовым и другими, в руках которых и находились рычаги строительства океанского ракетно-ядерного флота СССР и которых мы обязаны называть истинными создателями Военно-морского флота Страны Советов. Видимо, не зря С.Г. Горшков давал имена авианосцам и крейсерам в честь этих государственных деятелей, а Военно-морской академии – имя А.А. Гречко.

В области развития системы проведения военно-морской политики следует обратить особое внимание на преобразования в системе управления Вооруженными силами СССР. Военное и Морское министерства в 1953 г. были объединены в единое Министерство обороны СССР. Министр ВМС стал заместителем министра обороны – главнокомандующим ВМФ. При этом ВМФ сохранил всю "министерскую" систему строительства и развития Военно-морского флота. Можно по-разному относиться к этому преобразованию, но то, что океанский ракетно-ядерный флот СССР был построен и вышел в Мировой океан из этой организации, – бесспорный факт1.

Благодаря такой военно-морской политике, СССР в короткие сроки создал колоссальный военно-экономический потенциал. Его масштабы позволили использовать в послевоенном развитии Военно-морского флота все достижения науки и техники и осуществлять строительство любых кораблей, необходимость в которых определялась требованиями обеспечения безопасности в Мировом океане. Военно-морской флот СССР становился решающим фактором в реализации внешней и военной политики государства.

Немного истории. После Русско-японской войны 1904-1905 гг. на страницах журнала "Морской сборник" офицеры русского флота развернули широкую дискуссию о значении военного флота для России. Результатом стал "Закон об императорском Российском флоте". В 20-годы XX века командиры РККФ в лучших традициях русского морского офицерства, не думая о личной карьере, через "Морской сборник" сумели донести до военно-политического руководства Советского государства боль за судьбу отечественного Военно-морского флота и необходимость его для России. В результате в конце 1937 г. был создан Наркомат ВМФ и принято решение о строительстве океанского флота Страны Советов, который и был создан, но уже в послевоенные годы. Военно-морской флот СССР стал определяющим фактором в реализации внешней и военной политики государства.

После распада СССР на страницах "Морского сборника" снова была развернута дискуссия о будущем Военно-морского флота России. Выступали кораблестроители, адмиралы, офицеры и ученые ВМФ2. Однако проблемы флота заключались не только в снижении финансирования, на что обращали внимание многие участники дискуссии. Это было скорее следствие. К тому времени стала вырисовываться более серьезная причина развала Военно-морского флота – это утрата им своей самостоятельности. Главком ВМФ был лишен своего государственного статуса заместителя министра обороны. Все большую ясность приобретали слова адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова, что "государственная политика, учитывающая необходимость для страны ее морского могущества, является важнейшим фактором, определяющим характер строительства флота, способствующий мобилизации ее возможностей для указанной цели, и непременное условие развития морской мощи"3.

Необходимо было срочно формировать систему взглядов на развитие Военно-морского флота как части общегосударственной политики – военно-морскую политику. По мнению многих специалистов, такая система должна быть представлена, как и у ведущих морских держав, в виде военно-морской стратегии России4.

Благодаря активной подвижнической деятельности адмиралов и офицеров российского военного флота и доведению ее результатов до высшего руководства страны в лице нового президента России В.В. Путина было положено начало формированию и постепенной реализации в стране долговременной государственной политики в отношении развития ее военно-морской составляющей – военно-морской политики России. На утверждение президенту России В.В. Путину был в 2000 году представлен проект "Военно-морской стратегии России". В случае ее утверждения сегодня у России была бы преемственная "Военно-морская доктрина", утвержденная президентом России еще в 2000 г. Однако изменение по предложению Совета безопасности статуса "Военно-морской стратегии (доктрины) России" на "Основы политики РФ в области военно-морской деятельности на период до 2010 года", которые и были утверждены указом президента в 2000 г., не казалось для разработчиков "Военно-морской стратегии России" несправедливым5.

Появление первого в истории России подобного доктринального документа уже было большой победой. Тем более что практически в течение последующего года была утверждена "Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года" и создана Морская коллегия при Правительстве РФ. Поэтому на начальном периоде проведение военно-морской политики было связано в основном с Морской коллегией6 и личным участием в ее работе министра обороны С.Б. Иванова и главнокомандующего Военно-морским флотом адмирала флота В.И. Куроедова.

С 2004 г. Морскую коллегию возглавлял председатель правительства М.Е. Фрадков, а с 2006 г. – заместитель председателя правительства – министр обороны С.Б. Иванов. 5 февраля 2007 г. он был освобожден от должности министра обороны и назначен первым заместителем председателя правительства. Министром обороны был назначен А.Г. Сердюков, который в состав Морской коллегии не входил.

Как показывает анализ планов работы Морской коллегии, следует признать, что с уходом с поста министра обороны С.Б. Иванова вопросам комплексного и системного подхода к обеспечению национальной безопасности с морских и океанских направлений, состоянию и перспективам развития Военно-морского флота как силовой основы решения задач военно-морской политики на соответствующих региональных направлениях, на взгляд автора статьи, перестало уделяться должное внимание.

Только на заседании Морской коллегии 21 декабря 2009 г. был поставлен вопрос о ходе реализации положений "Морской доктрины" в сферах военно-морской деятельности и обеспечении безопасности государства с морских и океанских направлений. По результатам обсуждения этого вопроса было поручено Минобороны России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти рассмотреть предложения о целесообразности дальнейшей разработки проекта федерального закона "О государственном управлении морской деятельностью Российской Федерации", а также в связи с истечением срока действия "Основ-2010" разработать проект "Основ политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2020 года" и утвердить его в установленном порядке.

В настоящее время в области проведения военно-морской политики государства действуют очередные "Основы государственной политики в области военно-морской деятельности", утвержденные президентом В.В. Путиным только в 2012 году. Более того, проходит согласование очередных "Основ…", но уже на период до 2030 г.

В новой редакции "Морской доктрины", также утвержденной президентом В.В. Путиным в 2015 году, введено новое самостоятельное направление "государственное управление морской деятельностью", которое еще предстоит сформировать. Таким образом, диапазон проблем научных исследований расширяется за счет проведения самостоятельных исследований по созданию, наряду с системами государственного управления в области обороны и безопасности, системы государственного управления морской деятельностью и важнейшей ее подсистемы управления военно-морской деятельностью, то есть проведения военно-морской политики.

 

Высший государственный приоритет

Из чего можно сделать главный вывод, что военно-морская деятельность имеет и определенное самостоятельное значение и относится к категории высших государственных приоритетов.

Проведение в жизнь "Основ политики в области военно-морской деятельности" напрямую связано с выполнением целого ряда утвержденных в последнее время документов в отношении строительства Военно-морского флота на достаточно длительную перспективу, вплоть до 2050 года. Необходимо отметить, что концептуальные документы такого уровня были впервые сформулированы под руководством главнокомандующего ВМФ СССР – заместителя министра обороны адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова в 1969 году. Так, "Основные направления развития ВВТ ВМФ" разрабатывались на 15 лет. В их развитие разрабатывались Программа вооружения на 10 лет, планы по среднесрочному (планы НИОКР и серийных поставок ВВТ на 5 лет) и текущему планированию (годовые планы НИОКР и серийных поставок ВВТ) создания ВВТ.

Однако следует учитывать, что выполнение таких долгосрочных программ в ВМФ СССР основывалось прежде всего на полноценно функционирующей "министерской организации" ВМФ во главе с заместителем министра обороны – главнокомандующим ВМФ СССР, которой в настоящее время в связи с переездом в Санкт-Петербург Главкомат ВМФ оказался лишен. Вся "министерская организация" строительства флота осталась в Москве в Минобороны России.

В то же время утверждение такого комплекта долговременных документов в отношении строительства и развития ВМФ свидетельствует не только о переходе к проведению на деле военно-морской политики, но и объективно требует создания в государстве, а также в Министерстве обороны и Главкомате ВМФ полноценного механизма ее реализации на основе соответствующей нормативной правовой базы.

В связи с быстроменяющейся международной обстановкой и необходимостью гарантированного обеспечения национальной безопасности государства, качественного изменения потенциала ВМФ России и его выхода в Мировой океан система доктринальных документов в области национальной морской политики может получить свое развитие в направлении перехода от "Основ политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности" к "Военно-морской доктрине Российской Федерации", в соответствии с которой и проводить военно-морскую политику государства и управление военно-морской деятельностью.

Добавим, что военно-морское дело слишком сложное и ответственное, чтобы его смешивать с другими, пусть и не менее важными для государства проблемами.

Тогда, видимо, "Военно-морская доктрина", развивая содержание "Морской доктрины", "Основ политики в области военно-морской деятельности" и "Военной доктрины", видится как система официально принятых в государстве взглядов на главные цели, стратегические приоритеты, основные задачи и механизмы реализации военно-морской политики, то есть как основополагающий документ, определяющий государственную политику РФ в области военно-морской деятельности – военно-морскую политику России.

При этом специфика "Военно-морской доктрины" будет состоять в том, что она будет одновременно составной частью как "Военной доктрины", так и "Морской доктрины", а также силовой основой проведения отдельных направлений внешней политики государства на морских и океанских направлениях.

Тогда и "Морская доктрина Российской Федерации", и закон "О государственном управлении морской деятельностью Российской Федерации", проект которого находится на разработке в Минобороны России, станут действенными инструментами общегосударственной системы координации морской деятельности государства, будут во многом содействовать укреплению международного авторитета России как крупной морской державы.

Главными целями военно-морской политики России, которые следует изложить в Военно-морской доктрине, являются реализация и защита государственных интересов РФ в Мировом океане, сохранение за ней статуса мировой морской державы, развитие и эффективное применение военно-морского потенциала государства и его силовой основы Военно-морского флота РФ, который является главной составляющей и основой морского потенциала России, одним из инструментов внешней политики государства.

Отсутствие в составе Морской коллегии полноценного представительства Минобороны и Генерального штаба, в результате чего многие проблемы Военно-морского флота на коллегии практически перестали рассматриваться, видимо, следует исправить. Обеспечение такого представительства станет действительно реальным шагом в повышении роли и места Морской коллегии, а также Министерства обороны и Военно-морского флота, в реализации действующих документов в области военно-морской деятельности и тем самым способствовать закреплению позиций России в Мировом океане.

В поле зрения Морской коллегии должны постоянно находиться вопросы силового обеспечения присутствия России в Мировом океане, обеспечения безопасности государства с морских и океанских направлений, в том числе отвечающие национальным интересам режимы безопасного судоходства, ответственного рыболовства и научно-исследовательской деятельности в сочетании с мерами по защите морской среды, борьбе с пиратством, терроризмом и распространением оружия массового уничтожения, а также в обязательном порядке судостроения и судоремонта.

Это мнение основывается на личном участии автора в работе Морской коллегии в качестве ее ответственного секретаря в 2001-2004 годах и эффективности работы "тандема" министра обороны С.Б. Иванова и главнокомандующего ВМФ В.И. Куроедова как заместителей председателя Морской коллегии.

Исторически сложилось, что со времен Петра I проведение государственной политики в целях обеспечения военно-политических интересов в Мировом океане – военно-морской политики и ее силовой основы Военно-морского флота в России – находилось в ведении верховной власти и всегда связано с конкретной личностью, находящейся во главе государства. В то же время такое управляющее воздействие верховной власти на Военно-морской флот не всегда содействовало поступательному развитию военного флота страны в целом.

Именно в XX в. российский военный флот "трясло", как никогда в его трехсотлетней истории. Как отметил В.В. Путин в своем послании Федеральному собранию, "на протяжении только XX в. Россия прошла через две мировые и гражданские войны, через революцию, дважды испытала катастрофу распада единого государства. В нашей стране несколько раз коренным образом менялась вся система жизнеустройства"7 и, добавим, государственной идеологии.

За этот короткий исторический период Военно-морской флот России пережил и взлеты, и падения, иногда логически совершенно необъяснимые, следствием чего, по мнению автора статьи, и возникло противоречие между тенденцией объективного повышения исторического значения для России долговременной военно-морской политики и отсутствием в государстве вплоть до настоящего времени полноценной законодательно утвержденной преемственной нормативной основы ее проведения. Гигантские народные средства, затраченные на строительство и содержание океанского ракетно-ядерного флота СССР, по сути, "вылетели в трубу".

Логика формирования системы проведения военно-морской политики Российской Федерации в XX – начале XXI в. показывает, что реализация в государстве военно-морской политики в будущем неэффективна без:

– понимания в высших эшелонах власти значения для России Военно-морского флота;

– создания в государстве соответствующего органа управления реализации военно-морской политики, основанного на прочной нормативной доктринальной базе в виде "Военно-морской доктрины России";

– долгосрочной программы строительства Военно-морского флота, утвержденной на уровне закона, обязательного к исполнению отечественной промышленностью;

– поддержки населением страны авторитета службы в Военно-морском флоте.

Если в этой совокупности факторов, составляющих единое целое в достижении конкретной цели, отсутствует хотя бы один из перечисленных элементов, то говорить о России как о великой военно-морской державе пока преждевременно.

Выскажу для нашей "континентальной" державы крамольную мысль, что военно-морская политика, хотя и неразрывно связана с военной политикой, в силу своей специфики шире и по задачам, и по объему, чем чисто военная политика государства.

Президентом объявлен курс на строительство полноценного Военно-морского флота. Современная Россия в очередной раз в 320-летней истории отечественного Военно-морского флота приступила к практическому восстановлению своего военно-морского потенциала, основой для котоpого служат не только военно-моpские силы бывшего СССР, но и корабли и подводные лодки, построенные уже в новой России, а также строящиеся и планируемые к постройке по кораблестроительной программе на период до 2050 г., утвержденной президентом 1 мая 2014 г. С вхождением Крыма в состав России в 2014 г. происходит восстановление моpских границ и структуры базирования, судостроения и судоремонта на Черном море.

 

Отдельной строкой федерального бюджета

Гарантией долговременности взятого курса и должна стать "Военно-морская доктрина", которая уже к середине XXI в. может претендовать на то, чтобы выступать в качестве основы "Военной доктрины" государства.

Мы уже неоднократно говорили о возможности повышения статуса главнокомандующего ВМФ до ранга заместителя министра обороны, на которого следует возложить сложнейшее государственное дело – выполнить долгосрочную программу военного кораблестроения с комплексной модернизацией судостроительной промышленности, обеспечив их финансирование отдельной строкой федерального бюджета.

Сделанные выводы свидетельствуют о необходимости повышения статуса военно-морской деятельности и тех лиц, которые определяют эффективность ее реализации.

Для чего предлагается вынести на рассмотрение Морской коллегии следующие вопросы:

– восстановления статуса главнокомандующего Военно-морским флотом России до уровня заместителя министра обороны РФ;

– обеспечения полноценного представительства в Морской коллегии Министерства обороны как федерального органа исполнительной власти;

– выполнения принятых программ военного кораблестроения и судостроения, обеспечив их финансирование отдельной строкой федерального бюджета и утверждение их на уровне закона;

– восстановления в Главкомате ВМФ разрушенной "министерской" системы заказов вооружения, военной и специальной техники и военного кораблестроения;

– разработки и утверждения "Военно-морской доктрины России" как нормативной основы проведения военно-морской политики государства.

Без проведения этих организационных мероприятий принимаемые меры в области развития военно-морской деятельности могут опять остаться на уровне деклараций. Безусловно, дело это очень сложное, требующее тщательной подготовки и проработки. Как у всякого нововведения, у него есть защитники и противники. Но, по мнению автора, закладывать основы будущего океанского флота России нужно правильно.

Обоснованием такого утверждения является то, что в очередной раз судьба Военно-морского флота России связана с пониманием конкретной государственной личностью – президентом страны Владимиром Владимировичем Путиным – исторического значения для России ее военного флота. Видимо, на его веку предстоит вернуть России статус великой морской державы, утвердить "Военно-морскую доктрину России" и закон о флоте.

 

Заключение

Приведу выдержку из воспоминаний последнего морского министра Российского императорского флота адмирала И.К. Григоровича, имя которого носит корабль нового океанского флота России, посвященную созданию Морского генерального штаба и разработке "Закона об императорском Российском Флоте": "…все это благодаря заботам и трудам молодого энергичного состава Морского генерального штаба. Только теперь можно сожалеть, что это учреждение не было основано раньше, как в свое время предлагал умнейший и талантливый адмирал в отставке П.А. Лихачев. Я думаю, что и молодой лейтенант Н.Л. Кладо тоже поговаривал с ним о необходимости такого учреждения. Действительно, если бы такой штаб был до 1903 г., то все пошло бы по-другому. …И какими жалкими кажутся мне те адмиралы и министры, которые преследовали Морской генеральный штаб, называя его чины "младотурками"8.

 

1. Впоследствии в ходе "реформирования" ВМФ в начале XXI в. именно по этой сохраненной С.Г. Горшковым "министерской" системе строительства флота и был нанесен основной удар.

2. Белышев Л. Кораблестроение и ремонт: груз проблем на весах бюджета // Морской сборник. 1992. № 8-9. С. 6-12; Капитанец И.М. Каким быть Российскому флоту // Морской сборник. 1993. № 3. С. 48-54; Михайловский А., Лебедько В. Национальная безопасность и Военно-морской флот // Морской сборник. 1993. № 6. С. 3-12; Гавря Ю., Рудометкин А., Синченко Ю., Хянинен В. ВМФ и национальная безопасность России // Морской сборник. 1993. № 10. С. 3-6. 65; Касатонов И. Жизнь ставит проблемы // Морской сборник. 1993. № 12. С. 3-6; Кряжев В. О военно-морской стратегии России // Морской сборник. 1993. № 12. С. 7-12; Томашевский Л. Реформирование флота и военно-морская наука // Морской сборник. 1995. № 7. С. 19-20; Поведров Г. Мы свидетели не реформы, а развала флота // Морской сборник. 1995. № 7. С. 21-24; Голосов Р. О путях реформирования нашего ВМФ // Морской сборник. 1995. № 9. С. 14-16; Алексин А., Шевелев Э. Судьбы России и флота неразделимы // Морской сборник. 1996. № 6. С. 5-11; Хмельнов И. Российский ВМФ на пороге четвертого столетия // Морской сборник. 1996. № 8. С. 13-17; Костев Г., Патырев С. Морская стратегия России в условиях военной реформы // Морской сборник. 1998. № 8. С. 33-38.

3. Горшков С.Г. Проблемы современного флота (статья 1973 г.) // Морской сборник. 1993. № 3. С. 44-48.

4. Термин "стратегия России" был в представленном документе равнозначен термину "доктрина России".

5. Замена названия и в определенной степени содержания первоначального документа произошла в Аппарате Совета безопасности при внесении на утверждение президенту "Военно-морской стратегии России" как доктринального документа в отношении проведения военно-морской политики и определения места и роли Военно-морского флота в государстве и его Вооруженных силах.

6. В первый состав Морской коллегии входили министр обороны и главнокомандующий ВМФ на правах заместителей председателя Морской коллегии.

7. Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию от 12 декабря 2012 г.

8. Григорович И.К. Воспоминания бывшего морского министра. Кронштадт – Москва: Морская газета; Кучково поле, 2005. С. 71.

Просмотров: 330
Комментариев: 0
Автор: Михаил Московенко
Источник: Морские вести России
Фото: Морские вести России
Тэги: Морская доктрина  военно-морская доктрина  ВМФ России 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
НАШ ЛОЗУНГ ПРОСТ: «ВМЕСТЕ – ЗА РОССИЮ, ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ И РОДНОЙ СЕВАСТОПОЛЬ!»
25 ноября в Москве состоится внеочередной XII Съезд Союза журналистов России, в котором буде участвовать севастопольская делегация >>>


ДЕПУТАТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ КОНСТАНТИН ЗАТУЛИН ВСТРЕТИЛСЯ С МИНИСТРОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ ВЛАДИМИРОМ КОЛОЛОКОЛЬЦЕВЫМ
Депутат Государственной Думы от Сочинского округа, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интегр >>>


Затулин напомнил как депутаты первой Думы защищали Черноморский Флот
22 ноября на пленарном заседании Государственной Думы РФ депутаты рассмотрели инициативу об отмене проекта Федерального закона "О приостановлен >>>


«Калашников» выходит к «Морю». Концерн получит контроль над феодосийской верфью
Как выяснил “Ъ”, феодосийский судостроительный завод «Море», с 2014 года находящийся в федеральной собственности, войдет в >>>


Источник: служащего ЧФ задержали в Севастополе по подозрению в шпионаже
Сотрудники военной контрразведки задержали в Севастополе гражданского служащего Черноморского флота, сообщил РИА Новости источник в силов >>>


«Иран пытается отодвинуть Россию в Сирии». Израильский эксперт рассказал “Ъ” о ситуации в регионе
В Сочи вчера прошла встреча президентов России, Турции и Ирана, посвященная сирийскому урегулированию. О том, как видят в Израиле ситуацию на Ближн >>>


Румыния закрывает антироссийское досье
Европейский союз вынужден признать своё поражение по одному из наиболее резонансных антироссийских досье, имеющих прямое отношение к энергетическо >>>


Javelin для Киева - панацея, угроза и гешефт американской оборонки
Вашингтон созрел на поставки летального оружия для Украины. В связи с этим интересно вспомнить событийный ряд последнего времени: >>>


Каталонский эксперимент: от рассвета до заката за один месяц
1 октября в Каталонии по решению и под эгидой региональных властей (правительства и Парламента Каталонии) был проведен референдум о независимости эт >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости флота, морской науки, кораблестроения, судоремонта, происшествия, культурная жизнь. >>>


Поиск



Наш день

27 ноября - День морской пехоты России.
В этот день в 1705 году Петр Первый издал Указ о создании первого в России полка морских солдат

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


Исполнилось 200 лет со дня блаженной кончины Святого праведного воина Феодора Ушакова, чья память празднуется 15 октября.

Православные праздники

Сегодня церковный праздник:
Мучеников Виктора и Стефаниды. Великомученика Мины. Мученика Викентия. Преподобного Феодора Студита, исповедника. Великомученика Стефана Дечанского, короля Сербского. Блаженного Максима, Христа ради юродивого, Московского, чудотворца. Преподобного Мартирия Зеленецкого, Великолукского...
Завтра праздник:
Преподобного Нила постника. Святителя Иоанна Милостивого, патриарха Александрийского...
Ожидаются праздники:
26.11.2017 - Святителя Иоанна Златоустого, архиепископа Константинопольского...
27.11.2017 - Апостола от 12-ти Филиппа. Святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалонитского...
28.11.2017 - Мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива. Преподобного Паисия Величковского...
29.11.2017 - Апостола и евангелиста Матфея. Священномученика Ипатия, епископа Гангрского...
30.11.2017 - Святителя Григория, епископа Неокесарийского, чудотворца. Преподобного Никона, игумена Радонежского, ученика преподобного Сергия...

Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Санкт-Петербургский «Арсенал»: артиллерийские установки – в строю. Новейшая разработка АО «КБ «Арсенал» – 130-мм артиллерийская установка А-192
Технико-экономическое обоснование перехода через Севастопольскую бухту подготовят следующей осенью
Донские ученые создадут 3D-модель Азовского моря
Результаты исследований воды в Черном море за последние три года показали, что отклонения от допустимых норм отсутствуют
«Севастопольский мир» Сергея Шевченко
Миротворчество до Каира доведет. Египет занимает достойное место в системе обеспечения международной безопасности
Кающемуся мальчику в Бундестаге дал слово Газпром. Почему старшеклассник из Нового Уренгоя согласился выступить с такой речью
КАНЦЛЕР АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ГОРЧАКОВ: ПО НЕПРОСТОМУ ПУТИ СЛУЖЕНИЯ ВЕЛИКОЙ РОССИИ
Новая книга рассказывает о трагедии подводной лодки «Камбала»
Реклама


Погода


Ранее
Саммит НАТО в 2014 году будет успешным для Грузии – Аласания

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ