Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Кота сменил Жиделев: в Севастопольском Морском собрании – новый председатель
Из Ливадийского дворца мир вышел другим. 75 лет назад началась Ялтинская конференция
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О внесении изменения в статью 5 Федерального закона «О ветеранах»
Флот: события и факты
Провокация перед 9 мая: неизвестные разрушили памятник советским воинам
Додон решил вернуть Приднестровье в обход России
Оздоровление предприятий ОПК – приоритет власти. К такой сложной задаче нельзя подходить с бухгалтерским менталитетом
Российские миротворцы в Приднестровье на 90% – граждане ПМР
Игорь Пономарев, Северная верфь: "По гражданским заказам у нас сейчас настоящий конвейер"
Директор ФГУП "13 СРЗ ЧФ" Минобороны России поздравил севастопольских судоремонтников с Днём защитника Отечества
Ткачев раскритиковал состояние безопасности в порту "Кавказ"
"Морская ловушка": Януковичу предстоит сложный выбор по проблематике ЧФ
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Наследие Горшкова. Часть 3


2013-02-19 00:21 Авторитетно
26 февраля исполняется очередная годовщина – 103 года со дня рождения выдающегося советского военно-морского деятеля, "Главкома №1" Адмирала Флота Советского союза Сергея Георгиевича Горшкова. Возглавляя процесс создания океанского ВМФ Державы, он оставил не только мощный флот, но и теоретическое наследие. Накануне его дня рождения мы публикуем несколько статей флотоводца, в разные годы напечатанных в журнале "Морской сборник".

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ ВОЕННО-МОРСКОГО ИСКУССТВА

Герой Советского Союза Адмирал Флота Советского Союза С. ГОРШКОВ

РЕВОЛЮЦИЯ В ВОЕННОМ ДЕЛЕ, развернувшаяся в последние десятилетия, определяет все более быструю смену одних систем вооружения другими, обладающими повышенными оперативно-боевыми свойствами. Данное обстоятельство обусловливает ускорение темпов развития материально-технической базы войны и способов применения сил. В связи с этим особое значение приобретает исследование перспектив развития военного дела, в том числе и теории военно-морского искусства.

Рассмотрим кратко данный вопрос, приняв в качестве предмета непосредственного анализа отдельные составные части военно-морского искусства – его категории. Они являются самыми непосредственными, наиболее подвижными и чувствительными к изменению материальных средств вооруженной борьбы на море элементами искусства. Поэтому их трансформации могут рассматриваться как первичные, конкретные и объективные следствия перемен в указанных средствах.

Некоторые составные части военно-морского искусства проявляются на всех его уровнях. Так, о взаимодействии сил и управлении ими можно говорить в стратегическом, оперативном и тактическом аспектах. В равной степени это относится и к таким понятиям, как, например, удар, сосредоточение и т.п. Другие категории, например, бой, атака, ограничивают свое проявление областью тактики.

Размах борьбы. Всевозрастающие возможности решения стратегических задач военно-морскими флотами повышают их роль в войне. Соответственно этому повышается и значение океанских театров военных действий. В результате предопределяется дальнейшее увеличение размаха вооруженной борьбы на море, как одной из важнейших составных частей войны в целом.

В перспективе на характере и результатах вооруженной борьбы во все большей степени будут сказываться такие свойства современного флота, как его универсальность, подвижность и способность концентрировать ударную мощь, которую можно использовать не только в сфере борьбы с морским противником, но и в сфере других видов вооруженных сил.

Рассматривая размах борьбы в стратегическом аспекте, необходимо отметить постоянно возрастающую способность флотов великих морских держав достигать все более решительных целей. Особенно это относится к действиям стратегических наступательных сил по уничтожению крупных группировок противника, и прежде всего, по сокрушению его военно-экономического потенциала, которое может оказать непосредственное влияние на ход и даже исход ядерной войны. Естественно предположить, что дальнейшее развитие флотов позволит им вести вооруженную борьбу в еще более крупных масштабах.

Резко возрастет также и размах отдельных операций, проводимых военно-морскими флотами. В частности, увеличение возможностей подводных стратегических ракетоносцев в решении задач по уничтожению наземных объектов позволит расширить фронт и увеличить глубину их воздействия на противника. Так, глубина воздействия американ¬ской подводной стратегической ядерной системы "Поларис–Посейдон" за последние 10 лет более чем удвоилась. Переход на новую подводную ракетно-ядерную систему "Трайдент", о которой так много пишет западная печать, увеличит указанный параметр еще в два раза. Соответственно расширится и фронт воздействия.

Таким образом, резкое расширение пространственного размаха операций против наземных объектов является не только общей закономерностью, но и общей перспекти¬вой развития военно-морского искусства ядерных флотов. Отсюда совершенно очевиден и соответствующий рост пространственного размаха операций по борьбе с морскими си¬стемами стратегического ядерного оружия. В результате боевая деятельность флотов может охватить почти все пространство Мирового океана и принять глобальный ха¬рактер.

Говоря о таком элементе размаха операций, как состав привлекаемых сил, следует заметить, что резкое увеличение их возможностей в наступлении и обороне достигается не только и не столько за счет роста числа кораблей и других носителей оружия, сколь¬ко за счет расширения круга задач, которые может решать каждый из них более совер¬шенным оружием. Иначе говоря, окончательным критерием размаха операции стано¬вится, видимо, не количество, а качество носителей оружия, т.е. суммарная мощь сосредоточенных на них потенциальных боевых возможностей.

В 1945 г., после окончания Второй мировой войны, подводные силы, например, флота США насчитывали 263 подводные лодки. В настоящее время, обладая неизмери¬мо большими возможностями и составляя важнейшую часть стратегических средств страны (чего нельзя сказать о 263 лодках периода 1945 г.), подводные силы США на¬считывают лишь 114 подводных лодок, из которых 102 атомные (41 ракетоносец и 61 многоцелевая) и 12 дизельных (по данным на конец 1974 г.).

Увеличение размаха вооруженной борьбы на океанских театрах повлечет за собой участие в ней во все больших масштабах группировок других видов вооруженных сил. А это предопределяет возникновение стратегии вооруженной борьбы на океанских театрах военных действий в рамках единой военной стратегии.

Удар. Рост мощи морского оружия на определенном этапе его развития вызвал совершенно новое понимание такой категории военно-морского искусства, как удар. Раньше ему сопутствовали уточняющие определения "артиллерийский", "торпедный", "бомбовый", а в давние времена — и "таранный", т.е. эта категория ограничива¬лась масштабами тактики. В отдельных случаях правомерным оказывалось выражение "удар с моря", подчеркивавшее оперативный масштаб. Сейчас же это понятие распро¬странилось и на стратегические масштабы. В будущем, видимо, удар станет основным методом использования военно-морских сил. Причем в стратегическом звене он будет единственным, ибо только нанесение ударов с огромных расстояний и разных направлений позволит достичь такой стратегической цели, как сокрушение военно-экономического потенциала противника.

В оперативном искусстве понятие "удар", по-видимому, сохранится и упрочится. Под ним будет подразумеваться один из основных методов решения боевых задач. При этом удар явится не только совокупностью определенных действий, объединенных единством цели или задач, как сейчас, но и станет самостоятельным, в ряде случаев одноактным действием какого-то одного носителя оружия или группировки. Так, удар по надводному соединению может нанести группа кораблей, вооруженных крылатыми ра¬кетами, чем полностью решит задачу по его разгрому. В равной мере это относится и к самостоятельным действиям морской авиации.

В тактическом звене удар в отличие от прошлого, когда он был лишь одним из элементов боя и рассматривался как совокупность атак, объединенных единством тактической задачи, займет положение, равнозначное самому бою. Так, нанесением удара по крупной цели можно решить боевую задачу. Например, одна подводная лодка залпом крылатых ракет способна уничтожить крупный надводный корабль. Развитию этой тенденции способствует увеличение дальнобойности и мощи оружия, позволяющего в известных случаях решать тактические задачи путем не поединка, а односторонним и подчас разовым воздействием на противника.

Таким образом, удар дает возможность достичь стратегические, оперативные и тактические цели. Больше того, иногда удар (например, по наземным объектам, выполненный ракетной подводной лодкой), наносимый "по нормам и правилам тактики", позволит добиваться стратегической цели одной боевой единицей. В перспективе это может стать его характерной особенностью.

Бой. Этот вид действий, сочетающий огонь и маневр, всегда был и основным для решения тактических задач. Продолжительное время он являлся единственной формой боевого использования военно-морских сил. Как и всякий акт, бой претерпевает эволюцию. Одна из наиболее характерных ее черт — увеличение дистанций столкновений (а следовательно, и пространственного размаха), обусловливаемое возрастанием дальности действий морского оружия, маневренности, автономности и дальности плавания (полета) его носителей, а также участием в бою других родов сил флота и использованием различных средств воздействия. О дистанции ведения боя на заре зарождения флотов практически говорить нельзя, так как она определялась возможностью взятия противника на абордаж или нанесения таранного удара. С появлением метательного оружия дистанция боя не только стала реальностью, но и все более увеличивалась. Корабли противоборствующих сторон становились способными поражать противника на все больших расстояниях.

В годы Второй мировой войны это расстояние равнялось дальности видимости цели, причем не только зрительной, но и существовавшими тогда техническими средствами наблюдения. Но и это не явилось пределом: в ту же войну некоторые бои протекали без такого контакта. Первым морским боем, положившим начало "бесконтактным" боевым действиям кораблей, считается бой у о. Мидуэй на Тихом океане 4 июня 1942 г. между американскими и японскими силами.

В современных условиях эти расстояния увеличились уже до нескольких километров. В дальнейшем дальность действия морского оружия возрастет еще больше. Поэтому морской бой, как правило, будет протекать на огромных пространствах, а освещение обстановки в районе боя станет возможным только с помощью специальных, преимущественно воздушных, средств.

Другая черта эволюции морского боя — изменение, если можно так выразиться, его объемной характеристики. Вначале он велся только надводными силами и, следовательно, только на поверхности моря, на грани водной и воздушной сред. Затем в бою стали участвовать силы, действовавшие в водной (подводные лодки) и воздушной (авиация) средах.

Третья черта — всевозрастающее значение уничтожения (или увода с заданной траектории) средств поражения противника (торпед, ракет) до достижения ими цели. Это порождает специфическую особенность современного морского боя, обусловливает совершенно новое его качество, которое отличает бой будущего от прошлого, когда все усилия противоборствующих сторон направлялись на уничтожение носителей оружия, а не используемых ими средств поражения.

Огромное поражающее воздействие оружия и своевременное развертывание его носителей сократит время, необходимое силам для решения боевых задач. Поэтому одним из важных моментов, вносящих существенные изменения в характер боя, является ускорение темпов развития событий, все большая их скоротечность и динамичность.

Морской бой почти всегда велся на уничтожение противника. В перспективе в связи с оснащением сил флотов мощными видами оружия эта особенность станет непременной.

Маневр. В течение долгого времени "огонь и маневр" практически исчерпывали основное содержание морской тактики. Благодаря маневру носители оружия оказывались способными донести его до такого положения относительно противника, когда технические потенциальные возможности могли быть в полной мере реализованы в ударе. Кроме того, в определенных случаях обеспечивалось нужное сосредоточение сил.

По мере увеличения дальности действия оружия маневр в бою, выполняемый на этапе тактического развертывания, в линейном выражении уменьшается. Так, с появлением гладкоствольной артиллерии отпала необходимость сближения кораблей противников вплотную, маневр стал короче. Он еще более сократился с принятием на вооружение дальнобойной нарезной артиллерии. А с созданием ракет, обладающих большой горизонтальной дальностью полета и высокой точностью поражения цели, он приобрел практически новое качество, что позволило заменить в значительной мере маневр носителя маневром траекториями оружия.

Как показывают расчеты, с увеличением дальности действия оружия на один порядок площадь, в пределах которой может быть поражена цель, увеличивается на два порядка. Поэтому стратегические системы вооружения обладают способностью поражать цели в пределах огромных пространств. Разрабатываемая в США морская баллистическая ракета "Трайдент", которая, как считают, будет иметь дальность более 10 тыс. км, таит в принципе большие возможности маневра траекторий для поражения целей на значительных площадях.

Однако из этого отнюдь не следует, что роль маневра в бою уменьшится, а осуществление его упростится. Наоборот, маневр сил, находящихся вне пределов наблюдаемости противника (который в свою очередь принимает меры для выхода в выгодную для него позицию, также располагающуюся за пределами наблюдаемости), предъявляет особые требования к обеспечению маневра информацией, получаемой от разведки, и целеуказанию. Он должен выполняться на основании сведений, получаемых с помощью различных радиоэлектронных средств и в условиях интенсивнейшей радиоэлектронной борьбы, правильная организация которой теоретически может полностью парализовать систему освещения обстановки и получения нужной информации. Это потребует искусства не только выполнения маневра, но и использования различных технических средств освещения обстановки и целеуказания. В связи с этим возникает острая необходимость четкого взаимодействия ударных групп не только с силами разведки, но и со средствами внешнего целеуказания.

Маневру корабельными силами присуще такое свойство, как стремительность, которое приобретает новое качество благодаря широкому внедрению на многих флотах кораблей с динамическими принципами поддержания. Они обладают скоростью в несколько раз большей, чем обычные водоизмещающие корабли. В американской печати уже сейчас открыто пишут о том, что возможна разработка принципиально нового типа авианосцев, которые будут оснащены мощными двигателями и будут представлять собой надводные корабли на воздушной подушке, развивающие скорость до 180 уз. (333 км/ч), т.е. примерно в 5 раз больше, чем нынешние авианосцы ("Нью-Йорк Таймс, 1970, 21 октября).

Рассматривая маневр в оперативном аспекте, необходимо отметить, что значение его как формы действий, направленных на обеспечение оперативного развертывания сил и сосредоточения их в определенных районах океанских театров, быстро увеличивается.

Массирование сил и средств. С давних времен оно обусловлено двумя основными, взаимно зависящими обстоятельствами. Первое — сравнительно небольшие дальность действия и разрушительная сила оружия, незначительная вероятность поражения, а также ограниченная возможность размещения оружия на корабле. Второе — всевозраставшие бронирование и непотопляемость кораблей. Извечная борьба между средствами поражения и защиты и вызывала необходимость массированного применения ударных сил.

Когда главным оружием флотов были артиллерия, торпеды и бомбы, массирование в бою практиковалось прежде всего при привлечении быстроходных безбронных сил, какими являлись торпедные катера, миноносцы и самолеты. Только участие значительного числа этих боевых единиц, решительно и на большой скорости сближающихся с противником под его сильным огнем на дистанцию эффективного применения своего оружия, могло (зачастую ценой немалых потерь) дать им возможность занять позицию залпа и решить поставленную задачу. Поэтому массирование сил в морском бою всегда принимало форму участия в атаке большого числа носителей оружия, состав которых определялся с учетом значительных потерь. Чем более мощным оружием располагал противник, тем большее массирование носителей требовалось для решения поставленной боевой задачи. Критериями массирования являлось поражающее действие одного вида оружия, либо концентрация этих возможностей в сочетании различных боевых средств.

Массирование, как таковое, безусловно, сохранит свое значение, но, очевидно, приобретет новую форму. Уже в современных условиях даже при использовании так называемого обычного оружия, поражающее действие которого непрерывно возрастает, необходимый наряд носителей для решения аналогичной задачи резко уменьшится по сравнению со Второй мировой войной. Из этого логически вытекает, что массирование сил, по-прежнему представляя оптимальную концентрацию ударной мощи оружия, необходимой для поражения противника, уже не обязательно должно осуществляться в форме участия большого числа кораблей или самолетов. Уже сейчас можно привлекать значительно меньшее число боевых единиц, несущих современное мощное дальнобойное оружие, по сравнению с числом боевых единиц, несущих эквивалентную мощность прежнего оружия.

В этом изменении понятия массирования отчетливо видно одно из проявлений диалектики развития военного дела, и в частности, военно-морского, заключающегося в том, что одно и то же содержание (поражение противника) может иметь различные формы, начиная от концентрации большого числа носителей в прежних условиях и кончая сосредоточением равноценной (или даже большей) ударной мощи на меньшем числе носителей в современных условиях.

Главное же содержание массирования продолжает оставаться прежним: сосредоточение ударной мощи своих сил, необходимой для надежного решения боевой задачи и рассредоточения оборонительных усилий противника по многим направлениям и целям.

Таким образом, массирование в морском бою, сохраняя в известных условиях свое прежнее выражение, все же в основном примет форму сосредоточения на относительно небольшом числе носителей высокоэффективного оружия, необходимого для решения боевой задачи преимущественно путем одноактного воздействия на противника. При этом носители, как правило, будут рассредоточены на значительных пространствах.

Массирование сил и средств, осуществляемое в тактическом звене, безусловно, проявится и на оперативном уровне, когда потребуется сосредоточивать главные усилия на решающих направлениях борьбы с флотом противника. Так, массированное применение авиации в операции проявится не только в одноразовом мощном ударе, что надо рассматривать как основную форму действий, но и в последовательном нанесении ударов для ослабления, а затем и для полного уничтожения группировки сил противника. По мере увеличения маневренных возможностей авиации такая форма ее массирования будет приобретать все больший масштаб.

Взаимодействие. Одна из важнейших категорий военного искусства, и в том числе военно-морского, — взаимодействие разнородных сил. Оптимальное сочетание наступательных и оборонительных возможностей разнородных группировок позволяет решать задачи, значительно превосходящие по масштабу те, решение которых возможно обычным суммированием возможностей однородных сил. Однако для этого необходимо взаимодействие этих разнородных сил.

Организация взаимодействия (особенно тактического) по мере увеличения дальности действия и разнообразия применяемого оружия, роста его мощи, а также повышения скорости его носителей непрерывно усложнялась, а значение ее возрастало. Можно предположить, что и в дальнейшем на взаимодействие в полной мере будут оказывать влияние все вышеназванные факторы. Поэтому основной закономерностью здесь следует считать возрастание роли тактического и оперативного взаимодействия сил при решении всех задач, стоящих перед военно-морскими флотами. Причем тактическое взаимодействие разнородных сил при борьбе с носителями стратегического ядерного оружия будет организовываться с учетом острой необходимости выполнить задачу в кратчайшее время.

Дальнейшее взаимное проникновение сфер боевых действий видов вооруженных сил, с одной стороны, усложнит организацию взаимодействия флота с другими видами вооруженных сил на оперативном и стратегическом уровнях, а с другой — сделает его необходимым условием достижения победы в операциях на континентальном и океанском театрах военных действий. Это объясняется тем, что возможности других видов вооруженных сил действовать совместно с военно-морским флотом в сфере задач по¬следнего, равно как и возможности флота в решении задач на суше и в воздухе, непрерывно увеличиваются.

Таким образом, усложнение организации взаимодействия, возрастание степени его важности, а также увеличение многообразия форм и методов его осуществления являются основными чертами, характеризующими развитие этой категории военно-морского искусства.

Внезапность. Раньше под этим понятием в теории военно-морского искусства понималось использование для решения своих задач неподготовленности противника к ведению боевых действий. В настоящее время внезапность предполагает активные, строго целеустремленные действия по созданию условий, лишающих противника возможности оперативно реагировать на действия другой стороны. Это положение вытекает из развития военной техники и закономерностей военных действий в ядерной войне, когда внезапность может дать в руки владеющего инициативой не только преимущества, как это было раньше, но и победу в бою или операции.

Поэтому борьба за достижение внезапности приобретает особую остроту. Она составит важную часть усилий штабов по обеспечению возможности в полной мере использовать столь важный фактор.

Основной мерой локализации возможности противника воспользоваться внезапностью всегда была разведка, которая все в большей и большей степени базируется на применении радиоэлектронных средств. Вот почему важнейшим направлением достижения внезапности в бою и операции является радиоэлектронная борьба. По-прежнему большое значение для достижения внезапности имеет также маскировка во всех ее проявлениях.

Из сказанного следует, что внезапность — категория многогранная, имеющая много прямых и обратных связей с другими категориями военно-морского искусства. Рассматривая ее с точки зрения способа достижения неожиданности, можно прийти к выводу о ее особом значении на всех уровнях военно-морского искусства. Если же подходить к ней с позиции обеспечения достижения конечных целей военных действий, то увидим, что непосредственно и наиболее полно внезапность проявляется прежде всего в оперативно-тактическом звене. Здесь достижение внезапности в условиях развивающихся средств разведки, автоматизированных систем анализа обстановки и ее прогнозирования в большей степени является областью искусства флагмана, ибо только оно, при практически равных материальных возможностях сторон, может дать определенный оперативно-тактический перевес одной из них.

Стремительность. Характерная черта всех форм и разновидностей боевых действий на море — скоротечность событий, быстрота изменения обстановки. Эта черта — следствие развития средств вооруженной борьбы, благодаря которым прежние способы морского боя, включавшие продолжительный маневр сил и многократное и длительное их воздействие на противника, утратили свое значение и были заменены динамичными, решительными и более результативными боевыми столкновениями, протекающими во все более короткие промежутки времени. Это и понятно, ибо научно-технический прогресс ведет к созданию все более мобильных носителей и высокоскоростных дальнобойных средств поражения. Поэтому стремительность становится все более важной и неотъемлемой чертой удара, операции, боя. Ее проявление в оперативном звене выражается в дальнейшем сокращении продолжительности воздействия на противника за счет увеличения мощности этого воздействия. Отсюда — рост результативности боевых действий. Стремительность действий различных сил, нацеленных на главные объекты противника, становится важнейшим, основным и решаются фактором в способах достижения цели, так как обеспечивает наиболее полное использование всех боевых возможностей носителей оружия, делает их удары неотразимыми.

Стремительность позволяет всемерно сократить время, затрачиваемое на достижение поставленных целей. Только быстротечные действия в сочетании с внезапностью дают возможность упредить противника, быстро достичь преимущества в маневре, нанести удар на всю глубину боевого порядка вражеских сил. Стремительность была и будет одним из важнейших способов достижения внезапности.

Таким образом, внезапность и стремительность являются тесно связанными категориями военно-морского искусства.

Увеличение размаха вооруженной борьбы на море, дальнейшее насыщение ее боевыми действиями, пронизанными на всех их уровнях стремительностью, придает этой борьбе особую динамичность и результативность. Совокупность всей боевой деятельности флота представляет собой сложное сочетание одновременных и последовательных скоротечных ударов и операций, завершающихся достижением решительных целей, оказывающих в определенных случаях непосредственное влияние на ход и исход оружейной борьбы в целом.

Итак, стремительность — непременный фактор вооруженной борьбы на море, роль которого все время возрастает, а умение использовать его в своих интересах – один из важнейших элементов военно-морского искусства.

Темп. Из известного всем диалектического определения времени ясно видно его значение и как категории военно-морского искусства, ибо все военные события на море развиваются не только в пространстве, но и во времени, т.е. в определенном темпе. Причем темп всегда был и остается одним из обязательных условий планирования и ведения всех видов и форм боевых действий сил флота.

По мере развития военно-морской техники, увеличения скоростей носителей, дальнобойности и мощности оружия военно-морское искусство оказывалось перед необходимостью решения возрастающих по объему задач во все более короткие сроки. Еще в годы Второй мировой войны уничтожение конкретной группировки противника не всегда лимитировалось определенным отрезком времени. Тогда ставилась, например, задача — уничтожить противника на переходе морем. И она могла быть решена в течение всего его перехода, длившегося дни и даже недели. А когда именно — в начале этого периода или в конце, — принципиального значения не имело. Важно было решить задачу, пока противник находится в море.

Теперь такой подход недопустим. В современных условиях вражеская группировка сил флота должна быть уничтожена в строго определенный, весьма короткий срок – до того, как она сможет применить в полной мере свое оружие. Таким образом, фактор времени, т.е. темп событий, является элементом успешности боевых действий.

Характерная особенность рассматриваемой категории военно-морского искусства сейчас — то, что время, необходимое для решения флотом стратегических задач становится одного порядка с затрачиваемым для решения задач тактических. Это тем более очевидно, что ныне существует возможность тактическими действия в некоторых случаях достигать стратегических целей (о чем говорилось выше).

Всевозрастающие требования к сокращению сроков решения задач вооруженной борьбы на море находят свое выражение в необходимости поддержания сил в высокой готовности к немедленному нанесению ударов по противнику, а также в широком внедрении в военно-морских флотах различных автоматизированных систем.

Рассмотренные выше категории военно-морского искусства теснейшим образом связаны с умением использовать свои силы в жестко лимитированные сроки, отводимые для решения задачи.

Управление. Искусству управления в современных условиях придается исключительно важное значение. В материалах XXIV съезда КПСС подчеркивается, что эффективность управления может быть достигнута только при умении увидеть перспективу, правильно определить очередность задач, использовать новейшие достижения науки и техники, передовой опыт, быстро и четко реагировать на изменяющиеся условия. Эти положения должны быть основой для решения проблем развития такой категории военно-морского искусства, как управление силами.

По мере развития сил и средств военно-морских флотов и изменения условий, в которых они действуют, требования к управлению силами непрерывно возрастали. Раньше, например, управление даже в сложных и многоплановых боевых действиях осуществлялось, как правило, на основании непосредственного зрительного наблюдения обстановки. При этом решения принимались флагманом в значительной мере на базе собственного опыта и интуиции. Позднее, вследствие резкого увеличения размаха и скоротечности боевых действий, обусловленных возросшими тактико-техническими характеристиками оружия и боевых средств, управление превратилось в сложный процесс, требующий применения определенного числа технических средств дальнего и сверхдальнего действия. В современных условиях, когда противостоящие группировки сил имеют в своем распоряжении ядерное оружие, практически достаточное для многократного полного взаимного уничтожения, управление силами связано с использованием различных автоматизированных средств для обеспечения внезапности и стремительности действий, для выигрыша у противника времени. Залог успеха в этом случае — искусство управления. Особую остроту оно приобрело в сфере использования ядерных сил и сил, предназначенных для их уничтожения.

Как уже отмечалось ранее, одна из тенденций развития вооруженной борьбы на море — увеличение ее размаха. А оно влечет за собой дальнейшее увеличение и уплотнение потоков информации, интенсивности их циркулирования в различных контурах и сферах управления. Чтобы принять и переработать всю поступающую информацию и на ее основе в короткие сроки подготовить и принять оптимальное решение, требуется все более широкое внедрение научных методов управления, базирующихся на использовании новейших технических средств (связи, автоматизации, вычислительной техники).

Послевоенное развитие подводных сил во всех флотах морских держав, обладающих большими ударными и оборонительными возможностями, усложнило управление подводными лодками, находящимися в удаленных районах Мирового океана. Больше того, перенесение основных усилий вооруженной борьбы на море в подводную среду вызывает к жизни принципиально новое качество флотоводческого искусства, опирающегося на использование современных систем и комплексов управления. В совокупности они должны обеспечить флагмана точной информацией о воздушной, надводной и подводной обстановке и помочь в принятии оптимального решения об использовании большого числа сил.

Необходимо отметить, что проблема управления силами связана не только с всемерным внедрением средств автоматизации, но и с включением в системы управления значительных групп высококвалифицированных офицеров и адмиралов.

Автоматизированные системы управления, получающие все более широкое распространение, предполагают уже в настоящее время в качестве непременного элемента высокоинтеллектуальную деятельность людей, т.е. сочетание объективных и субъективных начал процесса управления, в котором человек все больше обеспечивается "машинными" данными, используемыми им для принятия оптимальных решений.

Организация. Применение разнообразных организационных форм, полностью соответствующих реальным возможностям и условиям использования сил и средств флота, всегда составляло и составляет одно из очень важных звеньев военно-морского искусства.

Военно-морские силы, обладающие на каждом историческом этапе их развития совершенно определенными оперативно-боевыми возможностями и свойствами, можно рассматривать как объект, которому всегда должна соответствовать конкретная организационная форма. Поэтому на протяжении всей истории развития флотов организационные структуры непрерывно сменялись и по мере совершенствования военно-морской техники принимали ту или иную систему постоянных формирований сил или порядка их боевого построения. Например, на определенном этапе появились эскадры как постоянная организация. Наряду с этим в боевой организации сил адмирала Ф.Ф. Ушакова мы обнаруживаем тактический резерв из быстроходных и хорошо вооруженных фрегатов, а у Д.Н. Сенявина — тактические группы вместо традиционного линейного построения сил, с выделением в качестве самостоятельного формирования двух кораблей для атаки каждого флагманского корабля противника.

В более позднее время организация сил в бою, а потом и в операции предусматривала уже значительное число различных групп и отрядов. Совокупность таких групп в бою принимала организационную структуру, вошедшую в военно-морское искусство как понятие "боевой порядок", а в операции — "оперативное построение сил".

В годы Великой Отечественной войны крупные организационные изменения в Военно-Морском Флоте вызывались складывавшейся оперативно-стратегической обстановкой на сухопутных театрах военных действий, и в частности, на приморских направлениях, а также необходимостью решения задач, которые ставились ему. Это выразилось в создании новых и расформировании существовавших ранее флотилий, военно-морских баз, морских оборонительных районов, соединений кораблей, авиации, тыловых органов и служб и т.д. Своевременное и четкое проведение всех организационных мероприятий составило определенную часть руководства Военно-Морским Флотом в тот период.

Вопросы организации сил флота всегда решались применительно к требованиям военно-морского искусства конкретной эпохи и в меру их рациональности были своеобразной формой, соответствующей содержанию, заложенному в виде определенных потенциальных боевых возможностей материальных средств ведения вооруженной борьбы на море. Это подтверждает известное положение марксистской философии о соответствии формы содержанию. Бесспорно, оно будет проявляться и впредь по мере дальнейшего развития сил флота, изменения его задач, военно-политической обстановки, условий ведения вооруженной борьбы на море.

На организацию оказывает всевозрастающее воздействие революция в военном деле. В частности, это находит отражение в том, что в различные звенья управления внедряются электронно-вычислительная техника и автоматизированные системы (что послужит базой для создания новых организационных структур). Поэтому к организации предъявляются повышенные требования, ибо лишь рациональный вариант ее позволит реализовать в полной мере все возможности в управлении силами, которые дает система автоматизации.

* * *

Как видно, развитие военно-морского искусства связано с утверждением всех традиционных его категорий в новом качестве, которое характеризуется непрерывным возрастанием требований, ужесточением норм, усилением напряженности, сокращением сроков принятия решений и повышением ответственности флагмана. Несмотря на появление мощного оружия, высокоэффективных систем управления и т.д., роль человека в развитии всех звеньев военно-морского искусства постоянно возрастает.

Важными тенденциями развития военно-морского искусства следует считать: прогрессирующее расширение сферы оптимизации, увеличение роли инженерно-технической области и удельного веса физико-математических наук как базиса, необходимого для решения теоретических и практических вопросов.

В данной статье затронута лишь часть вопросов, составляющих в совокупности такую обширную проблему, какой является использование современного военно-морского флота, решение которой считается одной из задач теории военно-морского искусства. При этом очевидно, что рассмотрение всех вопросов, составляющих военно-морское искусство, должно вестись на базе строгого учета изменяющихся оперативно-боевых возможностей материальных средств ведения вооруженной борьбы на море, которые являются основой формирования всех его категорий.

"Морской сборник" № 12, 1974 г.

 

Просмотров: 1391
Комментариев: 0
Автор: С.Г. Горшков
Источник: "Морской сборник"
Фото: ckp-vmf.ru
Тэги: Горшков  ВМФ СССР  военно-морское искусство 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Начало Третьей мировой намечалось на 27 февраля. «Утро в горах» так и не наступило
В последнюю неделю февраля 1950 года едва не началась война США и их союзников с Советским блоком. Повод – резкое обострение отношений из-за п >>>


Дочь Шойгу станет управляющим партнером венчурного фонда
АФК «Система» создает венчурный фонд Sistema SmartTech. Управляющим партнером этой структуры с целевым объемом в 5 млрд рублей станет доч >>>


Амманский Собор - это «православный Сталинград»!
26 февраля состоялся подлинно Православный Собор в Аммане, чьи решения приравнивают его к Соборам Вселенским. Главная Победа великого Амманского Соб >>>


Как фронт среди ясного неба. Россия и Турция подошли к опасной грани в Сирии
Россия и Турция оказались на грани прямого военного противостояния в Сирии. В четверг сирийская вооруженная оппозиция при поддержке турецких военн >>>


В Конституции все-таки появятся «государствообразующий народ» и «соотечественники за рубежом»
Вопреки оптимизму противников и пессимизму сторонников, в проекте поправок в действующую Конституцию появятся ключевые слова о «государствообр >>>


«Не отчаивайтесь! Сии грозные бури обратятся к славе России»
В Севастопольском Доме офицеров Черноморского флота, начальником которого является капитан 1 ранга Владимир Пискайкин, был проведён общефлотский уро >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Сурков: мне интересно действовать против реальности
По просьбе «Актуальных комментариев» директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков в жанре смс-интервью пообщался с >>>


Украинский адмирал признал военную мощь России в Крыму
На Украине оценили военную мощь России в Крыму. После присоединения к РФ полуостров превратился в военную базу, равной которой нет во всём мире. Об >>>


Поиск



Наш день

27 февраля — День Сил специальных операций в России
Ежегодно в этот день в России отмечается День Сил специальных операций, новая дата в числе профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Сил Российской Федерации, установленный Указом Президента РФ №103 от 26 февраля 2015 года.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


Крещение Господне на Иордане. Паломники Императорского Православного Палестинского общества, среди которых были севастопольцы, совершили поездку на Святую Землю – в Иорданию и Иерусалим.

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
На борту фрегата "Адмирал флота Касатонов"
«Из варяг в греки»: двухмачтовая гафельная шхуна, построенная в Петрозаводске, станет учебным судном «Артека»
ПУБЛИКУЕМ БЕЗ КУПЮР. Основан евнухом-эфиопом, назван в честь исламского святого: новое об истории Измаила
«ЧАЙКА»: СЕЗОН ОТ «А» ДО «Я»
Морской бой с Россией. Французы отнимают у нас заказчиков и хотят заработать на войне за Арктику
Москва поможет Каиру установить военный контроль над Синаем. Оружейные контракты с Египтом буксуют, но Россия активно делится с коллегами опытом борьбы с террористами
Украинский адмирал признал военную мощь России в Крыму
В штольнях, но с мандаринами. Как осажденный Севастополь встречал 1942 год
Сергей Шевченко представил картину «Адмирал Нахимов. Прощание…»
Реклама


Погода


Ранее
Фомичев: "Северная верфь" будет строить атомные боевые надводные корабли - интервью

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ