Так, Роман Бессмертный, экс-представитель Украины на переговорах по Донбассу, бывший посол страны в Минске призвал провести ни больше ни меньше - военную операцию по захвату Крыма. В эфире "крымскотатарского" телеканала ATR (с 2015 г. вещает из Киева) он заявил, что в первые пять лет после потери полуострова Украина якобы могла восстановить контроль над ним путем мирной реинтеграции, а теперь: "После пяти лет сомнений нет в том, что есть единственный способ решения этих проблем… – возвращение этих территорий силой", — сказал Бессмертный. А еще добавил, что сначала Киеву необходимо отселить с полуострова всех, "кто лоялен"", но не уточнил, как украинские власти собираются это провернуть.[i] Особенно иезуитски это звучит на ушедшем из Крыма вслед за своим владельцем Ленуром Ислямовым телеканале ATR, претендующем на роль рупора крымских татар, народа, который пережил депортацию. Как и многие украинские политики Бессмертный говорит конъюнктурные вещи в определенной ситуации для аудитории конкретного СМИ, не задумываясь о последствиях своих заявлений. Поэтому звучит это все странно, далеко от реальности и отражает уровень фантазий украинских политиков.

В отличие от много раз "экс" Бессмертного заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Сергей Кривонос на первый взгляд проявляет большую "адекватность". По его мнению, вести войну одновременно в Донбассе и начинать боевые действия на границе с Крымом Украине не под силу, поэтому внимание сосредоточено на востоке страны: "Мы четко понимаем, что решать проблему (возвращение Крыма. — Ред.) силовым методом Украина не может на данном этапе. Потому что есть проблемы — это, во-первых, война в Донбассе. Вести войну на два фронта, … мы не потянем". Признавая войну на Донбассе, он считает, что главная задача Украины в контексте присоединения Крыма — активное сотрудничество с мировыми лидерами и усиление санкций против Российской Федерации.[ii] В данном случае "адекватность" ограничивается пониманием, что военным путем Украина ничего вернуть себе не в состоянии. Но вектор усилий на возвращение Крыма – это неизменная часть идеологического сознания представителей коллективной украинской власти, без чего она просто не может существовать.

В свою очередь эта воинственность является обоснованием потребностей украинского государства в вооружении, которое Украине поставлять никто не торопился, даже США при Бараке Обаме, расширившем санкционную политику в отношении России. Оружия Киев дождался только при Дональде Трампе - пресловутые противотанковые комплексы Javelin, которые в руках украинских военных не стреляют[iii], а потом дождался и турецких беспилотников. Первая партия (6 единиц) дронов Bayraktar TB2 была поставлена в 2019 году, в октябре уходящего года генеральный директор "Укрспецэкспорта" Вадим Ноздря заявил о намерении закупить еще 48 БПЛА, а позже стало известно о намерении Анкары и Киева сотрудничать в производстве БПЛА.[iv] В Киеве, похоже, не понимают, что при этом в большей степени реализуются региональные интересы Турции, чем Украины. Анкара накачивает своим оружием Ливию, Сирию – все регионы, где она имеет свои геополитические интересы. Думаю, что в серьезном укреплении военной мощи Украины в Черноморском регионе она совсем не заинтересована.

В 2020 году украинская сторона от штамповки "стратегий возвращения Крыма" перешла к активным действиям на дипломатическом направлении. Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба, заявил, что Украина выступает за создание в ЕС позиции специального представителя по Крыму.[v] Стратегия понятна – создать формальный институт, имеющий отношение к значимым международным организациям. Трудно понять, что это поменяет. Дипломатическим прорывом Киев считает также создание "Крымской платформы"[vi], вернее заявление о ее создании. "Успехом" Киев называет это, похоже, потому, что "президенту мира" Владимиру Зеленскому удалось то, что не смог "президент войны" Петр Порошенко.

Параллельно Украина делает все, чтобы осложнить жизнь населения в Крыму, утверждая при этом, что Россия якобы меняет демографический состав полуострова, а также истощает его природные ресурсы. Последние позиции отражают особый цинизм со стороны Украины, осуществившей водную блокаду Крыма, а ликвидацию ее последствий, социальных и экологических, возложившей на Россию. Здесь стоит напомнить заявление заместителя министра иностранных дел Украины Эмине Джапаровой, утверждающей, что "…причиной проблем Крыма с водой стала милитаризация полуострова". Из-за появления на полуострове российских войск, а также простых граждан РФ, с ее слов, спрос на пресную воду резко увеличился. В итоге были за 6 лет якобы почти полностью исчерпаны имеющиеся ресурсы. Весьма цинично возложить ответственность на население Крыма и военных, численность которых, по заявлению той же украинской стороны составляет 30 тысяч. Стоит напомнить украинской стороне, что численность ЧФ России в Крыму согласно договорам между Россией и Украиной до 2014 года составляла 25 тысяч человек, то есть "милитаризация" состоит в увеличении количества военных на 5 тысяч человек.

Нужно признать, что тема обеспечения Крыма водой в 2020 году стала довольно острой.И в этой связи украинские СМИ и политические деятели с особым удовольствием и глубокомыслием повторяют, что условие подачи воды в Крым – "деоккупация Крыма", так как "российских военных" никто поить водой не собирается, а поскольку "нельзя отдельно поставлять воду для верных Украине жителей Крыма", пусть де за обеспечение потребностей жителей полуострова отвечает Россия. При этом Киев каким-то хитроумный образом разделяет потребление воды в Крыму на потребление "военными и оккупантами" и потребление крымчанами: "Питьевая вода, конечно, есть, но она идет на нужды военных баз и военной промышленности, а еще для российских туристов. Самим крымчанам уже ничего не остается…",[vii] - пытается внести раздор в общество киевская пропаганда. Хочется спросить – так водные ресурсы истощились или "питьевая вода есть"?

Сейчас окончательно приходит понимание, что решать вопрос воды для Крыма Россия будет без участия Украины. И не только по политическим, но по техническим и экологическим причинам. На итоговой пресс-конференции 17 декабря президент России Владимир Путин заявил, что Крым обладает достаточными запасами пресной воды. Напомнив о ранее принятых мерах, президент сказал: "Специалисты говорят о том, что в прилегающих к Крыму акваториях Азовского моря, под Азовским морем, могут быть очень большие запасы пресной воды. Все это в совокупности дает мне основания сказать, что проблему мы решим, средства, соответствующие выделяются. Без всяких сомнений, экономить на этом государство не будет".[viii] Не приходится сомневаться, теперь стоит ждать нового всплеска активности со стороны Украины. Начнется крик о том, что Россия не имеет права на ресурсы под Азовским морем. Гидрологическая разведка в акватории Азовского моря наверняка станет новой темой, поднимаемой Киевом в его бескорыстной "заботе о крымчанах".

Что бы ни происходило, пора привыкать, что ответ на вопрос – когда Крым вернется? – уже есть. Он вернулся, и никакие политические и иные козни не заставят народ Крыма переменить свое мнение, которое он выразил на референдуме. И давайте назовем это одним из итогов 2020 года…

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции