От поддержки операции "Дунай" смогли отмежеваться несколько соцстран, в том числе просоветские Румыния и КНДР. Суть их возражений: руководство СССР не один год игнорировало антисоциалистические тренды в ЧССР и политике ее властей. А в итоге предпочло сугубо военное решение, что нанесло существенный урон авторитету Советского Союза, ОВД и мирового коммунистического движения ("Экспортированная оттепель").

Даже "братские" СМИ, не говоря о наших, вплоть до распада СССР замалчивали альтернативные оценки событий в Чехословакии. Да и сегодня такие подходы не очень-то популяризуются. Вероятно, потому, что в них содержится в той или иной форме вывод: тогдашнее руководство СССР преднамеренно "упускало" ситуацию в ЧССР, как и ранее в Венгрии. Чтобы в том числе и военными интервенциями ускорить ликвидацию социализма в большинстве соцстран, а заодно вовлечь в кризис мировое коммунистическое движение.

Вмешательство Москвы – намеренная акция, чтобы ускорить дискредитацию, а затем ликвидацию социализма

Удалось. Потому оценки, высказанные полвека назад, заслуживают внимания и сегодня.

Чжоу Эньлай, премьер Госсовета КНР (1949–1976), выступая 23 августа 1968 года в посольстве КНР в Румынии, назвал вещи своими именами: "Наша оценка совпадает с высказанной руководством социалистической Албании. Москва фактически совершила агрессию против братской страны, дискредитировав тем самым социалистическое содружество и КПСС. Никак не реагируя на нарастание ревизионизма в руководстве компартии этой страны, а следом буржуазной контрреволюции и на растущую активность разведок Запада в Чехословакии – все это имело место уже с начала 60-х – Москва предпочла военную оккупацию. Потому можно считать, что Москва намеренно игнорировала известные процессы в ЧССР, чтобы в большей мере дискредитировать социализм и марксизм-ленинизм. Это совместная операция советских ревизионистов и западного империализма, вместе готовящих почву для ликвидации СССР, КПСС и социалистического содружества. СССР повторяет ту же провокационную политику, что в Венгрии в 1956 году. А в целом хрущевцы преднамеренно оболгали Сталина и вскоре надругались над ним, чтобы спровоцировать антисталинские беспорядки в странах Восточной Европы, а следом – контрреволюционные перевороты там. Военное же вмешательство Москвы тем более намеренная акция, чтобы ускорить дискредитацию, а затем ликвидацию социализма в ряде стран Восточной Европы и потом в СССР".

Румынский лидер Николае Чаушеску 22 августа выступил по телевидению: "Проблемы, возникшие в Чехословакии в связи с курсом ее руководства, вполне могло бы решить заблаговременное обновление руководства компартии ЧССР. В Москве же не стали мешать этому руководству в течение многих лет, но предпочли лишь грубую демонстрацию военной силы. И что особенно трагично – в братской стране. Такой подход дискредитирует СССР и КПСС, противоречит социалистическому интернационализму и фактически копирует действия империалистов против зависимых от них стран. Румыния не поддерживает такой подход".

Вьетнамское руководство официально не высказывалось об операции "Дунай". Тенденции в Чехословакии до августа-68 вообще не освещались в ДРВ. Сказывалась высокая зависимость от советской военно-технической помощи в тот период. Но Ханой не комментировал негативную реакцию КНР на операцию, хотя, по имеющимся данным, Москва предлагала раскритиковать антисоветскую позицию Пекина по событиям в ЧССР. Но Китай, напомним, оказывал ДРВ военно-техническую помощь немногим меньше советской. Сокращение же чехословацких поставок вооружения в ДРВ в 1967–1968 годах тоже обошлось без официальных реляций Ханоя. А осенью в местных СМИ появились краткие сообщения об успешной защите социализма в ЧССР "благодаря помощи СССР и других братских стран от посягательств империализма и его агентуры".

Руководство Северной Кореи, хотя и не явно, было на стороне Пекина в советско-китайском политико-идеологическом конфликте. Отсюда негативная, но тоже завуалированная реакция на операцию "Дунай", проявленная на переговорах в Пхеньяне с правительственными делегациями КНР, Албании, Румынии, Кубы, ДРВ, Югославии. СМИ КНДР полностью опубликовали заявление министра обороны КНР Чэнь И, сделанное 9 сентября на встрече с Ким Ир Сеном. Глава военного ведомства обрушился на СССР и КПСС "за ревизионистское, а теперь и империалистическое перерождение, чему новый пример – агрессия Москвы и ее сателлитов в Чехословакии". Ким Ир Сен в ответном выступлении даже не упомянул о Чехословакии. Но вскоре стал публично использовать термин "доминационизм". Это "попрание самостоятельности стран, угнетение других народов и установление контроля над ними".

Чехословакия шла к контрреволюции, к капитализму, в объятия империализма

Политические трения проявились в конце 1968-го, когда Пхеньян впервые предложил Москве без публичной огласки "временно денонсировать" двусторонний договор о дружбе 1961 года. Но обострение конфронтации с Вашингтоном и Сеулом вынудило северокорейцев "забыть" о своем особом мнении уже весной 1969-го.

В сложной ситуации оказалась Куба. В январе 1968-го на Острове свободы приговорили к длительным тюремным срокам "просоветскую фракцию" в руководстве страны (шесть человек). "За подпольную пропаганду против линии партии и планы поставить страну и партию в полную зависимость от одной державы". Это были главные оппоненты Че Гевары, осуждавшего копирование послесталинской советской модели ("Клятва наперекор Москве"). Вскоре СССР резко сократил импорт кубинского сахара, фруктов и встречные поставки оборудования, нефти. 21–23 августа специалисты и некоторые дипломаты ЧССР на Кубе проводили в Гаване с разрешения ее властей митинги под лозунгом "Брежнев – Андропов – Гречко: вон из Чехословакии!". Но ситуация в стране вследствие обвала кубино-советской торговли вынудила Кастро в ночь на 24 августа поддержать "Дунай" в выступлении по национальному телевидению: "То, что будет сказано, идет вразрез с чувствами многих. Чехословакия шла к контрреволюционной ситуации, к капитализму, в объятия империализма. Ее руководство было накоротке с проамериканскими шпионами, с агентами Западной Германии и всего реакционного сброда. Социалистический лагерь имеет право помешать контрреволюции любым способом". Но советская пропаганда предпочла не цитировать то, что сказал Кастро о "додунайских" властях ЧССР. С сентября экономический прессинг Москвы на Гавану прекратился.

Тем временем руководство КНР и Албании, поддержанное Бухарестом, Пхеньяном и лидерами еще 50 зарубежных компартий, прервавших отношения с КПСС после XX–XXII съездов (почти все эти партии поныне существуют, а наиболее влиятельны в Латинской Америке, Южной и Юго-Восточной Азии), предложило обсудить события в Чехословакии на международном совещании. "Ответчики" это проигнорировали, но такой форум без участия просоветского блока стран и компартий состоялся в албанском Сталине в ноябре 1968 года с участием "наблюдателей" из Пхеньяна и Бухареста. Руководство СССР и его сателлитов было объявлено "агентурой империализма, узурпировавшей власть после устранения Сталина и разрушающей социализм заодно с империализмом".

Заголовок газетной версии – "Дунайские" волны".

Алексей Балиев,
политолог