"На борту "Де Мойна", как выяснилось позже, находился сам президент США Эйзенхауер. И началась против нас целая поисковая операция с участием надводных и воздушных противолодочных сил.

Надо оторваться от преследователей, перехитрить их! – вспоминал, как все было, командир подлодки Валентин Козлов. – Время хотя и мирное, но противостояние влекло за собой действия сил как с одной, так и с другой стороны на грани риска и часто с нарушением мер безопасности...

При кратковременном подвсплытии под перископ спустя несколько часов маневрирования по глубине и курсу обнаружил работу разнокалиберных радиолокационных станций. Снова ушел на глубину. Посоветовавшись со старпомом и штурманом, решили круто изменить предписанный нам маршрут возвращения, оставить остров Мальту далеко к северу и отказаться от последующих сеансов связи...

Не буду вдаваться во все подробности трехсуточного маневрирования и используемых приемов уклонения. Профессионалы подводники с подобным встречались. Выручило от постыдного всплытия на милость победителя нестандартное решение, слаженность действий экипажа и везение.

Подчиненные мне подводники сделали все от них зависящее, выжали из ПЛ все возможное и сами выстояли! Бедную аккумуляторную батарею, благо молодую, не щадили, подзаряжались рывками. Не счесть числа постановок под РДП, срочных и обычных уходов на глубину...

Все чаще признаки продолжения поиска С-360 оставались к северу от нас. Вероятно, подвело американцев шаблонное представление о вероятных действиях советской подлодки. К исходу третьих суток, убедившись, что тактический замысел удался, решил дать радиограмму о проходе контрольной точки, о чем надо было сообщать еще трое суток назад.
Позднее, проходя службу в штабе флота и ГШ ВМФ, понял, какие мысли и сомнения могли приходить начальству в голову, о лодке, не выходившей на связь в установленное время".

Комбриг рассказывал про начальственный гнев и указание министра обороны снять командира С-360 с должности. Но в Кремле решили иначе

В общем, С-360 удалось скрытно вернуться во Влёрский залив. В базе после непродолжительного отдыха Валентин Козлов принялся за отчет о рекордном месячном походе в подводном положении без всплытия. А вскоре последовала негативная реакция из Москвы на нарушения скрытности плавания и связи во время похода. Для объяснения в столицу вызвали комбрига Егорова.

Позже он рассказывал про начальственный гнев в адрес командира С-360 и указание министра обороны о снятии Козлова с должности. Но в Кремле приняли иное решение.

В монографии "Три века Российского флота" можно прочесть следующее: "Неожиданно спасение... пришло от Н.С. Хрущева. Ему понравилось, что президент США почувствовал беспокойство, узнав о присутствии лодки рядом с "Де Мойном". Хрущев приказал поощрить подводников... Вскоре В.С. Козлов был назначен заместителем командира бригады подводных лодок…"