Опрос

Ковид-пандемия: глобальная провокация или природная аномалия?
Безусловно, спецакция-провокация глобалистов
Нет, вирус имеет природное происхождение
Нет чёткой информации, трудно понять
Афёра фармакологов-бизнесменов
Сговор властных элит
Мне всё равно, не было бы проблем
Не определился




Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Национальная морская политика России: версия 2.0. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
Константин Затулин избран депутатом Госдумы от Сочинского округа 61,75% от общего числа проголосовавших
Госпакет акций "Торгового флота Донбасса" будет выставлен на продажу
Флот: события и факты
Российские военные были бы готовы спасти тонущую украинскую посудину
Россия – Турция: «разговор начистоту» и сирийский вопрос
Камчатские рыбаки требуют обеспечить им право на работу
Военный эксперт Владимир Евсеев: Войну России с Украиной могут спровоцировать лишь США
Российское судостроение в сентябре 2021 года
Главком ВМФ России проверил в Севастополе ход развития производственных мощностей и ремонтных работ на 13 судоремонтном заводе Черноморского флота Минобороны РФ
"Крузенштерн" блеснет парусами на Олимпиаде в Ванкувере
Грузооборот частных портово-перевалочных комплексов Украины за 10 месяцев увеличился на 18,5%
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Морской Высоцкий


2011-01-22 11:05 Маринистика
25 января - очередной день рождения известного поэта, актера и барда Владимира Семеновича Высоцкого.

Всем делам моим на суше вопреки

И назло моим заботам на земле

Вы возьмите меня в море, моряки,

 Я все вахты отстою на корабле!

В. Высоцкий

 

25 января незабвенному поэту, певцу и актеру Владимиру Высоцкому исполнил­ось бы 73 года. Но прожил он до обидного мало – лишь 42 года. К сожалению, при жизни не было издано ни одного сбор­ника его стихов и песен, которых насчи­тывается около восьмисот.

Лишь после смерти Высоцкого стали выходить одна задругой книги о нем, его избранные про­изведения вплоть до собрания сочинений в пяти томах. Приятно отметить: среди них – не так давно вышедший в Николаеве в издательстве "Наваль" сборник "Владимир Высоцкий. Стихи, проза и высказывания о море" (составитель Лев Траспов). Он включил в себя художествен­ные произведения, наброски, фрагмен­ты переписки и публичных выступлений, засвидетельствованные высказывания Высоцкого.

Прочитав название книги, сразу воз­никает вопрос: "А какое отношение имеет Высоцкий к морской литерату­ре?". На него отвечает со страниц сборника сам Владимир Семенович: "Маринистом я был...". И действитель­но, разве его "Баллада о брошенном корабле" не стоит морских романов? А "Гимн морю и горам" с пушкинской лег­костью не поднимается до гомеровс­кой эпичности? Увы, почетное звание Певца моря уже присвоено Джорджу Байрону, а ведь Владимир Высоцкий также воспевает свободную стихию чисто, мощно и возвышенно. Бесподобно! И не зря моряки воспринимают его от­крытым сердцем и с восхищением.

Составитель сборника затронул глу­бокий пласт произведений Высоцкого с конца 50-х до 1980 г. (в том числе и очень редких), раскрывающих тему в ее внутреннем звучании: чем является море для поэта, как оно живет в его со­знании и душе, как оно его притягивает и зовет. Как он одинок и как тоскует по морю. Недаром в его лучших песнях о любви, в поэтических обращениях ус­тойчиво звучит морской мотив. Дель­фин, парус, корабли – эти образы ран­него периода со временем становятся символами всей поэтики Высоцкого на­ряду с конями и волками.

Можно считать шуткой, но повели­тель морей, мифологический бог По­сейдон изначально был повелителем коневодства, кони – его вечные спут­ники. И волки бывают морскими. Один дельфин – против двадцати тысяч ло­шадей (имеются в виду песни "Парус" и "Лошадей двадцать тысяч в маши­нах зажаты...").

Летчик живет категориями неба и полета. Моряк – воды и плавания. Поэт и моряк – морскими образами. При це­лостном взгляде прослеживается: и ду­шевный настрой, и психология – мор­ская душа Высоцкого. Составитель лу­кавит только в одном: Владимиру Се­меновичу и в бушлате тесно. Морская тема его не охватывает, как и любая другая. Он вырывается. Но из-под сви­тера все равно проглядывает тельняшка. Не зря друг поэта драматург Кирилл Ласкари вспоминал: "Из-под свитера Высоцкого выглядывала тельняшка, бедра охватывал широкий ремень с медной бляхой. Он пел...".

 


 

 

Многие песни Высоцкого "проиллюс­трированы" в сборнике его монологами во время выступлений и концертов. Не­мало песен сопровождается аккордами, что позволяет читателю, владеющему ги­тарой, самому воспроизвести ритмичес­кую основу и еще раз услышать их авто­ра. Книга "снабжена" интересными и ред­кими фотографиями Высоцкого, его дру­зей, кораблей и судов (крейсер "Михаил Кутузов", теплоходы "Грузия", "Белорус­сия", "Шота Руставели", парусники "На­дежда", "Товарищ" и, конечно же, ново­российский танкер "Владимир Высоц­кий"), а также письмами и документами.

Помимо песен и стихов, в сборни­ке можно найти и редкую прозу Вла­димира Семеновича ("Жизнь без сна", "Плоты", "Парус", "У моря"), просле­дить маршруты его морских путеше­ствий.

Севастопольцам и морякам-черноморцам будет интересно узнать о пребывании Высоцкого в нашем го­роде-герое. А ветеранам, служившим на ТОФе, вспомнить о подвиге четы­рех солдат, 49 дней дрейфовавших на сорванной с якоря штормом десант­ной барже Т-36 с острова Итуруп в 1960 году.

Уверен, что эта уже ставшая редкой книга вызывает боль­шой интерес не только у почитателей твор­чества Высоцкого, но и у моряков (кото­рых он считал самой лучшей своей ауди­торией) и всех, кто любит море. Думает­ся, Владимир Семенович хотел бы, чтоб такую книгу брали с собой в море. Может быть, моряком по призванию был Поэт?

 

СОРОК ДЕВЯТЬ ДНЕЙ

Суров же ты, климат охотский, –

Уже третий день ураган.

 Встает у руля сам Крючковский,

На отдых уходит Асхан.

 

Стихия реветь продолжала –

И Тихий шумел океан.

 Зиганшин стоял у штурвала

И глаз ни на миг не смыкал.

 

Суровей, ужасней лишенья,

Ни лодки не видно, ни зги,

 И принято было решенье –

И начали есть сапоги.

 

Последнюю съели картошку,

Взглянули друг другу в глаза...

 Когда ел Поплавский гармошку,     

Крутая скатилась слеза.

Доедена банка консервов

И суп из картошки одной, –

Все меньше здоровья и нервов,

Все больше желанье домой.

 

Сердца продолжали работу,

Но реже становится стук.

Спокойный, но слабый Федотов

Глодал предпоследний каблук.

 

Лежали все четверо в лежку,

 Ни лодки, ни крошки вокруг

Зиганшин скрутил козью ножку

Слабевшими пальцами рук.

 

На службе он воин заправский,

 И штурман заправский он тут.

 Зиганшин, Крючковский, Поплавский

 Под палубой песни поют.

 

Зиганшин крепился, держался,

Бодрил, сам был бледный, как тень,

 И то, что сказать собирался,

 Сказал лишь на следующий день.

 

"Друзья!.." Через час: "Дорогие!.."

 "Ребята! – Еще через час. –

Ведь нас не сломила стихия,

Так голод ли сломит ли нас!

 

Забудем про пищу – чего там!  

А вспомним про наш взвод солдат..."

"Узнать бы, – стал бредить Федотов, –

А что у нас в части едят?"

 

И вдруг: не мираж ли, не миф ли –

Какое-то судно идет!

К биноклю все сразу приникли,

А с судна летел вертолет.

 

...Окончены все переплеты –

Вновь служат, – что, взял океан?! –

Крючковский, Поплавский, Федотов,

А с ними Зиганшин Асхан!

1960

 

*   * *

В фильме "Увольнение на берег" я играл роль моряка, которого за что-то наказали и не пустили на бе­рег. И он просит своего друга пре­дупредить любимую девушку о том, что он не сможет прийти. Этот фильм мы снимали на крейсере "Ку­тузов", флагмане Черноморского флота. Снимали в Севастополе. Я жил там целый месяц. Спал в куб­рике, учился драить палубу. Мы сни­мали наказание, поэтому мне надо было научиться драить палубу и еще кое-что – погрязнее.

Мне там очень повезло. Я ходил ведь в одежде матросской, и моряки ко мне присмотрелись. У меня была форма, БЧ-5 на ней было написано. Это мотористы и электрики. Это было очень давно, после того, как полетел Юрий Гагарин. И он приехал как раз на корабль встречаться с моряками. Всех киношников прогнали с кораб­ля, а меня оставили, потому что на­столько ко мне присмотрелись, что считали за своего. И я видел встре­чу Юрия Гагарина.

(Из выступления в г. Усть-Каменогор­ске, строительно-дорожный институт, октябрь 1970 г).

 

А потом я снимался в фильме "Увольнение на берег". Этот фильм мы снимали на крейсере "Кутузов", флагмане Черноморского флота. Этот крейсер – самый лучший на Черном море, я там месяц жил, спал с моряками, питался с ними вмес­те. Они меня за своего держали, по­тому что много новичков по перво­му году службу проходили. Вот и я вместе с ними там ходил, и никто не узнавал.

Однажды выстроилась вся ко­манда. Они ждали контр-адмирала, а мы пробеги снимали все время по кораблю. И я прямо разбегаюсь – в робе, грязный, со шваброй в руках! – в живот этому контр-адмиралу настоящему ударил!

Выпрямился… Но я на самом деле еще и сам испугался. Он позеленел, говорит: "Как фамилия?!" Я говорю: "Высоц…". Он говорит: "Тьфу ты! Опять ты, Володя! Ну что ж ты делаешь!" Он меня принял за своего! Они действительно настоль­ко привыкли ко мне, что как будто бы я служил на этом корабле.

(Из выступления в ЦЦК г. Усть-Каме­ногорска, 14 октября 1970 г.)

 

 

Я снимался в фильме, который назывался "Увольнение на берег". Когда на корабль приехали Гагарин и Титов... всех прогнали... А я в это время – на съемках, и жил там вме­сте с ребятами в кубриках. Всех ки­ношников выгнали, а меня забыли, потому что я был тоже в форме, одет, как все, ко мне уж привыкли на корабле. Так что я первый из очень многих гражданских людей ви­дел в лицо и разговаривал с Тито­вым и Гагариным.

(Из первого выступления в Доме офицеров г.Черноголовка, октябрь 1972 г.)

 

ПАРУС

А у дельфина взрезано брюхо винтом!

Выстрела в спину не ожидает никто.

 На батарее нету снарядов уже.

 Надо быстрее на вираже!

 

Припев:

Парус! Порвали парус!

Каюсь! Каюсь! Каюсь!

 

Даже в дозоре можешь не встретить врага.

 Это не горе – если болит нога.

Петли дверные многим скрипят, многим поют:

— Кто вы такие? Вас здесь не ждут!

 

Припев.

 

Многие лета – всем, кто поет во сне!

 Все части света могут лежать на дне,

Все континенты могут гореть в огне, –

Только все это – не по мне!

 

Припев.

1966

 

*   *   *

Я иногда получаю удивительные письма. На них обидно не ответить.

Иногда письмо может дать тебе но­вые силы работать. Например, я по­лучил письмо от человека, который был командиром подводной лодки. У них потек реактор в Средиземном море. Они уходили с курса, по ко­торому проходит много пассажир­ских судов, чтобы не загрязнить, не заразить воду. Очень долго не всплывали. Они шли под водой. У них возникли проблемы с кислоро­дом. Да еще взрыв – пришлось переборки задраить. Всплывали они быстро. Последним лег в кессонный аппарат командир лод­ки. У него была кессонная болезнь. Это страшные боли. Говорят, что это непередаваемые, ни с чем не сравнимые боли. Если кто-нибудь знает, что такое почечная колика, когда все болит, это похоже, толь­ко при кессонной болезни раз в де­сять сильнее. Он в течение двух су­ток то терял сознание, то приходил в него. И он, чтобы не умереть от болевого шока, в течение двух су­ток просил ставить ему песню "Спа­сите наши души". Он мне написал, что эта песня помогла ему выжить и вытерпеть боль. Такие письма стимулируют. Ты снова хочешь ра­ботать.

(Владимир Высоцкий. Монологи со сцены /Лит. запись О.Л. Терентьева. -М.: ACT, Харьков: Фолио, 2000.)

 

СПАСИТЕ НАШИ ДУШИ

Уходим под воду

В нейтральной воде.

 Мы можем по году

Плевать на погоду,

А если накроют –

Локаторы взвоют

О нашей беде.

 

Припев:

Спасите наши души!

Мы бредим от удушья.

Спасите наши души!

 Спешите к нам!

 Услышьте нас на суше –

Наш SOS все глуше, глуше,

 И ужас режет души

Напополам...

 

И рвутся аорты,

Но наверх – не сметь!

Там слева по борту,

Там справа по борту,

Там прямо по ходу —

 Мешает проходу

Рогатая смерть!

 

Припев.

 

Но здесь мы – на воле, –

Ведь это наш мир!

 Свихнулись мы, что ли, –

Всплывать в минном поле!

"А ну, без истерик!

 Мы врежемся в берег!" —

 Сказал командир.

 

Припев.

 

Всплывем на рассвете –

Приказ есть приказ!

 А гибнуть во цвете –

Уж лучше при свете!

 Наш путь не отмечен...

 Нам нечем... Нам нечем!..

Но помните нас!

 

Припев.

 

Вот вышли наверх мы.

Но выхода нет!

Ход полный на верфи,

Натянуты нервы.

Конец всем печалям,

Концам и началам –

Мы рвемся к причалам

Заместо торпед!

 

Припев.

 

Спасите наши души!

 Спасите наши души...

1967

 

*   *   *

В фильме "Служили два товари­ща" я играл роль белогвардейца по­ручика Брусенцова... Он стреляется на палубе уходящего за границу па­рохода, в толчее... и должен был па­дать с четырехметрового борта ли­цом вниз в воду. Мы снимали в Одес­се в самом начале марта. Хоть это и Черное море, но в том году даже бух­та замерзла. Только что сошел лед. Температура воды – 2—3 градуса. Я долго уговаривал режиссера: "Давайте я сам упаду. А то неудобно. Все поймут, что это замена". Режиссер долго не соглашался, а потом гово­рит: "Ладно. Принесите спирту растирать его и сухую одежду". Первый раз прыгнул. Меня растерли, пере­одели. Второй раз прыгнул. Растерли, переодели. После третьего дубля говорю: "Евгений Ефимович! Еще хочу! Море по колено!" Он отвечает: "Ты, наверное, не прыгать хочешь, а просто еще? Так и скажи!" Спирт про­шел сквозь поры...

(Владимир Высоцкий. Монологи со сцены).

 

МАРШ АКВАЛАНГИСТОВ

Нас тянет на дно, как балласты.

Мы цепки, легки, как фаланги,

А ноги закованы в ласты,

А наши тела – в акваланги.

 

В пучину не просто полезли,

Сжимаем до судорог скулы,

 Боимся кессонной болезни

И, может, немного – акулы.

 

Замучила жажда – воды бы!

 Красиво здесь – все это сказки, –

Здесь лишь пучеглазые рыбы

Глядят удивленно нам в маски.

 

Понять ли лежащим в постели,

Изведать ли ищущим брода?!

Нам нужно добраться до цели,

Где третий наш – без кислорода!

 

Мы плачем – пускай мы мужчины:

Застрял он в пещере кораллов, –

Как истинный рыцарь пучины,

Он умер с открытым забралом.

 

Пусть рок оказался живучей, –

Он сделал, что мог и что должен.

Победу отпраздновал случай, –

Ну что же, мы завтра продолжим!

1968

 

*   * *

Для меня самая лучшая аудито­рия – это морская аудитория, мо­ряки и физики. Вот не знаю, поче­му. Так вот получилось: физики и моряки. Когда я в Москве выступал, в Черноголовке, в Дубне, в Серпу­хове, в Обнинске, всегда это было интересно мне, больше, наверное, даже, чем зрителям, потому что мне там показывали одновременно с этим что-то. Ну и когда я бывал у моряков. Я пел на кораблях, на военных, на гражданских, пел во вся­ких морских клубах. Я хочу вам спеть несколько песен, которые я писал о моряках.

(Из выступления в Гатчине, Ленинградский институт ядерной физики АН СССР, 30 июня 1972 г.)

 

Может быть, моряком по призванию

Был поэт Руставели Шота...

По швартовному расписанию

Занимает команда места.

 

Кто-то подал строителям мудрый совет –

Создавать поэтический флот.

И теперь Руставели – не просто поэт,

"Руставели" – большой теплоход.

 

А поэта бы уболтало бы,

И в три балла бы он померк,

 А теперь – гляди с верхней палубы!

Черный корпус его, белый верх.

 

Непохожих поэтов сравнить нелегко:

В разный срок отдавали концы

Руставели с Шевченко и Пушкин с Франко...

 А на море они – близнецы.

 

О далеких странах мечтали – и вот не дожили!

 Очень жаль!..

 И "Шевченко" теперь – близ Италии,

 А "Франко" идет в Монреаль.

1971

 

*   *   *

У меня много друзей среди моряков, это одна из самых уважаемых мною профессий. Я часто встречаю своих друзей в портах, "с приходом", и пока тан­кер или сухогруз разгружается, мы где-нибудь у друзей в каюте сидим несколько дней напролет; я внесен в судовую роль. А по­том они снова уходят, снова без берега несколько месяцев. И не­удивительно, что некоторые пес­ни написаны в их честь, для них, про них. И даже – на борту ко­раблей.

(Высоцкий В. С. Четыре четверти пути: Сборник.

СоставительА.Е. Крылов. – М.: Физкультура и спорт, 1988).

 

В связи с тем, что я в таком учреждении, как Министерство морского флота, – мне хотелось бы немножко поменять програм­му, потому что я обычно начинаю с военных песен. А сегодня нач­ну с песен морских, посвященных морякам – моим друзьям боль­шим. Вот они ко мне приезжают. Недавно приехали из высшего мореходного училища с просьбой приехать на выпускной вечер. Так что я к ним поеду в июне.

А теперь, позвольте, я вам спою несколько песен – песен, посвя­щенных морякам больше всего Черноморского флота, ну и раз­личных пароходств: Новороссийс­кого, Одесского, Сухумского...

 

Когда я спотыкаюсь на стихах,

Когда ни до размеров, ни до рифм, –

Тогда друзьям пою о моряках,

До белых пальцев стискивая гриф.

 

Всем делам моим на суше вопреки

И назло моим заботам на земле

Вы возьмите меня в море, моряки,

Я все вахты отстою на корабле!

 

Любая тварь по морю знай плывет,

 Под винт попасть не каждый норовит, –

А здесь, на суше, встречный пешеход

Наступит, оттолкнет – и убежит.

 

Так всем делам моим на суше вопреки,

Так назло моим заботам на земле

Вы возьмите меня в поре, моряки, –

Я все вахты отстою на корабле!

 

Известно вам – мир не на трех китах,

А нам известно – он не на троих.

Вам вольничать нельзя в чужих портах –

А я забыл, как вольничать в своих.

 

Так всем делам моим на суше вопреки,

Так назло моим заботам на земле

Вы за мной пришлите шлюпку, моряки,

Принесите рюмку водки на весле!

1972

 

*   *   *

Послушайте, пожалуйста, но­вые военные песни. Первая пес­ня называется "Черные бушла­ты". Посвящена она евпаторий­скому десанту, который был вы­сажен на берег, а потом начался шторм и его не смогли поддер­жать, корабли не смогли подой­ти. Там стоит памятник в Евпа­тории. Я сейчас снимаюсь в фильме в Ленинграде, который называется "Дуэль", по Чехову.

Ну и места съемок были такие: Евпатория, Гагра, Ялта вот будет – хорошие места очень. И вот ког­да мы снимали в Евпатории, мы сни­мали недалеко от этого памятника, я очень удивился, что в дни свадеб все молодожены едут на берег к это­му памятнику евпаторийскому де­санту.

(Из выступления в Центральном институте авиационного моторост­роения

 им. П. И. Баранова, Москва, 20 октября 1972 г.)

 

ЧЕРНЫЕ БУШЛАТЫ

За нашей спиною

Остались

 паденья,

 закаты, —

Ну хоть бы ничтожный,

 ну хоть бы

невидимый

взлет!

Мне хочется верить,

что черные

наши бушлаты

Дадут мне возможность

сегодня

увидеть

восход.

 

Сегодня на людях сказали:

"Умрите геройски!"

Попробуем, ладно,

увидим,

какой

оборот...

Я только подумал,

чужие

куря

папироски:

Тут – кто как умеет,

мне важно –

увидеть

восход.

 

Особая роль –

особый

почет

для сапера.

Не прыгайте с финкой

на спину

мою

из ветвей, –

Напрасно стараться –

и я

с перерезанным

горлом

Сегодня увижу

восход

до развязки своей!

 

Прошли по тылам мы,

держась,

чтоб не резать

их – сонных,

И вдруг я заметил,

 

когда

прокусили

проход:

Еще несмышленый,

зеленый,

но чуткий

подсолнух

Уже повернулся

верхушкой

своей

на восход.

 

За нашей спиною

в шесть тридцать

остались —

я знаю —

не только паденья,

 закаты,

но – взлет

и восход.

Два провода голых,

зубами скрипя,

 зачищаю.

Восхода не видел,

 но понял:

 вот-вот и взойдет!

 

...Уходит обратно

 на нас

поредевшая рота.

Что было – не важно,

 а важен

лишь взорванный

форт.

Мне хочется верить,

что грубая

наша

работа

Вам дарит возможность

беспошлинно

видеть

восход!

1972

 

*   *   *

Меня все время спрашивают: "Ты куда едешь, Володя, к морякам или к летчикам?"

Потому что знают, что я очень ча­сто выступаю и у моряков, и у лет­чиков. Так уж случилось, что я бе­зотказно езжу и к тем, и к другим.

 (Из выступления в гарнизонном Доме офицеров авиагородка, п. Чкаловский Московской области, 14 марта 1976 г.).

 

Лошадей двадцать тысяч в машины зажаты –

И хрипят табуны, стервенея, внизу.

На глазах от натуги худеют канаты,

Из себя на причал выжимая слезу.

 

И команды короткие, злые

Быстрый ветер уносит во тьму:

"Кранцы за борт!", "Отдать носовые!"

И – "Буксир, подработать корму!"

 

Припев:

Капитан, чуть улыбаясь, –

Все, мол, верно – молодцы, –

От земли освобождаясь,

Приказал рубить концы.

 

Только снова назад обращаются взоры –

Цепко держит земля, все и так, и не так:

 Почему слишком долго не сходятся створы,

 Почему слишком часто моргает маяк?!

 

Все в порядке, конец всем вопросам.

Кроме вахтенных, все – отдыхать!

Но пустуют каюты – матросам

К той свободе еще привыкать.

 

Припев.

 

Переход – двадцать дней, рассыхаются шлюпки,

Нынче утром последний отстал альбатрос...

Хоть бы – шторм!

Или лучше – чтоб в радиорубке

Обалдевший радист принял чей-нибудь SOS.

Просмотров: 8121
Комментариев: 1
Автор: Юрий Чумак
Фото: Флот - ХХI век
Тэги: Высоцкий  поэзия  маринистика  Севастополь 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Гайдуки против казаков. Украинскую государственность может разрушить национальный вопрос
Криминально-олигархический переворот в Киеве в феврале 2014 года, издевательски названный «революцией достоинства», привел ее организато >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Российские эксперты отреагировали на заявление Пристайко о британских кораблях и базах в Чёрном море
Украина в ближайшее время получит от Великобритании ракетное оружие и два тральщика. Также якобы скоро начнётся строительство двух портов и военны >>>


ОБСТАНОВКА В ТУРЦИИ: 11-17 октября 2021 года
Представляем информационный обзор за минувшую неделю эксперта-тюрколога, военного аналитика, председателя региональной общественной организации &quo >>>


Капитан 1 ранга Горбачев рассказал о возможном ответе России на провокации Украины
Капитан 1 ранга запаса, служивший на Черноморском флоте РФ, директор Института стран СНГ в Севастополе   Сергей Горбачев   рассказал   >>>


20 октября 1827 г. – 194 года назад Произошло Наваринское сражение
Это крупное морское сражение между объединённым флотом России, Франции и Англии, с одной стороны, и турецко-египетским флотом, с другой. >>>


Наталия Александровна Бендюкова: Её имя - в истории Севастополя навсегда...
Год назад, 16 октября 2020 года, ушла из жизни Наталия Александровна Бендюкова. На протяжении многих лет она была бессменным руководителем Художеств >>>


Израиль играет с огнём, окружая Россию своим оружием. Для чего еврейское государство наращивает военную мощь соседей Российской Федерации?
Таллин   подписал сделку   по покупке у Израиля ракетных комплексов   Blue Spear (5G SSM) , разрабатываемых специально для Эстони >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Российские военные были бы готовы спасти тонущую украинскую посудину
Российские военные были бы готовы оказать помощь потерпевшему бедствие в районе острова Змеиный судну размагничивания «Балта» ВМС Укра >>>


Поиск



Наш день

20 октября 1827 г. – 194 года назад Произошло Наваринское сражение
Это крупное морское сражение между объединённым флотом России, Франции и Англии, с одной стороны, и турецко-египетским флотом, с другой.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


В Севастополе побывал автопробег реконструкторов, посвященный 80-летию начала Второй героической обороны Севастополя.

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Показана внешность перспективного корабля для ВМС Украины. Это украино-британский проект
Эрдоган назвал сроки начала строительства канала «Стамбул»
"Роснефть" расскажет о биологии Черного и Азовского морей. Бесплатный курс лекций будет интересен как специалистам, так и всем любознательным людям
В списках на льготы не значатся. Участники военных конфликтов ждут от президента социальных гарантий
Художник-черноморец Сергей Шевченко представил свою «Победную» картину
Москва и Ереван подписали Меморандум по биобезопасности. С приходом к власти Байдена биологическая деятельность Пентагона будет расширяться
ВМСУ так и не смогли ввести в строй распиаренный корабль-разведчик
Трехтомная монография «История Севастополя» выходит к седьмой годовщине «Русской весны»
В гости к Ибсену
Реклама


Погода


Ранее
Искушения болгарских «братушек». Некогда дружественная страна между благодарностью и русофобией

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ