Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
ДПФ на «круглом столе» вспомнят о Конференции по Морской политике 20-летней давности
Страны НАТО приняли в Вашингтоне контрмеры против вызовов со стороны России
Заявление Института стран СНГ в связи с задержанием первого президента Крыма Юрия Мешкова
Флот: события и факты
Полковник морской пехоты ВС РФ погиб в Сирии. Об этом сообщили СМИ Мурманска
Приднестровью предоставили трибуну ООН. Непризнанная республика добивается признания
Молдавия может перейти на американский газ. Переговоры о поставках голубого топлива из Соединенных Штатов уже начались
«Морской щит» в поддержку Порошенко. Натовские флоты показали в Черном море свои дряблые мускулы
С дизелем за кормой: смогут ли подвесные моторы дать новый импульс российскому "малому флоту"
Польша переманивает судостроителей Крыма
На Керченской переправе задействуют десять паромов
Битва за Анаклию: кто подрывает масштабный грузино-американский проект?
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Наполеоновские планы Павла Петровича. Несостоявшийся геополитический проект века


2013-11-22 16:36 История
В современном языке не зря имеет хождение термин "наполеоновские планы".

Наполеон запомнился как знаменитый государственный деятель и полководец, умевший воплощать в жизнь самые смелые широкомасштабные замыслы, о чём свидетельствовали его успешные военные кампании на Европейском континенте; почти каждая из них основывалась на неожиданных для противника и новаторских по духу и исполнению стратегических решениях.

Восток всегда манил Бонапарта. Никто из серьёзных исследователей не считал случайностью его экспедицию в Египет. Но особое место в наполеоновских планах всегда занимала Индия.

С точки зрения французских интересов военное предприятие в Азию с конечной целью завоевания Индостана являлось бы стратегически важным шагом, который мог бы привести к полному краху главного противника — Великобритании и кардинально изменил бы геополитический расклад сил в мире. Трудно даже просчитать все ближайшие последствия такой экспедиции, если бы она успешно завершилась.

Впервые идею индийского похода 28-летний генерал Бонапарт высказал в 1797 году. Считается, что, став первым консулом, он пытался усиленно внушать Павлу I мысль о совместном походе в Индию. Он якобы даже разработал и предложил проект совместной франко-русской сухопутной экспедиции к реке Инд1. Но у России и Франции тогда еще не имелось даже мирного договора, не говоря уже о заключении военно-политического союза. Да, главы государств вступили в личную переписку, но вот о самом проекте франко-русской экспедиции в Индию нет ни слова. Дело осложняется тем, что помимо этого совместного проекта Павел I в конце своего правления предпринял конкретные шаги для реализации собственной программы русского проникновения в Индию через Среднюю Азию. Чаще всего исследователи рассматривают эти два плана как звенья одной цепи, а также считают, что российский император был загипнотизирован красивой идеей Наполеона и постарался осуществить её самостоятельно. Тут важно разобраться, насколько тесно оказались взаимосвязаны эти два плана и какой из них был первичен.

Впервые проект был опубликован на французском языке в 1840 году в брошюре под названием "Памятная записка Лейбница Людовику XIV о завоевании Индии, публикуемая с предисловием и замечаниями Гофмана, с приложением проекта сухопутной экспедиции в Индию по договорённости между консулом и императором Павлом I в начале этого века"2, на русский язык переведён и опубликован в 1847 году, правда, без указания подлинника и со слегка видоизменённым названием3. Видимо, по цензурным соображениям из русского перевода было убрано лишь помещённое перед текстом проекта "напоминание", написанное, видимо, Гоффманом: "Покушение на жизнь первого консула 24 декабря 1800 году и трагическая смерть императора Павла I 24 марта 1800 г. стали пагубными следствиями проекта экспедиции в Индию. Известно, откуда нанесены удары!"4 Но затем переводчик (вслед за ним и историки) сделал безоговорочный вывод, что сам проект составлялся первым консулом, хотя в оригинале об этом отсутствуют точные указания5. Позже в литературе при переизданиях текста в комментариях к нему появилось утверждение, что этот проект был прислан в 1800 году российскому императору генералом Ж.К. Дюроком. Но Дюрок прибыл (возможно, и с проектом) в Петербург уже после смерти Павла I. О кратком содержании этого проекта и о направлении в Петербург Дюрока впервые написал в своих мемуарах, опубликованных в 1845 году, шведский посол в России граф Стединг6. По воспоминаниям современников, он занимал исключительное положение в дипломатическом корпусе. Так, И.А. Эренстрем полагал, что "ни один из иностранных послов при русском дворе не пользовался равным с ним положением"7. Из всех отечественных историков лишь Д.А. Милютин высказал сомнения "в подлинности этого проекта, соображённого крайне легкомысленно и без основательных местных данных", так как автор французской брошюры не указал места хранения источника8. Думаю, подлинность самого документа всё же подтверждается мемуарными свидетельствами, да и сам Милютин привёл в переводе любопытные отзывы о проекте двух агентов прусского министра К.А. Гарденберга, написанные по горячим следам: один – из Парижа, другой – из Лондона9. Трудно предположить, что в 1840 году некто сочинил подобный план и выдал его за оригинал начала века. Но когда и кем был составлен проект – до сих пор не ясно, хотя несколько десятков исследователей уверенно приписывали его Бонапарту и датировали его 1800 годом.

Для того, чтобы разобраться, приведем эскизно суть проекта. 70-тысячный экспедиционный корпус (половина французов, половина русских, и них 10 тысяч казаков) под командованием тогда еще генерала А. Массена должен был за 120–130 дней (май – сентябрь 1801 года) достичь берегов Инда. Планировалось, что в мае 1801 года французские части от Рейна по Дунаю при содействии Австрии попадут на Чёрное море, пересев на суда русского флота доберутся до Таганрога, а оттуда пешим порядком по суше перейдут до станицы Пятиизбянской, затем, переправясь через Дон, они совершат пеший переход к Царицыну. После этого по Волге спустятся на судах до Астрахани, где к ним присоединятся русские войска. На это отводилось 80 дней. Впоследствии объединённый экспедиционный корпус через Каспийское море на купеческих кораблях попадёт в персидский город Астрабад (часть русских войск предварительно уже должна была высадиться там), после чего двинется к правому берегу реки Инд по маршруту Мешхед — Герат — Феррах — Кандагар. На все эти действия отводилось 45–50 дней!!!

Авторство все приписывали Наполеону. Но вот что любопытно. Разработчик проекта (Бонапарт), дав его для ознакомления возможному партнёру, неожиданно начинает задавать конкретные вопросы ("objections" — в первом переводе правильно названы "возражениями"), которые, честно говоря, ставят под сомнение его авторство. Не будет же создатель проекта задавать вопросы самому себе? А вот ответы на них якобы дал Павел I (указаний на это в тексте также не имеется), его предполагаемый партнёр. Причём в ответах предложенную идею защищал как раз российский император. Исходя из элементарной логики, необходимо поменять местами разработчика и партнёра, тогда всё становится на свои места. А поскольку нет полной уверенности в авторстве (думаю, Павел I не мог самолично написать проект, не царское это дело), следует говорить о русской и французской сторонах.

Приведём в кратком изложении вопросы-возражения, которые задала французская сторона. Поскольку пребывание французских войск на русской территории (центральная часть проекта) было расписано подробно и в радужных тонах, Наполеона в первую очередь волновали начальная и заключительная стадии экспедиции. Хватит ли судов для перевозки по Дунаю французского корпуса? Пропустят ли турки французов к устью Дуная? Хватит ли русских судов для перевозки войск по Чёрному морю? Не атакует ли русские суда в Чёрном море английский флот? Прямо задавался вопрос о том, каким образом русско-французская армия "может пройти до Индуса, по странам диким и лишённым средств, армия, которой придётся пройти расстояние, составляющее около 1500 вёрст от Астрабада до границ Индустана".

Российский император не сомневался в успехе предполагаемой акции. Приведём полностью ответ на последний вопрос: "Эти страны вовсе не дики и не бесплодны; дорога эта открыта и посещается с давних времён; караваны обыкновенно приходят в тридцать пять или сорок дней с берегов Индуса в Астрабад. Земля вовсе не покрыта, как в Аравии и Ливии, сыпучими песками: она, напротив, почти на каждом шагу орошается реками; фуража в тех странах довольно; рис в изобилии и составляет главнейшую пищу обитателей тех стран; быки, овцы и дичь там обыкновенная вещь; фрукты разнообразны и бесподобны. Одно основательное возражение можно сделать: это продолжительность похода; но из-за этого не должно отвергать проекта; армия, русская и французская, жаждут славы; они храбры, терпеливы, неутомимы; их храбрость и благоразумие и настойчивость начальников победят все, какие бы ни было, препятствия. Одно историческое происшествие подкрепляет это положение. В 1739-м и 1740-м годах Надир- Шах, или Тамасс-Кули-Хан10, выступил из Дели с многочисленною армиею для произведения экспедиции в Персию и к берегам Каспийского моря; он прошёл через Кандагар, Феррах, Герат и Мешид и прибыл в Астрабад; в то время все эти города были значительны; хотя теперь они много потеряли прежнего блеска, но всё же сохранили большую часть его. Что сделала в 1739 и 1740 годах армия вполне азиатская (этим выражается в точности её значение), то, без сомнения, могут исполнить теперь армия русская и французская. Вышеупомянутые города составят главные пункты сообщения между Индустаном, Россиею и Франциею; для этого необходимо устроить военную почту и употребить для неё козаков, наиболее способных к таковому роду службы"11.

Русская сторона снимала все возникшие сомнения французов, рьяно защищала проект, конкретизировала и дополняла его, демонстрируя хорошую осведомлённость и проработку в отдельных деталях. То, что вряд ли могли сделать французские специалисты.

Приведём текст из первого абзаца, где говорилось о цели экспедиции: "Изгнать безвозвратно англичан из Индустана, освободить эти прекрасные и богатые страны от британского ига, открыть промышленности и торговле образованных европейских наций, и в особенности Франции, новые пути: такова цель экспедиции, достойной увековечить первый год XIX столетия и правителей, замысливших это полезное и славное предприятие". Во Франции в это время летоисчисление велось не от Рождества Христова, а по годам республики (хотя могли и перевести на общеевропейскую датировку). Кроме того, вряд ли французская сторона уже в начале текста проекта стала бы подчёркивать, что достижение поставленной задачи будет выгодно "в особенности Франции". Это могло оттолкнуть потенциального партнёра. В проекте мимоходом (в двух фразах) говорится о том, как французский корпус достигнет устья Дуная, дальнейший путь, особенно по русской территории, описывался очень подробно, причём автор проявил поразительную осведомлённость и отличное знание российских географических, хозяйственных и торговых реалий. В проекте предлагалось французским войскам следовать налегке в Россию без лошадей, повозок, тяжёлой артиллерии и запасов, так как всё это можно будет приобрести на русской территории. Вряд ли французская сторона стала бы делать подобное предложение русским. Автор же считал, что французскими комиссарами "лошади могут быть куплены между Доном и Волгою, у козаков и калмыков; там находятся в бесчисленном множестве лошади, самые способные для службы в тех краях... и цена их гораздо дешевле, чем где-либо"; военные запасы "могут быть взяты из арсеналов астраханского, казанского и саратовского, которые снабжены ими в изобилии". Любопытен пассаж автора о закупке французами "принадлежностей лагерного расположения войск" и комиссариатских вещей: "Все эти предметы находятся в большом изобилии в России и дешевле, чем в других частях Европы. Французское правительство может договариваться о них с директорами сарептской колонии, лежащей верстах в тридцати от Царицына, на правом берегу Волги. Главное правление этой евангелической колонии, слывущей самою богатою, самою промышленною и самою точной в исполнении принятых условий, находится в Саксонии; там должно выхлопотать приказание о том, чтобы сарептская колония взяла на себя поставку разных потребностей для армии". Также предлагалось поступить и с аптекой: "Она может быть поставлена сарептскою колониею, в которой с давнего времени существует аптека, соперничествующая с императорскою московскою аптекою в разнообразии и качестве медикаментов"12. Вряд ли французские дипломаты и даже разведчики (а надобности в них на территории России тогда у Франции не было) располагали столь исчерпывающими сведениями. Таких чисто русских сюжетов и пассажей можно найти в тексте множество. Укажем ещё одну подробность. Касаясь места переправы через Дон у станицы Пятиизбянской, автор указал, что река "в этом месте немного шире, чем Сена под Парижем"13. Такие тонкости, если автором являлся француз, он вряд ли стал указывать русской стороне (это было бы странно).

Да и политические обстоятельства Французской республики в 1800 году не говорят за то, что Наполеон мог составить подобный проект. Хотя для отечественного историка соблазнительно было бы выдвинуть тезис о том, что первый консул хотел любым способом поймать в свои сети Павла I. Безусловно, Бонапарт имел тогда желание заключить союз с Россией и очень много для этого сделал. Но перед ним в то время стояли несколько иные цели. Он только что получил власть, и в этот конкретный период ему нужна была в первую очередь передышка, мир с Англией. При этом он всеми средствами хотел сохранить и Египет, где не в самом лучшем состоянии ещё находились и действовали французские войска. А тут первый консул должен был бы выделить ещё дополнительно 35 тысяч солдат (не говоря уже о финансовых издержках — в период консульства государственные расходы Франции имели скромные "республиканские" размеры) и направить их на край земли. Конечно, у него хватало авантюризма в крови, но прямой расчёт говорил, что тогда это был бы явный перебор. К тому же нормализация отношений и контакты между дипломатами двух государств начались лишь со второй половины 1800 года. Первое письмо первый консул Павлу I написал 9 (21) декабря 1800 года, а российский император Наполеону — лишь 18 (30) декабря. В связи с обострением отношений России с Англией Павел, даже ещё не заключив мир с французами, вынужден был прямо обратиться к первому лицу Франции 15 (27) января 1801 года: "Я не могу не предложить Вам, нельзя ли предпринять или, по крайней мере, произвести что-нибудь на берегах Англии, что в то время, когда она видит себя изолированною, может заставить её раскаиваться в своём деспотизме и в своём высокомерии"14. Наполеон обещал тогда ему помочь и организовать ряд демонстраций своих войск напротив берегов Англии и даже провести десантные операции. Но вряд ли до этого письма он решился бы сразу с места в карьер предлагать проект похода в Индию. Как свидетельствуют исследователи, лишь в конце февраля 1801 года Бонапарт занялся изучением карт азиатского ареала, имея в виду возможность совместного похода в Индию15.

А вот со стороны скорого на решения российского императора подобный проект был вполне логичен. Уже в конце 1800 года политика Павла I приняла отчетливое антибританское направление. Хотя французские и русские дипломаты только начинали переговоры (они продвигались вперед с большим трудом), русские генералы могли подготовить и начать обсуждение вопроса о военном сотрудничестве. Но лишь в записках А.М. Тургенева, страдающих многими мемуарными неточностями, удалось найти короткое упоминание о чем-то подобном в 1801 году. В его воспоминаниях говорится: "Император Павел отправил г. Колычева к Наполеону послом, а вскоре потом был послан генерал от инфантерии и командир гвардии Семёновского полка Василий Иванович Левашов, для заключения военной конвенции против Англии"16. Правда, в официальных источниках значится, что В.И. Левашов в этот период был направлен чрезвычайным послом в Неаполь, но он мог по дороге заехать в Париж. До него в Париж был отправлен и генерал граф Г.М. Спренгтпортен ("лицо, наделённое полномочиями"), официально — для приёма и возвращения на Родину русских пленных17. Он несколько раз встречался с Бонапартом и передал предложение Павла I о согласии вступить в переговоры о мире с французской стороной. Кто-то из этих генералов, вероятно, и привёз проект экспедиции в Париж, и кому-то из них, возможно, и принадлежали ответы на вопросы французской стороны.

Впрочем, никаких подготовительных мероприятий по реализации этого проекта ни с русской, ни французской стороны не последовало. Да и никаких шансов осуществить его даже в 1801 году в силу сложившейся международной ситуации в Европе не оставалось. Почему – можно разобрать поэтапно.

Первый этап: 35 тысяч французов должны были спуститься из Южной Германии к устью Дуная с согласия и при содействии австрийцев. Но только 9 февраля 1801 года был заключён Люневильский мир между Францией и Австрией. А там не содержалось никаких статей о перемещении французских войск по Дунаю. Австрийцы же были не настолько слабы или близоруки, чтобы разрешить бывшему противнику свободно передвигаться по стратегически важной водной артерии своей империи. Но допустим, согласие Австрии удалось бы получить. Немедленно возникало новое затруднение — Турция, которая формально контролировала устье Дуная. Как она могла дать разрешение на появление французского корпуса, когда в 1801 году Египет (номинально он был подчинён турецкому султану) продолжали занимать французы, а Турция находилась в состоянии войны с ними? Предположим, что России, имевшей тогда большое влияние в Стамбуле, казалось бы "уломать" турок или, на худой конец, занять Дунайские княжества, как это было сделано в 1806 году. Наконец, французский корпус гипотетически добрался бы до Чёрного моря, где его ждал бы английский флот. Вряд ли движение французского контингента осталось бы тайной для Лондона и британского адмиралтейства. Английская эскадра наверняка попыталась бы прорваться из Средиземного в Чёрное море, заблокировать на суше экспедиционный корпус и не допустить его переброску морским путём в русские порты. Снова допустим, что или турки не пропустили англичан, или русские смогли бы дать отпор, или (самый крайний вариант) французы пешим порядком по русскому бездорожью смогли-таки добраться до пункта сбора — Астрахани. Но разрешил бы персидский шах передвижение воинского контингента двух христианских государств через всю страну да еще содержание на своей территории коммуникационной линии и иностранной базы в Астрабаде? Лишь в 1797 году Персия исчерпала последний военный конфликт с Россией, а налицо имелась новая проблема — Грузия18. Вновь сделаем допущение — уговорили или сделали бы шаху предложение, от которого он бы не смог отказаться. А дальше? А дальше союзникам пришлось бы столкнуться со свободолюбивыми афганскими племенами. Чем закончилась бы эта встреча — трудно предположить. Афганистан тогда оставался terra incognita. И после всего этого экспедиционному корпусу предстояло сражаться со свежими английскими войсками.

Суммируя сказанное, нетрудно сделать заключение: чтобы дойти до финальной части планируемой экспедиции, возможным союзникам необходимо было разрешить массу проблем, поэтому большинство исследователей квалифицировали этот проект как фантастический.

Анализ этого документа (вне зависимости от авторства) показывает, что это была лишь идея, эскиз плана, с явными ошибками в расчёте средств и времени движения. Например, вместо 50 дней от Астрабада до Инда (1900 вёрст), по мнению публикатора этих материалов подполковника А.А. Баторского, потребовалось бы четыре месяца19. Возникли бы проблемы с транспортировкой войск по воде и снабжением продовольствием 70-тысячного контингента ещё в России, не говоря уже о Персии.

Русско-французские отношения в 1800–1801 годах прошли несколько периодов. Сближение позиций сторон началось в 1800-м, и в этом процессе Наполеон, надо сказать, очень быстро достиг определённых успехов, играя в первую очередь на оскорблённых чувствах русского монарха, резко изменившего своё прежнее отношение к своим недавним союзникам — Великобритании и Австрии. Решающую роль в тот момент, без всякого сомнения, сыграл личностный фактор. Индийский проект в русско-французских отношениях мог стать определённым средством, объединявшим двух глав государств. Думаю, он был подготовлен в России после 15 января 1801 года. Тут необходимо объективно отметить, что без доброй воли России совместная сухопутная экспедиция просто не могла состояться. Русские при желании могли обойтись и без французов и, договорившись с персидским шахом, двинуться в Индию по предложенному маршруту. Не надо было бы решать какие-то проблемы с турками и опасаться действий английского флота в Чёрном море. Да и с административной и финансовой точек зрения это мероприятие казне обошлось бы значительно дешевле. Вероятно, для русской стороны важно было придать предприятию международный характер. С одной стороны — напугать Англию (чего частично смогли достичь), с другой — привязать Францию к политике России.

Видимо, именно такого рода мысли приходили в голову Павлу I. Но российский император пожелал решить эту труднейшую задачу самостоятельно. На это его подтолкнуло резкое обострение русско-английских отношений. Время поджимало. Обе страны к весне 1801 года вплотную приблизились к состоянию войны. Английский флот в Балтийском море был уже готов атаковать русские порты. В этом конфликте надеяться на какую-то реальную помощь на Балтике со стороны Франции не приходилось. Поэтому Павел I принял неординарное решение и отдал приказ о посылке донских казачьих полков для поиска путей в Индию через Среднюю Азию. Это был нестандартный ход в ответ английскому адмиралтейству. В двух рескриптах 12 января 1801 года20 атаману Войска Донского генералу от кавалерии В.П. Орлову Павел I следующим образом объяснял сложившуюся ситуацию: "Англичане приготовляются сделать нападение флотом и войском на меня и на союзников моих — Шведов и Датчан. Я и готов их принять, но нужно их самих атаковать и там, где удар им может быть чувствительнее и где меньше ожидают. Индия лучшее для сего место. От нас ходу до Инда, от Оренбурга месяца три, да от вас туда месяц, а всего месяца четыре21. Поручаю всю сию экспедицию вам и войску вашему, Василий Петрович... Всё богатство Индии будет вам за сию экспедицию наградою"22. Авантюризм в этом деле был налицо. Всё делалось экспромтом. Говоря о присылке карт, Павел фактически признавался Орлову, что посылает экспедицию в никуда: "Карты мои идут только до Хивы и до Амурской (Аму-Дарьи. — В.Б.) реки, а далее ваше уже дело достать сведения до заведений английских и до народов Индейских им подвластных"23. Об этом свидетельствуют последующие записки императора донскому атаману. Так, сообщая ему о посылке карт Средней Азии24, Павел I как бы между прочим написал: "Помните, что вам дело до англичан только и мир со всеми теми, кто не будет им помогать; и так, проходя их, уверяйте о дружбе России и идите от Инда на Гангес, и там на англичан. Мимоходом утвердите Бухарию, чтоб китайцам не досталась25. В Хиве высвободите столько-то тысяч наших пленных подданных. Если бы нужна была пехота, то вслед за вами, а не инако будет можно. Но лучше кабы вы то одни собою сделали"26. Расходы казначейства на эту "секретную экспедицию" (1670 тысяч рублей) "должны быть возвращены от генерала от кавалерии Орлова из добычи той экспедиции". Ожидаемая завоевательная прогулка скорее всего превратилась бы в военную катастрофу. "Неисчётные трудности" предстояло преодолеть донским полкам, — так выразился тогда генерал К.Ф. Кнорринг в письме к Орлову27.

Очень странно также то, что в поход были направлены только донские полки, а об уральских и оренбургских казаках, хорошо знакомых с условиями степей Средней Азии, даже не упоминалось. Такое чувство, что Павел I хотел избавиться от самого большого казачьего войска России. Близкая ко двору Д.X. Ливен считала, что за три месяца до начала экспедиции "император Павел в гневной вспышке решил предать уничтожению всё донское казачество". По её словам, "император рассчитывал, что при продолжительном зимнем походе болезни и военные случайности избавят его окончательно от казачества"28. Из историков только Н.Я. Эйдельман полагал, что одним из обстоятельств назначения донцов для реализации индийского проекта было "не раз высказанное желание Павлом "встряхнуть казачков", убавить в военной обстановке их вольности и для этого возложить на них главную тяжесть дальнего похода"29.

Все эти рассуждения не лишены оснований. Как раз на 1800 год приходится печально знаменитое дело братьев Грузиновых, которое имело широкий резонанс на Дону. В сентябре–октябре 1800 года казнили, несмотря на закон 1799 года, запрещающий казни, шесть человек: братья Е.О. и П.О. Грузиновы как государственные преступники были запороты кнутом, ещё четверым "за недоносительство" отсекли головы; более сорока человек было наказано плетьми30. Назначенный из метрополии присутствовать в войсковом правлении генерал-майор князь В.Н. Горчаков доносил из Черкасска 10 февраля 1801 года "о видимом ныне здесь прекращении всех неприличностей; ибо доносов об оном более месяца не поступало"31. Войсковой атаман Орлов также излагал свою версию по поводу сложившейся негативной ситуации на Дону: "Оказались разновременно некоторые изверги, наносящие неприятность, а целому войску сокрушение"; но он полагал, поскольку "из числа доносов были такие, кои происходят от пьянства или по вражде", то разбираться с ними должны не генералы из Петербурга, а местные власти. Само же решение о походе донских полков было принято императором Павлом I в 1800 году. Во всяком случае, атаман Орлов ещё в декабре 1800 года предпринял поездку по станицам и 14 декабря, давая отчёт о количестве неспособных к службе и "написанных из малолетков в казаки", докладывал: "Приемлю смелость Вашего Императорского Величества всеподданнейше удостоверить, что всё Войско Донское преисполнено готовности к Высочайшей службе и усердия к Священнейшей Вашего Императорского Величества особе"32.

Исполнять царскую прихоть Войску Донскому всё же пришлось. 41 донской казачий полк и 2 роты конной артиллерии (24 орудия, 41 500 лошадей и 22,5 тысячи человек — все боеспособные на тот момент казаки, находившиеся на территории войска)33 в конце февраля 1801 года отправились четырьмя эшелонами (отрядами)34 через Волжскую и почти безлюдную Оренбургскую степи на завоевание Средней Азии. Они должны были достичь Индии — главной жемчужины в короне Британской империи. Но, преодолев зимой с большими трудностями и лишениями (об этом упоминают многие авторы и приводят подробности) за три недели почти 700 вёрст, казаки (ещё на российской территории в селе Мечетном "при вершинах реки Иргиза") получили 25 марта из Петербурга одно из первых повелений (от 12 марта 1801 года) вошедшего на престол молодого Александра I о возвращении на Дон35. Людских потерь не было, лишь выбыло из строя около 900 лошадей, да казённые издержки составили крупную сумму. Так закончилось военное предприятие, в донской историографии оставшееся под названием Оренбургского, а в казачьей памяти — Восточного похода. Но сама экспедиция в Среднюю Азию тогда не на шутку обеспокоила англичан, и некоторые историки достаточно серьёзно полагали, что, возможно, не без их помощи российский император Павел I потерял и жизнь, и трон.

Попробуем реконструировать этапы идеи. Обострение отношений России с Великобританией началось с октября 1800 года, и тогда Павел предпринимает первые шаги по подготовке казачьего похода в Среднюю Азию. 12 января 1801 он подписал рескрипт атаману Орлову о походе его полков в Индию, значит, сама идея проекта уже запала в голову российского императора. 15 января он обратился к Бонапарту с предложением предпринять что-либо против Англии. Именно после этого, на фоне эскалации враждебных отношений с Великобританией, в Павловском окружении и был разработан сам проект, а затем направлен с одним из русских генералов в Париж. Возможно, при ознакомлении с текстом плана сам первый консул поставил вопросы, а представлявший проект русский генерал постарался на них ответить. Этот текст и был направлен с Дюроком в Петербург, но Павла I он уже не застал в живых. Обсуждать проект оказалось не с кем. Новый император Александр I с первого момента вступления на престол решительно отказался от проведения антианглийской политики. Таким образом, текст проекта остался у французской стороны и впоследствии был опубликован в 1840 году.

А как отнёсся к идее индийского проекта Бонапарт? То, что его правительство было заинтересовано в дружеских отношениях с Павлом I, не вызывает сомнений, кроме того, об этом свидетельствуют конкретные шаги по отношению к русским военнопленным, отпущенным без всяких предварительных условий на Родину, а также тёплый приём русских дипломатических представителей. Не говоря уже о том, что в дар Павлу I был отправлен хранившийся во Франции меч одного из гроссмейстеров Мальтийского ордена. Со стороны Петербурга также выражалось желание наладить отношения. Правда, вопрос, в какой форме стали бы "дружить" две державы, остался не совсем ясным. Бонапарт, думаю, всё же поддержал идею совместного похода, а также старался прозондировать политическую почву, надеясь в будущем реализовать подобный план. Да и в текущей политике этот проект ему нисколько не мешал, а только работал на Францию, отвлекая Россию от европейских проблем и втягивая в фарватер внешнеполитических интересов Наполеона. Но осуществлять идею именно в 1801 году будущий французский император явно не намеревался.

Виктор БЕЗОТОСНЫЙ, кандидат исторических наук

Примечания

1. Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. СПб. 1886. Вып. XXIII. С. 6–7.

2. Memoire de Leibnitz, a Louis XIV, sur La conquete de I'Egypte, pubtie avec une preface et notes, Par M. de Hoffmanns, suivi d un projet d'expedition dans I'Inde, par terre concerte entre Le premier consul et l Empereur Paul I-er, au commencement de ce ciecte. Paris. 1840. P. 37–56.

3. Проект сухопутной экспедиции в Индию, предложенный императору Павлу Петровичу первым консулом Наполеоном Бонапарте. М. 1847.

4. Memoire de Leibnitz, a Louis XIV, sur la conquete de I'Egypte... P. 38.

5. При переиздании "Проекта" в 1880 г. также не был указан переводчик и откуда взят оригинал. (См.: Проект сухопутной экспедиции в Индию, предложенный императору Павлу Петровичу первым консулом Наполеоном Бонапарте. СПб. 1880.).

6. Memoires posthumes du feld-marechal comte de Stedingk. Т. II. Paris. 1845. Р. 6-8. Позднее в отечественной литературе при очередной публикации (в виде краткого резюме) этого проекта утверждалось, что этот документ, "присланный Наполеоном к Павлу I через генерала Дюрока... найден в бумагах бывшего в то время в России шведским посланником графа Стединга и напечатан в посмертных о нем записках" (Русская старина. 1876. № 1. С. 216–217). 7.

7. Из исторических записок Иоанна Альберта Эренстрема //Русская старина. 1893. № 8. С. 240.

8. Милютин Д. История войны 1799 года между Россией и Францией в царствование императора Павла I. Т. III. СПб. 1857. С. 697.

9. Там же. С. 668–669.

10. Шах Надыр (Надир-Шах Афишар) (1688–1747) – шах Персии с 1736 г. В 1737–1739 гг. совершил поход в Северную Индию, взял г. Дели и разорил его. Последующая фраза, видимо, относится к отступлению его из Индии.

11. Проект сухопутной экспедиции в Индию, предложенный императору Павлу Петровичу первым консулом Наполеоном Бонапарте. С. 31–36 (повторное издание: Проект сухопутной экспедиции в Индию, предложенный императору Павлу Петровичу первым консулом Наполеоном Бонапарте. СПб. 1880. С. 7-26); Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. СПб. 1886. Вып. XXIII. С. 40–50; Русская старина. 1873. № 9. С. 401–407.

12. Проект сухопутной экспедиции в Индию... С. 17–20.

13. Там же. С. 16.

14. Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 70. СПб. 1890. С. 32–33.

15. Грюнвальд К. Франко-русские союзы. М. 1968. С. 69.

16. Записки Александра Михайловича Тургенева //Русская старина. 1886. № 1. С. 47.

17. И.Э. Эренстрем дал следующее объяснение выбора и назначения на этот пост бывшего шведского подданного графа Г.М. Спренгтпортена. На удивление вице-канцлера графа Н.П. Панина этим назначением Павел I отвечал следующим образом: "Вы находите выбор мой странным, но я поступаю именно так, как следует, когда посылаю изменника к узурпатору" (Из исторических записок Иоанна-Альберта Эренстрема //Русская старина. 1893. № 8. С. 264).

18. Фадеев А.В. Россия и Кавказ первой четверти XIX в. М. 1960. С. 105.

19. Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. XXIII. С. 51.

20. РГВИА. Ф.26. Оп. 1/152. Д. 104).

21. Возможно, что примерные сроки взяты из доклада генерал-прокурора Сената П.X. Обольянинова о развитии торговых связей с Индией и Средней Азией, составленного в декабре 1800 г. В докладе указывалось, что купеческие караваны идут от Астрабада до ближайших индийских провинций за пять недель, до Бухары – за 18 дней, а до Хивы – за 14 дней. (Русско-индийские отношения в XVIII в. М. 1965. С. 418).

22. Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. XXIII. С. 53.

23. Исторический сборник вольной русской типографии в Лондоне. Кн. II. С. 4.

24. РГВИА. Ф. 26. Оп. 1/152. Д. 93. Л. 49–49 об.

25. Ещё 11 октября 1800 г. оренбургский военный губернатор генерал-майор Н.Н. Бахметьев получил предписание от Павла I "наблюдать бухарцев": "Нет ли видов к привлечению их от китайского правительства". Бахметьев отвечал 30 ноября 1800 г., что бухарцы "не зависят от китайского правительства и не имеют с китайцами ни малейшего сношения". Такое же предписание получил инспектор Сибирской инспекции генерал-майор Н.И. Лавров, он дал на запрос такой же ответ. (РГВИА. Ф. 26. Оп. 1/152. Д. 93. Л. 49–49 об. 62).

26. Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. XXIII. С. 54.

27. Филонов А. Оренбургский поход //Донские войсковые ведомости. 1859. № 2. С. 8.

28. Цареубийство 11 марта 1801 года: Записки участников и современников. СПб. 1907. С. 186–187.

29. Эйдельман Н.Я. Грань веков. М. 1982. С. 224.

30. Савельев Е.П. История казачества. Ч. III. Новочеркасск. 1916. С. 438–439; Гордеев А.А. История казаков. Ч. 3. М. 1992. С. 158–159.

31. РГВИА. Ф. 26. Оп. 1/152. Д. 104. Л. 544.

32. Там же. Д. 93. Л. 813–814.

33. Судя по архивным документам, в поход отправились 40 донских полков (Атаманский — тысячного состава, четыре полка генерал-майоров — 6-сотенные, остальные — 5-сотенные) и один калмыцкий (полк Асанова — 5-сотенный). (РГВИА. Ф. 26. Оп. 1/152. Д. 107. Л. 105, 275).

34. Многие авторы ошибочно утверждают, что этой экспедицией руководил генерал-майор М.И. Платов, выпущенный для этого Павлом I из Петропавловской крепости. Его даже называли главнокомандующим. (См., напр.: Арсеньев А. В. Атаман Платов — завоеватель Индии // Исторический вестник. 1893. № 10; Фёдорова О. За три моря месяца за три // Родина. 2000. № 9. С. 49.) На самом деле Платов только 4 февраля 1801 г. прибыл в Черкасск, а под его началом в походе находился лишь первый эшелон (отряд) из 13 казачьих полков, а возглавлял экспедицию войсковой атаман генерал от кавалерии В.П. Орлов. (РГВИА. Ф. 26. Оп. 1/152. Д. 104. Л. 547).

35. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Серия I. Т. I. М. 1960. С. 11; РГВИА. Ф. 26. Оп. 1/152. Д. 107. Л. 273–274.

 

Просмотров: 2218
Комментариев: 0
Автор: Виктор БЕЗОТОСНЫЙ
Источник: "Родина"
Фото: goodcoins.narod.ru
Тэги: Павел Первый  Индийский поход  казаки  Персия  Бонапарт 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Глава российского МИД Сергей Лавров подвел итоги переговоров со своим сербским коллегой Ивицой Дачичем
Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Первым зам >>>


К 75-летию Крымской наступательной операции
Бои за Севастополь – заключительный этап Крымской наступательной операции, проведенной с 8 апреля по 12 мая 1944 г. войсками 4 Украинского фронт >>>


Из Владимира Зеленского делают кандидата под прикрытием. Украинских избирателей убеждают в связях лидера гонки с Москвой и опальным олигархом
За Владимира Зеленского во втором туре выборов президента Украины готовы проголосовать почти втрое больше избирателей, чем за действующего главу госу >>>


Украине подготовили рубильник. Россия создала механизм остановки поставок топлива в страну
Правительство РФ впервые с 2015 года пригрозило Киеву прекратить поставки тех немногих российских товаров, которые еще играют серьезную роль в украин >>>


Зеленский советует Порошенко уйти из политики. После выборов президента в Украине могут начаться расследования против высокопоставленных чиновников
За несколько дней до второго тура выборов в Окружной административный суд Киева поступил иск о запрете президенту Петру Порошенко и членам его команды >>>


Москва получила от Вашингтона валютное предупреждение. Американцы применяют ограничительные меры против неугодных центральных банков
Вашингтон запретил доллары и операции с золотом для Центробанка Венесуэлы. И объявил эти санкции предупреждением для РФ, если она попытается наращиват >>>


НАТО может начать переброску грузов в Афганистан через Каспий. Транскаспийский транспортный маршрут набирает обороты
На IV Транскаспийском форуме, который состоится в Вашингтоне 22–23 мая и в котором примут участие представители политических и предпринимательск >>>


КСИР шутить не будет. Трамп обязал американских солдат служить Израилю
Соединенные Штаты давно ведут с иранским корпусом стражей исламской революции (КСИР) секретную войну, которая восходит еще к американскому вторжению в >>>


Турция не пустит Македонию в НАТО
Анкара угрожает затормозить процесс вступления Северной Македонии в Североатлантический альянс, если Скопье не выдаст 15 граждан Турецкой Республики, >>>


Медленная война за Ливию. Сможет ли Хафтар заменить Каддафи
Когда войска ливийской национальной армии начали наступление на Триполи, у многих это вызвало недоумение: там сидит опекаемое США и Евросоюзом правите >>>


Поиск



Наш день

19 апреля — День принятия Крыма, Тамани и Кубани в состав Российской империи
День принятия Крыма, Тамани и Кубани в состав Российской империи памятная дата в России . Дата празднования установлена федеральным законом №336-ФЗ от 3 августа 2018 года. Установление новой памятной даты России подтверждает непрерывность пребывания Крыма и Севастополя в составе Российского государства. Оно позволит привлечь внимание к судьбоносному для России решению принятию 19 апреля 1783 года Крыма, Тамани и Кубани в состав Российской империи , месту и роли в этом выдающемся событии Великой императрицы Екатерины II и будет свидетельствовать об исторической обоснованности и правомерности референдума о воссоединении Крыма с Россией .

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


31 марта исполнилось 50 лет со дня создания 30-й дивизии надводных кораблей ЧФ.

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Россия ответит на разрыв ракетного договора особым «Калибром»
Виктор Кот: возрождение брига «Меркурий» – это наш долг памяти
Черноморский флот: 235 лет во славу и на пользу России
Зарплаты и пенсии военных проиндексируют в среднем на 4% в год в ближайшие три года. В Минобороны сообщили, что с 1 января 2012 года уровень оплаты воинского труда вырос в 2,5-3 раза
Морской бой с Россией. Французы отнимают у нас заказчиков и хотят заработать на войне за Арктику
"Нафтогаз" и "Газпром" не договорились о транзите. Долгосрочный контракт вряд ли будет согласован до завершения выборов в Украине
Украина объявила в розыск капитана судна "Норд"
Забытая кровь. 50 лет советско-китайскому пограничному конфликту на острове Даманском
МАРИНИСТЫ ВСТРЕТИЛИСЬ В НОВОРОССИЙСКЕ
Реклама


Погода


Ранее
В Севастополе проведут парусную регату на призы военного журнала

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ