Этим, вероятно и объясняется нежелание трезво и честно обсудить события семилетней давности. Для коллективного Запада конфликт на Украине начинается с присоединения Крыма к России. Между тем это событие нужно рассматривать в качестве итога деструктивного подталкивания западными странами украинских радикалов-националистов, составляющих агрессивное меньшинство, сначала к вооруженному перевороту, а затем к подавлению инакомыслия большинства населения.

В рамках предлагаемой Западом интерпретации событий того времени происходит замалчивание вопиющих фактов, сознательная или бессознательная подмена причин и следствий, конечного и начального этапов. На Украине была использована типичная технология “цветных революций”: сначала цинично играли на самых искренних чувствах народа, взывая ко всему хорошему, против всего плохого, выявляя коррупцию в высших эшелонах власти, затем с помощью провокаций и отработанных технологий доводили наиболее легковерных до истеричного состояния (как в тоталитарных сектах), потом делали вид, что выступают гарантами мира, а на самом деле беззастенчиво обманывали не только простых людей, но руководителей независимых государств, ввергая страны в хаос.

"МЯГКАЯ СИЛА"

Как впоследствии призналась помощник госсекретаря Виктория Нуланд, активно поддерживавшая майдан, США истратили порядка 5 млрд. долл. США, чтобы изменить геополитическую ориентацию значительной части общества Украины. Немало средств и усилий вложил в украинский проект и Евросоюз. Чего только стоит история с принуждением Украины подписать Соглашение об ассоциации (СА) с ЕС. Соглашение не сулило Украине практически ничего, но при этом подрывало её связи с Россией. Дело в том, что при вступлении в зону свободной торговли (ЗСТ) с ЕС Украина автоматически лишалась преференций в ЗСТ с СНГ.

По всем каналам СМИ, принадлежащим подконтрольным Западу олигархам, началась массированная антироссийская пропаганда и агитация за сближение с ЕС. При этом замалчивали отрицательные стороны (грядущее закрытие большинства предприятий и массовая безработица, сокращение социальных программ и т.д.) и восхваляли несуществующие.

У неосведомленных граждан создавалось впечатление, будто Украине предоставят полноправное членство в ЕС. Говорили о переходе на евростандарты. Только не добавляли, что такие технические стандарты (регламенты) ЕС украинская промышленность просто не сможет поддерживать. Как ни удивительно, но даже руководство Украины не было осведомлено о последствиях имплементации соглашения с ЕС. Например, Украине следовало перестроить железнодорожную дорогу на узкоколейный европейский стандарт за свой счет). Дело в том, что текст СА за 4 месяца до намеченного подписания еще не был переведён ни на украинский, ни на русский языки, и складывалось впечатление, что переговорщики и высшее руководство Украины его даже не прочитали. Только после того, как российские эксперты перевели 900-страничный текст СА (в феврале 2013 г. размещен на сайте ЕС) и представили анализ украинскому руководству, оно начало изучать возможные последствия Соглашения и к концу октября пришло к неутешительным выводам.

По свидетельству премьер-министра Украины Н. Азарова, на выполнение условий СА потребовалось бы 160 млрд. долл. в течение 10 лет. Буквально за 10 дней до Вильнюсского саммита кабинет министров Украины приостановил подготовку к подписанию СА. Украина снова предложила обсудить экономические и таможенные аспекты в трёхстороннем формате. Россия с этим согласилась. Переговоры могли снять все острые вопросы и обеспечить компромиссные решения. Но ЕС в резкой форме выступил против: "Трехсторонний договор с Россией неприемлем. Должно быть двустороннее соглашение, и третьего партнера не должно быть". Этот демарш и стал отправной точкой конфликта, нарастающего до сего дня.

Необходимо отметить интересный факт, подобные таможенные противоречия, возникшие в ходе Брекзита между Великобританией, Ирландией и ЕС, обсуждаются уже несколько лет и конца переговорам не видно, даже при наличии соглашения.

Недемократичное поведение представителей западных демократий усугублялось еще и тем, что, соцопросы того времени (как украинских, так и западных агентств), показывали в целом по Украине (особенно на Юго-Востоке), что сторонников интеграции в Таможенный союз, создаваемый Россией, больше, чем сторонников евроинтеграции. Таким образом, ни в ноябре 2013 г., когда В. Янукович отложил подписание СА, ни в феврале 2014 г., когда радикалы пошли на вооружённый захват власти, майдан не отражал настроения украинского народа. Это принципиальный момент. Майдан не представлял большинство населения, и его поддержка иностранными государствами и даже провоцирование на более решительные действия не соответствовали нормам международных отношений. Можно ли представить, например, чтобы С. Лавров (как дипломат Нуланд или сенатор Маккейн на майдане) приехал к Капитолию на акцию протестов 6 января в Вашингтоне и призвал радикалов "идти до конца в борьбе" за справедливый подсчет голосов?

Как начинался майдан

В США против участников несанкционированной акции, превратившейся в штурм Капитолия, ФБР стало открывать уголовные дела. Сейчас их уже 400, арестованы почти 200 человек. Их обвиняют во внутреннем терроризме и им грозят реальные тюремные сроки - до 10 лет.

Между тем в январе 2014 г. в центре Киева организация “Спильна справа” (основа “Правого сектора” - запрещен в России- Д. Яроша) под руководством подданного Великобритании А. Данилюка захватила объекты стратегического назначения – министерства юстиции, агрополитики, энергетики и угольной промышленности. Согласно одной версии, координировали операцию из американского посольства по телефону (распечатки разговоров были опубликованы). Только после обращения правительства Украины к западным дипломатам и их благосклонного позволения здания были освобождены. Что касается А. Данилюка, то он отбыл в Великобританию, забрав с собой, по имеющимся сведениям, данные с серверов министерства юстиции (в частности – реестр и кадастр всех юридических лиц Украины с принадлежащей им собственностью). Очевидно, что стратегия радикалов состояла в том, чтобы при мощной информационной, психологической и “дипломатической” поддержке извне, планомерным захватом правительственных и административных зданий дестабилизировать власть и заставить её пойти на значительные уступки. Никакого осуждения террористов со стороны западных СМИ и дипломатического корпуса на этот раз не последовало. Более того, западные политики и СМИ единодушно стали говорить, что обострение событий якобы спровоцировала сама власть, а лидеры оппозиции и их кураторы лично наведались к погромщикам. Глава Еврокомиссии Ж.-М. Баррозу и Верховный представитель ЕС Кэтрин Эштон, вице-президент Европарламента Я. Протасевич выступили 22 января 2014 г. с соответствующими заявлениями. ЕС возложил ответственность за события в Киеве на власти Украины и пригрозил им последствиями. После этого, почувствовав свою безнаказанность, в протестном движении стали доминировать радикалы-националисты.

По признанию участников протестных акций, майдан не длился бы так долго, если бы не поддержка извне. В нарушение Устава ООН майдан не только посещали, но и выступали там иностранные “гости” (высокие чины ЕС – К. Эштон, Ш. Фюле, США - В. Нуланд, посол Дж. Пайетт, сенаторы Дж. Маккейн и К. Мерфи, а также К. Бильдт, Я. Качиньский, М. Саакашвили и др.).

Даже в середине февраля 2014 г. возможен был компромисс на следующих условиях: гарантии демократичности предстоявших досрочных президентских выборов (формирование ЦИК пропорционально доле партий в парламенте; правовые и политические гарантии участия оппозиционных лидеров в президентских выборах); демилитаризация центра Киева (вывод “Беркута” и внутренних войск, снятие баррикад на Майдане, разблокирование правительственного квартала, освобождение захваченных оппозицией зданий). Однако оппозиции, а вернее ее западным кураторам это было просто не нужно. Требовалась кардинальная смена геополитической ориентации всего украинского общества, чтобы не повторилась ситуация, как после пятилетнего правления Ющенко, усиленно толкавшего страну в объятья Запада, украинский народ дружно проголосовал за Януковича, которого ассоциировали с пророссийским направлением. Янукович обманул ожидания своего электората, и его наверняка не переизбрали бы на предстоявших президентских выборах. Однако мирный переход власти не устраивал спонсоров майдана.

От "мягкой силы" к "жесткой": вооруженный антикоституционный переворот

Анализ ситуации показывал западным манипуляторам, что для кардинального изменения ситуации требуется жесткая люстрация пророссийски настроенных элементов во всех эшелонах власти. Так как радикальный электорат на Украине составлял меньшинство, понадобилось спровоцировать вооруженный антиконституционный переворот, чтобы сразу вслед за ним получить возможность силовыми методами подавить несогласное большинство.

После перехода майдана к вооруженным действиям 18-20 февраля Янукович уже склонялся ввести чрезвычайное положение, чтобы задействовать войска. Такой ход перечеркнул бы все надежды Запада на кардинальную смену власти и свел бы к нулю все многолетние старания. Видимо поэтому министры иностранных дел стран ЕС поспешили с предложениями заключить "мирные договоренности", хотя, как показали дальнейшие события, в их планы не входило сдерживать агрессию майдана. 21 февраля было подписано соглашение Между Януковичем и оппозицией при Германии, Польше и Франции в качестве гарантов. Однако, как только милицию вывели из города, радикалы, вместо того чтобы сдать оружие, захватили правительственный квартал. В. Янукович (под угрозой расправы) уехал из Киева в Харьков, где должны были собраться депутаты всех уровней Партии регионов на юго-востоке. Не прошло и суток после его отъезда из столицы, как захватившие власть "внутренние террористы" объявили о "самоустранении Януковича" как раз в то время, когда он в видеообращении из Харькова подтвердил свою дееспособность и призвал к диалогу. Но тогда Запад не интересовала правовая сторона вопроса, он безоговорочно поддержал переворот.

Когда гаранты соглашения, оправдываясь, что события “ушли вперёд”, цинично нарушили свои обязательства, то рухнула и вся система договорённостей. Сразу после переворота новые власти направили “поезда дружбы” с “Правым сектором” в регионы юго-востока. В Крым боевиков не пустили - успели до их приезда в Симферополь выставить заградотряд из жителей и правоохранительных сил, вернувшихся из Киева. Дальнейшее – референдум в Крыму, президентские выборы, в ходе которых неугодных кандидатов публично избивали, сожжение пророссийских демонстрантов в Одессе 2 мая, массовые репрессии инакомыслящих и попытки подавления протеста на юг-востоке с помощью тяжёлой военной техники, – закономерное следствие изложенных причин. Таким образом, в Киеве силами радикальных националистов при иностранном вмешательстве произошёл незаконный вооружённый государственный переворот. Причём олигархический характер власти сохранился. Майдан не достиг ни своих социально-экономических, ни социально-политических целей. Стране был навязан радикальный националистический сценарий.

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Александр Ананьев, старший советник МИД России в отставке