Опрос

Севастополь - отдельный субъект Федерации, город с особым статусом. Оправдан ли этот статус в современных условиях?
Абсолютно, в полной мере
В большей мере "ДА"
В большей мере "НЕТ"
Этот статус городу не нужен вообще
Этот статус утрачен по факту
Не разбираюсь в этой проблеме
О Севастополе ничего особо не знаю



Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Рабочий праздник флотского сообщества России
Константин Затулин: История 48-го года уже сделана, а история 2018–19–20 будет делаться с нашим участием!
Сергей Савенков: В 2013 году властью Севастополя будут приняты очень серьезные кадровые решения
Флот: события и факты
Плавучий док судоремонтного завода под Мурманском затонул при выходе из него крейсера "Адмирал Кузнецов"
США подталкивают Иран к полному краху
Мир в Ливии имеет прямое отношение к поставкам российского газа в Европу
Сильнейшие в Европе: Россия возглавила рейтинг самых мощных армий Европы
Блестящий "Алмаз": какие корабли построены фирмой в XXI веке? В 2018 году судостроительная фирма "Алмаз" отмечает свой 85-летний юбилей
ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ: Дела и люди. К Дню инженера-механика – Почетные грамоты Правительства Севастополя
Круизное сообщение между Ялтой и Стамбулом откроется 15 апреля
Обеспечение безопасности мореплавания в морском порту Севастополь
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Мы были первыми…


2012-02-25 21:09 Юбилей
Мне, первому флагманскому инженер-механику Средиземноморской эскадры (с июля 1967 по апрель 1970 года), как представляется, необходимо рассказать о формировании эскадры кораблями и кадрами, о нашем становлении.

ГОВОРИТЬ о 5-й эскадре без привязки к оперативной зоне ее действия, на мой взгляд, бессмысленно. Поэтому, прежде всего акцентирую ваше внимание на значении Средиземного моря, которое определяется в первую очередь его геостратегическим расположением – на стыке Европы, Африки и Азии. Здесь проходят морские и воздушные коммуникации мирового значения. Здесь – перекресток приоритетных геополитических интересов многих ведущих государств. Довольно существенные размеры, наличие многочисленных островов и развитой системы портов и баз позволяли нашему вероятному противнику использовать разнородные силы флота и авиацию берегового базирования в этом районе.

Несмотря на то, что Средиземноморье отстоит за тысячи миль от Америки, здесь постоянно находится 6-й флот США. У нас же здесь не было ничего. В противовес 6-му флоту США решением Правительства СССР и была создана 5-я эскадра кораблей ВМФ СССР.

ЗАСЛУГА создания эскадры принадлежит лично Главнокомандующему ВМФ, Адмиралу Флота Советского Союза С.Г. Горшкову (причем, не по должности, а по существу). Это – его личная инициатива, его настойчивость и доклад еще в феврале 1967 года Министру обороны, а затем правительственным и высшим партийным инстанциям нашли воплощение в создании этого уникального объединения ВМФ СССР.

31 мая была издана директива Генерального штаба, а 3 июня подписана директива Главкома "О развертывании оперативного соединения с постоянным командованием и штабом, но сменным, корабельным составом с трех флотов: Северного, Балтийского и Черноморского для действий на боевой службе в Средиземном море". Но уже через два дня после подписания директивы, а именно 5 июня 1967 года, началась "шестидневная" арабо-израильская война. Поэтому дальнейшие события развивались довольно быстро.

Главнокомандующий ВМФ лично отбирал кандидатов на должности командования эскадры и проводил собеседования с кандидатами.

13 июня приказом Главкома назначены:

командир эскадры контр-адмирал Борис Федорович Петров (надводник, участник Великой Отечественной войны, начальник кафедры Военно-морской академии),

заместитель командира контр-адмирал Николай Федорович Рензаев (подводник, командир объединения атомных подводных лодок Северного флота),

начальник штаба капитан 1 ранга Виталий Васильевич Платонов (надводник, офицер высочайшей штабной культуры).

 

 Первый командир 5-й оперативной эскадры вице-адмирал Б.Ф. Петров.

Затем с их участием были отобраны офицеры, которых предлагало Управление кадров ВМФ. В конце июня все должности, за исключением флагманского инженер-механика, были укомплектованы. Офицеры прибывали в Севастополь и размещались на штабном корабле "Ангара".

МОЕ НАЗНАЧЕНИЕ и прибытие на 5-ю эскадру происходило в ошеломляющем темпе.

3 июля из полигона боевой подготовки отозвали ракетную подводную лодку К-102, на которой я (как флагмех дивизии) отрабатывал очередные задачи. В 20 часов состоялся разговор по телефону с Управлением кадров ВМФ, во время которого мне было сказано: "Командование ВМФ предлагает вам новую, серьезную должность по вашему профилю. Семья будет жить в Севастополе. Подумайте, посоветуйтесь, но решение должны сообщить не позднее, чем через один час". После моего согласия командиру дивизии капитану 1 ранга Г.Е. Голоте приказали меня рассчитать, снять со всех видов довольствия, выписать командировочное предписание и уже завтра (4 июля) я должен прибыть в Севастополь.

В 6 утра 4 июля я вышел из Оленьей Губы на санитарном катере в Мурманск. Экипаж самолета ТУ-134 взял меня на борт "сверх штата" из аэропорта Килп-ярви до Ленинграда. Затем самолетом – в Симферополь. В 22 часа я уже прибыл в штаб Черноморского флота, откуда меня направили на "Ангару". Практически вся ночь и день 5 июля ушли на ознакомление с документами.

6 июля в 8.00 эсминец "Благородный" под флагом первого заместителя ГК ВМФ адмирала В.А. Касатонова, со штабом 5-й эскадры на борту отошел от Минной стенки и взял курс в Средиземное море. Так началась моя 34-месячная служба на эскадре, где многое для меня было впервые.

ЧЕРЕЗ ТРИ ЧАСА похода раздался металлический скрежет из машинного отделения, буквально на несколько секунд пропало освещение одного борта.

Прибыв в ПЭЖ с командиром БЧ-5 капитан-лейтенантом Г. Умеренковым разбирался в причинах поломки турбогенератора № 2. Она была примитивна. Произошло, то, что и должно было произойти.

В формуляре было записано: "с целью предупреждения поломок, произвести модернизационную работу...". Работа не была сделана, хотя прошло 7 месяцев после записи.

Личный состав разобрал турбогенератор, вырубил лопатки паровой турбины поврежденной ступени, собрал и опробовал ТГ № 2 в работе. В Эгейском море мы уже не имели ограничений в подаче электроэнергии всем потребителям по любой боевой готовности.

Далее, по маршруту следования, прибыли в точку № 5 (у острова Китира), где перешли на плавмастерскую ПМ-26 и на ней начали движение в порт Александрия.

Командиру эскадры поставили задачу: "Развернуть командный пункт (КП) эскадры на большом противолодочном корабле "Комсомолец Украины", вступить в командование эскадрой и совершить переход в Порт-Саид".

В 00 часов 00 минут 14 июля 1967 года шифртелеграммами, телеграммами ЗАС, кодограммами все подводные лодки, надводные корабли, вспомогательные суда были оповещены: в командование 5-й эскадрой кораблей ВМФ вступил контр-адмирал Б. Петров.

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО с "Комсомольцем Украины", а точнее, с его техническим состоянием, откровенно говоря, привело нас в замешательство. В первую очередь, по катастрофическому положению с холодильными машинами и отсутствию резерва мощности электроэнергии.

Но самое неприятное состояло в том, что виноват оказался не личный состав или командир БЧ-5, а соответствующие начальники и руководители в Севастополе, которые не организовали выполнение работ, оговоренных протоколом совместного решения ВМФ и МСП.

На соединении и в Техническом управлении, к сожалению (а больше – к стыду), не нашлось человека, который бы доложил и доказал операторам, что по техническому состоянию холодильных машин этот корабль к автономному плаванию, а тем более в Средиземном море, не готов.

В этой, по большому счету, критической обстановке я вплотную познакомился с командиром эскадры. Борис Федорович Петров оказался удивительным человеком и, скажем прямо, "нестандартным" адмиралом.

Он был напрочь лишен хамства и высокомерия. Он был удивительно человечен в обстановке, не располагающей к милосердию. Для нас было совершенно непривычно, когда начальник никогда не обращается по званию, а только по имени и отчеству. Он никогда не изменял тембра голоса для достижения нужного эффекта. Вот дословно его приказ: "Евгений Андреевич, примите меры любого технического характера, чтобы ввести в строй, хотя бы частично, холодильную технику на переходе из Александрии в Порт-Саид. Мы не имеем права плавать, как пираты – без радиосвязи и радиолокации. Тем более, что мы с вами на войне".

Переход (во всяком случае, для БЧ-5) был очень тяжелый, с непрекращающейся борьбой за живучесть технических средств. Командир БЧ-5 (только недавно назначенный) старший лейтенант А.С. Баринов проявил личное незаурядное мастерство и организаторские способности. (Забегая вперед, скажу, что вся моя последующая служба проходила бок о бок с этим инженер-механиком, к которому я относился с безграничным доверием и глубоким уважением. В дальнейшем он стал флагманским инженер-механиком бригады, а затем моим заместителем в техническом управлении флота).

В Порт-Саид "Комсомолец Украины" зашел, выполняя все нормативы по всем боевым частям, предусмотренные проектом. Однако Петров после перехода штаба на крейсер "Дзержинский", не акцентируя внимания на поломке на ЭМ "Благородный" (а ее должны были предупредить руководители и специалисты), потребовал возвратить "Комсомолец Украины" с боевой службы в Севастополь.

Отношения нашего штаба со штабом Черноморского флота, а точнее, с командованием флота после этого инцидента складывались, мягко говоря, очень сложно.

 

 Вице-адмирал Б.Ф. Петров сопровождает Посла СССР в Марокко Л. Паламарчука. Борт РКР "Грозный". 1969 г.

РАЗМЕЩЕНИЕ НА КРЕЙСЕРЕ штаба не шло ни в какое сравнение с тем, какую стесненность мы испытали на эсминце, плавмастерской и большом противолодочном корабле. Но здесь, в Порт-Саиде, на крейсере комфортности не наблюдалось.

Вода в Суэцком канале была 30,5°С. Кондиционеров не было. В каютах постоянная температура 40-45°С. В котельных отделениях в период боевых тревог температура поднималась до 62–64°С. Вахту у действующих механизмов иногда проходилось менять через 30 минут. Отдельные матросы не выдерживали нервного напряжения в сочетании с экстремальным температурным режимом и падали в обморок из-за теплового удара.

Но не только "тяжесть" бытовых условий осложняла нашу жизнь. География стояла не на последнем месте. Вот тут и начинались реальные трудности.

ОПЕРАТИВНАЯ ЗОНА эскадры начиналась от Суэцкого канала на востоке и простиралась до долготы 8°38' западной (траверз португальского мыса Сан-Висенти). Во всяком случае, по широте 38 параллели это расстояние превышает расстояние по прямой от Мурманска до Баку, а по площади Средиземное море в 5 раз больше площади Черного моря.

В западной, центральной и восточной частях нашей зоны находились наши корабли и суда. Из них до 40% – на ходу. Статики здесь не было никогда. Сплошная динамика. Где взять танкер? Где и как состыковать корабль и танкер, чтобы корабль заправить и не сорвать слежение за авианосцем США.

Численность кораблей и судов в среднем составляла 45–50 единиц. При проведении поисковых операций она возрастала до 80 и даже до 100 единиц. Расход топлива доходил до 50 тысяч тонн мазута и 20 тысяч тонн дизельного топлива в месяц. Обстановка на командном пункте эскадры в такие периоды в течение нескольких суток (на постах разведки, управления своими подводными лодками, противолодочном и материально-технического обеспечения) велась дежурными по конкретным направлениям в две смены, которые менялись через 12 часов.

Вообще заправка топливом, маслом, водой, продовольствием, боеприпасами, плюс заправка специфической номенклатурой подводных лодок (регенерация и т.д.) была постоянной головной болью. А доставка писем и газет приравнивалась чуть ли не к доставке боеприпасов. И это – не шутка…

ДО НАЗНАЧЕНИЯ на эту должность. Я был 3 года флагмехом дивизии ракетных подводных лодок Северного флота. Всем предельно понятно, что эта работа никогда легкой не была. Но то, с чем я столкнулся при отрыве от мест базирования разбросанных на сотни и тысячи миль кораблей и судов выходило иногда на предел физических и умственных возможностей и способностей. И так – не только у меня. Все мы испытывали колоссальные нагрузки и напряжение. И только присутствие и руководство талантливого военачальника Б.Ф. Петрова позволило создать работоспособную организацию, какую и просил лично Петрова создать Главком.

У нас не было атмосферы тусклой, серой и скучной повседневности. Была атмосфера творчества и созидания. Мы были штабом, который по понятиям того времени штабов эскадр не вписывался в алгоритм их работы. Эти штабы утром энергично приступали к работе и с удовольствием оставляли ее вечером. Мы же стали фанатичными круглосуточными и круглогодичными службистами.

 

 Рукопожатие дружбы на сирийской земле.

Эскадра для подавляющего большинства флагманских специалистов первого (1967–1970 годов) набора стала непревзойденной, не имеющей аналогов академией. Здесь был простор для творческого самовыражения, причем не на бумаге, а в гуще военно-политической жизни, далеко за пределами нашей Родины. Здесь мы, что называется, воочию видели и на себе ощущали реальный накал борьбы и азарт отчаянного риска противоборствующих сторон – Востока и Запада.

ПРАКТИКА 5-й эскадры с первых дней существования нашего штаба, а в последующем неоднократно, показала: на флотах (частично Северном и Балтийском, а особенно на Черноморском) действительность иногда воспринималась превратно, а потому руководством "оценивалась" с грубыми ошибками. Это в первую очередь касалось технического состояния кораблей, а точнее, их технической боевой готовности. И поэтому в период пребывания в Севастополе было обидно слушать саркастические высказывания в адрес нашего штаба со стороны руководителей Черноморского флота того времени.

У меня же лично сложилось убеждение: руководители, которые, имея в бассейне Черного моря минимум 30 штабов (от штаба флота – до штабов дивизионов по периметру от Измаила и до Поти), базы, склады, заводы, мастерские и не решившие задачу отправки на боевую службу технически исправных кораблей, а не только "инициаторов соцсоревнования", не имеют морального права "поучать" штаб эскадры и ее командира – Б.Ф. Петрова. Тем более, что командир эскадры имел высочайший авторитет, а уже к концу 1968 года стал знаковой фигурой в МИД СССР, МО СССР, что не добавило ему "союзников" в Главном штабе ВМФ.

В моей практике были случаи, когда мы стояли на грани провалов или невыполнения задач, но жизненная школа Петрова помогала находить выход и успешно решать задачи в нестандартных ситуациях. Примеров этого немало.

В "горячем" августе 1967 года в Порт-Саиде на крейсере "Дзержинский" кончался мазут, а на эсминце "Пламенный" кончился полностью. Танкеров нет, мазута на берегу нет. Договорились с арабами, чтобы в береговой резервуар они залили дизельное топливо, затем набросали куски гудрона. Потом в режиме рабского труда досками перемешали эту смесь и заправили корабли. Они вновь стали боевыми. И только через трое суток в Порт-Саид пришел с Балтийского флота танкер "Шексна", который снял остроту проблемы.

Никогда не забуду, как искренне радовался Б.Ф. Петров тому, что мы решили задачу об отправке из Порт-Саида в Марокко за десантом большой десантный корабль и два средних десантных корабля. Но было существенное условие Главного штаба: переход Порт-Саид – Марокко и обратно совершить без дозаправки топливом. Все балластные цистерны БДК были заполнены топливом, которого хватило ему на переход в Марокко и заправки двух СДК на обратный путь.

Сколько хлопот, настойчивости и дипломатии пришлось применить, чтобы провести аварийное докование СКР 159-го проекта с заменой среднего гребного винта (доставленного из Севастополя) и проточкой на станке средней линии вала на судоверфи "Тарсана-Бохарея" в Александрии. Но главное, мы уговорили директора судоверфи генерала Мадкура поставить в док наш СКР вместо английского пассажирского судна, за которое судоверфь уплатила неустойку.

Невозможно забыть аварийный ремонт подводной лодки СФ 641-го проекта, получившей большие повреждения в носовой части корпуса при столкновении с танкером в Гибралтарском проливе. Несколько суток в точке якорной стоянки силами спасателя и плавмастерской я руководил работами по ликвидации этого ЧП.

За время моей службы на эскадре было достаточно "неприятностей", включая и пожары на надводных кораблях и ПЛ. Перечислять их просто не хочется…

СО СЛУЖБОЙ надводных кораблей все более-менее было ясно. А вот с подводными лодками – полная неясность. В первую очередь – дизель- электрическими подводными лодками СФ.

В мае 1968 года мне было поручено провести межпоходовый ремонт трех подводных лодок 633-го проекта с заменой экипажей. Эта работа была выполнена. Но экономический анализ и оперативный эффект показали, что такой вариант неприемлем.

Главком приказал провести эксперимент с подводной лодкой 641-го проекта. На ПЛ Б-94 я нес боевую службу, после которой мы зашли в Александрию, где провели МПР с заменой экипажа, по составленному мною графику, по опыту похода и межпоходового ремонта. Этот график был утвержден Главкомом и применялся на практике с 1969 по 1989 год.

ЗА ПЕРИОД моей службы на эскадре наш КП разворачивался на самых различных проектах кораблей. Это были крейсера 58-го и 68бис проектов, эсминцы 56-го проекта, большие противолодочные корабли 61-го проекта, плавбазы подводных лодок 310 и 1886 проектов. Главным достижением мы считали то, что ни разу не потеряли управления силами.

В отдельные периоды нашей службы мы были свидетелями таких вспышек напряженности, которые могли привести мир на грань Третьей мировой войны. Так было в октябре 1967 года, когда 21 октября египетский ракетный катер за пять минут уничтожил израильский эсминец "Эйлат"…

ПЕРВЫЙ СОСТАВ эскадры (командование и штаб) не имел опыта такой службы, мы все начинали с нуля. От организации функционирования, культуры взаимоотношений и быта штаба, распорядка дня экипажей до всех нюансов управления силами и выполнения ими задач боевой службы с разработкой необходимых документов.

Вторую половину 1969 года можно с полным основанием считать завершением становления эскадры. Во всяком случае, с 28 августа по 13 сентября инспекция Главного штаба во главе с начальником Главного штаба ВМФ адмиралом флота Н.Д. Сергеевым "в высшей степени положительно" оценила нашу деятельность.

Инспекция убедилась (как и Министерство иностранных дел СССР), что на политической карте, в одном из самых нервических районов мира, появилась сила, с которой стали считаться наши вероятные противники.

В принципе, первый набор штаба явился становым хребтом всей системы организации и управления и одной из главных сил в тяжелейшем становлении 5-й эскадры. Перечислю их славные фамилии. Н.М. Бровкин, А.П. Буллах, Ю.А. Гаевский, Ф.С. Григорьев, Н.Н. Журавков, Р.А. Зубков, А.П. Карандасов, И.Г. Касьянов, Е.А. Кобцев, В.А. Кокурин, Л.А. Коптев, С.Я. Копченков, М.М. Крылов, А.В. Лукин, Б.Ф. Петров, В.В. Платонов, Г.П. Попов, А.Ф. Пудонин, Б.А. Раков, В.М. Редкобородый, Н.Ф. Рензаев, В.Я. Савченко, К.П. Селигерский, А.Г. Сидоренко, Г.П. Синенков, В.Н. Смирнов, В.П. Соболев, П.Ф. Соловьев, В.М. Солодовник, B.C. Степанов, В.И. Строганов, В.М. Умрихин, Д.С. Фоменко, А.А. Черноморец, А.А. Чурин, В.Г. Щетинин.

5-я эскадра положила начало принципиально новому подходу к использованию сил флота. Сегодня уместно вспомнить слова адмирала флота В.А. Касатонова, который благословил нас на этом поприще: "Великую честь оказала вам Советская Родина, поручив защищать свои государственные интересы в этом районе, выполнять историческую интернациональную миссию советского народа".

Из состава штаба много специалистов ушли с повышением по службе, получив высокие воинские звания. Вице-адмирал Б.Ф. Петров, контр-адмирал В.В. Платонов (впоследствии – вице-адмирал) – в Военно-морскую академию. Флагманский штурман контр-адмирал Р.А. Зубков служил в Генеральном штабе, а затем стал флагманским штурманом ВМФ. Флагманский артиллерист капитан 1 ранга Д.М. Фоменко стал начальником оперативной группы ЦКП ВМФ. Флагманский связист М.М. Крылов стал вице-адмиралом, флагманским связистом ВМФ. Начальник политотдела контр-адмирал Н.Н. Журавков стал служить в политуправлении ВМФ. Другие товарищи получили назначения в институты, в управления на другие флоты.

СЛУЖБА на 5-й эскадре изменила мою жизнь и подтвердила, что в поддержании технической боевой готовности не может быть компромиссов. Что должна быть повседневная объективная строгость в использовании экономических режимов движения. Что все инструкции и наставления, какими "корявыми" они бы не были, написаны в буквальном смысле кровью и жизнью людей, а потому их нужно неукоснительно выполнять.

Мне лично было оказано высокое доверие: через 11 лет после окончания Военно-морского училища подводного плавания я стал заместителем командира эскадры по электромеханической части. Далее с 1970 по 1989 год служил на Черноморском флоте: главным корабельным инженером, начальником Технического управления, начальником вооружения и судоремонта. В феврале 1981 года мне присвоили звание контр-адмирала.

Рядом с командиром эскадры

14 июля 1967 года в Средиземном море начала действовать 5-я оперативная эскадра кораблей ВМФ СССР. Задачи нам поставил и дал первый инструктаж непосредственно в море на ЭМ "Благородный" первый заместитель Главкома ВМФ адмирал флота Владимир Афанасьевич Касатонов. Свое напутствие он закончил словами: "Великую честь оказала вам Советская Родина, поручив защищать ее государственные интересы в этом районе, выполнять историческую миссию советского народа!".


Я БЫЛ НАЗНАЧЕН заместителем командира эскадры по электромеханической части в звании инженер-капитана 2 ранга с должности заместителя командира 16-й дивизии ракетных подводных лодок Северного флота 3 июля 1967 года. За свою службу непосредственно на эскадре служил с командирами эскадры вице-адмиралами Б. Петровым и В. Леоненковым, заместителями командира эскадры контр-адмиралами Н. Рензаевым и М. Проскуновым, начальником штаба капитаном 1 ранга В. Платоновым и начальниками политотдела контр-адмиралами Н. Журавковым и И. Кондрашовым.

Моя память удерживает массу любопытных подробностей о совместной службе с этими профессионалами. Однако своим долгом считаю ознакомить читателей любого возраста и звания с уникальным человеком, решительным и талантливым командиром, врожденным дипломатом Борисом Федоровичем Петровым.

КОНТР-АДМИРАЛ Н. Рензаев однажды рассказывал о беседе, состоявшейся у Главкома ВМФ Адмирала Флота Советского Союза С. Горшкова. Главком тогда сказал: правительство СССР решило создать новое необычное соединение ВМФ, в состав которого будут входить поочередно корабли и суда Северного, Балтийского и Черноморского флотов, а штаб соединения будет постоянным. И добавил: в ВМФ есть один человек, который может решить эту задачу и возглавить штаб. Но есть и другой, который может аргументировано раскритиковать эту идею. "Так уж получилось, – обратился он к Петрову, – что эти оба человека находятся в вас, Борис Федорович. Я прошу вас решить эту задачу!".

И сегодня, вспоминая службу и события тех дней, я убежден, что лучшей кандидатуры, чем Петров, на тот период, да и, наверное, вообще для этой должности в той нестандартной ситуации просто не существовало.

Умный, обаятельный, с неторопливыми точными движениями. Характерным в его облике был прямой открытый взгляд, ярко выраженное чувство достоинства и какая-то невероятно добрая и располагающая к себе любого человека улыбка.

Я был рядом с ним при решении практически всех вопросов, касающихся организационно-технических мероприятий, выполнение которых гарантировало нам устойчивый уровень боеспособности кораблей. В кругу управления штаба (заместителя, начальника штаба и начальника политотдела) он называл меня "зам. комэска по железкам". В присутствии остальных офицеров штаба – только по имени-отчеству.

Одним из главных его требований к нам всем было: "Не превратить эскадру в сумасшедший дом!". Лично сам Петров показывал пример в поведении, во взаимоотношениях с подчиненными. Самым ругательным выражением у него было "ёксель-моксель", а обращался он ко всем офицерам штаба только по имени и отчеству. Кстати, и мы к своим начальникам относились так же, независимо от их звания.

Язык Б. Петрова всегда отличался элегантностью, но он не был академичен, был естественным. Он никогда не изменял тембра голоса для достижения нужного эффекта. Спокойная, твердая, без тени истерики интонация, вселявшая в нас уверенность.

Манера его проведения занятий с нами была отшлифована до высочайшего уровня совершенства. Педантичность и строгость изложения в сочетании с доступной для любого уровня образования простотой, иногда с едким юмором вырабатывали единство взглядов, формировали единое мышление, одинаковый взгляд на проблемы. Можно сказать, такой подход и сделал наш штаб единым коллективом.

Борис Федорович Петров стал для нас (а вообще-то и для Министерства иностранных дел – по крайней мере, в дипломатических миссиях Алжира, Египта, Марокко и Югославии, а также для Министерства обороны СССР и Главного штаба ВМФ, в чем мы убедились при проведении поисковых операций атомных ПЛ США в Средиземном море) знаковой фигурой. Очень часто он возглавлял проверки фактической подготовки личного состава всех категорий для того, чтобы обеспечить требуемый уровень надежности кораблей при решении военно-политических задач.

Борис Федорович наравне с нами выносил все тяготы походной жизни и изнурительной, порою буквально круглосуточной работы. Наверное, поэтому он никогда и ни у кого не вызывал ропота или противодействия. Ему было не чуждо простое неформальное общение с матросами, старшинами и мичманами. К примеру, когда мы в порту Александрия поднялись на борт БПК "Комсомолец Украины", то Петров в рубке дежурного увидел знакомого мичмана, своего сослуживца по крейсеру "Молотов". Он не скрывал своей радости от встречи с боевым товарищем и достаточно долго и запросто беседовал с ним в дежурной рубке.

О нашем штабе эскадры он иногда шутил: мол, мы не вписываемся в классическую форму марксизма-ленинизма, по которой правительства приходят и уходят, а народы остаются. "У нас все наоборот – корабли приходят и уходят, а штаб (правительство) остается".

ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, что Б. Петров был личностью, обладающей удивительным искусством самовыражения, что ему неведом страх – один из главных рычагов человеческого поведения в стрессовых ситуациях, что у него всегда присутствовали чувства нравственного долга и совести, что он никогда не делал того, что другим было бы непростительно, а для него приемлемо, приведу некоторые факты, которые ранее нигде не упоминались.

Однажды, когда Главком ВМФ посетовал на то, что во время переходов наших кораблей отмечается низкая вероятность обнаружения подводных лодок при попутном поиске, Петров с присущей ему прямотой ответил: "Сергей Георгиевич, я ученый, а не хрен. Для того, чтобы иметь большую вероятность обнаружения атомоходов силами эсминцев 30бис проекта и подводных лодок 613-го проекта, этот поиск нужно было начинать в каменном веке". Главком от комментариев отказался.

Я был свидетелем уникального поступка Б. Петрова в обстановке невероятного противостояния, которое могло обернуться непредсказуемыми последствиями.

В 1968 году проводилась поисковая операция по обнаружению районов патрулирования американских подводных лодок с ракетным оружием на борту. Для этого были выставлены в различных районах акустические буи.

В западной части Средиземного моря между проливом Гибралтар и островом Альборан фрегат Великобритании подошел к одному из буев, обогнав наше гидрографическое судно, и поднял один буй на свою палубу.

"Гидрограф", патрулировавший этот район, спустил шлюпку, на которой группа матросов во главе с офицером подошла к фрегату. Забросив "кошку", они пошли буквально на абордаж. Взобравшись на палубу фрегата, они сбросили наш буй за борт. Англичане были ошеломлены такой дерзостью, а пока моряки опускались в шлюпку, командир фрегата распорядился опустить в шлюпку бутылку виски для командира "гидрографа" за храбрость и находчивость его моряков.

Этот случай довольно быстро стал известен в Главном штабе ВМФ. Главком был вне себя от такого поступка. И буквально через два часа циркуляром на все корабли и суда пришла телеграмма. Суть ее сводилась к следующему: "Решительно пресекать попытки хищения нашей собственности (в данном случае акустических буев). Для защиты использовать все меры, вплоть до тарана".

Борис Федорович собрал нас (своих замов), прочитал телеграмму, а затем сказал буквально следующее: "Я не знаю, у кого сдали нервы или "поехала крыша", но я не хочу и не имею права быть тем дураком, который развяжет Третью мировую войну, а историки все равно потом на обломках человечества установят, кто ее начал".

Он собственноручно написал на корабли шифротелеграмму (четко понимая, что она на корабли идет через ГШ ВМФ), а на суда – кодограмму. Текст был убийственным: "Телеграмму Главного штаба № не числить, Категорически запрещаю противоправные действия. Неукоснительно соблюдать требования Международного морского права".

После этого в эфире наступило зловещее молчание. Даже оперативные дежурные ВМФ прекратили нас вызывать для уточнения каких-то вопросов, которые ежедневно возникали по нескольку раз.

У всех нервы были натянуты до предела, а Борис Федорович буквально стал серым. Если раньше он курил довольно часто, то после этих телеграмм он одну сигарету прикуривал от другой. Доктор переживал за его зрение (у Петрова была глаукома, и он закапывал пилокарпин).

Почти сутки мы не знали, чем все это кончится. Утром следующего дня пришла ошеломляющая весть: "Телеграмму командира 5-й эскадры утверждаю. Горшков".

После этого жизнь наша стала еще более осмысленной. Но все мы понимали, какие потрясения пришлось пережить за это время Борису Федоровичу.

Летом того же года крейсер "Михаил Кутузов" (штаб находился на нем) осуществлял слежение за авианосцем США в Ионическом море. При заходе на посадку один самолет "промахнулся" мимо посадочной палубы и упал в море. Авианосцу запретили заход на Мальту, и он продолжил боевую подготовку. Затем ему дали команду следовать в Неаполь.

Наш крейсер пошел через Мессинский пролив за авианосцем в Тирренское море. При проходе пролива наперерез "Михаилу Кутузову" пошел катер на подводных крыльях. Борис Федорович попросил меня заснять этот эпизод на кинокамеру "Кварц-4", чтобы запечатлеть факт того, что мы вынуждены были маневрировать в проливе, чего делать при праве мирного прохода нельзя.

Тут же в эфир ушел радиопротест. Однако Италия уже успела передать в наш МИД свой протест.

 Через некоторое время, уже на подходе к Неаполю, при посадке на авианосец в воду падает второй американский самолет. По 6-му флоту объявляется боевая тревога, а из его главной базы Гаэта выходит флагманский корабль. США крейсер УРО "Литл-Рок".

Наша группа ОСНАЗ определила: "американец" по тревоге идет к советскому крейсеру. Дальномерщики визуально обнаружили, что он развернул орудия главного калибра в нашу сторону. Когда это стало очевидным, на "Михаиле Кутузове" объявили тревогу, и все наши 4 башни повернули орудия на американский крейсер. Обстановка накалилась…

В этот момент Борис Федорович дает команду командиру крейсера капитану 1 ранга Н. Федорову: "Немедленно свободный личный состав построить по левому борту по "Большому сбору". Горнисту играть "Захождение". Там – командующий флотом, а я – командир эскадры. Приветствуем старшего флагмана по международным правилам".

Наш личный состав построился, сыграли "Захождение". "Литл-Рок" первым развернул башни. На "Кутузове" орудия тоже привели в исходное.

Где-то через 40–50 минут ОСНАЗовцы доложили: по 6-му флоту пошла телеграмма: "Впредь при встрече с флагманом советской эскадры выстраивать личный состав кораблей по "Большому сбору" и выполнять положенные правила приветствия".

С тех пор американцы стали относиться к нам с уважением.

 Эти два эпизода "на грани войны" убедили нас: выдержка, мужество и мудрость нашего талантливого военачальника не только вызвали восхищение его действиями в экстремальной ситуации, но и стали наукой всем командирам и предметом для подражания для всех средиземноморцев.

И последнее – не по важности, а по порядку, на чем считаю своим долгом остановить внимание читателей. Это эпизод с заправкой топливом ЭМ "Бравый" от ТН "Иман".

НА ТЫЛОВОМ ПОСТУ штаба эскадры вахту несли 4 человека – я и мой помощник капитан 3 ранга В. Умрихин и два офицера тыла – подполковник А. Карандасов и майор А. Булах. Приходилось работать по 12 часов в сутки. Мы отвечали за обеспечение и заправку кораблей топливом, маслами, водой, продовольствием, доставку технического и вещевого имущества, управляли движением танкеров, транспортов и буксиров. Кроме того, наш пост управлял доставкой почты и газет. По своей значимости в условиях боевой службы доставка почты приравнивалась чуть ли не к доставке боеприпасов.

Я лично разработал и внедрил специальные планшеты, облегчающие задачу своевременного обеспечения всех кораблей и судов в западной, центральной и восточной частях Средиземного моря. (Кстати, во время инспекции с 28 августа по 13 сентября 1969 года начальник Главного штаба ВМФ адмирал флота Н. Сергеев с интересом рассматривал мои планшеты, а при подведении итогов поставил в пример и назвал меня лучшим оператором штабных постов).

В этот период слежение за одним из американских авианосцев осуществлял наш СКР. Из центральной части Средиземного моря авианосец начал движение на восток. Было решено, что у восточной части острова Крит мы заправим ЭМ "Бравый" от ТН "Иман" и слежение продолжит эсминец, а СКР вернется в центральную часть моря. Я дал команду телеграммой ЗАС на ЭМ и кодограмму на танкер. "Широта, долгота... Встретить, заправить...". Оба подтвердили ясность.

Спустя несколько часов вызывают меня на переговоры с "Бравого". Сообщает командир: прибыл в точку, а танкера нет. Танкер также сообщает, что прибыл, а эсминца нет. Прошу обоих подтвердить широту и долготу. Оба сообщают одинаковые цифры, но друг друга не видят. Зная, что на танкере бывалый капитан Константин Панов, прошу командира эсминца "уточнить свое место".

В это время командир эскадры у оперативного штаба спрашивает: "Готовы к слежению эсминцем?". ОД отвечает, что произошла заминка и что Евгений Андреевич Кобцев уточняет. Петров произнес: "Быстрее уточняйте. Наверное, так бывает, когда за дело берется сапожник?". При этом присутствовали человек шесть–семь.

Через некоторое время командир ЭМ сообщает мне, что при переходе с карты на карту штурман лейтенант ошибся "на одну клетку". "Следую полным ходом на юг, в точку встречи". Оперативный доложил об этом Петрову.

Командир эскадры приказал: "Всему офицерскому составу собраться на КП эскадры" (это было на плавбазе проекта 310 в помещении клуба).

Собрались офицеры. Недоумевают: по какому поводу? Приходит вице-адмирал Петров и в присутствии всех говорит: "Я не помню, кто был на КП, когда я оскорбил Евгения Андреевича, назвав его "сапожником". Евгений Андреевич, простите меня за мою несправедливость и грубость". В моем горле застрял ком, и я никак не мог ничего произнести несколько мгновений. Потом что-то вымолвил, буквально глотая слезы. В это невозможно поверить! Вице-адмирал просит прощения у капитана 2 ранга в присутствии всех офицеров!

Сегодня каждому из нас, служившему на 5-й эскадре, предельно ясно, что тогда нам не было времени задумываться над своей личной карьерой. Но я четко понимаю, что моя дальнейшая служба главным корабельным инженером флота, начальником технического управления ЧФ, начальником вооружения и судоремонта, получение звания контр-адмирала в значительной степени были заложены, точнее, предопределены этим нестандартным командиром – вице-адмиралом Борисом Федоровичем Петровым, к которому у нас навсегда сохранилось чувство благодарности и восхищения.

В 1984 году Борис Федорович Петров, скромно отметив свое 70-летие, ушел из жизни…

Каждый год, 14 июля, в день рождения 5-й эскадры ВМФ, мы собираемся в 10 часов утра на кладбище Коммунаров у памятника Б. Петрову. На черном граните начертаны слова: "Вице-адмиралу, профессору Петрову Б.Ф. от Министерства обороны СССР".

 

 Ветераны-средиземноморцы ежегодно 14 июля, в день рождения эскадры, обязательно приходят на могилу своего первого командира. Севастополь, Кладбище коммунаров.


Вспоминая его, мы каждый раз открываем какие-то новые эпизоды из жизни и многогранной деятельности этого Человека и Моряка. Видимо, еще не все рассказано и написано об этой действительно нестандартной личности, сочетающей в себе незаурядные организаторские и дипломатические способности. Об офицере флота, прошедшем Великую Отечественную войну, имеющем большой боевой и морской опыт, высокие личные качества, которые удивительным образом, буквально с первых часов знакомства с ним каждого из нас усилили в несколько раз, слив в неразделимое "МЫ".

Контр-адмирал в отставке Евгений КОБЦЕВ, первый заместитель командира 5-й эскадры по электромеханической части (1967–1970 гг.)

 

Об авторе

 

 

  Контр-адмирал в отставке Евгений Андреевич Кобцев. Участник боевых действий. Служба в ВМФ – 1950–1989 годы.

1956–1967 гг. – Северный флот. Принимал непосредственное участие в испытаниях и обеспечении живучести ПЛ при принятии на вооружение комплекса Д4 – (подводный старт баллистической ракеты).
1967–1970 гг. – 5-я эскадра ВМФ СССР. Первый заместитель командира эскадры по ЭМЧ. Разработал, опробовал и внедрил методику проведения межпоходового ремонта подводных лодок на боевой службе с заменой экипажа.
1970–1989 гг. – Черноморский флот. Предложил и организовал исполнение системы пополнения запасов кораблей в море "вертикальным способом" (доставка контейнеров с ЗИП вертолетами КА-25). Службу закончил начальником Технического управления флота. Активно участвует в работе ВНО ЧФ.

 

Просмотров: 5403
Комментариев: 2
Автор: Евгений Кобцев
Источник: Флот - XXI век
Фото: Флот - XXI век
Тэги: Средиземноморская эскадра  "холодная война"  6-й флот США 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
14 ноября - 230 лет со дня рождения Михаила Петровича Лазарева (3 [14] ноября 1788 года, Владимир — 11 [23] апреля 1851 года, Вена, похоронен в Севастополе) — русского флотоводца и мореплавателя, адмирала
>>>


Лукашенко надеется уйти от России морем
В Белоруссии объявили о намерении в сотрудничестве с Турцией и Украиной выстроить морской порт на реке Днепр. Таким образом Минск, по сути, включае >>>


ПУБЛИКУЕМ БЕЗ КУПЮР: Командир бронированной «змеи» – о своем МБАКе, нелегкой морской службе и перспективах американских «Айлендов»
Одесский портал "Думская" опубликовал весьма занятный материал. Как представляется, его нашим читателям полезно почитать. Публикуем его без >>>


Массовое самоубийство фрегатов. Почему в последнее время участились аварии военных кораблей
Осенью произошло несколько громких катастроф с военными кораблями. Первой стала авария плавучего дока ПД-50, который неожиданно начал набирать воду. >>>


Белоруссия рвется в морские державы
По информации агентства БелТА, реализацией проекта может вплотную заняться турецкий инвестор, компания Derin Shipping & Trading Co. «На >>>


Мир в Ливии имеет прямое отношение к поставкам российского газа в Европу
В понедельник в итальянском Палермо начнется международная конференция по мирному урегулированию в Ливии. Целая группа влиятельных игроков – >>>


«Гомерические притязания»: Украина забирает Черное море - вдвое расширяет зону контроля
Украина собирается расширить свой контроль над Черным морем — соответствующий закон был одобрен Верховной радой. Киев называет причиной иници >>>


Предательство вместо победы. Георгий Бовт о том, что путь к распаду СССР начался в годы Первой мировой
Во Франции прошли торжества, посвященные 100-летию окончанию Первой мировой войны. Россия могла быть в числе держав-победительниц. А история могла п >>>


Донбасс переизбрался на прежние сложности. Голосование в Донецке и Луганске углубит раскол России и Запада
В воскресенье в Донбассе прошли выборы глав и депутатов самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР). Еще до регистрации >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Поиск



Наш день

14 ноября - 230 лет со дня рождения Михаила Петровича Лазарева (3 [14] ноября 1788 года, Владимир — 11 [23] апреля 1851 года, Вена, похоронен в Севастополе) — русского флотоводца и мореплавателя, адмирала

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


В Севастополе уже во второй раз проведена научно-практическая конференция "Святой, праведный, непобедимый адмирал Флота Российского Ф.Ф. Ушаков"

Православные праздники

Сегодня церковный праздник:
Бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана Асийских, и матери их преподобной Феодотии...
Завтра праздник:
Мучеников Акиндина, Пигасия, Аффония, Елпидифора, Анемподиста и бывших с ними, до 7000 пострадавших...
Ожидаются праздники:
16.11.2018 - Мучеников Акепсима епископа, Иосифа пресвитера и Аифала диакона. Обновление храма великомученика Георгия в Лидде...
17.11.2018 - Священномученика Никандра, епископа Мирского, и Ермея пресвитера. Преподобного Иоанникия Великого. Блаженного Симона Юрьевецкого...
18.11.2018 - Мучеников Галактиона и Епистимии. Святителя Ионы, архиепископа Новгородского...
19.11.2018 - Святителя Павла исповедника, Патриарха Константинопольского. Преподобного Варлаама Хутынского, Новгородского чудотворца. Святителя Германа, архиепископа Казанского...
20.11.2018 - Мучеников в Мелитине: Иерона, Исихия, Никандра, Афанасия, Маманта, Варахия, Каллиника, Феагена, Никона, Лонгина, Феодора, Валерия, Ксанфа, Феодула, Каллимаха, Евгения, Феодоха, Острихия, Епифания, Максимиана, Дукития, Клавдиана, Феофила, Гигантия, Дорофея, Феодота, Кастрикия, Аникиты, Фемелия, Евтихия, Илариона, Диодота и Амонита. Мучеников Авкта, Тавриона и Фессалоникии. Преподобного Лазаря Галисийского. Преподобного Кирилла Новоезерского, Новгородского...

Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Российское "калибростроение". Как ВМФ России положил конец гегемонии "Томагавка"
Флот вернулся к историческому черному. Для военных моряков разработаны новые образцы парадной формы
Спасти азовку. Ученые Крыма рассказали, что представляет угрозу Черному морю
УВАЖАТЬ И ЦЕНИТЬ ВРАЧЕЙ. ОНИ ЭТОГО ДОСТОЙНЫ
Морской бой с Россией. Французы отнимают у нас заказчиков и хотят заработать на войне за Арктику
Помощь русских друзей. Военный историк Дмитрий Болтенков — о гуманитарной миссии Российского ВМФ в Сирии
Лукашенко надеется уйти от России морем
Русскому флоту приходилось защищать США от военной агрессии
«КАРЬЕРА ФЕДОТА КЛОКАЧЕВА»: ТРЕТЬЕ ИЗДАНИЕ – К ЮБИЛЕЙНОЙ ДАТЕ
Реклама


Погода


Ранее

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ