До 15 процентов от общей численности вооруженных сил Турции размещены на зарубежных территориях. В этом отношении страна занимает второе место в мире после США. И если американское военное присутствие за рубежом демонстрирует в последние годы тенденцию к сокращению, то турецкое наоборот – к росту. Турецкая экспансия имеет всеракурсный характер – расширение ее идет буквально по всем румбам.

Турецкая активность на украинском направлении свидетельствует, что Турция не стесняется продолжать наращивание военного потенциала Украины даже достаточно серьезными образцами вооружения. Поступила информация о совместной постройке для ВМС Украины двух корветов типа Ada. Хорошо известно, что эти корабли предназначены исключительно для противостояния с Россией. На этом фоне умиротворяющие заявления турецкой стороны о том, что это просто военно-техническое сотрудничество с одной из многих стран, не несущее угрозы нашей стране, а Анкара, мол, больше всего озабочена сохранением хороших отношений с Москвой, выглядят весьма неубедительно. Это как если бы Россия поставляла вооружение и боевую технику курдским вооруженным формированиям в Сирии, включая Рабочую партию Курдистана, убеждая Турцию в своей доброжелательности и называя эти поставки всего лишь военно-техническим сотрудничеством с политическими организациями, ведущими борьбу с боевиками ИГ. Ведь в России РПК не считается террористической организацией и в нашей стране она не запрещена.

Однако столь масштабная экспансия может быть успешной, если имеет соответствующие и весьма благоприятные условия и предпосылки. Не имея таковых в полном объеме, потерпели неудачу США. Национальным крахом закончилась попытка военным путем добиться доминирования в Европе (от Бискайского залива до Уральского хребта) для гитлеровской Германии.

Прежде всего для успешного расширения необходимы соответствующие условия внутри страны и соответствующий статус и надежные союзники на международной арене. И эти предпосылки должны распространяться на всю или как минимум большую часть зоны доминирования. С этой точки зрения и рассмотрим способность Турции реализовать проект возрождения Османской империи хотя бы на уровне восстановления существенного или даже доминирующего турецкого влияния в странах с преимущественным тюркским населением и близкими к нему народами.

Когда речь идет об основных областях жизнедеятельности человеческого общества, то по-крупному можно выделить три такие сферы: духовно-информационную, экономическую и сферу безопасности.

Слабая идеологическая база

Начинать надо с духовно-информационных предпосылок успеха турецкой экспансии. Среди них необходимо прежде всего выделить идеологические основы расширения влияния. Для внутреннего потребления нынешними турецкими властями выдвинута концепция неоосманизма, состоящая в возрождении на новом этапе мирового развития Османской империи. И даже с последующим политическим объединением территорий, ранее входивших в эту империю. При этом духовным стержнем такого объединения, судя по всему, видится ислам суннитского толка. Анализ материалов о положении в Турции, в частности выступлений различных политических и военных деятелей, свидетельствует о том, что единства в турецком обществе относительно этой идеи не просматривается. Явно сохраняется в армейских кругах кемализм как концепция светского турецкого государства в тесной связи со странами западной цивилизации, прежде всего США. У других претендентов на радикальное расширение своего господства в мире – США и ранее фашистской Германии – соответствующие идеологические концепции поддерживались абсолютно большинством населения. В США это была "Американская мечта", основанная на идеях либерализма. В Германии – фашизм нацистского толка, провозгласивший всех немцев сверхлюдьми просто по рождению и потому имеющими право на господство над всем остальным миром.

В экономической сфере, а точнее – в области материального производства Турция также не обладает необходимыми предпосылками для ведения самостоятельной внешней экспансионистской политики

Несмотря на полное принятие этих идей подавляющим большинством населения (несогласных в мягком варианте исключали из политической жизни, сводя их влияние к нулю, а в жестком – просто уничтожали) эти концепции не выдержали проверки реальностью, приведя обе страны либо к национальной катастрофе (Германия), либо к тяжелейшим социальным потрясениям (США). В Турции идея неосманизма далека от полной поддержки обществом, а потому не может служить духовной консолидирующей основой нации, без чего мало-мальски успешная в длительной перспективе экспансия невозможна.

Нет идейной основы и для создания поддержки турецкой экспансии со стороны народов и элит объединяемых стран. Концепция "Великого Турана" и "Тюркской армии" не находит поддержки. Хотя Турция и принимается как стратегический или даже тактический союзник для достижения текущих политических целей элитами этих государств, за исключением разве что малочисленных и часто маргинальных политических группировок.

Обращение в прошлое неэффективно. Нужен качественно новый проект, дающий народам путь к построению реально отвечающего требованиям нового информационного общества социального строя с обеспечением достойной жизни всем гражданам, а не узкой группе господствующего класса. Если турецкое руководство и элиты смогли бы такую идею предложить, то турецкое влияние было бы с радостью принято народами многих стран, причем далеко за пределами бывшей Османской империи. Примером этого может служить экспансия США на страны бывшего соцлагеря и СССР. Разгром этих геополитических образований был осуществлен собственными элитами при поддержке или нейтральном отношении населения к происходящему в результате завоевания доминирующего влияния в обществе идей либерализма, образцом которого виделись США и другие страны западного мира.

Военно-технический суверенитет под вопросом

Однако помимо идеологического, необходимо иметь и научно-техническое превосходство, в частности военно-техническое, или как минимум полный суверенитет в этой области. Представим себе, как далеко смог бы уйти Гитлер в своих экспансионистских амбициях, если бы не имел полноценную науку, позволяющую разрабатывать и внедрять в практику строительства фашистской Германии и ее вооруженных сил весь спектр научно-технических достижений мирового уровня, необходимых для ведения войны против крупнейших и самых передовых государств мира. Фашистская Германия не смогла бы выйти за пределы своих границ, если бы не имела полноценную и суверенную науку и технику. А США начали терять свои позиции именно с момента, когда по ряду ключевых военно-технических направлений начали отставать от России.

Современная Турция в этом отношении полностью зависима от ведущих мировых центров, а значит, и не может вести политику, противоречащую им без риска потерять необходимую научно-технологическую поддержку.

В экономической сфере, а точнее – в области материального производства, Турция также не обладает необходимыми предпосылками для ведения самостоятельной внешней экспансионистской политики. Основной вклад в ВВП страны вносят сельскохозяйственный сектор и туризм, а также промышленность первичной переработки. Однако высокотехнологическая промышленность Турции активно развивается, она вышла в десятку стран мира по производству автомобилей и комплектующих к ним. Интенсивно развивает Турция и другие направления промышленности, в частности ракетостроение. Однако пока в этих отраслях Турция еще серьезно отстает от передовых стран мира. В частности, не производит собственные авиационные двигатели. И для своих пресловутых "Байрактаров ТВ2" она вынуждена закупать их в Канаде. В целом Турция не располагает полноценным авиастроением. Для боевой и гражданской авиации страна закупает самолеты и вертолеты за рубежом либо выпускает что-то по лицензиям.

Заметные успехи у Турции в области строительства боевых и иных БЛА. Есть и более совершенные машины – тяжелые БЛА "Анка". Однако технологический уровень этих аппаратов не позволяет считать их особенными. Тем более большая часть их оборудования имеет иностранное происхождение. И даже в среднесрочной перспективе положение вряд ли изменится. Пока туркам удалось наладить лицензионное производство легких вертолетов гражданского назначения. Однако их экспортный потенциал оказался невелик, что свидетельствует о сравнительно невысоком уровне технологического исполнения. Имеющаяся в Турции отрасль ракетостроения позволяет производить неуправляемые ракеты военного назначения, а также ограниченную номенклатуру ракет гражданского сектора. Противокорабельные ракеты и зенитные управляемые ракеты Турция пока не производит.

Имеется в стране и развитая судостроительная промышленность, которая позволяет производить гражданские суда и боевые корабли. Однако бортовое радиоэлектронное оборудование в основном поставляется из-за рубежа. Это РЭС, которые по своим тактико-техническим характеристикам заведомо уступают аналогичным по предназначению образцам, принимаемым на вооружение флотов развитых стран мира.

Состояние военно-промышленного комплекса Турции определяется общим положением дел в промышленности страны. Современную боевую авиацию турки не производят. Потребности турецких ВВС в части боевых самолетов (истребителей, современных бомбардировщиков ВВС Турции не имеют) полностью комплектуются поставками из США. Это в основном старые F-16 серий 90-х годов прошлого века и прошедшие модернизацию в XXI. Аналогичная ситуация и с боевыми вертолетами. В основном это многоцелевые машины американского, французского и итальянского производства. Из числа ударных вертолетов есть только 40 устаревших AH-1 "Кобра" разных модификаций, а также некоторое количество вроде как собственных, но сделанных на основе итальянской "Аугусты" легких ударно-разведывательных АТАК.

Не производятся в Турции и ЗРК. Потребности в этой сфере покрывались за счет поставок из США и Великобритании, а теперь еще и из России. Американские ЗРК представлены устаревшими одноканальные ЗРК конца 50-х – начала 60-х годов прошлого века большой дальности "Найк-Геркулес" и средней дальности "Хок", британские ЗРК – это "Рапира" малой дальности. "Звездой" турецкой ПВО является российский комплекс С-400.

Производство танков в Турции только налаживается и в ближайшей перспективе массового их производства ожидать не следует. Пока танковый парк турецкой армии представлен машинами американского и германского производства. Из них наиболее современными являются немецкие "Леопард-2 А4" 80-х годов, а самыми старыми – американские М-48, созданные в начале 60-х. Собственный танк "Алтай" стал долгостроем, и его поставки в войска в массовых количествах могут начаться лишь через несколько лет. При этом значительная часть бортового оборудования в этой машине будет иметь иностранное происхождение.

Бесспорным достижением турецкого ВПК можно считать развертывание серийного производства первоклассной самоходной гаубицы Т-155 "Фыртына" совместно с Южной Кореей. Эта САУ отвечает всем современным требованиям. Однако основу турецкой артиллерии по-прежнему составляют иностранные образцы, в том числе и основательно устаревшие американские М52Т, М44Е1М110 и М107, которые давно сняты с вооружения армии США.

Не производит турецкий ВПК и ПТРК. Этот класс вооружения представлен различными образцами американского, французского, германского, швейцарского и российского производства. Наряду с самыми современными ПТРК, в частности российскими "Корнетами", на вооружении турецкой армии остаются ПТРК первого поколения "Кобра", созданные еще в конце 50-х годов.

Турецкая судостроительная промышленность способна производить надводные боевые корабли и катера основных классов до корвета, а также десантные и корабли обеспечения водоизмещением в пределах 8000–9000 тонн. Одним из показательных в этом отношении можно считать корвет "Ада", которые Турция планирует поставить Украине. Этот корабль, помимо корпуса и энергетической установки, имеет все радиоэлектронное вооружение отечественного производства, выпускаемого по лицензии иностранных производителей. Однако ударное вооружение американское – ПКР "Гарпун" блок 2 и ЗРК малой дальности с ракетами RIM-116. Подводные лодки в основном германского производства проектов 209 и 214.

С прекращением поставок техники и вооружения от иностранных производителей в условиях более или менее интенсивных боевых действий боевые возможности турецкой армии очень быстро сойдут на нет. В этом отношении есть хороший пример. Стало известно, что с началом активного применения БЛА "Байрактар ТВ2" в вооруженном конфликте в Нагорном Карабахе под давлением армянской общины Канады были прекращены поставки в Турцию двигателей "Ротакс" для этих беспилотников, а также некоторых иных важных комплектующих из других стран Запада.

Турция до сих пор ищет замену. В частности, на Украине на знаменитом "Мотор Сич", предложив совместное производство беспилотников. Однако считать украинские власти надежным партнером весьма проблематично. К тому же такой шаг не означает освобождение Турции от иностранных поставщиков, это получится замена одного на другого, причем менее надежного и вероятно, с существенно худшими техническими характеристиками поставляемых компонент.

Анкару испортил курдский вопрос

Однако есть еще один фактор, который делает турецкую экспансию крайне опасным для самого существования Турции как государства в его нынешних границах. Это не разрешенный до сих пор курдский вопрос. Судя по характеру действий турецкого руководства в отношении сирийских курдов и курдской общины внутри страны, конструктивного решения этой проблемы, приемлемого для обеих сторон, не предвидится. А это означает, что при малейшем ослаблении турецкого государства он может привести к серьезным социальным потрясениям, вплоть до гражданской войны. Особенно если в результате турецкой экспансии другие государства, почувствовавшие ее опасность для себя и не нашедшие понимания у турецкого руководства, сочтут возможным и целесообразным поддержать курдов в их борьбе за обретение независимости от Турции. Между тем никакой иной, кроме как военно-политической, экспансии у Турции быть не может, поскольку ее научно-технический, промышленный потенциал и идейные основы расширения влияния не позволяют в более или менее крупных масштабах осуществлять подобное.

Попытки реализации идеи неоосманизма и создания "Великого Турана" чреваты серьезными рисками ухода Турции с исторической арены. Для России такое развитие ситуации крайне нежелательно, поскольку это повлечет тяжелейшие, катастрофические последствия для всего региона.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук