Война в Сирии против запрещенного в России ИГ признана завершенной. Враг разгромлен. Правда, продолжают поступать данные о потерях среди формирований иранского КСИР и "Хезболлы", причем весьма значительных. Тем не менее этап активного участия российских ВС в боевых действиях в Сирии, по крайней мере первый, завершен. Пора подводить итоги.

Причина, по которой авиагруппа "Кузнецова" оказалась недоукомплектована, похоже, одна – отсутствие подготовленных летчиков

Осмысление особенностей войны в Сирии – дело ближайшего будущего. Сегодня есть смысл продолжить анализ особенностей боевого применения видов ВС РФ, начатый подведением итогов работы авиации ("Ни разу не промазали") и наземных подразделений ("В единой маскировочной расцветке"). Разберем действия ВМФ.

Роль нашего флота в войне в Сирии трудно переоценить. Это приморская страна, и значительная часть боевых действий велась на территории, прилегающей к акватории Средиземного моря. Поэтому естественно, что российский флот внес ощутимый вклад в решение задач, стоявших перед нашей группировкой в регионе. Одна из главных, возлагавшихся на ВМФ, – обеспечение доставки морским путем вооружения, боеприпасов, ГСМ, других материально-технических средств в необходимом для ведения боевых действий объеме.

Кроме того, флот должен был решать боевые задачи:

  • огневой поддержки наземных операций;
  • парирования попыток оказать воздействие на нашу базу в Сирии ударами с морских направлений, в том числе корабельными соединениями НАТО;
  • отражения возможных ударов с этих направлений;
  • обеспечения устойчивости морских коммуникаций в восточной части Средиземного моря.

Остановимся на анализе результатов огневого поражения объектов ИГ и других террористических группировок. Эту задачу флот решал нанесением ударов крылатыми ракетами "Калибр-НК" и "Калибр-ПЛ" по особо важным военным и экономическим объектам противника преимущественно в оперативной глубине построения его группировок, а также силами корабельной авиации, действовавшей как с крейсера "Адмирал Кузнецов", так и с береговых аэродромов.

Стрельбы обнадеживают

Первая информация о начале активных действий соединений ВМФ России поступила 7 октября, когда стало известно о нанесении ракетного удара группой кораблей Каспийской флотилии по объектам ИГ. Было выпущено 26 ракет "Калибр-НК", которые поразили 11 целей на сирийской территории, контролируемой бандформированиями. В дальнейшем надводные корабли регулярно наносили удары по объектам боевиков в Сирии. Каждый состоял из залпа в четыре – восемь ракет. В основном стрельба велась из районов восточной части Средиземного моря, удаленных на 100–150 миль от берега. Привлекались корабли основных классов и легких сил.

Первый удар, напомним, был нанесен КУГ Каспийской флотилии в составе ракетного корабля "Дагестан" проекта 11661 (тип "Гепард") и трех МРК проекта 21631 – "Град Свияжск", "Углич" и "Великий Устюг". В дальнейшем для стрельбы "Калибрами-НК" привлекались фрегаты проекта 11356 и МРК из состава Черноморского флота.

Траектории ракет, пущенных из акватории Каспийского моря, пролегали над территорией Ирана и Ирака в обход Турции. В этом случае дальность полета от места старта до цели могла достигать 1400–1500 километров. Иракский участок полета проходил по большей части над "Исламским государством". Но вопрос согласовывался с правительствами и Ирана, и Ирака, в том числе через коалиционный координационный центр в Багдаде. При стрельбе из Средиземного моря траектории проходили над территорией Сирии. При этом дальность стрельбы была в пределах 400–900 километров. Всего, по сообщениям из открытых источников, за время боевых действий надводными кораблями выполнено около 25 стрельб с общим расходом более 140 ракет "Калибр-НК".

Тот факт, что ограниченным нарядом удавалось поразить большое количество объектов, свидетельствует о высокой технической надежности изделий

Подводные лодки привлекались к ударам по объектам незаконных вооруженных формирований начиная с 2016 года. Использовались только ДЭПЛ проекта 636 из состава Черноморского флота. Стрельбы велись из районов восточной части Средиземного моря – тех же, откуда применяли ракеты надводные корабли. Удары "Калибрами-ПЛ", как правило, наносились из подводного положения залпом в две – четыре ракеты. Таким образом обеспечивалось поражение, судя по открытым данным, одного-двух объектов боевиков. Всего за время боевых действий в Сирии наши подлодки выполнили 12 стрельб суммарным нарядом до 40 ракет.

В среднем расход на поражение одной цели как надводными кораблями, так и подлодками составил два боеприпаса. Время полета "Калибров" составляло от получаса до полутора-двух в зависимости от удаленности цели и выбранной траектории полета, которая рассчитывалась для каждой ракеты в обход зон ПВО и районов плотного расположения вооруженных формирований ИГ. Объектами воздействия, как правило, были относительно компактные цели типа близко расположенных групп зданий или прочные железобетонные сооружения. В основном это пункты оперативного и стратегического управления ИГ, склады вооружения и боеприпасов центрального подчинения или предприятия по ремонту боевой техники.

Тот факт, что ограниченным нарядом удавалось поразить большое количество объектов, свидетельствует о высокой технической надежности изделий – о сходе ракет с траектории по техническим причинам данных не поступало. Однако оценить способности этих ракет преодолевать современную ПВО на основании опыта их боевого применения в Сирии не представляется возможным, так как незаконные формирования эффективными средствами противовоздушной обороны не располагали.

Мы – "Кузнецов"

Помимо крылатых ракет наш флот задействовал для ударов по боевикам в Сирии и единственный ТАКР "Адмирал Кузнецов". Покинув базу 15 октября 2016 года, он вернулся в нее только 9 февраля 1017-го, пройдя за четыре месяца более 18 000 миль. В состав корабельной группы помимо ТАКР входили атомный ракетный крейсер "Петр Великий", БПК "Вице-адмирал Кулаков" и "Североморск", два танкера и спасательный буксир. 8 ноября наши корабли прибыли в заданный район в восточной части Средиземного моря. Главным и единственным боевым "инструментом" "Кузнецова" была, естественно, его авиагруппа. В ее составе имелось 14 машин – 10 истребителей Су-33, три МиГ-29К и один МиГ-29КУБ. При этом из различных источников известно, что в настоящее время в полетопригодном состоянии 14 самолетов Су-33, 10 МиГ-29К и два МиГ-29КУБ. Итого 26 машин, которые могли быть привлечены для ударов. Причина, по которой авиагруппа "Кузнецова" оказалась недоукомплектована, похоже, одна – отсутствие подготовленных пилотов.

Очевидно, именно недостаточная выучка летного и командного состава стала причиной двух известных происшествий при выполнении посадок на палубу корабля, приведших к потере двух истребителей, что для авиагруппы из 14 машин очень много.

Всего за время нахождения в районе боевого предназначения палубной авиацией выполнено порядка 420 боевых вылетов, в том числе около 120 ночью. Но более двух третей от общего числа – с наземного аэродрома. В среднем на истребитель за время боевых действий ТАКР в Сирии пришлось около 30 вылетов, что соответствует напряженности 0,7 в сутки.

Радиус действий наших самолетов, работавших парой-звеном, позволял наносить удары на всю глубину ТВД. Этого оказалось вполне достаточно, в ударах крупных групп необходимости не было. Для поражения назначенных объектов самолеты корабельной авиации применяли высокоточные средства поражения наземных целей – ракеты Х-29 и Х-25, корректируемые бомбы КАБ-500Кр и КАБ-500Л, а также неуправляемые боеприпасы: НУРС (80-мм С-8 в контейнерах по 20 ракет, 122-мм С-13 в блоках по пять ракет или 266-мм С-25), бомбы свободного падения калибром от 100 до 500 килограммов общей массой до четырех-пяти тонн.

За время пребывания в Сирии авиагруппа нашего ТАКР, по официальным данным, уничтожила более тысячи объектов противника или около 2,4 цели на вылет, что соответствует результатам, достигнутым самолетами ВКС.

Экспресс-доставка на поле боя

Второй важнейшей задачей нашего флота было снабжение группировки российских ВКС и сирийской армии материально-техническими средствами, прежде всего вооружением, боеприпасами и ГСМ. Всего, по оценкам специалистов, силами ВМФ переброшено до 88 процентов от общего количества военных грузов, направленных в Сирию из России. Для решения задачи были задействованы десантные и вспомогательные корабли Черноморского флота, а также зафрахтованы суда гражданских перевозчиков.

На постоянной основе в северо-восточной части Средиземного моря находились четыре-пять российских боевых кораблей. При этом к началу операции в Сирии их численность достигала 15 единиц. В первое время ядром группировки являлась КУГ во главе с ракетным крейсером проекта 1164 и кораблями охранения. Кроме нее, в составе российского флота вблизи берегов Сирии находилась группа десантных и обеспечивающих кораблей. В их числе четыре БДК (два проекта 1171 и два проекта 775), большой танкер "Иван Бубнов" и плавмастерская. В зоне Восточного Средиземноморья работал разведывательный корабль. Таким образом, российский флот принимал весьма активное участие в боевых действиях в Сирии, играя ключевую роль в их материально-техническом обеспечении.

Готовы к локальным войнам

В целом флот продемонстрировал наличие самого современного вооружения и достаточно высокий уровень выучки личного состава, способность решать задачи в ограниченных по масштабу войнах и вооруженных конфликтах. Однако проявились и проблемы, которые стали очевидными не только для российских, но и иностранных военных специалистов.

Сам факт того, что "Кузнецов" пошел в Сирию с усеченным составом авиагруппы, говорит о том, что у нас не хватает достаточно подготовленных палубников. Сирия также показала: российский флот располагает весьма ограниченным числом полноценно боеспособных кораблей дальней морской и океанской зон. Действующая в этом районе КУГ включала в лучшем случае две-три единицы основных классов – крейсер, большой противолодочный и сторожевой корабль. Это показало всему миру – уровень готовности российского ВМФ к масштабным морским операциям невелик. Особенно неприятно то, что на ТВД не появлялись новые корабли, кроме двух сторожевиков Черноморского флота.

Пуски ракет носили эпизодический характер, применялись залпами с большими интервалами, измеряемыми неделями и месяцами. Это свидетельствует – в России нет достаточных запасов "Калибров". Фактически речь идет о том, что высокоточное оружие у нас имеется в чрезвычайно ограниченном количестве и применяется сразу после выпуска с завода.

Наш флот продемонстрировал: он способен решать возлагаемые на него задачи в полном объеме, но пока только в весьма ограниченных по масштабу локальных войнах и вооруженных конфликтах.

Константин Сивков,
доктор военных наук