Напомним основное: прежде всего необходимо корректно выбрать образцы. При сравнении ВВТ по ожидаемой боевой эффективности важно представить, в каком военном конфликте рассматривается их использование, какой противник противостоит, способы применения. После этого анализируем ТТХ с акцентом на данных, значимых применительно к конкретным боевым задачам и условиям обстановки. На этой основе делаем расчеты ожидаемой эффективности. Далее вычисляется интегральный показатель по комплексу типовых боевых задач в прогнозируемых вариантах обстановки. Как показывает опыт Второй Мировой, конца XX и начала XXI века, субмарины могут принимать участие во всех видах военных столкновений.

В локальной войне против слабого противника основными задачами ПЛ могут быть уничтожение групп надводных кораблей, субмарин и нанесение ударов по наземным объектам. В масштабном противостоянии добавляются уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп, нанесение ракетно-ядерных ударов по наземным объектам.

Главная задача подлодок при разгроме авианосных сил противника – целеуказание

Как в локальных, так и в масштабных войнах целями на море будут выступать крейсеры, эсминцы, фрегаты и, возможно, корветы. Эффективность борьбы с ПЛ противника оценивается по вероятности их уничтожения в определенном районе. При этом противолодочные действия рассматриваются применительно к типовому, одинаковому для данного класса подводных кораблей району.

Оценка эффективности поражения наземных целей будет рассматриваться в наиболее вероятном варианте – стрельба КР большой дальности в обычном снаряжении. При этом принимается, что целью должны быть объекты, имеющие оперативно-тактическое значение, например аэродром, для ликвидации которого потребуется большой расход ракет, или соединение ПВО, включающее 12–15 точечных целей: командный пункт, узел связи, радиолокационный пост, зенитная ракетная установка.

Обратимся к сохранившимся в составе нашего флота атомаринам поколения "2+" – проекта 671РТМК. На начало 2018 года в ВМФ России их три, в строю одна. В ближайшей перспективе предполагается вывести их из боевого состава. Но оценка обстановки в мире дает основания предполагать, что эти корабли еще смогут вступить в бой.

В оппоненты выберем близкую по годам постройки английскую АПЛ типа "Трафальгар". Таких в составе Royal Navy тоже три. Они остаются в ВМС, хотя идет их плановая замена на корабли типа "Эститьют".

Зубастая, но шумная

Знаменитую "Щуку" в начале 90-х планировалось модернизировать, снизить шумность до уровня американских "Лос-Анджелесов". Однако распад СССР не позволил это сделать. Именно более высокий (по сравнению с основной ПЛ противника) уровень шумов стал главным основанием для массового вывода "Щук" из боевого состава ВМФ РФ в начале ХХI века.

Константин Сивков

Двухкорпусная "Щука" имеет надводное водоизмещение около 5000, подводное – 6300 тонн. Рабочая и предельная глубина погружения – соответственно 320 и 400 метров. Максимальная скорость в надводном положении достигает 10 узлов (ограничивается "зарыванием" в воду), а подводного – 30. Имеет шесть торпедных аппаратов: два калибра 650 миллиметров, четыре – 533 миллиметра. Боекомплект – 24 единицы: 6 – калибра 650 миллиметров и 18 – 533 миллиметра. Это единственная в мире субмарина второго поколения, несущая противолодочные ракеты РПК-6 "Водопад". ПЛУР 83Р ПЛРК РПК-6 выстреливается из ТА калибра 533 миллиметра примерно на 50 километров. Скорость полета ПЛУР на воздушном участке траектории сверхзвуковая, что обеспечивает доставку боевой части к цели на предельную дальность за 1,5–2 минуты. БЧ – малогабаритные торпеды. За время полета на полную дистанцию в течение пяти-шести минут торпеда обследует площадь до 25–30 квадратных километров с расчетной вероятностью обнаружения ПЛ 0,7–0,9 в зависимости от точности определения места цели. Малое время доставки торпеды и большая площадь обследования позволяют применять ПЛУР в настоящее место цели. Допускается до четырех ракет в залпе.

Из торпедного вооружения "Щука" может применять противолодочные СЭТ-65 и противокорабельные 53-65, а также 65-76. У торпеды СЭТ-65 дальность хода – 16 километров при скорости 40 узлов. Вес БЧ – 250–300 килограммов. Торпеды калибра 650 миллиметров, по открытым данным, поражают цель на расстоянии до 50 километров при скорости 50 узлов и до 100 километров при 35 узлах. В БЧ более полутонны взрывчатки. АПЛ может применять и ракетное оружие – опробованные в Сирии "Калибр-ПЛ". Кроме того, "Щука" рассчитана на "Гранат" – ядерного предтечу "Калибра", появившегося еще в конце 80-х.

Вариант боекомплекта определяется поставленными задачами. Можно предположить, что в многоцелевой модификации АПЛ будет нести четыре КР "Калибр-ПЛ", четыре ПЛУР "Водопад 83Р", два самоходных имитатора подводной лодки, шесть 650-мм противокорабельных торпед 65-76 и десять – калибра 533 миллиметра: восемь СЭТ-65, две 53-65.

Гидроакустическое вооружение: основной ГАК МГК-500 ("Скат-2М") с протяженной гидроакустической антенной, работающей в инфразвуковом диапазоне. БИУС – "Омнибус".

С "Гарпуном" и "Томагавком"

Английские ПЛ "Трафальгар" строились с 1979 по 1991-й, со стапелей сошло семь штук. Водоизмещение несколько меньше, чем у российского аналога: 4740 тонн надводное и немногим более 5000 тонн подводное. Рабочая глубина погружения примерно такая же, как и у "Щуки", – чуть более 300 метров. Скорость надводного хода – 20 узлов (существенно выше, чем у нашей), подводного – 32. Торпедных аппаратов пять, все калибра 533 миллиметра. Из ТА возможен пуск ПКР "Гарпун" и американских КР "Томагавк". Основой торпедного вооружения является двухцелевая торпеда Spearfish, весящая под две тонны с БЧ порядка 300 килограммов. Максимальные скорость хода и дальность – более 60 узлов и свыше 50 километров соответственно. По своим ТТД торпеда близка к американской Mk48. Это позволяет предположить, что более 60 узлов Spearfish развивает при атаке цели с момента ее обнаружения, а маршевая скорость при стрельбе на максимальную дальность в пределах 35–40 узлов. Считается, что эффективная дистанция стрельбы – до 12–15 километров. Версия ПКР "Гарпун" для выстрела с ПЛ бьет на 70 километров при прочих ТТД, равных другим модификациям.

Общий боекомплект торпедного/ракетного оружия для стрельбы из ТА – 25 единиц, почти как у "Щуки". Для многоцелевого варианта можно принять такой: четыре – шесть КР "Томагавк", четыре – шесть ПКР "Гарпун" и 12–14 торпед Spearfish. Остальные – самоходные имитаторы ПЛ. Основное гидроакустическое вооружение – ГАС 2020, работающая в широком диапазоне частот в пассивном и активном режимах.

Сравнивая ТТД субмарин, отметим: "Щука", уступая "англичанке" в уровне физических полей, имеет примерно равноценный по возможностям ГАК. При этом российская ПЛ сильнее в противолодочном вооружении благодаря ПЛУР, а "англичанка" – в ракетном, имея ПКР, которых нет у "россиянки". Правда, это превосходство ПЛ "Трафальгар" отчасти нивелируется наличием у нашей субмарины "толстых" торпед 65-76. Их эффективная дальность примерно равна дистанции стрельбы "Гарпуна", но на экономичной скорости в 35 узлов. Зато боевая часть несопоставимо мощнее – более 700 против 227 килограммов.

Чей залп мощнее

В войне против слабого противника коэффициенты значимости задач для "Щуки" можно оценить так: уничтожение групп надводных кораблей и ПЛ – 0,3 и 0,1 соответственно, нанесение ударов по наземным объектам – 0,6. Для "англичанки" показатели таковы: уничтожение групп надводных кораблей и ПЛ – 0,2 и 0,1, нанесение ударов по наземным объектам – 0,7.

Применительно к полноценной войне распределение значимости задач для "Щуки" выглядит несколько иначе: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп – 0,2, надводных кораблей – 0,1, ПЛ – 0,5, нанесение ударов по наземным объектам – 0,2.

У "Трафальгара" безусловным приоритетом исходя из роли и места британских ВМС в НАТО будет борьба с субмаринами России на противолодочных рубежах (в частности на Фареро-Исландском) и в районах патрулирования наших ПЛ с баллистическими ракетами. Поэтому распределение значимости задач для "англичанки" скорее всего таково: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп – 0,05, групп надводных кораблей – 0,1, ПЛ – 0,75, нанесение ударов по наземным объектам – 0,1.

Нанесение ракетно-ядерных ударов по наземным объектам обеими субмаринами маловероятно, поскольку, решая сложные боевые задачи в зоне интенсивного противодействия противолодочных сил, они вряд ли станут носителями ядерных КР большой дальности.

Задачу уничтожения надводных кораблей в локальных войнах против слабого противника экипажи ПЛ решают достаточно просто: группа из трех-четырех фрегатов и эсминцев мало что может противопоставить атаке современной многоцелевой АПЛ. Единственно возможный для них вариант, обнаружив направление, откуда последовала атака, попытаться на максимальной скорости уйти из опасного района.

Поскольку даже атомные субмарины идут на относительно низкой скорости максимально малошумного хода, такой маневр может стать весьма эффективным для предотвращения повторных пусков. Однако первую атаку предотвратить нереально. "Англичанка" сможет атаковать цель одним-двумя залпами по две ПКР "Гарпун" с дистанции до 50–60 километров и пуском двух-трех торпед Spearfish. В итоге будут уничтожены один-два корабля, что соответствует эффективности 0,3–0,5. Команда "Щуки" может рассчитывать только на торпеды. Залп парой 650- или 533-мм позволит уничтожить один корабль. Эффективность – 0,25–0,33.

В бою с группой из двух-трех эсминцев или фрегатов в масштабной войне обеим ПЛ придется иметь дело с современными кораблями при мощном противолодочном вооружении, в частности эффективных средствах обнаружения субмарин, с развитой системой ПВО. "Англичанка" двухракетным залпом "Гарпунов" (не больше, надо иметь еще три торпеды в ТА для самообороны) мало что сделает против такого противника. Придется сближаться для атаки торпедным оружием на дистанцию эффективной стрельбы (12–15 километров). А это уже соответствует дальности обнаружения лодки корабельными ГАК. Во всяком случае российские ГАК МГ-335 обладают примерно такой энергетической дальностью. С обнаружением ПЛ корабельная группа уклонится и атакует субмарину с вертолетов и ПЛУР, тем самым срывая атаку. Поэтому вероятность успешного уничтожения групп надводных кораблей оценивается для "англичанки" в 0,15–0,2.

Несколько иная картина у российской ПЛ, стреляющей специальными противокорабельными торпедами 65-76 на 30–40 километров (скорость хода – 50 узлов). Залп из двух таких торпед позволит с большой долей вероятности уничтожить один корабль из ордера, а то и два (шансов удержаться на плаву у эсминца и даже крейсера, не говоря о фрегате, после попадания торпеды с полутонной взрывчатки в БЧ никаких). Поэтому боевая эффективность "Щуки" выше – 0,3–0,35.

В бою с авианосной группой субмаринам придется преодолевать систему ПЛО, созданную вокруг соединения. У американской АУГ дальняя зона начинается за 200–300 миль, достигая достаточно высокой плотности противолодочных сил в 60–80 милях от центра ордера. Ближняя зона ПЛО АУГ может иметь глубину до 20 миль. Так что шансов выйти в торпедную атаку у "Щуки" на полностью боеспособную АУГ США мало – 0,1–0,15. Еще меньше вероятность обстрелять авианосец – торпеду обнаружат корабли охранения и он уклонится от удара.

У нашего авианесущего соединения во главе с "Адмиралом Кузнецовым" ("Битва авианосцев") глубина противолодочной обороны существенно меньше. Однако и "англичанке" для успешного поражения (атаки по два "Гарпуна" ничего не дадут: корабли охранения имеют мощную ПВО да и сам авианосец проекта1143.5 легко отразит такие удары) надо приблизиться к цели существенно ближе, чем "Щуке", фактически войти в зону полноценного контроля кораблей охранения. Поэтому шансов на успех у АПЛ "Трафальгар" еще меньше. Но выдать целеуказание по обнаруженной главной цели лодки могут. В составе ударных группировок это и будет их главной задачей при разгроме авианосных сил противника. Значит, оценивать эффективность следует по вероятности выдачи целеуказания. Готовность к этому российской "Щуки" лежит в пределах 0,25–0,4 в зависимости от района боевых действий и состава АУГ США. У "англичанки" возможностей больше – 0,4–0,5.

В локальной войне обе субмарины, решая противолодочные задачи, будут действовать против ДЭПЛ относительно старых типов, которые часть времени патрулирования находятся в районах подзарядки аккумуляторных батарей, что делает их чрезвычайно уязвимыми. С учетом определенного превосходства гидроакустики английской ПЛ и ее меньшей шумности вероятность уничтожения субмарины противника составит 0,6–0,7 у "Трафальгара", 0,5–0,65 у "Щуки".

В войне с сильным противником российским АПЛ будут противостоять в основном американские "Лос-Анджелесы" (вероятность боевого столкновения можно оценить исходя из их доли в боевом составе ВМС США в 0,55), "Вирджинии" (0,4), английские и французские ПЛ (0,05). Осредненная вероятность уничтожения ПЛ противника нашей "Щукой" в типовом районе поиска за трое суток можно оценить в 0,15–0,18.

"Англичанка" будет действовать против субмарин проектов 971 (вероятность встречи – 0,27), 671РТМ (0,14), 955 (0,15), 667БДРМ (0,14), 949А (0,3). Осредненная вероятность уничтожения ПЛ – 0,37–0,45.

Остается оценить возможности поражения наземных объектов. Они примерно одинаковы. "Трафальгар" может нанести удар четырьмя – шестью КР "Томагавк". "Щука" израсходует четыре КР "Калибр-ПЛ". Результативность сопоставима: у "англичанки" – 0,17–0,3 (доля уничтоженных точечных целей), у "Щуки" – 0,17–0,23.

Выведем интегральный показатель соответствия кораблей. У российской "Щуки": применительно к локальной войне – 0,27 и примерно столько же в масштабной – 0,22. У АПЛ "Трафальгар" эти показатели распределяются 0,29 и 0,36 соответственно. То есть по степени соответствия боевой эффективности корабля его предназначению наш несколько (около семи процентов) уступает английскому в локальных конфликтах. В масштабных отставание существеннее – 38 процентов.

"Щука" уступает по показателям соответствия условиям боевого применения английской ПЛ в масштабной войне потому, что основными противниками АПЛ "Трафальгар" будут субмарины России, с высокой вероятностью относительно старых проектов, существенно более шумных и уступающих в возможностях ГАК. Тогда как противником нашей подводной лодки с большой вероятностью могут стать корабли, существенно превосходящие ее по боевым возможностям.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук