Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Документы. Устав МОД "За Севастополь и возрождение Черноморского флота"
НТС+ForPost VS Сергей Горбачев: шапито антрепренёра по имени ….. ? Этот материал нужно прочитать до конца. Иначе сложно будет понять: Кто, Как, Зачем и Почему?
29 июня – День кораблестроителя. С праздником, профессионалы судоремонта!
1 июля – День ветеранов боевых действий
Путин отправил Шойгу в Североморск в связи с гибелью подводников
Россия сообщит НАТО о неприятном
Зачем Украина купила дорогую американскую нефть
Хаос вооруженного противоборства. Рациональное и иррациональное в стратегии гибридной войны
Специалисты и технические компетенции для постройки авианосца существуют
ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ: подведены итоги работы за полгода
Прибывший в Севастополь сухогруз «грубо попрал» суверенитет Украины
Сергей Савенков: «Закон «О морских портах» будет способствовать возрождению судоремонта в Севастополе»
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Флоту – базу. России – форпост


2014-04-27 23:18 История
“Советский народ хочет видеть свой флот еще более сильным и могучим. Наш народ создаст для флота  новые боевые корабли и новые базы”. Из приказа Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина по войскам Красной Армии и Военно-Морского Флота, 1945 г.

Без соблюдения протокола

...ТРИ ЧЕРНЫХ лаковых лимузина на максимально возможной скорости мчались по будничным улицам ничего не ведающего города – Хозяин решил побывать здесь, в Севастополе, инкогнито.

Два года назад, в 46-м, впервые после 1937 года он позволил себе отпуск – поехал  в Крым. Автомагистрали Москва–Симферополь тогда еще не было. Потому кортеж машин ехал долго. Ночевали в городах, останавливаясь у секретарей обкомов и райкомов. Вокруг – послевоенная разруха, и Он нервничал, видя развалины и то, что люди вынуждены жить в землянках.

Далекий от чувствительной сентиментальности, жесткий и требовательный, а порой безосновательно жестокий, Он тогда пристально всматривался в окружающее через зеркальное пуленепробиваемое стекло. Взгляд его был мрачен и сосредоточен: мелькая, одна картина разрушений сменяла другую.

Те же пейзажи представали перед ним и в июле победного 1945-го: мимо поезда, несшего его на запад, В Потсдам, мелькали торчавшие трубы сгоревших изб и станционных строений, лица изможденных от тяжелого труда и недосыпания людей, одетых, как и Он, в полувоенную форму. Но это – не от привычки, а от нужды – солдатские гимнастерки, шинели и ватники круглый год были самой  распространенной одеждой, конкурировавшей разве что с довоенными обносками.

За три года после Победы мало что изменилось здесь, в главной базе Черноморского флота. Его костяк – корабли эскадры – вернулись сюда всего лишь через полгода после освобождения. За пять месяцев, к 27-й годовщине Октября, черноморцы очистили основные бухты от мин и остального смертоносного железа, десятками тонн усеявшего дно и прибрежную полосу каменистой земли. Сегодня флот жил полнокровной жизнью. Не утрачивая, а укрепляя свой боевой потенциал. А город, увы, лишь выживал.

В АВГУСТЕ ПРОШЛОГО 47-го отдыхавший в Ялте Хозяин прислал в главную базу Черноморского флота своего сорокатрехлетнего заместителя по Совмину.

— Как обстановка в городе, Павел Иванович? – обратился к первому секретарю горкома Косыгин.

— Обстановка в городе, товарищ Косыгин, здоровая. Городской комитет ВКП (б)…... – и П.И. Лесик стал докладывать о деятельности партийных, комсомольских и профсоюзных организаций, помощи обкома, работе всех звеньев советских и хозяйственных органов, подборе руководящих кадров, о развертывании большой организаторской работы...

— Хорошо, товарищ Лесик, – оборвал первого Алексей Николаевич. – Я хочу пройтись по городу, посмотреть, как живут севастопольцы. Никого мне для сопровождения не нужно. Вот возьму себе в помощь Антонину Алексеевну. Не возражаете?

Кто бы стал возражать? Второй секретарь Антонина Алексеевна Сарина, как всегда легкая на подъем, была готова к выполнению любого задания.

Когда из здания горкома вышли на улицу Ленина, Косыгин то ли предложил, то ли констатировал:

— А не сходить ли нам сразу на базар?

— На базар?

— Да, на базар. На Востоке говорят, что именно он – лицо города.

ПОКА ПЕШКОМ ШЛИ до “городского лица”, смотрели на все остальное “тело”. Оно представляло однообразный пейзаж: проезжая часть улиц была расчищена, уцелевшие и кое-как восстановленные первые этажи домов и полуподвалов, в которых жили севастопольцы и семьи флотских офицеров, были подремонтированы и непременно выбелены. Но за ними – руины, поросшие быльем, в которых хозяевами были вездесущие мальчишки и… огромные вечно голодные крысы. А москиты после захода солнца становились для населения настоящим бедствием.

Шли молча, напряженно думая о своем. Сариной же вспоминалась первая встреча с Косыгиным...

СЕВАСТОПОЛЬ освободили 9 мая. Ровно за год до Победы, день в день. Скорбная картина предстала перед взором освободителей. Город погиб, как воин, сражаясь до конца, расстрелянный в упор. Где было взять “живой воды”, чтобы поднять его? Помочь могла только Москва. Туда и поехали депутат Верховного Совета СССР, председатель горисполкома Василий Петрович Ефремов и секретарь горкома Антонина Алексеевна Сарина.

Председатель Совнаркома РСФСР  А.Н. Косыгин на жалобы о том, что, мол, в городе не найдешь ни одной щепки, отвечал, что трудное положение сложилось во многих местах. Постепенно все утрясется, дойдут и до Севастополя…... А потом, когда перелистал альбом большеформатных снимков, сделанных с самолета летчиками  Черноморского флота, – панораму сплошных развалин без конца и края.

– Что же это такое, а? – только и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь. Жуткий этот документ не требовал комментариев. – Чем же вам помочь?

Тут же снимает трубку, звонит в Дагестанскую АССР, в Махачкалу. Объясняет суть севастопольских проблем и высказанной просьбы. Оттуда говорят, что “и так помогаем”. Верно: только что перевели четыре миллиона рублей, собранных трудящимися. “Надо активнее, лучше помогать, — сказал Алексей Николаевич, – пошлите свою делегацию, пусть посмотрят Севастополь. Людям расскажут…”.

Закончив разговор, Предсовнаркома обратился к Сариной:

— Мне думается, что вам надо самой поехать к ивановским ткачихам, рассказать о героизме севастопольцев, особенно женщин. Многие из них потеряли на войне своих близких. Они поймут вас  и обязательно поделятся с севастопольцами.

Сразу же Косыгин позвонил председателю Ивановского облисполкома…...

ЦЕНТР В ТО ВРЕМЯ ВЫДЕЛИЛ ВСЕ, что смог: еще шла война. Строительные материалы пошли с Урала и Сибири, потом – лес из Болгарии и Румынии. Моряки-дальневосточники, балтийцы “на счет Севастополя” перечислили много средств. Ивановские ткачихи прислали несколько вагонов мануфактуры – для женщин, которым тогда не в чем было даже ходить на работу. Ивановцы тогда открыли свои домашние лари – кусок сатина в два метра, кусок ситчика...

Трудным был тот год: невозможно передать волнение, с которым севастопольцы встречали каждый эшелон. С заводов Москвы, Ленинграда, Ташкента и других городов шли составы с оборудованием и аппаратурой. Потом поехали эвакуированные. Вырастали палаточные городки строителей, приспосабливались под жилье “развалки”. Еще на развалинах домов не высохли автографы саперов: “Проверено. Мин нет”, а уже начался отсчет нового времени в истории города, начиналось его возрождение. Точнее, его строительство практически с нуля.

ПОЖАЛУЙ, следует отметить такую деталь: еще в апреле 44-го, когда в Крыму на подступах к Севастополю шли кровопролитные бои, Государственный Комитет Обороны  принял решение о создании отдельной строительно-монтажной части “Севастопольстрой” (Постановление №54477сс от 26.4.44 г.). Уже 9 мая вслед за боевыми частями в город вошло три строительных батальона, снятых с фронта и переданных в распоряжение “Севастопольстроя”. А командующий 4-м Украинским фронтом генерал армии Ф.И. Толбухин, напутствуя возвращавшихся на родное пепелище руководителей партийных, советских и строительных организаций, сказал: “Готовьтесь увидеть руины Севастополя и строить город заново”.

Города фактически не существовало. На его месте освободители увидели обожженные каркасы и развалины жилых домов, школ, больниц, музеев, учреждений. Везде – сплошные завалы. Воронки  от бомб, снарядов, обуглившиеся деревья. “…Осталось нынче от него скалы, море да солнце. Да бессмертная слава, которая возродит  эти груды камней”, – писал известный писатель-маринист Леонид Соболев. Вступив в Севастополь вместе с войсками, он отметил тогда: “В благородном  молчании доблестной воинской смерти лежал передо мной великий город Черноморского флота. Уничтоженный немцами, но не сдавшийся. Я смотрел на его руины и думал о том, что дивная слава Севастополя  будет всегда жить в сердцах людей”.

Город – главная база Черноморского флота был разрушен до основания. Многие улицы нельзя было определить – потеряна их сетка.  На центральном городском кольце восстановлению подлежало всего два здания – главного почтамта и комендатуры. По нынешнему проспекту Нахимова остался только  полуразрушенный фасад дома № 11 (в нем ныне размещаются музыкальная школа и Художественный музей). На месте проезжих частей центральных улиц пролегали лишь “тропинки” среди заросшего бурьяном пространства. И было до жути тихо среди белого дня...

Город остался без воды, электроэнергии, канализации. Разрушены железная дорога, тоннели, мосты и вокзал, все промышленные предприятия города и флота. Смертоносное железо затаилось в развалинах – сотни тысяч неразорвавшихся бомб, мин, снарядов стали “наследием” войны.

Всего за месяц, с 22 мая  по 20 июня 1944 года, с использованием аэрофотосъемки, старых архивных документов, визуального и инструментального наблюдения, фотографирования на местности, планов инженерных сетей были произведены обследования и инвентаризация. Составлены схемы и ведомости технического состояния  зданий и сооружений. Определен процент разрушения, даны рекомендации о целесообразности восстановления конкретных   объектов. По этим документам был установлен ущерб, нанесенный главной базе флота. Он составил 2,5 миллиарда рублей в ценах 1944 года. В дальнейшем эти документы инвентаризации стали основой планирования восстановительных работ для первоочередных нужд базирования флота, находившегося в портах Кавказа.

ДО БАЗАРА Косыгин и Сарина дошли быстро. На выгоревших под жарким крымским солнцем дощатых рыночных прилавках был выставлен нехитрый товар массового спроса: крупа в мешочках, продаваемая на стаканы.

Сам вид человека в шляпе, галстуке и летнем “городском” костюме вызвал оживление среди заскучавших торговок. А когда после нескольких вопросов – что почем – он достал блокнотик и что-то в нем авторучкой записал, любопытство переросло в настороженность, а затем – в страх. После того, как Алексей Николаевич, сделав очередную пометку, поднял голову, он не увидел перед собой ранее словоохотливых собеседниц – их как ветром сдуло. Рядом стояла лишь немного смущенная Сарина.

В тот же день Косыгин уехал, но она знала, что скоро будут приняты какие-то решения – он поможет. Должен помочь, как тогда, в 44-м, после освобождения.

Доклад Косыгина лишь укрепил Сталина в верности выбранного курса: страна должна была иметь океанский флот. Только так в тех условиях можно было создать реальную базу для решения геополитических задач, избежать новых угроз.


Аргументы эпохи

“Крым, Севастополь — это непотопляемый авианосец. Да, непотопляемый. Настоящих авианосцев у нас нет... Будут. Но сперва нужно решить вопрос с крейсерами. Авианосцы – дорогое удовольствие, в нынешней ситуации их не построить. А “у них” – есть. Причем, совсем рядом с нами. С войны сидят, не уходят...”.

СТАЛИН ПРЕКРАСНО ПОМНИЛ, как союзники, оттягивая открытие Второго фронта в Европе, старались “уколоть” Гитлера на периферии большой войны. Осенью 1942 года американцы впервые появились в Средиземном море – их корабли участвовали в высадке англо-американских войск в Северной Африке. Потом высаживались на Сицилии, на юге Франции. А после войны ОНИ корабли не только не вывели, но, наоборот, стали еще более усиливать свои военно-морские силы в этом стратегически важном регионе. ЭТО Он хорошо знал.

Флот — это все же сила. Вместе с авиацией, конечно. В Средиземном море американцы вместе с англичанами по сути контролируют все коммуникации – и сухопутные, и морские, и воздушные. А там узел – сходятся три континента: Африка, Азия, Европа. Это позволяет им бороться с национально-освободительным движением, держать на коротком поводке арабов, распоряжаться огромными богатствами этой зоны, прежде всего нефтью Ближнего, Среднего Востока и Северной Африки. Палестина, Эрец Исраэль...

По докладам разведки, в 45-м году американцы здесь оставили небольшое корабельное соединение, поддерживавшее их войска в Италии, а затем был избран другой предлог: “необходимость взаимодействия” с вооруженными силами Италии. Через год, в конце 1946-го, оно было переформировано в Средиземноморскую эскадру. Ее штаб располагался на плавбазе эсминцев, базировавшейся в Неаполе. В августе 47-го эта плавбаза была заменена крейсером. А недавно сообщили: 1 июня, уже в этом, 48-м, году, все наличные морские силы американцы официально преобразовали в разнородное объединение специального назначения – оперативный флот. В 6-й. Шестерка. “Шестерка” империализма...

А что можем противопоставить мы? Ведь если они ударят даже без атомной бомбы, здесь, на юге, сегодня наше самое уязвимое место. Из турецкой Фракии они смогут развернуть несколько десятков дивизий, ударить по Болгарии, на Бухарест. Если высадят десант в Констанце, то это чревато серьезными последствиями.

Глядя прямо перед собой, Хозяин, не сбрасывая с лица маски глубокой задумчивости, несмотря на присутствие секретаря, как бы сам себе сказал:

— Надо бы подготовить справку по возможностям – нашим и “их” – на начальном этапе прогнозируемой стратегической операции, разворачивающейся здесь, на Балканах, в районе Черного моря. – Наконец, повернув голову и посмотрев в глаза Поскребышеву, продолжил: – Босфор, Дарданеллы – это главное. Они несколько сот кораблей сюда могут провести. Получив в союзники Турцию, они наплюют на Конвенцию, подписанную в Монтрё. Сотни три кораблей сюда приведут. Одних авианосцев – с десяток. А это – авиация. У нас же – один авианосец, правда, непотопляемый, это – Крым. Если они ударят одновременно с запада, проведут на юге и на Балтике морскую и воздушную десантные операции, создадут “клещи”, то могут поставить целью создание кольца, замкнув его через Восточную Европу при взаимодействии со своей центрально-европейской группировкой.

Они могут создать и вторые “клещи” на южном фланге. Нашему Черноморскому флоту придется содействовать Приморскому фронту в западной части Черного моря и группировке войск на Кавказе. Это нам обязательно надо учитывать...

Вождь на некоторое время замолчал.

– Но главная задача флота – иметь возможность действовать практически во всей акватории Черного моря и при начале боевых действий сосредоточить основные усилия на завоевании господства в нем, воспрепятствовать вводу сил противника через Босфор. Это обеспечит успех, – закончил Сталин и вновь “ушел в себя”, погрузившись в глубокие раздумья.

Дарданеллы, Босфор... Жаль, что так и не смогли решить эту задачу, а в годы войны “союзники” не помогли. Наоборот, намеренно затягивали разрешение этой проблемы, загнав ее, в конечном счете, в тупик. Когда теперь мы сможем вернуться к этой теме? Разразилась “холодная война”. Она идет по своим правилам, на основе другой тактики и совершенно иной стратегии...

Не раз и не два Сталин повторял, даже любил это делать: “Россия выигрывает войны, но не умеет пользоваться плодами своих побед. Русские воюют замечательно, но не умеют заключать мир, их обходят, недодают”. После Ялты и Потсдама он все же был удовлетворен: союзники Россию на этот раз не надули, хотя некоторые проблемы, в том числе из разряда “долгоиграющих”, остались...

УЖЕ ПОСЛЕ ПОТСДАМА на дачу И.В. Сталина привезли карту СССР в новых границах – небольшую, как для школьного учебника. Сталин приколол ее на стену кнопками. Рассуждая и вроде бы не обращаясь напрямую к присутствовавшим В.М. Молотову и Первому секретарю ЦК Компартии Грузии А.И. Мгеладзе, он сказал:

– Посмотрим, что у нас получилось... На севере у нас все в порядке, нормально. Финляндия перед нами очень провинилась, и мы отодвинули границу от Ленинграда. Прибалтика – это исконно русские земли! – снова наша, белорусы у нас теперь все вместе живут, украинцы – вместе, молдаване – вместе. На западе – нормально...

Затем вождь сразу перешел к восточным границам:

– Что у нас здесь?.. Курильские острова наши теперь, Сахалин полностью наш, смотрите, как хорошо! И Порт-Артур наш, и Дальний наш, – Сталин провел трубкой по Китаю, – и КВЖД наша. Китай, Монголия – все в порядке... Вот здесь мне наша граница не нравится! – сказал Хозяин и показал южнее Кавказа:

– Ну что, Вячеслав, давай, нажимай! В порядке совместного владения... – Сталин провел по Босфору и Дарданеллам.

– Не дадут.   

– А ты потребуй! Тем более, что у нас есть претензии и на турецкие земли, не так ли? – Сталин в упор взглянул в глаза Мгеладзе.

– Есть, товарищ Сталин, – прокартавил тот...

Вслед за Милюковым и русскими генералами спустя три десятка лет о Босфоре заговорили советские грузины-ученые, обосновывая необходимость охраны и обороны проливов как Турцией, так и Советским Союзом, в том числе и нерешенностью территориальной проблемы. Была предпринята попытка потребовать земли, примыкающие к Батуму, так как в этом турецком районе было когда-то грузинское население. В то же время в Азербайджане вспомнили об азербайджанских землях в Иране – проявилось стремление увеличить территорию этой социалистической республики. А армянам, естественно, хотелось заполучить национальную гордость и святыню – гору Арарат. Тогда, как бы между прочим,  возник вопрос о советском влиянии в... Ливии. В те времена в Африке границы были не совсем твердые, во многих местах их вообще не было, росло национально-освободительное движение, СССР мог рассчитывать на усиление своего авторитета в арабском мире, в т.ч. путем строительства военных баз. Впрочем, тогда Советский Союз, по сути, был единственным государством, твердо выступавшим за создание государства Израиль, – для этого были веские основания. Такое тогда было время...

НОТОЙ ОТ 7 ИЮЛЯ 1946 ГОДА правительство СССР предложило правительству Турции положить в основу режима проливов пять принципов: 1). Проливы должны быть всегда открыты для прохода торговых судов всех стран. 2). Это правило касается и военных судов черноморских держав. 3). Проход через проливы для военных судов нечерноморских держав не допускается, за исключением особо предусмотренных случаев. 4). Установление режима проливов должно являться компетенцией Турции и других черноморских держав. 5). Турция и Советский Союз, как держава, наиболее заинтересованная и способная обеспечить свободу торгового мореплавания и безопасность проливов, совместно организуют оборону Босфора и Дарданелл для предотвращения их использования другими государствами во враждебных черноморским державам целях.

Эти предложения имели под собой довольно серьезную основу.

Черное море превратилось во "внутреннее море", где реализовывались интересы двух сторон – советской, вкупе с нарождавшимися после войны союзниками по "социалистическому лагерю", и турецкой, которая была "виновата" перед Советским Союзом за свою позицию в годы войны.


Проблемы требуют решения

МАШИНА ВНЕЗАПНО, а потому резко затормозила. Но столкновения на малой дороге избежать все же не удалось – как раз на перевале по дороге  из Севастополя в Ялту в автомобиль Сталина на полном ходу врезалась старая полуторка. И откуда она появилась? Охрана – невероятно! – прохлопала.

Разумеется, бронированный “Паккард” выдержал столкновение, а полуторка просто развалилась. Каково же было всеобщее удивление, когда из-под обломков целой и невредимой выбралась женщина-водитель лет сорока пяти. Охрана бросилась к ней. Вышел из машины и Хозяин.

Женщина, вытаращив глаза, не вполне осознавая сложность ситуации, с наивной прямотой спросила:

— Как же вы дальше поедете?

Сталин, посмотрев на ее разбитую машину, оценив перепуганно-жалкий вид шофера, ответил:

— Да уж мы-то поедем, а вот вы, милая, как же?

А затем, обращаясь к министру МГБ Абакумову, следовавшему в кортеже, произнес:

— Все нормально. Водитель не виноват. Дождь виноват – погода испортилась. Дорога мокрая, да к тому же разбитая, восстанавливать надо. Поехали...

ПЯТЬ военных лет продвинули значительно вперед теорию и практику борьбы на море. Прежние представления о предназначении тех или иных классов кораблей уже не соответствовали реальности. Поэтому в январе 1945 года по приказу наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова были созданы комиссии, призванные подготовить предложения для выбора необходимых флоту в будущем типов кораблей.

В общем, члены комиссий предлагали строить для отечественного флота практически все те классы и подклассы кораблей, которые существовали в крупнейших иностранных флотах.

На первых порах промышленность, разрушенная войной, могла более или менее полно удовлетворить потребности флота только в мелких кораблях и катерах. Поэтому возникла необходимость в разработке комплексной программы военного кораблестроения. Программа по указанию Сталина составлялась на срок 10 лет. Заявку на строительство кораблей готовил ГМШ.

В августе 1945 года председатель Оперативного бюро при СНК СССР Л. П. Берия несколько сократил заявку — по его мнению, она была выше возможностей судостроительных заводов. И уже затем межведомственная комиссия определила три варианта реализации этой программы.

27 сентября 1945 года у Сталина состоялось совещание, на котором обсуждался окончательный вариант будущей программы военного судостроения.

Ни опыт пережитой войны, ни новая военно-политическая ситуация, сложившаяся после нее, не могли повлиять на планы вождя.

В конце 30-х годов Сталин в практике военно-морского строительства ориентировался в основном на опыт развитых стран Запада, заставив страну принять активное участие в развернувшейся гонке морских вооружений. При этом дело решали не логика и факты, а личное мнение Генсека.

В окончательном варианте 10-летняя программа военного судостроения была утверждена постановлением СНК СССР от 27 ноября 1945 года.

С целью развития промышленности 10-летняя программа предусматривала значительные капиталовложения в судостроительную отрасль: 10,19 млрд. рублей за две пятилетки. На эти деньги предполагалось полностью восстановить и расширить все действующие заводы и построить 22 новых, из которых 8 были бы судостроительного профиля, 4 — судоремонтными, 4 — механическими, 6 — радиолокационными и приборными. Валовой выпуск продукции в целом по Наркомату судостроительной промышленности должен был увеличиться за 10 лет в 7,5 раза. Но мощности судостроительной промышленности после войны соответствовали уровню 1938 года, а опыт постройки многих типов кораблей был у нее невелик.

Поэтому по решению правительства СССР почти для всех классов кораблей начали разрабатываться как минимум два проекта. Один — откорректированный и модернизированный старый, в который сознательно не внедряли многие технические новшества, дабы ускорить процесс строительства и сдачи флоту этих кораблей. Для крейсеров таким проектом являлся проект 68 (“Чапаев”), строительство нескольких кораблей по которому началось еще до войны, а для эсминцев — проект 30 (“Огневой”), откорректированный с учетом опыта войны. Другой проект — перспективный (через 4—5 лет после войны), полностью базирующийся на последних достижениях науки и техники.

Однако потребность в некоторых классах кораблей, в частности в крейсерах и эсминцах, была настолько велика, что по решению лично Сталина после разработки откорректированных проектов 30К и 68К, по которым достроили недостроенные из-за войны корабли, все силы конструкторских бюро были брошены на создание еще и проектов 30-бис (“Смелый”) и 68-бис (“Свердлов”), более совершенных, но базировавшихся также на освоенной промышленностью технике, причем даже в ущерб проектированию перспективных кораблей этих типов – крейсера проекта 65 и эсминца проекта 41.

С самого начала выполнение программы столкнулось с большими трудностями: хронически не хватало материалов, строительного оборудования, кадров. Сказались и позднейшие коррективы, которые вносились в программу на всем протяжении десятилетнего периода. Связаны они были в первую очередь с тем, что были в недостаточной степени учтены потребности народного хозяйства в судах гражданского назначения. Поэтому уже в 1947 году пришлось снять военную программу со многих заводов мелкого судостроения.

 Забегая вперед, следует сказать, что выполнить намеченное не удалось по целому ряду причин. Повлияла на реализацию планов и смерть самого И.В. Сталина (5 марта 1953 г.). Всего за 1946-1950 годы вместо 8 легких крейсеров, фигурировавших в 10-летней программе, вступило в строй только 5, вместо 46 эсминцев – 38, вместо 23 сторожевых кораблей – 2, из 60 базовых тральщиков построено было 35, из 17 больших ПЛ – ни одной, из 82 рейдовых тральщиков – 65, из 23 средних ПЛ – 2, из 105 малых ПЛ – 33, из 418 торпедных катеров – 280.

За 1951-1955 годы ВМФ СССР смог получить 14 легких крейсеров вместо  планировавшихся 22, 47 эсминцев вместо 142, 46 сторожевых кораблей вместо 154, 6 больших ПЛ из 23, 149 средних ПЛ из 181, 33 малых ПЛ вместо планировавшихся 18.

Однако все-таки стоит отметить главное: предпринятые в первое послевоенное десятилетие усилия по развитию военного кораблестроения в СССР хотя и не достигли ожидаемых результатов, но не были напрасными. Именно за эти годы была создана современная производственно-техническая база, освоены новые судостроительные материалы и механизмы, подготовлены молодые кадры корабелов, создан значительный научный задел практически по всем направлениям  развития военно-морской техники. В общем, Вождь выбрал верный курс.


Крым, август 1947 г.

– НУ ЧТО, ТОВАРИЩ КОСЫГИН, в Севастополе вы побывали, обстановку прочувствовали. – Вождь усмехнулся в усы. – Теперь узнаете, какова обстановка на кораблях Черноморского флота...

19 августа 1947 г. Сталин и Косыгин осуществили переход из Ливадии в Сочи на крейсере “Молотов” (командир – капитан 1 ранга Б.Ф. Петров), который сопровождали эсминцы “Огневой” и “Лихой”. Это плавание историками и пропагандистами сразу же было названо “незабываемым походом”. Отбросив патетику и пафос тех лет, отметим: этот поход имел серьезные последствия как для флота, так и  судьбы Севастополя.

На крейсере вместе  с командующим Черноморским флотом адмиралом Ф.С. Октябрьским находился Главнокомандующий ВМС адмирал И.С. Юмашев.

О своей беседе со Сталиным во время этого перехода адмирал Ф.С. Октябрьский оставил в дневнике такие записи:

“Детально разбирали вопрос в.-м. строительства (строительства кораблей), какие нужны были корабли. Сталин сказал: “Никогда такой благоприятной обстановки на вашем театре не было, как сейчас, но надо смотреть вперед, с перспективой, вот почему нужны и вам авианосцы”.

Сталин все время допытывался, почему прекратили строить такие крейсера, как этот – типа “Киров”, хорошие крейсера. Я дал этим  крейсерам положительную оценку. На мои  замечания о зенитном вооружении и районе плавания Сталин согласился усилить на них зенитное вооружение и увеличить район плавания.

Следующим вопросом в нашей беседе был вопрос о ремонтной базе флота, ремонте старых кораблей.

После выслушивания всех моих горестей, обид т. Сталин сказал: “Крайности, крайности в этом деле. Не умеют люди работать нормально. То все цеплялись за старые корабли, новые совсем не строили, не занимались (до 1930-1931 гг.), а вот теперь ухватились за новое, и только новое, а старые корабли не  хотят ремонтировать. Неправильно это. Придется подправить. Видимо, придется года на два-три программу нового сократить, чтобы дать хороший ремонт  старым кораблям”.

Еще обсуждался оргвопрос по подпллаву. Я предложил, чтобы больше  уделять внимания подводным лодкам, чтобы усилить руководство  подплавом на театре, создать высшее оперативное соединение подплава с командующим подводными лодками и его штабом. Есть командующий  эскадрой, командующий  ВВС, нужно создать и должность командующего подплавом. Сталин поддержал такое мероприятие. При последующем обсуждении с Юмашевым данного вопроса Юмашев начал возражать, но Сталин привел ему довод из армейской практики: артиллерия, бронетанковые части.

Довольно подробно обсуждался вопрос  материально-технического и другого снабжения флота, его тяжелого положения в этой области. Сталин поручил присутствовавшему А.Н. Косыгину заняться этим вопросом. Косыгин обещал заслушать меня специально”.

КОГДА КРЕЙСЕР “МОЛОТОВ” с двумя эсминцами вернулся из Сочи “из-под Сталина” в главную базу, моряки не узнали города. Пока Вождь шел на флагмане флота из Ялты в Сочи, распоряжения, отданные им после доклада Косыгина, становились явью: в подвалах, над которыми появились наспех сделанные щиты с надписями: “Коммерческий магазин”, на необструганных досках стеллажей стояли пакеты с мукой и крупами, которые можно было купить свободно (!), за деньги (!), без карточек (!), а в рабочей столовой-“стекляшке”, что до недавнего времени располагалась на улице Гоголя, рекламный плакатик, прилепленный к стенке, сообщал: “У нас есть коммерческая каша”.

Севастополь понял сразу: Вождь на крейсере принял важные решения, как всегда, не откладывая насущное в долгий ящик.

О реакции Сталина на полученную информацию можно судить по дневниковым записям Ф.С. Октябрьского уже в конце сентября того же года:

“Помощь, которую оказывают нам в связи с пребыванием т. Сталина на флоте, поступает. Сегодня звонил Косыгин, он же прислал ряд решений Совета Министров  о высылке нам имущества, мебели, оборудования и т.д.”

“Техническое состояние флота понемногу начинает поправляться, наращиваем силы. Остается тяжелым быт: квартиры, казармы, склады – вот гвоздь вопроса”.

“По всем вопросам  снабжения флота, которые решает т. Косыгин по моему докладу, много делают хорошего для ВМС. В частности, как будто пройдет вопрос выдавать матросам обмундирование в собственность”. (Перед войной (в 1940 году) было отменено право краснофлотцев и старшин считать обмундирование личной собственностью. Теперь это право вновь вступило в силу).


Севастополь, 1948 год

ГОРОД ОЖИЛ, но, как оказалось, его облегченный вздох  не послужил полному “излечению”: “тело” города русской славы по-прежнему представляло унылое зрелище. Глазу зацепиться было не за что: в окна едущих авто со всех сторон заглядывали однообразно пустые глазницы руин.

Конечно, он их не видел. Точнее, его взгляд, пронизывая их, уходил дальше. Мысли были заняты  думами о флоте, достойном державы-победительницы, – тяжелых океанских крейсерах, линкорах, эсминцах, которым стоять здесь, в Севастополе!

Внезапно прервав полет своей стремительной мысли, Хозяин спросил у спутников:

– А как эта улица называется?

– Носит имя М.В. Фрунзе.

– А “раньше” чье имя носила?

– Адмирала Нахимова, товарищ Сталин.

– Пусть будет…...

Пожалуй, этому короткому проспекту, изогнувшемуся дугой вдоль моря, действительно как раз больше “к лицу” имя прославленного русского флотоводца, чем красного полководца, сокрушившего здесь армию “черного барона”.

Удовлетворенный ответом и принятым решением, он замолчал, вновь устремив взор желтых тигриных глаз в окно.

Проезжая по Азовской, машины  замедлили ход, тормоза слегка скрипнули. Из передней дверцы одного из автомобилей, открывшейся еще на ходу, выскочил Хрусталев – офицер личной охраны Хозяина. Он быстро распахнул заднюю дверцу кабины и замер, придерживая ее рукой.

Сталин вышел из машины как бы нехотя... Оглядевшись вокруг, Он остановил свой взгляд на торчащем минарете, резко контрастно возвышавшемся над останками зданий. Как удалось ему (к тому же вместе  с мечетью) уцелеть в огненном  военном аду, являлось величайшей загадкой. Но почему он уцелел после того, как 20 мая 44-го последний мусульманин оказался за пределами крымской земли?

Ни к кому конкретно не обращаясь, Хозяин спросил:

– А это что такое?

На следующее утро о стоявшем здесь накануне минарете напоминала лишь покрытая толстым слоем пыли груда камней. Мечеть, правда, уцелела.

Не понравились Сталину и силуэты нескольких зданий, возводимых на Корабельной стороне: уж очень напоминали они своим стилем образцы готической архитектуры. Да и в целом темпы восстановления города русской славы – города-базы, города-крепости, города-героя – Хозяина не радовали. Кое-кто долго не мог определиться, каким его возрождать, “ответственные товарищи” почему-то сомневались. Резюме Сталина было, как всегда, кратким: “Возрождать как русский город. Город русской славы”.

ВОЖДЬ СЛОВ НА ВЕТЕР не бросал, а властная воля воплощалась в конкретные дела без раскачки. После посещения Севастополя в августе 48-го И. В. Сталиным, А. Н. Косыгиным и Н. А. Вознесенским было решено восстанавливать город ускоренно.

Принципиальные решения по возрождению Севастополя были приняты уже в октябре того же года, хотя строительно-восстановительные работы и до этого велись постоянно.

ЦК ВКП(б), Советы Народных Комиссаров СССР и РСФСР уделяли определенное внимание решению неотложных задач восстановления города. В конце 1944 г. было принято постановление СНК СССР о первоочередных мероприятиях по восстановлению Севастополя. В апреле 1946 года был завершен проект “нового” Севастополя, разработанный архитектурно-проектной мастерской под руководством профессора Г. Б. Бархина. Но он требовал ряда поправок. К тому же темпы строительства были такие, что возрождение, даже только в довоенном масштабе, могло затянуться на долгие годы. Такие темпы не устраивали Советское правительство, руководство ВМФ и командование Черноморского флота. Требовались радикальные меры для того, чтобы широко развернуть восстановительные работы и возродить столицу Черноморского флота в сжатые сроки.

ЕСЛИ ГОВОРИТЬ о конкретных годах, ставших для главной базы Черноморского флота судьбоносными, то непременно следует отметить два из их ряда: 1783-й и 1948 годы.

 2 (13) мая 1783 года в Ахтиарскую (Севастопольскую) бухту вошла эскадра вице-адмирала Ф. А. Клокачева. Этот день считается официальной датой рождения Черноморского флота России. А через месяц после этого события, 3 (14) июня, моряками-черноморцами были заложены пристань и три первых каменных дома – так родился Севастополь.

Что же касается значения для судьбы города 1948 года, то оно уже становится очевидным после знакомства с принятыми на государственном уровне решениями и подписанными державными документами.

25 октября 1948 года Советом Министров СССР было принято постановление № 4035-1619сс “О восстановлении города и главной базы Черноморского флота – Севастополя”. В нем, в частности, было сказано: “Совет Министров СССР отмечает, что восстановление города Севастополя и главной военно-морской базы Черноморского флота осуществляется крайне медленно. При существующих темпах восстановление города и военно-морской базы может быть закончено не ранее 10-15 лет, что является совершенно недопустимо”. Закончить восстановление Севастополя предписывалось в течение 3-4 лет.

Постановление Совета Министров СССР определило особый статус Севастополя как главной базы ЧФ в существовавших административных границах города. Оно требовало ускорить восстановление Севастополя как “первоклассной военно-морской крепости”. В связи с особым статусом  Севастополя постановление предписывало “выделить город Севастополь в число городов республиканского подчинения”. Тем самым, как и военная администрация главной базы, гражданская администрация города Севастополя замыкалась  непосредственно на Москву.

Во исполнение данного решения Президиум Верховного Совета РСФСР 29 октября 1948 г. и принял указ о выделении города Севастополя в самостоятельный административно-хозяйственный центр со своим особым бюджетом. Город был отнесен к категории городов республиканского подчинения наряду с Горьким, Свердловском, Куйбышевом и другими крупнейшими городами РСФСР. В этот же день Совет Министров РСФСР принял постановление № 1082 “Вопросы города Севастополя”, в соответствии с которым город в государственном плане и бюджете выделялся отдельной строкой.

Стоит, пожалуй, сказать о том, что данные решения были обусловлены не только объективной необходимостью, но и исторической практикой: Севастополь создан флотом и существовал для флота.


Свидетельствует история

С МОМЕНТА основания он являлся военно-морской крепостью Юга России, а с ХIХ века – главной базой Черноморского флота. Предназначение Севастополя не пересматривалось и в советский период. В генеральной схеме планировки г. Севастополя 1938 г. указывалось на “специальное оборонное значение города, требующее согласования всех проектных решений с требованиями обороны”.

Граница городских земель устанавливалась с учетом размещения объектов главной базы Черноморского флота. Поэтому Президиум Верховного Совета РСФСР 7 марта 1939 г. принял постановление о расширении городской черты. Увеличение протяженности произошло за счет земель спецназначения в северной части города, включая береговую полосу и район поселка Кача. Новая граница территории Севастополя была подтверждена установкой знаков на местности и легла в основу проектов восстановления города как главной базы ЧФ.

26 апреля 1944 г. Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление 5744 сс, которым Наркомату ВМФ предписывалось разработать проект восстановления главной базы Черноморского флота – Севастополя.

10 мая 1944 г. Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Союза ССР Иосиф Сталин объявил приказом, что наши войска “овладели крепостью и важнейшей военно-морской базой на Черном море – городом Севастополь”. Этим самым высшая власть СССР в условиях военного времени подтвердила статус Севастополя как крепости и главной военно-морской базы.

5 июня 1945 г. Комитет по делам архитектуры при СНК СССР утвердил схему планировки города Севастополя, в которой подчеркивалось: “Севастополь – военно-морской порт, главная база ЧФ, морская и сухопутная крепость, закрытый город. Это значение города служит отправным моментом в проекте восстановления города”. 30 апреля 1946 г. Совет Министров РСФСР постановлением № 293 утвердил генплан Севастополя. В нем констатировалось: “Севастополь восстанавливается как главная военно-морская база Черноморского флота (закрытый город)”.

26 ноября 1947 г. с учетом генплана города министр Вооруженных Сил СССР Николай Булганин приказом № 090 утвердил задание на восстановление в целом главной базы Черноморского флота – Севастополя.

С ПРИЕМОМ октябрьских 48-го года решений начался второй, основной этап восстановления Севастополя. О масштабах начатых работ четко и красноречиво говорят лишь несколько цифр: если число людей, занятых на восстановительных работах в 1944-1948 годах, составляло 7 тысяч человек, то в 1949-1953 годах оно увеличилось до 32 тысяч. Восстановление города стало подлинной народной стройкой и происходило на высоком политическом и организационном уровне, при большом патриотическом подъеме всех участников этого дела.

Для решения масштабных и объемных задач было создано Управление по восстановлению Севастополя при Совете Министров СССР, которому поручались координация усилий многих министерств и ведомств, привлеченных к делу восстановления города, оперативное решение общих организационных вопросов строительства (начальник – генерал-майор И. В. Комзин). Управление находилось в Москве, в Севастополе действовала его оперативная группа. Было создано также Управление по восстановлению Севастополя при Совете Министров РСФСР, которому поручалось строительство всего комплекса объектов городского хозяйства. Постановлением Совмина СССР было образовано специальное Военно-морское строительное управление центрального подчинения “Севастопольвоенморстрой Главного управления Военно-Морских Сил” (СВМС ГВМСУ), определялся порядок и перечень организаций, принимаемых для объединения всех мощностей на восстановление города. Постановлением правительства были установлены основные задания, которые Севастопольвоенморстрой обязан был выполнить в течение 3-4 лет (1948-1952 гг.).

Черноморский флот был центром, от которого исходили многие важные технические идеи и предложения, а проявленная моряками воля возродить в кратчайший срок свою черноморскую столицу во многом способствовала сплочению и повышению активности всех строителей.

В последних числах декабря 1948 года в Севастополь прибыли десять отдельных строительных батальонов по 1000 человек в каждом в распоряжение Севастопольвоенморстроя. Батальоны были сведены в полки и бригаду, приданы строительно-монтажным УНР, предприятиям Севастопольвоенморстроя, в которых вольнонаемных рабочих в то время было 2200 человек. Таким образом, основная тяжесть восстановления города русской славы, создания всех флотских объектов выпала на долю строительных батальонов, особенно на начальном этапе решения важной государственной задачи. Примечательный факт: 1 мая 1951 года в знак признания достигнутых успехов командующий флотом адмирал С. Г. Горшков, обходя корабли, выстроенные на рейде, взял на свой флагманский катер 20 лучших строителей, а право открыть первомайский парад предоставил строительным частям. Такого еще не было на флоте!  

Возрождение Севастополя – это целая эпопея, названная “третьим героическим подвигом” черноморской твердыни. К 1954 году, к 100-летию Севастопольской обороны 1854—1855 гг., были подведены итоги восстановления города-героя. К этому времени воздвигли целые ансамбли домов на новых магистралях и площадях, построили крупные микрорайоны. Жилой фонд достиг довоенных размеров. Все это было важно. Но главным представляется иное: город-база, город – морская крепость стал основой для обеспечения выхода Черноморского флота в Средиземное море, а в дальнейшем и в Мировой океан. Черноморцы готовились к многолетнему противостоянию с сильным и достойным противником.

Просмотров: 1667
Комментариев: 0
Автор: Сергей Горбачев
Источник: Флот-21 век
Фото: Флот-21 век
Тэги: Сталин  Севастополь  статус  Крым  Черноморский флот 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Россия и ислам
В 986-988 годах великий князь Владимир принял решение, что пора отказываться от поклонения многим богам, а надо выбрать одного бога. >>>


Москве и Киеву предложили корейскую модель примирения
Сегодня на Украине проходят выборы в Верховную раду. По их итогам партия Зеленского может получить большинство, что даст президенту возможность убр >>>


Душанбе выходит в Персидский залив. Иран может стать самым выгодным транзитным коридором для Таджикистана
Тегеран и Душанбе обсуждают возможность использования Таджикистаном иранского порта Чабахар. Об этом сообщил журналистам заместитель министра транспор >>>


Григорий Карасин: "Вопрос Крыма решен окончательно и обсуждению не подлежит"
Заместитель Министра иностранных дел России Григорий Карасин ответил на вопросы МИА «Россия Сегодня». >>>


Почему Иран не отпускает российских моряков
Среди членов экипажа британского судна Stena Impero оказались трое россиян. Танкер задержали власти Ирана после того, как тот столкнулся с рыболове >>>


К покупке С-400 Турцию подтолкнула военная катастрофа 45-летней давности
Беспримерный героизм и чудовищные ошибки – все это продемонстрировала война между двумя членами НАТО, начавшаяся ровно 45 лет назад. Речь иде >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Сторонников Алексея Чалого отцепляют от выборов на стадии регистрации
Рабочая группа по проверке избирательных документов для участия в выборах депутатов заксобрания Севастополя признала недействительными все подписи >>>


Иран захватил британский танкер. На судне находятся три российских моряка
Корпус стражей исламской революции (КСИР) захватил в Ормузском проливе два британских танкера, Stena Impero и Mesdar, сообщило британское Министер >>>


Дорога в море. Для многих перспективных разработок её открывает Международный военно-морской салон МВМС-2019
В Санкт-Петербурге завершила свою работу 9-я выставка образцов продукции военного значения – Международный военно-морской салон. Город на Не >>>


Поиск



Наш день

25 июля - 90 лет со дня рождения Василия Макаровича Шукшина, советского писателя, кинорежиссера, актера, старшего матроса Черноморского флота
Шукшин в течение почти трёх лет служил радиотелеграфистом в морском отряде радиоразведки ЧФ в Севастополе.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


28 июня, в день рождения капитан-лейтенанта А. Казарского, в Черноморском ВВМУ им. П.С. Нахимова открыт бюст славному моряку.

Православные праздники

Сегодня церковный праздник:
Великомученика Прокопия. Праведного Прокопия, Христа ради юродивого, Устюжского чудотворца. Явление иконы Пресвятой Богородицы в городе Казани. Праведного Прокопия Устьянского...
Завтра праздник:
Священномученика Панкратия, епископа Тавроменийского...
Ожидаются праздники:
23.07.2019 - Святых 45 мучеников в Никополе Армянском пострадавших: Леонтия, Маврикия, Даниила, Антония, Александра, Ианикита, Сисиния, Менеи, Вирилада и пр.. Преподобного Антония Печерского, в Ближних пещерах почивающего, начальника всех русских монахов. Положение ризы Господа нашего Иисуса Христа в Москве...
24.07.2019 - Великомученицы Евфимии Всехвальной. Равноапостольной великой княгини Российской Ольги, во святом крещении Елены. Преподобного Аркадия Вяземского, Новоторжского...
25.07.2019 - Мучеников Прокла и Илария. Преподобного Михаила Малеина. Преподобного Арсения Новгородского. Преподобномученика Симона Воломского...
26.07.2019 - Собор Архангела Гавриила. Преподобного Стефана Савваита. Собор преподобных отцов Хилендарской обители, на святой горе Афон просиявших...
27.07.2019 - Апостола от 70-ти Акилы (I). Преподобного Стефана Махрищского...

Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Морпех с доставкой: десантные корабли оборудуют для перевозки катеров. Новая техника повысит эффективность подразделений спецназа и морских пехотинцев
Астанинская впадина. Казахстан хочет влиться в Запад вместе с Каспием
Черноморский флот: 235 лет во славу и на пользу России
В бюджете-2019 опять обделили служивых и военных пенсионеров. У государства есть средства на Сирию и новое оружие, но нет денег для людей в погонах
В очередь за подлодками. Западные кораблестроители ищут защиту от российских и китайских ракет
Россия и Украина договорились о возвращении задержанных рыбаков на родину
Сторонников Алексея Чалого отцепляют от выборов на стадии регистрации
Как потопленная британская подлодка усилила ВМФ СССР
В Севастополе открылась новая выставка работ флотского художника Сергея Шевченко
Реклама


Погода


Ранее
"Курск": 15 лет спустя. Севастопольский реквием

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ