Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Откуда взялся «Полосатый рейс». Страна вспоминает классика флотского юмора
Международный трибунал не поможет Украине нарушить российские законы
Пленарное заседание Петербургского международного экономического форума. Выступление В.В. Путина и дискуссия
В Киеве погиб депутат Рады Дмитрий Тымчук. Координатор "Информационного сопротивления" застрелился при чистке наградного пистолета
В Оманском заливе разгораются танкеры. Новые таинственные инциденты с морскими судами произошли у берегов Ирана
Украинские националисты объединяются. Радикалы готовятся дать бой тем, кого считают пророссийскими силами
Торпедная атака в Оманском заливе подняла цены на нефть. Инцидент с танкерами странным образом совпал с визитом Синдзо Абэ в Тегеран
Кто вооружил наступающих в Сирии боевиков
ВМФ России получит новые корабли
Дизельная пара: к чему приводит раздельный ремонт судовых двигателей
Кравчук признал вину в потере Украиной торгового флота
Порт Новороссийск: флагман Черного моря
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Краткая история Морской пехоты Черноморского флота


2019-05-27 09:53 История
В 2004 году данный материал вышел в формате брошюры, затем она была переработана автором в книгу "Краткая история морской пехоты Черноморского флота". В период 2010 – 2018 годов текст регулярно пополнялся новыми фактами, ставшими известными её автору.

Введение

Говоря о создании морской пехоты в России, следует, прежде всего надо отметить, что она имеет столь же давнюю историю, как  и  у других великих морских держав.

Впервые в Европе после падения Римской империи, как отдельный род войск морская пехота появилась в Испании в 1537 году. Во Франции первые части морской пехоты были созданы кардиналом Ришелье в 1622 году, в Англии в 1664 году. В феврале 1696, морская пехота была создана Петром Великим в России.

Вскоре, после неудачи Первого Азовского похода летом 1695 года, связанного с отсутствием у России в тот момент флота, царь Петр I, осенью того же 1695 года, начинает готовить Второй Азовский поход и для этого начинает строить флот на реке Дон в городе Воронеж.

В связи со строительством флота сразу же встал вопрос и о морской пехоте для будущей Донской, а в дальнейшем Азовской флотилии.  С этой целью, одновременно со строительством в Воронеже кораблей, под Москвой в селе Преображенском начинается создание первого соединения российской морской пехоты – "Морского регимента" (Морского полка).

"Морской регимент" был создан в тогдашнем подмосковном селе Преображенском из числа рот, находившихся там двух первоначальных гвардейских полков Преображенского и Семёновского. Всего для формирования "Морского полка" из их состава было выделено 28 рот, общей численностью 4254 человека.

Командиром "Морского регимента", был назначен ближайший сподвижник Петра I – Франц Лефорт, которому в связи с этим было присвоено звание "адмирал". Сам царь в чине капитана стал командиром  3 - й  роты этого полка.

Официальной датой создания "Морского регимента" считается 18 февраля 1696, когда состоялся его первый царский смотр.

Спустя несколько дней после этого, 23 февраля 1696,  Морской полк, в количестве 4119 человек, начал марш из Москвы в Воронеж, откуда в начале мая 1696, на кораблях Донской флотилии начал движение по реке Дон, к турецкой крепости Азов.

В конце мая 1696, началась осада Азова русскими войсками, в которой активное участие принимал и "Морской регимент". 19 июля 1696, крепость сдалась, и спустя месяц полк отправился из Азова в Москву.

30 сентября 1696, состоялась церемония торжественного входа русских войск участвовавших во взятии Азова в Москву. Во главе триумфального марша шел "Морской регимент". Затем в этот же день Морской полк прошел торжественным маршем в Кремле, после чего его роты разошлись по казармам своих прежних гвардейских полков и таким образом "Морской регимент" прекратил свое существование. Знамя "Морского регимента", было передано в Оружейную палату в Кремле, где оно находиться, и в настоящее время. 1

Таким образом, дата создания морской пехоты в России может быть удревнена на десять лет, и должна быть установлена не 27 ноября (по новому стилю) 1705, когда Петр I издал свой указ о формировании полка "морских солдат" в составе Балтийского флота, а на 10 лет раньше – осенью 1695 года.

Что касается отличия российской морской пехоты от соответствующих родов войск флотов великих европейских морских держав и США, то в России в период с 1814 по 1904 год, а затем в Советском Союзе, вплоть до 1960 года, морская пехота, не существовала постоянно. Она, как правило, создавалась во время тех крупных войн, в которых принимал участие также и русский флот, и прекращала свое существование после их окончания.

Так же, в российском флоте, в отличии от западных, никогда не было антагонизма между морскими пехотинцами и матросами, поскольку в отечественном флоте морская пехота никогда не выполняла на кораблях полицейских функций, и кроме того каждый матрос знал, что в случае войны он в любой момент может быть направлен с корабля в одну из срочно сформированных частей морской пехоты.

Если же еще больше углубиться вглубь веков, то в находившемся на территории нынешнего Севастополя древнем Херсонесе, в период его оккупации римскими войсками, в нынешней Карантинной бухте находилась Равенская эскадра римского флота, и в ее составе крупные силы морской пехоты.

Базировавшиеся в Херсонесе римские морские пехотинцы неоднократно выигрывали бои у скифов и сарматов на побережье между нынешними городами Евпатория и Саки, а так же вели продолжительные и жестокие бои с таврами на Южном берегу Крыма.

Список источников к Введению:

1. А. Кибовский, О. Леонов "300 лет российской морской пехоте" – М, 2007 - Том 1 – с. 17 – 18, В. Г. Данченко Морские солдаты Российской империи – М.: Центрполиграф, 2006. – с.8.

Глава I  Морская пехота  Черноморского флота в XVIII веке

 

Часть 1. Предыстория морской пехоты Черноморского флота - морская пехота Российской империи в русско – турецкой войне 1735 – 1739 годов

Во время подготовки к очередной войне с Турцией, в 1734 году из личного состава двух морских полков Балтийского флота был сформирован сводный батальон  морской пехоты,  состоявший из 12 офицеров, 36 унтер – офицеров и капралов, а так же 577 солдат, предназначенный для действий в составе воссоздаваемой в Воронеже Донской (Азовской) флотилии.

После начала русско – турецкой войны 1735 – 1739 годов этот сводный морской батальон вместе с Азовской флотилией участвовал в осаде Азова и после его взятия 20 июня 1736,  совместно с флотилией приступил к операциям в Азовском море и в том числе в овладении Крымом  русскими войсками в 1737 году.

В дальнейшем, в июне – июле 1738, батальон вместе с флотилией был блокирован превосходящими силами турецкого флота в районе Федотовой косы на северном побережье Азовского моря. Не сумев прорвать турецкую блокаду по морю, командование флотилии сожгло корабли, после чего матросы и морские пехотинцы по суше вдоль берега моря двинулись маршем к крепости Азов, отбивая по пути атаки татарской конницы.

Выйдя к Азову 8 августа 1738, личный состав флотилии разделился: матросы отправились строить новые корабли, а морские пехотинцы стали частью гарнизона Азовской крепости.

После окончания войны батальон в период 1739 – 1741 годов составлял гарнизон Азовской крепости, затем передал ее одной из армейских частей и вернулся в Петербург, где его роты вернулись в свои прежние морские полки. 1

По данным В.Г. Данченко  в этот период батальоном морской пехоты Азовской флотилии командовал майор Карташов. Численность батальона, составляла 9 офицеров, 57 сержантов и капралов, 900 солдат. 2

Так же Данченко утверждает в своей книге что во время русско – турецкой войны 1735 – 1739 годов в состав Азовской флотилии кроме специально для нее сформированного сводного батальона морской пехоты, так же дополнительно входил и один из батальонов 1-го морского полка Балтийского флота в составе 14 офицеров и 448 нижних чинов. 3

По другим, имеющимся данным ещё один сводный морской батальон во время этой войны был сформирован, так же и для Днепровской флотилии.

Часть 2. Формирование и боевые действия морской пехоты Черноморского флота в царствование Екатерины II

В связи с началом очередной войны с Турцией, в ноябре 1768 на воронежских верфях вновь начинается строительство кораблей для вновь воссоздаваемой Азовской флотилии и начинается формирование для нее "Солдатской команды", то есть батальона морской пехоты из морских пехотинцев Балтийского флота.

В результате был создан батальон морской пехоты в составе 8 рот, численностью более тысячи человек. В июне 1771, этот батальон в составе Азовской флотилии участвует в боях по овладению Крымом, и в том числе во взятии города Керчи и находящейся рядом с Керчью приморской крепости Еникале. 4

По - другим данным, аналогичный батальон, так же был сформирован и для Днепровской флотилии.

Окончание русско – турецкой войны 1768 – 1774 годов, и последовавшее затем в апреле 1783 года присоединение Крыма к России, привели к тому что  на  базе Азовской и части сил Днепровской флотилий 13 мая (по новому стилю) 1783 года, в Ахтиарской (Северной)  бухте был создан Черноморский флот.

Спустя два года 13 августа (24 августа, по новому стилю) 1785 года, империатрица  Екатерина II, утвердила первые штаты Черноморского флота, ставшие программой его дальнейшего развития, и в том числе предусматривавшем, создание в составе ЧФ – нескольких частей морской пехоты.

На основании этого документа, в составе ЧФ началось создание частей морской пехоты в виде трех морских батальонов по четыре роты в каждом, общей численностью 3023 человека. Для выполнения караульных, охранных и конвойных функций была образована "Адмиралтейская рота" в составе 3 офицеров, 8 сержантов и капралов, а так же 125 солдат. 5

Однако вскоре после этого, в 1787 году началась очередная русско – турецкая война и в августе 1787 личный состав всех трех морских батальонов был направлен на пополнение экипажей кораблей Черноморского флота.

В результате, на первом этапе войны в 1787 – 1789 годах функции морской пехоты  на кораблях  Черноморского флота выполнял - Греческий полк, созданный в 1775 году в Керчи из числа, переселившихся в Россию вместе с семьями, бывших греческих корсаров, принимавших участие в войне с Турцией в 1768 – 1774 годах в составе Средиземноморской эскадры русского флота.

До 1783 года эта, состоявшая из греков воинская часть именовалась "Албанское войско". В 1783 году "Албанское войско" было переселено из Керчи в Балаклаву и было переименовано в "Греческий полк".

В ходе войны с Турцией 1787 – 1791 годов наиболее крупной операцией Греческого полка в качестве морской пехоты стал десант 22 апреля 1789 в районе порта Констанца, где греками было убито 50 турецких солдат и захвачено две пушки. 6

Однако, вскоре боевые действия показали, что кроме матросов на кораблях требовалось присутствие определенного количества строевых солдат для абордажного боя или малых прибрежных десантов. На Черном море, с началом в 1787 году очередной русско-турецкой войны, этот вопрос решался временным присоединением команд армейской пехоты (чаше всего егерей) к судам гребной флотилии. Но такая ситуация не могла продолжаться долго.

В 1788 году, спустя год после начала войны с Турцией, новую войну с Россией начала Швеция. Это, привело правящие круги России в 1789 году, к осознанию того факта, что война  с Турцией, как – то подзатянулась, и с ней необходимо, побыстрее заканчивать, но, разумеется, только победоносным образом. Поэтому главнокомандующий русской армией и флотом в войне с Турцией светлейший князь Потемкин решил сделать 1790 – й,  годом решающих побед русского оружия над турками.

В декабре 1789, Потемкин разрабатывает план следующей кампании против турецких войск. Он, принимает решение перенести военные действия непосредственно к границам Оттоманской империи между Днестром и Дунаем.

Однако, особенности безлюдной и труднопроходимой местности в дельте Дуная препятствовали полноценному судоходству. Прохождение кораблей считалось возможным только по Килийскому и Сулинскому руслам Дуная, да и то их устья во время черноморских ветров заносило морским песком, что делало возможным использование только мелкосидящих судов.

Кроме этого, оборона речного побережья существенно усиливалась, наличием, таких мощных турецких речных крепостей, как: Килия, Тульча, Исакча и Измаил. Причём, Измаил был самой сильной, из турецких крепостей на Дунае, имея гарнизон, равный по численности, тогдашней средней русской полевой армии.

Поэтому, согласно плану Потемкина одной из решающих операций 1790 года должно было стать овладение дельтой Дуная, которую защищали прибрежные крепости Исакча, Тульча, Измаил. Учитывая сложные гидрографические условия в дунайской дельте, было решено для этой операции использовать Черноморскую галерную (гребную) флотилию.

Не случайно командиром, этой флотилии, был назначен  генерал-майор Иосиф Михайлович де Рибас - выходец из Неаполя, человек разносторонних способностей, одинаково хорошо разбиравшийся как в армейских, так и морских делах. Под его командованием флотилия должна была самостоятельно овладеть турецкими укреплениями в устье Дуная.

Однако для полноценной операции здесь одних  только кораблей было недостаточно, необходимы были так же и десантные силы. Поэтому, для укрепления гребной флотилии с 11 декабря 1789, по специальному приказу Потемкина начинается формирование, новой части морской пехоты - трехбатальонного гренадерского полка, который формировался, на основе личного состава Ярославского пехотного полка, и отдельного Николаевского гренадерского батальона.

Новый полк получил название Николаевский приморский гренадерский полк. Он передавался в подчинение командира Черноморского гребного флота, оставаясь в ведении Военной коллегии.

Согласно плану предстоящих боевых действий на Дунае, разработанных Потемкиным,  предполагали использовать этот полк, вместе с еще одним точно таким же полком как постоянно действующую пехоту в составе гребной флотилии.

Второй приморский полк для Черноморской флотилии, названный первоначально Тираспольским гренадерским, стали формировать 10 (21) мая 1790 из двух батальонов Астраханского гренадерского полка. Через шесть дней он был переименован в гренадерский полк легкой пехоты, а его командиром назначен подполковник Самуил де Рибас (младший брат командира гребной флотилии). После очередного переименования (теперь уже окончательного) в Днепровский приморский гренадерский полк, он остался в прежнем двухбатальонном составе (8 гренадерских рот).

В своём приказе от 5 (16) июля 1790,  Потемкин отмечал: "Польза сих приморских полков будет в том, что они составят стражу в Севастополе, Кинбурне, Козлове (Евпатории – примечание цитирующего), Яникале ( Еникале - приморская крепость близ Керчи – примечание цитирующего), и все сверх пехотной службы обучены будут матрозской, а теперь во флоте употребляем полки пехотные, которые ничего на кораблях не знают, а во флотилии веслом владеть не умеют". 7

Говоря о боевой подготовке морских пехотинцев, только что, созданных приморских полков, Потемкин требовал готовить их чуть ли не по современной программе спецназа. Так, например, в одном из своих, приказов к де Рибасу-младшему, он требовал: "Производить удар на штыках дружно и стремительно, в то же время отборными и проворными людьми, облегчая их от ружей и прочей тягости, атаковать на саблях, на подобие турецких далкиличей, с отменной скоростью, к сему выбрать способных и обучить наперед. Узнать, кто имеет способность цельно стрелять, кто легче в бегу и кто мастер плавать. Приучать их бегать и лазить на высоты, переходить рвы и прочее. Обучать скрываться и подкрадываться к неприятелю, чтоб схватывать его часовых. К таковым зкзерцициям и офицеры приучены должны быть". 8

Однако, отсутствие подготовленных резервов и стремительно приближавшиеся боевые действия помешали реализовать все эти замыслы Потемкина, в полной мере. Нехватка опытных командиров в приморских полках восполнялась за счет морских офицеров из состава гребной флотилии.

После спешного завершения формирования и подготовки приморских полков, гребная флотилия 18 (29) октября 1790 вышла из Хаджибея ( ныне Одесса), имея на борту Днепровский приморский гренадерский полк, общей численностью в тысячу человек. 19 (30) октября  де Рибас - старший бросил якорь близ урочища Кишлау, недалеко от входа в Сулинское гирла. Проходу судов, вверх по реке, препятствовали две турецкие батареи, расположенные на обоих её берегах. Через сутки, после входа гребной флотилии в дельту Дуная, 20 (31) октября 1790, после предварительной разведки, десант приморских гренадер взял штурмом левобережную батарею, а на рассвете следующего дня, на захваченных у турок судах, захватывает без выстрелов правобережную батарею.

После двух дней боев десантники и корабли флотилии уничтожили эти батареи и прикрывавшую их турецкую канонерскую лодку. В результате, было убито 50 турок, захвачено 7 транспортных судов и 13 пушек. Среди русских: убито – 6 и ранено – девять морских пехотинцев. 9

В докладе командира флотилии, по итогам этих боев отмечалось следующее: "ветер, буруны, выбросило из моря 12 баркасов и сойти на берег чрезвычайно трудно... однако рвение нижних чинов сразиться с неприятелем таково было, что не могли удержать их от стремления".

Затем по мере продвижения гребной флотилии, вверх по Дунаю начинались новые бои. Следующей целью на пути флотилии стала крепость Тульча, к которой суда авангарда прибыли 6 (17) ноября 1790. Дело решил огонь корабельной артиллерии по крепости и кораблям турецкой флотилии. Сгорело два крупных турецких гребных судна. Гарнизон в панике оставил укрепления. Потерь у русских не было. 13 (24) ноября 1791, аналогичная участь постигла и крепость Иcакча.

В результате этих сражений было убито несколько сот турок, уничтожено 22 судна. Захвачено в качестве трофеев: 50 судов, а так же 43 пушки и одна мортира, большое количество пороха и боеприпасов к ним. Потери морских пехотинцев и личного состава флотилии в ходе этих боев были минимальны. 10

Но, впереди морских пехотинцев, ожидало самое серьезное испытание – Измаил, одна из самых мощных крепостей Турецкой империи.

Подойдя к Измаилу, гребная флотилия с приданными десантными полками, вошла в состав осадного корпуса под общим командованием  генерал - поручика П. С. Потемкина. Осада проходила вяло, и только прибытие А.В. Суворов, ставшего новым командиром осадного корпуса, и привело, наконец к взятию крепости.

Военный совет специального корпуса, осаждавшего Измаил, собранный Суворовым, как новым главнокомандующим, единогласно высказался за штурм. По диспозиции осадные войска разделились на три направления атаки. Приморские полки вошли в состав третьего направления генерал - майора И. М. де Рибаса, штурмовавшего со стороны Дуная. Николаевский полк шел в составе первой колонны, а Днепровский во второй (200 человек) и третьей (800 человек) колоннах.

Готовя штурм Измаила, Суворов заметил, что со стороны Дуная эта мощная крепость не имеет крепостной стены и вместо нее вдоль берега насыпан высокий земляной вал. Это давало возможность штурмовать крепость, не только с суши, но, так же и со стороны реки силами гребной флотилии и действующей под прикрытием ее артиллерийского огня морской пехоты. Тем более, что флотилия не бездействовала, и к моменту начала штурма 11(23) декабря 1790, полностью уничтожила прикрывавшие Измаил, со стороны реки, остатки турецкой Дунайской флотилии.

Согласно плану, Измаил, был атакован на рассвете 12 (23) декабря 1790, одновременно по всем направлениям. Приморские гренадеры, вместе с черноморскими казаками на мелких гребных судах устремились на речную сторону крепости. Их прикрывали артиллерийским огнем 58 речных кораблей второй линии (бригантины, дубель - шлюпки, лансоны и плавучие батареи).

Казаки, плывшие в авангарде, отказались первыми высаживаться на берег. В результате, гренадерам пришлось самостоятельно брать крепостной вал, несмотря на отчаянное сопротивление нескольких тысяч турок и татар.

В труднейшем положении оказалась 3 - я (левая) колона, попавшая при высадке под картечный огонь самого грозного каменного бастиона Табия. Суда с десантом, не могли пристать к берегу из-за потопленных в этом месте, турецких кораблей. Тогда подполковник де Рибас первым бросился по пояс в воду и, выйдя с солдатами на сушу, захватил береговые укрепления, примыкавшие к бастиону Табия.

После этого, русские войска ворвались в город, где до 11 часов утра 12 (23) декабря 1790, подавляли сопротивление противника. Командиру флотилии И. М. де Рибасу,  выпала честь, лично  пленить мухафиса (губернатора) крепости трехбунчужного пашу Мегмета. К 16 часам, победа стала окончательной.

Потери турок были громадны - более 26 тысяч человек, большей частью - убитых. Русские так же понесли ощутимый урон: 4 тысячи убитыми, до 6 тысяч ранеными, в том числе 400 офицеров убитых и раненых из 650, имевшихся в строю на начало штурма.

После взятия Измаила, гребная флотилия 16 ноября 1790, была переименована в "Черноморский гребной флот", в составе которого продолжали оставаться оба приморских гренадерских полка.

В завершающих боях этой войны весной 1791 года гребной флот и приморские гренадерские полки 31 марта 1791, овладели речной крепостью Браилов, а затем крепостью Бабадаг.

В сражении при Бабадаге 4 (15) июля.1791, объединенное каре обоих приморских полков в составе авангарда сухопутного корпуса успешно атаковало турецкий лагерь и при поддержке с флангов кавалерии и казаков обратило вражеские войска в бегство.

После окончания в 1791 году, этой очередной русско – турецкой войны, дальнейшее развитие морской пехоты Черноморского флота, происходило следующим образом - 27 июля (7 августа) 1794, Екатерина II, утвердила новые штаты Черноморского гребного флота, согласно которым приморские полки расформировывались, а из их личного состава создавался "Гренадерский корпус" Черноморского гребного флота. Этот, корпус состоял из четырех батальонов и входил в состав Черноморского гребного флота. В каждом батальоне, этого корпуса, насчитывалось по шесть рот. Эти роты, имели численность по 170 человек каждая. Общая численность корпуса составляла 4038 человек. И. М. де Рибас в чине вице-адмирала, был назначен командиром этого корпуса.

Новые батальоны Гренадерского корпуса были сформированы, по следующему принципу: 1 и 2 – й батальоны - из личного состава Днепровского полка, 3 и 4 – й батальоны - из солдат Николаевского полка. Старая полковая артиллерия оставалась при корпусе, и таким образом, каждому новому гренадерскому батальону, придавалось по две гаубицы или 3-х фунтовых пушки, на колесных станках.

В 1795 году, по указу императрицы Екатерины П, в Одессе был создана создана ещё одна греческая часть морской пехоты - "Одесский греческий дивизион" в составе 350 человек. Около 300 из них служили до этого в действовавшей в Средиземном море флотилии известного греческого борца за национальное освобождение от турецкого ига  Ламбро Качиони.

Завершая подробности этого реформирования  морской пехоты ЧФ, необходимо отметить, что помимо "Гренадерского корпуса" Черноморского гребного флота, согласно этим новым штатам 1794 года, в составе парусного Черноморского флота входило, по - прежнему три морских батальона  по шесть рот в каждом.

Общая численность морских батальонов, согласно штатам 1794 года, составляла - 3768 человек. Кроме того, для несения охранно - караульной службы, вместо прежней "Адмиралтейской роты", был создан Адмиралтейский батальон в составе пяти рот, насчитывавший 1124 человека. 11

 

Часть 3. Морская пехота Черноморского флота в царствование Павла I в период 1796 – 1801 годов

Вскоре после своего воцарения в конце 1796 года новый император Павел I приступил к изменениям в структуре вооруженных сил. Одним из первых это коснулось морской пехоты Черноморского флота. Так 30 января 1797, он издал распоряжение о переформировании Балаклавского греческого полка в батальон трехротного состава, с приданием ему статуса иррегулярной воинской части по образцу казачьих войск.

Спустя год, 1 января 1798, Павел I утвердил новые штаты для российских флотов. Согласно этому документу Гренадерский корпус Черноморского гребного флота упразднялся. Два его батальона под командованием подполковника Еглювлева и майора Перскова образовывали гарнизонный полк в Севастополе, командиром которого был назначен генерал – майора Чирков. Остальные два батальона образовывали гарнизонный полк в Николаеве, командиром которого был назначен полковник князь Вяземский.

Так же был упразднен Адмиралтейский батальон. Вместо него была создана "Военная команда Черноморского адмиралтейства" численностью 459 человек.  Морские батальоны, входившие в состав Черноморского флота, остались в прежнем виде. 12

При Павле I, в 1799 году, так же была ликвидирована и ещё одна часть морской пехоты Одесский греческий дивизион (батальон). Однако, в течение нескольких лет ни его офицеры, ни нижние чины, никуда не были распределены. Поэтому их проблему пришлось решать в дальнейшем новому императору Александру I.

Последней войной морской пехоты Черноморского флота в XVIII веке стал Средиземноморский поход  эскадры ЧФ под командованием командующего флотом адмирала Ф.Ф. Ушакова. В этом походе и боевых действиях эскадры против французских войск приняли участие все три морских батальона Черноморского флота, общей численностью 1700 человек (37 офицеров и 1663 нижних чина).

Наиболее крупными операциями морских батальонов в этом походе были овладение архипелагом Ионических островов (Корфу, Цериго и ряд других), а так же боевые действия против французских войск в Южной и Центральной Италии.

Список источников к Главе I

 

1. А. В. Висковатов Военные действия российского гребного флота под началом вице – адмирала Бредаля на Азовском море в 1736, 1737 и 1738 годах – СПб, 1830.

2. В. Г. Данченко Морские солдаты Российской империи … - с.22 – 23.

3. Там же – с. 91.

4. А. Кибовский, О.Леонов  300 лет российской морской пехоте… - т. 1 – с.55.)

5. Там же – т. 1 – с.68.

6. Там же – т. 1 – с.  93 – 96.

7. Российский государственный военно – исторический архив (РГВИА) фонд 52, опись 1/194, дело 551, часть 1, листы 279 – 278 оборот

8. РГВИА ф. 52, оп. 1/194, д. 558, ч. 1, л. 265об. – 266.

9. А. Кибовский, О. Леонов … - т.1 – с. 72.)

10. Там же - т.1 – с. 72.

11. Российский государственный архив древних актов фонд 20, опись. 1, дело 334, лист 2 (оборот).

12. А. Кибовский, О. Леонов А. Кибовский, О. Леонов "300 лет российской морской пехоте … - т. 1 – с. 110 – 111.

 

Глава II  Морская пехота Черноморского флота в XIX веке

 

Часть 1.  Морская пехота Черноморского флота в царствование императора Александра I

Смерть императора Павла I в марте 1801года, и последовавшее затем воцарение на престоле Александра I, вскоре привели к заметным изменениям в структуре российской морской пехоты и в том числе и Черноморского флота. Так 29 апреля 1803, Александр I, распорядился о том, чтобы имевшиеся 12 морских батальонов Балтийского и Черноморского флотов, были распределить по вновь созданным четырем "морским полкам". Первые три морских полка были созданы на Балтике, а 4 – й морской полк в составе Черноморского флота. 1

 

Помимо формирования в составе Черноморского флота новой части морской пехоты – 4 – го морского полка, Александру I пришлось решать проблему дальнейшей участи личного состава, упраздненного императором Павлом I – "Одесского греческого дивизион", так его бывшие солдаты и офицеры обратились к нему, с просьбой выделить им 15 тысяч десятин земли, пожалованных еще Екатериной П.

 

В ответ на это прошение, 22 октября 1803, император Александр 1 издал указ, в котором говорилось: "Мы желая дать сей единоверной нации (грекам – примечание цитирующего), новый довод нашего покровительства и попечения о благоденствии ее, а притом изъявить тем из них, кои служили в российских войсках, наше благоволение и милость, повелеваем вместо помянутого дивизиона составить батальон под названием Одесского греческого".

На основании этого императорского указа херсонский военный губернатор генерал А.Г.Розенберг поручил формирование батальона майору Евстафию Качони, штаб-квартира которого находилась вблизи Одессы в Сухом Лимане.

Спустя два года, к середине мая 1804, батальон был сформирован всего лишь на треть. В его состав вошли: 2 штаб-офицера, 14 обер-офицеров и всего 160 нижних чинов. В 1810 году, личный состав Одесского греческого батальона был переведён в разряд военных поселенцев. В 1819 году, Одесский греческий батальон был расформирован и его личный состав был переведен в Балаклаву, и присоединен там к Балаклавскому греческому батальону.

Если вернуться к истории 4 – го морского полка Черноморского флота, то спустя три года после его создания, в 1806 году началась очередная русско – турецкая война, которая стала для него первым боевым испытанием. Первой его крупной боевой операцией стало взятие 29 апреля 1807 – Анапы, одной из крупнейших турецких крепостей того времени и главной базы турецкого флота на северокавказском  побережье.

После захвата Анапы, морские пехотинцы взяли в ней, в качестве трофеев 98 пушек. Потери турок и черкесов составили здесь около 200 убитыми. Из 1752 человек личного состава 4 – го морского полка, в ходе этой операции 5 морских пехотинцев было убито и 12 ранено.

Другой крупной десантной операцией морской пехоты ЧФ во время этой войны стало взятие приморской крепости Сухум – Кале 10 июля 1810. В этой операции, участвовал отряд кораблей под командованием капитана 2 ранга Пётра Андреевича (Юста) де Додта, в составе: 68 - пушечный линейный корабль "Варахаил", 32 -пушечный фрегат "Воин", требака "Константин" и 2 канонерские лодки. На их борту разместились десантные силы, представленные: 1 – м мушкетерский батальоном  4 – го морского полка с частью полковой артиллерийской команды и часть артиллерийской команды 4-го морского полка. Всего 872 человека и две пушки.

В бою за Сухум морские пехотинцы потеряли 13 человек убитыми и 72 ранеными. Потери противника (турки и абхазы) составили около 300 убитых и 80 пленных. В качестве трофеев было взято 62 пушки и 1080 пудов пороха, а так же множество другого военного имущества и 8 знамен. После этого половина батальона осталась захваченной крепости в качестве ее гарнизона и находилась там до 1814 года. 2

Одновременно с боями 4 – го морского полка на Кавказском побережье за крепость Сухум – Кале, в  окрестностях Севастополя пришлось вступить в  бой Балаклавскому греческому батальону. Это было связано с тем, что  крымские татары, как оказалось, не смирились с присоединением Крыма к России и были готовы восстать при любом удобном случае.

Положение Российский империи в этот период времени, осложнялось тогдашней внешнеполитической обстановкой. Заключив в 1807 году, вынужденный мир с наполеоновской Францией и присоединившись к провозглашенной ей системе экономической блокады Англии, Россия фактически оказалась с англичанами в состоянии войны. Английские военные корабли стали захватывать русские торговые суда и осуществлять блокаду русского побережья Балтийского и Черного морей. Начались отдельные столкновения между российскими и английскими военными кораблями.

Летом 1810 года, в Черное море вошла англо - турецкая эскадра, которая стала курсировать у берегов Крыма. Ей навстречу из Севастополя вышел Черноморский флот, личным составом 4 – го морского пока, размещенного на кораблях.

Воспользовавшись этим, турецкие агенты стали подстрекать, к восстанию  крымско - татарское население Крыма, и в первую очередь крымских татар, проживавших в окрестностях Севастополя.

В городе сложилась напряженная обстановка, поскольку после выхода в море кораблей ЧФ с батальонами 4 – го морского полка,  в нем остались только небольшие сухопутные силы в виде нескольких караульных и карантинных рот и команд, а также рота и штаб Греческого батальона в Балаклаве.

В результате, вскоре после ухода кораблей из Севастополя 10-11 июля 1810, проживавшее в Байдарской долине татарское население восстало. К нему затем присоединились татары близлежащих территорий Балаклавского уезда. В селе Байдары (ныне Орлиное) собрался 10 - тыcячный отряд, восставших крымских татар, который стал готовиться к походу на Севастополь.

Положение спасли энергичные действия командира Балаклавского греческого батальона майора Ф. Д. Равелиоти. Не получив никаких указаний из Севастополя, он стал действовать самостоятельно. Подняв, имевшиеся в его распоряжении несколько подразделений батальона по боевой тревоге, и усилив свои силы, ополченцами из числа греческого населения, он повел их стремительным маршем к Байдарской долине, где коротким, но мощным ударом разгромил и рассеял группировку татарских повстанцев.

Согласно другой версии этих событий  массовые беспорядки среди татар Бахчисарайского уезда произошли в июне 1813 года. В их подавлении участвовала большая часть сил 4-го морского полка прибывшего из Севастополя и одна из рот Балаклавского греческого батальона. Этот бунт был подавлен в течении нескольких дней и 14 его зачинщиков были арестованы и отправлены в губернскую тюрьму в Симферополе..

Тем временем боевые действия русско – турецкой войны продолжались, и 4 – й морской полк вместе  с одним из подразделений Балаклавским греческим батальоном принял участие в оказавшейся, неудачной, десантной операции по захвату города Трапезунд  17 (29) октября 1810, потеряв там 49 человек убитыми. 3

Трапезундский десант  проходил  17 (29) октября следующим образом. Под прикрытием орудийного огня двух фрегатов группировка десантных частей общей численностью до трёх тысяч человек под командованием командира Балаклавского греческого батальона полковника Равелиоти высадилась в Платанской бухте недалеко от Трапезунда  и отбросив от берега группировку турецких войск общей численностью около 4 тысяч человек захватила турецкую трёхорудийную береговую батарею. Однако, быстро прибывшие турецкие подкрепления отрезали русский десант от берега и окружили его на позициях захваченной им ранее береговой батареи. Под командованием Равелиоти десантники штыковым ударом прорвали турецкое кольцо и потеряв 87 человек убитыми и павшими в плен, вышли к берегу где под прикрытием огня корабельной артиллерии погрузились обратно на свои суда.

Неудачная попытка овладеть Трапезундом, стала последней десантной операцией Черноморского флота и его частей морской пехоты в русско – турецкой войне 1806 – 1812 годов.

А тем временем, пока шла к завершению эта очередная русско – турецкая война Российская империя готовилась к новой войне с наполеоновской Францией. В ходе подготовке к этой новой войне было принято решение направить морские полки на усиление сухопутных войск. Распоряжением императора 17 января 1811 года три морских полка Балтийского флота были включены в состав 25 - й пехотной дивизии, а  4 – й  морской полк Черноморского флота  направлен в состав 28 - й пехотной дивизии.

Однако в действительности 4 – й морской полк, вплоть до окончательного разгрома Франции в 1814 году, продолжал находиться в Севастополе, где вместе с Балаклавским греческим батальоном занимался обеспечением лояльности крымскотатарского населения юго – западной части Крыма, поскольку в памяти властей еще не успели сгладиться впечатления от восстания татар под Севастополем в июле 1810 года.

Кроме этого, 4 –й морской полк, обеспечивал постоянным маршевым пополнением свой мушкетерский батальон, находившийся в качестве гарнизона, в захваченной у турок крепости Сухум – Кале. Этот батальон жестоко страдал от свирепствовавшей там малярии и постоянно терял людей от этой болезни.

В самом конце войны с Францией 3 апреля 1814 года  4 – й морской полк был формально переведен из 28 – й пехотной дивизии в 23 – ю, но при этом, по - прежнему оставался в Севастополе.

Наконец 29 августа 1814 года, 4 – й морской полк, был переведен из 23 –й пехотной дивизии в 13 – ю и отправлен из Севастополя в Тирасполь. Но, там он долго не задержался, и будучи переведенным, в состав 25 – й пехотной дивизии, совершил непрерывный трехмесячный марш и прибыл к новому месту расположения в город Валк, тогдашней Лифляндской губернии. Здесь он вместе с 3 – м морским полком составил 2 – ю бригаду 25 - й пехотной дивизии, которая затем была переименована  в 1 – ю пехотную дивизию и состояла целиком из бывших четырех морских полков. 4

В составе этой дивизии  4 – й морской полк в 1831 году в ходе сражений русско – польской войны 1830 – 1831 года участвовал в целом ряде ожесточенных и кровопролитных боев, в том числе и в штурме польской столицы Варшавы 25 – 27 августа 1831 года. 5

Спустя два года 28 января 1833, в ходе очередной военной реформы в армии было расформировано двадцать пять полков и в том числе и все пехотные полки носившие наименование "морские".  Три батальона 4 – го морского полка были переданы в Либавский пехотный полк, один в Софийский пехотный полк.

В войне с наполеоновской Францией 1812 – 1814 годов морская пехота Черноморского флота, была представлена 75 – м флотским экипажем.

Эта воинской часть Черноморского флота была сформирована 16 (28) февраля  1810 года. Экипаж был сформирован в составе четырёх рот, в Севастополе из флотских офицеров и нижних чинов, проходивших службу, в Севастополе и Николаеве – двух  главных баз, тогдашнего Черноморского флота.

На момент завершения формирования, штатная численность 75 – го флотского экипажа составила – 404 человека. В том числе: командир экипажа капитан – командор Пётр Андреевич (Юст) де Додт, 12 офицеров,  1 старший и 1 младший лекарь, 20 унтер-офицеров,  1 писарь, 1 баталер, 1 унтер-баталер, 2 фельдшера, 300 матросов, 60 старших юнг, 2 кока. Военные чиновники: 1 комиссар, 1 военный чиновник унтер-офицерского чина.

В июле 1812, морской министр и одновременно командующий "Молдавской армией" адмирал Чичагов, в связи с началом войны отдал распоряжение командующему Черноморским флотом вице – адмиралу Языкову, отправить в его армию один из флотских экипажей для выполнения различных военно – инженерных функций и прежде всего для наведения мостов и других видов водных переправ. Командованием флота для этой цели был выбран, находившийся в Севастополе 75 – й флотский экипаж.

Перед началом своего боевого пути личный состав 75 – го флотского экипажа, находясь  в Севастополе прошел боевую сухопутную подготовку под руководством офицеров и унтер – офицеров из 4 – го  морского полка.

Затем, личный состав экипажа  на фрегате "Лилия" и транспортном  судне "Лиман" был перевезен в район города Аккерман (ныне Белгород – Днестровский). После 15 – верстного перехода 1 (13) сентября 1812, экипаж прибыл в Аккерман, где он получил приказ идти форсированным маршем на соединение с Южной армией Чичагова, которая в это время перешла Днестр и спешила на помощь русским войскам действовавших против наполеоновских сил в Белоруссии.

После этого приказа 75 – й экипаж усиленным маршем шёл до Могилёва, откуда пройдя по маршруту Луцк – Пинск – Слуцк, 9 (21) ноября 1812, соединились с действующей армией в окрестностях Слуцка.

9 ноября 1812 командир экипажа капитан 2 ранга П.А. де Додт доносил из Слуцка адмиралу П.В. Чичагову о полученном приказании следовать в Минск. На тот момент в составе флотского экипажа было 13 офицеров, 19 унтер-офицеров, 346 рядовых и 11 нестроевых чинов, всего 389 человек. Таким образом, за время трехмесячного марша экипаж потерял всего 15 человек.

Пока моряки готовились к маршу на Минск, пришел новый приказ – следовать в Бобруйск. 16 (28) ноября 1812, 75 – й экипаж прибыл в Бобруйскую крепость, где вошел в состав 2 – го резервного корпуса 3 – й армии,  для как тогда говорили "исполнения в дальнейшем обязанности понтонной и пионерской части".

этот же день 16 ноября 1812, 75 – й флотский экипаж, выступил со всем корпусом на Рогачев, очищенный от французов двумя днями ранее отрядом подполковника Дреера.

Этот марш продолжался более суток и был прерван в 9 часов утра 18 ноября новым приказанием П.В. Чичагова - повернуть обратно, и следовать на город Игумен.

23 ноября 1813, после тяжелого перехода по разбитым дорогам с разрушенными переправами, экипаж вместе с корпусом дошел до местечка Свислочь, где остановился на отдых. Здесь штаб корпуса получил приказ М. И. Кутузова, двигаться к Минску

28 ноября (10 декабря) 1812, корпус вместе с экипажем сосредоточился в Минске. В то время, когда главные силы 2 - го резервного корпуса действовали в составе 3 - й Западной армии.

Сведений о каких-либо других боевых действиях войск 2-го резервного корпуса с противником до конца 1812 года нет, но они, разумеется, были, велась разведка, тылы очищались от вражеских дезертиров и мародеров. В операциях по очистке тылов корпуса принимал участие личный состав экипажа.

Дальнейший боевой путь экипажа выглядел следующим образом. К концу февраля (почти середина марта – по новому стилю)1813, экипаж вышел к реке Висла и расположился в местечке  Фордуны, недалеко от города Бромберга, где находилась тогда главная квартира русской армии, которой командовал к тому времени уже Барклай де Толли.

В начале апреля 1813, экипаж вышел к окрестностям города – крепости Торн (Торунь), расположенного на правом берегу Вислы и осажденного русскими и ставшими союзными с ними прусскими войсками. Осада Торна началась еще армией Чичагова 16 (28) января 1813 войска. Гарнизон Торна состоял из 4 тысяч баварцев и 1500 французов под командованием бригадного генерала Поатвена (Poitevin). Русские войска отбили вылазку французского гарнизона и ушли дальше, оставив наблюдательные посты. В первых числах февраля Торн блокировали войска генерала Барклая-де-Толли.

Торн был окружён крепостной стеной с башнями, валом, рвами с водой и бастионами. Напротив крепости - на левом берегу Вислы, находилось предмостное укрепление, в виде старинного замка с толстыми стенами, прикрытого артиллерией, как из крепости, так и батареей на речном острове Пац. Замок соединялся мостом с крепостью Торна.

Начавшийся весенний ледоход снёс мост, в результате сообщение между крепостью и замком поддерживалось с помощью лодок. Чтобы пресечь его, к 27 марта (8 апреля) 1813, русские вооружили пушками шесть больших лодок. Экипажи лодок были сформированы из личного состава 75 – го экипажа. Французы в тот же день пытались уничтожить лодки во время вылазки, но были отбиты с большим уроном.

После ожесточенных бомбардировок крепости русской осадной артиллерией 13 - 15 (25 – 27) 1813,  французы начали переговоры о сдаче. 16 апреля 1813, артиллерийский обстрел крепости был продолжен, что вынудило осаждённых принять все условия капитуляции.

Остатки крепостного гарнизона порядка 3700 человек, сдав оружие в арсенал, получил дозволение отправиться в Баварию с обязательством не воевать против союзников в кампанию 1813 года. В крепости, было захвачено 52 орудия, более 10 тысяч ружей и значительный запас провианта. В ходе, этой осады русские войска потеряли 28 человек убитыми и 160 ранеными. У пруссаков выбыло 6 человек.

После взятия Торна де Додт, был переведен в распоряжение Главного командования и передал командование экипажем капитан - лейтенанту И. И. Сулиме, а сам отправился

в распоряжение главной квартиры русской армии.

В дальнейшем в ходе похода русской армии в Европу 75 – й флотский экипаж участвовал в битвах при Кацбахе, Лейпциге, Суассоне, и завершил войну в 1814 году в окрестностях Парижа участвуя в штурме укрепленных позиции Монмартра.

После окончания войны, осенью 1814 года 75 – й экипаж вернулся в состав Черноморского флота и по некоторым данным в 1816 году в ходе укрупнения флотских экипажей был расформирован. 6

 

Часть 2.  Морская пехота в Первой обороне Севастополя 1854 – 1855 годов

Вскоре после начала Крымской войны, когда в нее, на стороне Турции, против России, вступили тогдашние великие морские державы Англия и Франция - возникла угроза высадки их войск в Крыму, с целью захвата Севастополя. В связи с этим  по распоряжению начальника штаба Черноморского флота вице – адмирала В. А. Корнилова в марте 1854,  из личного состава стрелковых (абордажных) партий  линейных кораблей и фрегатов флота было сформировано два, так называемых "нештатных десантных батальона" по шесть взводов в каждом. В каждом взводе насчитывалось по 60 человек личного состава (по другим данным 48).

Линейные корабли "Селафаил", "Ягудиил", "Храбрый", "Три Святителя", "Чесма" и "Париж" выделили по взводу для 1 - го десантного батальона.

Линкоры "Ростислав", "Двенадцать Апостолов", "Императрица Мария", "Великий князь Константин" и "Варна", выделили по взводу для 2 - го десантного батальона.

Для артиллерийской поддержки этих батальонов из арсенала флота было выделено десять горных орудий типа "единорог". В дальнейшем с добавлением дополнительного количества орудий, было сформировано две подвижные морские батареи. По одной батареи на батальон.

Матросы, входившие в состав абордажных партий, и составившие ядро этих новых формирований морской пехоты ЧФ имели достаточно большой боевой опыт. Они получили его в предшествующие годы, в ходе десантных операций против черкесских племен на черноморском побережье Северного Кавказа.

В июле 1854, по инициативе начальника штаба ЧФ вице – адмирала В. А. Корнилова последовало создание 3 - го и 4 - го десантных батальонов из десантных партий кораблей (вначале они именовались 1-м и 2-м резервными батальонами). 3 - й батальон формировался на кораблях 4 - й флотской дивизии и состоял из 8 взводов, 4 - й батальон (6 взводов) - на кораблях 5 - й флотской дивизии. Артиллерию, приданную этим батальонам, усилили до 16 орудий за счет горных единорогов, хранившихся в арсенале ЧФ.

2 (14) сентября 1854, то есть сразу после получения известия о начале высадки союзников в Крыму, в районе Евпатории, по приказу вице - адмирала В. А. Корнилова было сформировано ещё четыре морских стрелковых батальона. Из них три назывались флотскими: 34 - й (командир - капитан-лейтенант князь Ширинский - Шихматов) из команд линейного корабля "Уриил" и фрегата "Флора", 36 - й из личного состава экипажей линейного корабля "Ростислав" и фрегата "Сизополь", 37 - й из личного состава экипажей  линейного корабля "Гавриил" и фрегата "Кагул". Номера батальоны получили в соответствии с экипажами, к которым были приписаны корабли. Четвертый батальон назывался – Рекрутский батальон. 7

4 (16) сентября 1854 года по приказу Корнилова из выделенных из состава 1, 2, 3, 4 и 34 морских батальонов нескольких взводов был сформирован отдельный сводный морской стрелковый батальон, под командованием капитан-лейтенанта Д. В. Ильинского. В этот же день, в 16 часов Сводный морской стрелковый батальон вместе с 1 – й морской подвижной артиллерийской батарей, которой командовал лейтенант Шишкин, был отправлен в расположение русских войск занимавших оборонительные позиции на реке Альма. 8

В ходе Альминского сражения, матросы сводного морского стрелкового батальона, будучи вооружены штуцерами образовали цепь стрелков перед фронтом левого фланга русских войск, напротив деревни Алматамак (ныне центральная часть села Вилино), где они успешно поражали своим огнем  французскую пехоту из 1 – й французской пехотной дивизии, которой командовал генерал Канробер.

Морские пехотинцы покинули свои позиции, только после того как у них закончились патроны, а  командование русских войск на Альме, и, прежде всего князь Меншиков, так и не обеспечили пополнение их боеприпасами. 9

Вскоре после Альминского сражения к 13(25) сентября 1854, в сформированных из личного состава Черноморского флота морских батальонах насчитывалось: 19 штаб-офицеров, 199 обер-офицеров, 10 юнкеров, 15 кондукторов, 648 унтер-офицеров, 219 музыкантов, 8841 матрос, 25 нестроевых чинов. Приказом Корнилова  30 сентября (12 октября) 1854 морские батальоны были переименованы во "флотские экипажи". 10

Последним сухопутным боем морской пехоты ЧФ в ходе Первой обороны Севастополя, стала одна из первых вылазок защитников города в расположение войск противника в ночь с 25 на 26 сентября (по старому стилю) 1854 года.

Задачей этой вылазки было выбить неприятельских стрелков, мешавших инженерным работам. Командование вылазкой было возложено на лейтенанта 44-го флотского экипажа П.Ф. Гусакова. Всего в деле участвовало 80 матросов 3 - го десантного батальона, 35 саперов и 20 солдат. 11

В общей сложности, за время Первой обороны Севастополя, было сформировано 17 отдельных морских батальонов, которые вместе с другими участниками обороны Севастополя покрыли себя неувядаемой славой.

По мере того, как продолжались бои за Севастополь, количество личного состава в морских батальонах, из – за потерь, неуклонно сокращалось, и командование решило использовать матросов более рациональным способом,  пополняя ими расчеты, находящихся на бастионах батарей тяжелых морских орудий, которыми командовали флотские офицеры.

Единственными частями морской пехоты, оставшиеся в Севастополе в этом своем качестве до самого конца его обороны стали "Арестантские роты" Черноморского флота.

Что же известно в отечественной истории  о этом виде воинских частей армии и флота, и их участии в Первой обороне Севастополя.

Арестантские роты - особые военно-исправительные части в российской армии и флоте, а также некоторое время в ряде военизированных гражданских ведомств тогдашней России - были созданы в 1823 году, по распоряжению императора Александра I для отбывания в них наказания военнослужащими, совершившими уголовные и воинские преступления. В них строгий режим содержания сочетался с принудительным, тяжелым трудом. В составе Черноморского флота первые арестантские роты появились в 1826 году.

При императоре Николае I арестантские роты стали использоваться в качестве мест заключения и для гражданских лиц, совершивших тяжкие уголовные преступления. В конце 30-х годов ХIХ века в России имелось 55 арестантских рот в 33 городах.

В одной из таких арестантских рот отбывал наказание за участие в тайном политическом обществе Петрашевского будущий известный русский писатель Ф.М. Достоевский. Свое пребывание в ней он описал в книге "Записки из мертвого дома".

Арестантская рота состояла из: постоянного состава - 3 офицеров, 17 унтер-офицеров барабанщик, писарь, цирюльник, и переменного состава - 100-250 арестантов. Командовал обычно такой ротой  офицер в чине капитана, именуемый по своей должности "плац-майор" и  имевший права батальонного командира. Он подчинялся коменданту крепости или командиру военного порта, на территории, которых или поблизости от них находилась его рота.  После отбытия наказания в арестантской роте, бывшие арестанты из числа военнослужащих вновь направлялись на военную службу.

Накануне Крымской войны в военных портах Севастополя и Николаева имелось 20 морских арестантских рот с номерами с 11 – й по 30 - ю.

В Севастополе накануне Первой обороны 1854-1855 годов находились 19, 20, 21, 22, 23,  24, 25, 26,  27, 28, 29, 30 – я арестантские роты Севастопольского военного порта. Ими командовали подпоручик Бондаренко А.С., штабс - капитан Пономарев Е.С., штабс -капитан Коростылев, капитан Захаров, поручик Александров А., штабс - капитан Данилович С.И., поручик Петров, поручик Тарасов С.П., поручик Шеин В.А., капитан Андрузский Я.Н., поручик Зайцев Н.Н., поручик Ермоленко.

Всего в  этих, находившихся на территории Севастополя арестантских ротах, к началу первой обороны города находилось 2300 арестантов.

В начале Первой обороны, арестантов этих рот  начали массово использовать на строительстве укреплений, подносе боеприпасов на батареи, а так же на работах по сбору тел убитых и их дальнейшем захоронении на воинских кладбищах. Затем, постепенно арестантов стали все больше и больше привлекать к участию в непосредственных боевых действиях.

К концу, Первой обороны Севастополя в находившихся в городе арестантских ротах было около 70 офицеров, 161   унтер - офицер и солдат, и 1026 арестантов. 12

Накануне и во время Крымской войны и Первой обороны Севастополя, арестантские роты подчинялись "Инспектору ластовых команд, рабочих экипажей и арестантских рот" контр-адмиралу Метлину Н. Ф. По современной терминологии он был начальник тыла Черноморского флота.

Об участии арестантских рот в Первой обороне Севастополя, упомянуто в романе Филиппова "Осажденный Севастополь", который стал первым художественным литературным произведением, посвященным Первой обороне Севастополя.

После окончания Крымской войны, в конце 1856 года, весь личный состав арестантских рот, участвовавший в обороне Севастополя был амнистирован, и уволен с воинской службы, с последующим оказанием государственной помощи в выборе места жительства и трудоустройства.

Спустя три года, после окончания Крымской войны - 21 октября 1859, по представлению военного министра Милютина, распоряжением императора  Алесандра II была расформирована последняя часть морской пехоты в Российской империи - Балаклавский греческий батальон.

Часть 3.  Морская пехота Российской империи в Балканской войне 1877 – 1878 годов

В ходе подготовки к новой войне с Турцией в 1876 году в Николаеве, который тогда был главной базой Черноморского флота, из матросов и флотских офицеров был сформирован отряд морской пехоты двухротного состава, имевший следующий количественный состав: 8 офицеров, 2 врача, 200 нижних чинов.

В дальнейшем, за свои боевые отличие во время данной  русско – турецкой войны 1877 – 1878 годов на Дунае, обе роты этого отряда получили почетные наименования: "Его Императорского Высочества" и "Его королевского высочества герцога Эдинбургского". Кроме того, их наградили серебряными рожками с выгравированной надписью "За действия на Дунае в Турецкую войну 1877 и 1878 годов". 13

К сожалению, до сих пор неизвестны подробности дальнейшей истории этих рот после окончания Балканской войны 1877 – 1878 годов. Скорее всего, эта часть морской пехоты и оба её подразделения были расформированы после окончания, этой войны.

Помимо морской пехоты Черноморского флота для участия в войне 1877 – 1878 годов на Дунай был направлен отряд морской пехоты, сформированный в Петербурге из личного состава Гвардейского флотского экипажа, численностью 490 человек (по другим данным 462 человека, в том числе 26 офицеров и 436 нижних чинов). Он состоял из двух рот, а так же саперной и гальванической команды. В мае 1878 в него из Балтийского флота прибыло  еще пять рот. Отряд Гвардейского флотского экипажа действовал на Дунае в районе городов Никополь и Зимницы. Ниже по Дунаю действовал уже упомянутый отряд морской пехоты Черноморского флота. 14

Кроме подразделений собственно морской пехоты Морское министерство Российской империи, готовясь к Балканской войне, впервые в мире создало в 1876 году в Севастополе морской спецназ – команду боевых пловцов. Командиром этой новой части морской пехоты, был назначен офицер Черноморского флота лейтенант Никонов (судя по всему сын известного участника Первой обороны Севастополя 1854 – 1855 годов), его заместителем стал офицер Гвардейского флотского экипажа мичман Персин.

Личный состав этой специальной команды тренировался в подводном плавании, в новейшем для того времени специальном снаряжении в виде каучукового гидрокостюма системы Бойтона. В программу подготовки, тогдашних морских спецназовце – боевых пловцов, так же подготовки входило обучение подведению подводных мин под вражеские корабли, и мосты и последующий их подрыв на расстоянии с помощью электрических проводов и соответствующих взрывателей. 15

К сожалению, по уже установившейся к тому времени, недоброй традиции, после окончания этой войны морская пехота, и впервые в мире созданный на Черноморском флоте подводный спецназ вновь прекратили свое существование

Список источников к Главе II

1. А. Кибовский, О. Леонов А. Кибовский, О. Леонов "300 лет российской морской пехоте" …  - т.1 – с. 135.

2. Там же – т. 1 – с.154 – 155, Боевая летопись русского флота – М.: Военмориздат, 1948. – с. 182.

3.  Там же  – т. 1 – с.156 – 157.

4. Там же – т. 1 – с. 226 – 227.

5. Там же – т. 1 – с.252 – 263.

6. журнал  "Морской сборник" - 1900 - № - 12 – с. 62,  Д. Б. Броневский Воспоминания – журнал "Русская старина" - 1908 - № 6 – с. 561 – 576, Игорь Фролов  75 – й  флотский экипаж. От Севастополя до Парижа  -  журнал  "Милитари  Крым" - 2006 - № 4 – с. 29 – 30.

7. Комаров А. Черноморский флот в период Крымской войны. Малоизвестные вопросы организации флота - журнал "ФлотоМастер" - 2000 - №1 - с. 2 - 8.

 

8. "Из воспоминания и заметок севастопольца" -  журнал Русский архив – 1892 - кн. 3 - с. 78 и А. Жандр "Материалы для истории обороны Севастополя и для биографии Владимира Алексеевича Корнилова, собранные и объясненные капитан-лейтенантом А. Жандром, бывшим его флаг-офицером" - СПб., 1859. - с. 191.

 

9. А. Жандр Материалы для истории обороны Севастополя и для биографии В.А.Корнилова - СПб, 1859.- с.131, 166 - 167., П. М. Ляшук Черноморский флот в обороне Севастополя 1854 - 1855 годов (научная справка) - Севастополь: Музей героической обороны и освобождения Севастополя, 1992. – с. 76

10. Комаров А. "Черноморский флот в период Крымской войны. Малоизвестные вопросы организации флота" - журнал ФлотоМастер – 2000 - №1 - с.6- 7.

11. Боевая летопись русского флота: Хроника важнейших событий военной истории русского флота с IX в. по 1917 год – М.: "Военмориздат", 1948. - с.230.

12. Сергей Ченнык  Минский пехотный полк в сражении на Альме – журнал "Милитари Крым" - 2005 - № 2 – с.9, 11.

13. П. М. Ляшук Черноморский флот в обороне Севастополя 1854-1855 годов (научная справка) - Севастополь: Музей героической обороны и освобождения Севастополя, 1992. – с. 76.

14. В. Г. Данченко Морские солдаты Российской империи … - с. 122 – 124.

15. Н. И. Беляев Русско – турецкая война 1877 – 1878 годов – М.: Воениздат, 1956. – с.458 – 459,  Х. Х. Каламов, И. В. Носов, И. П. Сорокин Морская пехота – М.: Воениздат, 1957. – с. 28,  В. Данченко Морские солдаты Российской империи... - с. 139 – 140.

 

Глава III  Возрождение морской пехоты Черноморского флота в начале XX века и её участия в боевых действиях Первой Мировой войны (1904 – 1917 годы)

 

Часть 1.  Создание в 1904 году Одесского морского батальона, как начало возрождения постоянно действующих частей морской пехоты в Российской империи

 

Главным толчком к началу процесса возрождения в Российской империи в начале 20 – го века, постоянно действующих частей морской пехоты стала Русско - японская война 1904 – 1905 годов и такое её заметное событие как оборона морской крепости Порт – Артур – главной базы, тогдашнего российской Тихоокеанской эскадры.

В самом начале обороны Порт – Артура (9 февраля 1904 – 2 января 1905 (по новому стилю)), из состава экипажей находившихся там поврежденных кораблей Тихоокеанской эскадры было сформировано несколько морских стрелковых батальонов, которые в сухопутных боях показали свои великолепные боевые качества.

Под влиянием опыта обороны Порт – Артура и общего хода боевых действий русско – японской войны, в том же 1904 году, вскоре после начала войны в Одессе, была так же сформирована новая постоянная часть морской пехоты – "Одесский морской батальон".

Эта первая в 20 – м веке, постоянно действующая часть морской пехоты, была создана 4 (17) августа 1904 года, утверждением в этот день императором Николаем II - "Положения об Одесском морском батальоне". Спустя четыре дня 8 (21) августа 1904, это положение было введено в действие приказом военного министра под № 470.

Согласно этому положению: "Одесский морской батальон назначается для службы при перевозке войск морем и для подготовки в мирное время в войсковых частях личного состава, технически ознакомленного с условиями и порядком производства этих перевозок".

Предшественником и основой создания "Одесского морского батальона", была созданная в Одессе в 1886 году "Одесская сводная морская рота", которая до создания в 1904 году на её базе "Одесского морского батальона", занималась морской десантной подготовкой личного состава пехотных дивизий Одесского военного округа.  Незадолго до создания на базе этой роты Одесского морского батальона, в 1901 – 1904 годах, для неё на Механическом и Литейном заводах города Николаева были построены 6 десантных паровых катеров, водоизмещением  9 тонн и скоростью хода в 7,5 узлов и 7 железных десантных гребных ботов. 1

Реальным назначением Одесского морского батальона, в качестве инженерной части морской пехоты, было обеспечение проведения морской десантной операции, непосредственно осуществляя высадку армейских частей на необорудованное для приема крупнотоннажных транспортов побережье. То есть батальон был создан для обеспечения проведения главной стратегической операции Черноморского флота и войск Одесского военного округа – захвата у Турции, черноморских проливов.

После своего создания, и вплоть до начала Первой Мировой войны, батальон находился в Одессе, где был размещен в так называемых "Сабанских казармах", построенных ещё в 1827 году (улица Канатная,23).

Согласно штату, батальон состоял из двух рот: гребной и технической, учебной команды, школы машинистов, склада плавучих средств и технического имущества. Батальон был оснащен 36 стальными катерами и 40 деревянными десантными баркасами.

Каждой из этих двух рот полагался: командир роты в чине капитана, 2 офицера, 1 фельдфебель, 1 каптенармус, 1 горнист, 4 старших и 4 младших унтер-офицера, 12 ефрейторов и 112 рядовых.

Командовал батальоном полковник, при нем находились его помощник (заместитель – по современной терминологии) в чине подполковника.

Командиру батальона и его помощнику подчинялись, несколько батальонных офицеров: адъютант, казначей и заведующий оружием и мастерской. Кроме того, при батальоне имелась специальная учебная команда переменного состава, в которую в летнее время солдаты, унтер - офицеры и офицеры армейских частей Одесского военного округа для обучения навыкам необходимым для участия в морских десантах. 2

Первым командиром батальона с 11 сентября 1904 и до 6 февраля 1906 года, был полковник Есаулов Александр Алексеевич. Из числа офицеров начавших службу в батальоне, сразу после его создания, кроме его командира известен, так же заведующий хозяйственной частью батальона подполковник В.И. Набоков.

Одесский морской батальон, по поставленным перед ним задачам и структуре, являлся не стрелковой, а инженерной частью морской пехоты. Кроме того, хотя нижние чины батальона носили матросскую форму, батальон не входил в состав Черноморского флота, он находился в ведении Главного штаба Российской императорской армии и непосредственно подчинялся Одесскому военному округу.

С 1910 года Одесский морской батальон, находился в подчинении командира 8-го армейского корпуса Одесского военного округа.

Таким образом, являясь по сути флотской частью, Одесский морской батальон комплектовался и содержался военным, а не морским министерством, и с 1910 года, считался понтонной частью Российской Императорской Армии

Особый статус батальона, был отражен в особенностях формы его личного состава, которая была утверждена, вскоре после его создания - 11 октября 1904, императорским высочайшим повелением  "Об установлении формы обмундирования для Одесского морского батальона".

Согласно данному документу, нижние чины батальона носили морскую форму, но отложные воротники на матросских форменках были не синего, а красного цвета. Погоны, на мундирах, бушлатах и шинелях нижних чинов, были алого цвета с белым кантом.

Так же этим документом, для нижних чинов Одесского морского батальона назначаемых на некоторые отдельные специальные должности: рулевого, электротехника и машиниста на левом рукаве мундира и шинели нашиваются выкраиваемые из алого сукна знаки, обозначавшие данную воинскую специальность. В целом, обмундирование личного состава батальона, как офицеров, так и нижних чинов, представляла собой сочетание различных элементов, армейской и флотской униформы.

Спустя два года - 10 (23) апреля 1906, императором Николаем II, был  установлен кормовой флаг для катеров и других плавучих средств Одесского морского батальона. Флаг имел красный цвет, в его  левом верхнем углу находилось изображение Андреевского флага, на остальном красном фоне, были изображены два перекрещенных якоря.

Спустя десять лет, приказом военного министра № 439 от  8 (21) августа 1916, батальон получил новый флаг. Этот флаг представлял собой полотнище белого цвета, в верхнем правом углу которого было помещено изображение корабельного гюйса, а в нижнем правом углу, находилась выполненная красным цветом эмблема батальона, в виде перекрещенных на фоне якоря кирки и топора.

Помимо своих непосредственных функций инженерной части морской пехоты Одесский морской батальон, принял самое непосредственное участие в создании в России военной авиации, отечественного самолетостроения и подготовки  летных кадров.

В Сабанских казармах, где располагался батальон, 15 июня 1910, по инициативе  и финансовой поддержке Артура Антоновича Анатра  - одесского банкира и председателя созданного в 1908 Общества авиаторов и воздухоплавателей Украины и Крыма, был  открыт Одесский военно-авиационный класс, а в ремонтных мастерских батальона начали строить первые аэропланы отечественной конструкции. Кроме того, личный состав батальона обеспечивал подготовку и полеты одесских авиаторов.

В 1914 году, Артур Анатра купил в Симферополе, участок пустующих земель, для постройки авиационного завода. Строительство нового предприятия в Симферополе было частью большой самолетостроительной программы, данного отечественного предпринимателя. Первый заказ, на изготовление пяти самолетов типа "Фарман – 4", был выполнен к ноябрю 1913, в Одессе, в мастерских Одесского морского батальона.

Помимо производства лицензионных самолетов по французским образцам, изготавливались аппараты и по собственным проектам: "Анатра - Д", "Анатра", "Анатра -Декан", "Декан" и "Анаде". Самолет типа "Анаде", выпущенный в конце 1915 года был признан лучшим даже в сравнении с иностранными аппаратами.

Строительство симферопольского завода шло быстро, и уже в 1915 году он начал давать продукцию - это был серийный, общепризнанный, на тот момент русской армии  типа истребитель типа "Ньюпор - 4", а затем "Ньюпор-17". В 1916 году завод выпустил 5 самолетов, в 1917 году - 45. При этом следует учесть, что шла Пмировая Мироваяа, и истребители прямо из цеха отправлялись на фронт. 3

 

Часть 2. Морская пехота Черноморского флота в боях Первой Мировой войны

Вопрос о формировании в составе российских флотов, постоянных частей морской пехоты был, наконец, официально поставлен в 1910 году. В следующем 1911 году, Главным морским штабом был разработан проект создания постоянных частей морской пехоты в основных базах Балтийского и Черноморского флотов, а так же Сибирской флотилии, то есть морского полка на Балтике, морского батальона в составе Черноморского флота, и Владивостокского морского батальона, в составе Сибирской флотилии.

После начала Первой Мировой войны на Балтийском и Черноморском флотах были сформированы сначала батальоны, затем бригады, а потом дивизии морской пехоты. По одной дивизии на каждом из флотов.

Сразу после начала Первой Мировой войны, и за два месяца до начала боевых действий Первой Мировой войны на Черном море, 1 августа 1914, командующий Черноморским флотом утвердил "Положение о временном отдельном Керченском морском батальоне".

На основании этого документа, кроме уже существовавшего составе Черноморского флота Одесского морского батальона, в Керченской морской крепости был сформирован "Временный отдельный Керченский морской батальон" первоначально предназначенный для обороны этой крепости и несения в ней караульной службы.

Вскоре после этого, в Батумской морской крепости были сформированы 1 и 2 – й морские запасные батальоны. В Баку, в составе Каспийской флотилии, которая находилась в оперативном подчинении командующему Черноморским флотом, была создана отдельная рота морской пехоты, которую затем усилил, прибывший в состав Бакинского военного порта (военно – морской базы, если по современной терминологии) отдельный десантный отряд Черноморского флота.

Вскоре, после своего создания 2 – й  Батумский морской батальон вступил в бой с турецкими войсками на пограничной реке Чорох близ Батума. Две его роты форсировали реку, а третья рота была высажена с моря в ближайший тыл атакующего противника. Этим комбинированным ударом  турки были разгромлены. Затем в бой вступил 1 – й Батумский морской батальон. Оба морских батальоны действовали на Батумском направлении, до марта 1915 года, когда они были отозваны с фронта и переведены в Севастополь. 4

Вскоре после начала Первой Мировой войны, активное участие в её боевых действиях стал принимать Одесский морской батальон. Осенью 1914 года, батальон вместе со своими катерами и другими плавучими средствами, был отправлен в состав Западного фронта. Там, на реке Висла, Одесский морской батальон, вместе с Вислинской и Наревской речными минными ротами, а так же рядом других понтонных армейских частей, обеспечивал перевозку войск и военных грузов через Вислу.

В январе 1915, Одесский морской батальон был на Висле сменен Гвардейским Экипажем, после чего был отправлен в Севастополь, для подготовки подготовку к Босфорской десантной операции. Прибыв в феврале 1915, в Севастополь, батальон вскоре, был выведен из состава армии и  передан в оперативное подчинение командующего Черноморского флота.

Находясь в Севастополе, Одесский морской батальон получил пополнение, и его численность достигла 1400 человек. Из Севастополя роты батальона периодически отправлялись для участия в боях на Кавказский фронте, а так же и в Прибалтику (Северо – Западный фронт). 5

Находясь в Севастополе, личный состав Одесского морского батальона, продолжал отрабатывать навыки обеспечения десантирования с моря, а так же участвовал в обеспечении морских перевозок войск, ремонтируя для этого различные высадочные средства: шлюпки, баркасы, боты, катера и другие плавучие средства.

Десант на Босфор, так и не состоялся, но Одесский морской батальон, выполнил все свои  положенные функции, приняв участие в 1916 году, в крупномасштабной Трапезундской десантной операции, совместно проведённой Черноморским флотом и Кавказским фронтом.

К сожалению, в завершающий период Первой Мировой войны, в ходе процесса ликвидации после Октябрьской революции 1917 года - дореволюционной русской армии, путем её всеобщей массовой демобилизации в январе – марте 1918 года, Одесский морской батальон прекратил своё существование.

Помимо формирования морской пехоты, Черноморский флот в этот период, спешно оснащался десантными судами специальной постройки типа "Эльпидифор".

Накануне, и в годы Первой Мировой войны, в Николаеве строили для Черноморского флота самые различные типы кораблей и судов, иногда – даже революционные (по своему оперативно-тактическому назначению). Так, например, для предполагаемой  высадки оперативного десанта в Синоп (а по дальнейшим планам - и на берега Босфора) командование Черноморского флота заказало на этих судостроительных верфях порядка тридцати по терминологии того времени "пехотно - десантных кораблей" типа "Эльпидифор", способных высадить на необорудованном побережье пехотный батальон в с необходимыми запасами боеприпасов и амуниции.

Эти пехотно - десантные корабли имели водоизмещение 1400 тонн, машину мощностью в 750 лошадиных сил, дальность хода 2300 миль и максимальную скорость 8 узлов.

На момент постройки корабли вооружались двумя пушками калибра 102-мм, двумя 76-мм пушками и четырьмя пулеметами. Вместимость на каждом корабле десанта составляла до тысячи человек.

Суда типа "Эльпидифор" были первыми в мире  десантными кораблями специальной постройки. Они планировались, закладывались и строились именно как десантные, и впервые в практике мирового судостроения они были снабжены специальной носовой аппарелью, по которой десантники могли перейти с корабля на берег, даже не замочив сапог.

К сожалению, эта серия по своему прямому назначению использовалась лишь в тактических целях, главным образом – для поддержки наступающих по анатолийскому побережью частей Кавказской армии. При высадках в Ризе и Трабзоне "эльпидифоры" доказали свою тактическую пригодность, и лишь революция и последовавшая за ней Гражданская война не позволили России использовать эти корабли для достижения своей давней заветной цели – захвата черноморских проливов.

Планы высадки массированного десанта у Босфора, первой волной которого и должны были стать "эльпидифоры", так и не осуществились – не по вине командования флота. К моменту окончания гражданской войны 4 "эльпидифора" николаевской постройки использовались Красной Армией как тральщики (в октябре - ноябре 1920 года, для траления подступов к Севастополю). В дальнейшем в 30 – 40 – е годы, они были канонерскими лодками уже советского Черноморского флота.

Летом 1915 года, кроме ранее сформированных частей в составе морской пехоты  Черноморского флота  находились, так же 1- й Черноморский флотский батальон численностью 1037 человек, и в Батуме - Отдельная запасная морская рота численностью 231 человек. 6

В ходе Первой  Мировой войны не только Черноморский флот посылал части и подразделения морской пехоты на различные фронты, в том числе и на Балтику, но и с Балтийского флота в Севастополь 24 марта 1915 прибыли 1 и 2 – й  батальоны Гвардейского флотского экипажа, начавшие подготовку к десантированию на побережье Турции.

Эти учения проходили в устье реки Качи. Однако затем под давлением союзников десантная операция против Турции была отменена и эти батальоны были переведены в Николаев, где их включили в состав 2 – го Гвардейского корпуса. Из Николаева батальоны Гвардейского экипажа и их роты периодически перебрасывались на различные фронты, в том числе и на Дунай, откуда они 5 февраля 1917, окончательно убыли в Петроград. 7

Во второй половине 1916 года Морское министерство, приступило к формированию двух крупных соединений морской пехоты – Балтийской и Черноморской морских дивизий.

Балтийская морская дивизия развертывалась на базе уже существовавшей в составе Балтийского флота бригады морской пехоты, а Черноморская морская дивизия формировалась из морских батальонов, созданных в составе Черноморского флота еще в 1914 году, и ряда армейских частей и подразделений.

Осенью 1916 года, после вступлением на стороне  Антанты в Первую Мировую войну Румынии и созданием Россией так называемого "Румынского фронта", в связи с нехваткой сухопутных войск для полноценной обороны всей линии обороны на Румынском фронте было решено передать часть линии фронта в районе от устья Дуная до впадения в него реки Прут соединениям морской пехоты.

С этой целью осенью 1916 года, был сформирован "Отряд обороны Дунайских гирл" под командованием контр – адмирала С. С. Фабрицкого. В этот отряд вошли прибывшие из состава Балтийского флота Балтийская морская дивизия и "Отдельная морская бригада особого назначения", которой командовал генерал – майор Мазуркевич. В качестве частей усиления в состав "Отряд обороны Дунайских гирл", были так же, включены 1  -я Севастопольская крепостная саперная рота, а так же две береговых и две зенитных батареи. 8

Прибывшая на Румынский фронт Балтийская морская дивизия имела в своем составе 1, 2, 3 и 4 – й морские полки, а так же различных частей усиления. Дивизия заняла позиции на Дунае, между городами Тульча и Исакчи, имея своими противниками турецкие и болгарские части. Весна и начало лета 1917, прошли у Балтийской морской дивизии в стычках и перестрелках с противником. 9

Осенью 1916 года, в Севастополе началось формировании Черноморской морской дивизии. Формирование этой дивизии началось на базе 1-го Черноморского батальона (другой вариант названия этой части – 1 –й  десантный Черноморский батальон) - 5 –го морского полка, который стал первым полком этой дивизии.

После завершения формирования Черноморской морской дивизии, она имела в своём составе 5, 6, 7 и 8 - й морские полки, а так же дивизионные части усиления. Дивизия предназначалась в качестве первой волны десанта в зону черноморских проливов, который намечался на весну 1917 года.

Свержение монархии в России в марте 1917 похоронило планы этой десантной операции и привело к тому, что с лета 1917 начался процесс постепенного расформировывания, этих первых в российской военной истории дивизий морской пехоты. Но, тем не менее, к моменту Октябрьской революции и последующего начального периода Гражданской войны, эти дивизии продолжали фактически существовать, и их личный состав принял активное участие в этих событиях.

Список источников  Главы  III

 

1. журнал "Милитари Крым" - 2016 - № 1 – 23 – 33.

 

2. В. К. Шенк Инженерные и железнодорожные войска. Справочная книжка императорской главной квартиры - СПб., 1909

 

3. А. Кибовский Одесский морской батальон – журнал "Цейхгауз" -№ 27 и 28

4. Х. Х. Камалов, И. В. Носов, И. П. Сорокин  Морская пехота … - с. 32.

5. В. Г. Данченко … - с. 137 – 138.

6. Там же - с. 130

7. Там же - с. 219 – 221.

8. Приказ Командующего Черноморским флотом № 86с  от  10 марта 1917    года (фонды Музея Краснознаменного Черноморского флота документ инвентарный номер 6957).

9. В. Г. Данченко… – с.139 – 140.

 

 

Глава IV  Морская пехота Черноморского флота во время Гражданской войны в России 1917 – 1920 годы

 

Часть 1. Роль морской пехоты в Гражданской войне в России в период 1917 – 1920 годов

Гражданской война в России в период 1917-1922 годов, отличалась, особенно в ее начальный период, массовым участием в боевых действиях матросских отрядов.

В боях на сухопутных фронтах на стороне большевиков участвовало по разным данным от 75 до 100 тысяч моряков, как матросов, так и морских пехотинцев периода Первой мировой войны.

В годы Гражданской войны и военной интервенции в Красной армии и на флоте, в составе более 20 флотилий и 14 общевойсковых армий сражалось около 170 отрядов и частей морской пехоты.

Так же во время Гражданской войны - в России появился и сам термин "морская пехота", до этого не существовавший. Это произошло, когда 27 ноября 1918, по приказу Петроградского окружного военного комиссариата началось формирование "3-го отдельного батальона морской пехоты" (командир – В.А. Александров).

Часть 2. Черноморский флот и его морская пехота в боевых действиях Гражданской войны в ноябре – декабре 1917 года. ( "Донской поход" и разгром ударных частей Западного фронта)

Не смотря на то, что формально Балтийская и Черноморская морские дивизии были расформированы к концу осени 1917 года, однако, к моменту начала борьбы за Советскую власть в Крыму, и в бассейне Черного моря их структуры и значительная часть личного состава сохранились и смогли принять участие в этой борьбе на стороне большевиков за исключением значительной части офицеров Балтийской морской дивизии, которые присоединились к офицерской белогвардейской группировке, сформированной в составе  Румынского фронта полковником Дроздовским, и которая затем ушла на Кубань и влилась в состав "Добровольческой армии" генерала Деникина, как "Дроздовская дивизия".

Но среди организаторов красной морской пехоты в Севастополе были так же и офицеры  частей морской пехоты из бывшей Черноморской морской дивизии, из них нам известны подполковник Преклонский, прапорщики Толстов и Величко.

Фактическим командующим морской пехотой Черноморского флота в начальный период Гражданской войны (декабрь 1917 – апрель 1918), стал капитан 2 ранга Михаил Михайлович Богданов (1883 – 1927), который до Октябрьской революции в 1911 – 1917 годах занимал должность адьютанта штаба Севастопольского военного порта. А, после Севастополя в 1919 – 1920 годах являлся сначала начальником штаба, а затем командиром одной из бригад 58 – й стрелковой дивизии Красной Армии.

Боевые действия Гражданской войны для Черноморского флота и его морской пехоты начались спустя четыре после прихода к власти в Петрограде большевиков, когда  29 октября (11 ноября по новому стилю) 1917, из Севастополя для установления Советской власти в Мелитополе был отправлен матросский отряд численностью 600 человек, под командованием матросов Н. Пожарова и А. Платонова

Ну а первым событием крупномасштабного участия Черноморского флота  и его морской пехоты в разворачивающейся Гражданской войне стал Первый Донской поход. Причиной этого похода стало обращение о помощи делегация Ростовского Совета.

С этим обращением к делегатам Первого съезда Черноморского флота, который проходил в Севастополе с 6 по 19 ноября (с 19 ноября по 2 декабря) 1917, выступил представитель Ростовского Совета И. Д. Ченцов, который сообщил, что атаман Донского казачьего войска генерал – лейтенант Каледин отказался признать приход большевиков к власти в Петрограде, разогнал все Советы на подвластной ему территории и собрал 50 – тысячную группировку войск из числа Донских казаков для борьбы с Советской властью.

В ответ на это обращение съезд принял решение направить на помощь Ростовскому Совету отряд кораблей с десантом, что бы выбить казачьи части из Ростова – на - Дону. Кроме того съездом было принято решение направить матросский отряд численностью в 600 человек в Киев для помощи в установлении там Советской власти.

25 ноября (по новому стилю) 1917, из Севастополя вышел отряд кораблей в составе: эсминцы "Гневный", "Капитан Сакен", тральщики "Феофания" и "Роза", а так же два сторожевых катера. На борту кораблей находился десант численностью 150 человек.

Остальные основные силы морской пехоты ЧФ – "1 – й Черноморский революционный отряд" численностью 2500 человек, под командованием матроса А.В. Мокроусова отправился в Ростов по железной дороге. Руководство этой операцией в Севастополе взял на себя "Совет трех" в дальнейшем "Совет пяти" во главе с матросом Е.В. Драчуком.

30 ноября (13 декабря) 1917, черноморцы прибыли в Мариуполь, где сразу же вступили в бой с казачьими частями и, выбив их из города, установили в нем власть местного Совета. На следующий день 1 декабря 1917, они провели аналогичную операцию в Таганроге, выбив оттуда казачьи части генерала Назарова. 4 декабря 1917 отряд кораблей прибыл в Ростов. Миноносец "Капитан Сакен", был оставлен в Таганроге для связи и поддержки местного отряда Красной гвардии.

Протесты атамана "Всевеликого войска Донского" генерала Каледина "о недопустимости вмешательства Черноморского флота во внутренние дела Дона", остались без ответа, и генерал решил нанести удар первым. В ночь с 5 на 6 декабря 1917, отряды казаков, офицеров и юнкеров под общим командованием генерала Потоцкого захватили здание Ростовского Совета и арестовали ряд его руководителей.

Эта энергия казачьих генералов, объяснялась тем, что им стало известно о том, что главные силы черноморцев в лице отряда Мокроусова, отправленного на Дон, со станции Синельниково были повернуты на север, в район между Харьковым и Курском на перехват крупного соединения ударных частей Западного фронта, которое, в этот  момент, выйдя из  Могилева пробивалось на Дон.

После этого десантный отряд сошел с кораблей, занял ростовский порт и вечером 6 декабря, присоединив к себе немногочисленных ростовских красногвардейцев при поддержке огня корабельной артиллерии начал наступать в направлении центральной части Ростова.

Спустя сутки на помощь десантникам из Севастополя прибыли дополнительные силы: эсминцы "Поспешный", "Пронзительный", "Дерзкий" и авиатранспорт (тогдашний прообраз нынешних авианосцев) "Румыния". Благодаря этому с утра 8 декабря 1917, наступление морских пехотинцев при поддержке уже не только корабельной артиллерии, но и гидросамолетов было возобновлено и продолжалось без перерыва два дня. В результате после разгрома своих главных сил днем 12 декабря 1917 капитулировал окруженный со своим штабом в здании железнодорожного вокзала командующий группировкой казачьих частей в Ростове - генерал Потоцкий.

Однако, уже 14 декабря 1917, к Ростову подошли свежие казачьи части и бои вновь возобновились. Израсходовав почти все боеприпасы, и опасаясь из – за начинающегося ледостава быть отрезанными от моря корабли 15 декабря 1917, взяв на борт десантников и красногвардейцев покинули Ростов и затем вернулись в Севастополь.

Более удачно складывались дела у морских пехотинцев из 1 – го Черноморского революционного отряда Мокроусова, которые отправились на перехват, пробивавшейся на Дон группировки ударных частей Западного фронта общей численностью около 7 тысяч человек.

В состав этой группировки входили: 1 – й Ударный полк (1, 2 и 3 – й Омские ударные батальоны), Ударный батальон из состава 1 – й Финляндской стрелковой дивизии, 2 – й Ориенбургский ударный батальон, а так же 4 и 8 – й Ударные батальоны. Командовал этой группировкой полковник В. К. Манакин – инициатор создания ударных частей в составе русской армии в период мая – августа 1917 года.

Матросский отряд Мокроусова имел в своём составе 2500 бойцов, две артиллерийские батареи и два самолёта. Основой для формирования отряда стали экипажи линейных кораблей "Свободная Россия", "Евстафий", "Борей за свободу" (бывший броненосец "Потёмкин").

Вопреки, расхожим представлениям, все еще бытующим в исторической литературе генерал – лейтенант Корнилов, не только не командовал этой группировкой ударных частей, но его вообще в ней, не было. В этот момент он, в одиночку пробирался на Дон, переодетый в крестьянскую одежду, с паспортом на имя крестьянина Лариона Иванова.

Бои матросов с "ударниками" начались 8 декабря 1917 на подступах к Белгороду в районе села Томаровка, где их остановил сводный отряд морских пехотинцев Балтийского флота и харьковских, тульских и белгородских красногвардейцев общей численностью около 1500 человек, под командованием матроса Н.А. Ховрина.

Поняв, что дальнейшее движение через Белгород невозможно корниловцы выгрузились из эшелонов и двинулись пешим маршем в обход Белгорода. Спустя три дня 11 декабря, в 45 верстах севернее Белгорода в районе станции Сажное и села Крапивное дорогу корниловцам преградили черноморцы отряда Мокроусова. После двадцати дней боев корниловцы были либо уничтожены, либо рассеялись мелкими группами. Морские пехотинцы захватили весь обоз и все пулемёты, принадлежавшие противнику.

Таким образом, на Дон к атаману Каледину, в середине января 1918, вместо группировки ударных частей Западного фронта, прибыл только сам Корнилов, а затем и несколько его ближайших соратников в лице генералов Деникина, Лукомского, Эрдели и ряда других.

После разгрома группировки ударных частей пробивавшихся на Дон к Каледину, отряд Мокроусова прибыл в Харьков, где помог подавить антисоветский мятеж находившегося в городе артиллерийского полка. После этого он отравился обратно в Севастополь по железной дороге, громя по пути гарнизоны войск Центральной Рады и устанавливая Советскую власть в тех городах, через которые проходил его путь по железной дороге. Наиболее крупным городом, в котором отряд Мокроусова установил Советскую власть, возвращаясь в Севастополь, стал Александровск (Запорожье). После чего 12 (25) декабря 1917,  отряд Мокроусова торжественно прибыл в Севастополь.

Часть 3. Боевые действия морской пехоты и кораблей Черноморского флота по установлению Советской власти в Крыму в первой половине января 1918 года

Пока, Черноморский флот занимался установлением Советской власти за пределами Крыма, резко обострилась военно – политическая ситуация вокруг его главной базы в Севастополе.

Вскоре после свержения Временного правительства в Петрограде, управлявший до этого Крымом его Таврический губернский комиссариат, был 28 октября (10 ноября) 1917, преобразован в "Губернский комитет защиты Родины и Свободы", однако вскоре и этот орган сложил свои полномочия. После этого по инициативе Таврической Земской управы 20 - 23 ноября 1917 (по новому стилю) в Симферополе прошел "Земско - городской собор Таврической губернии", в работе которого  приняли участие все политические силы, кроме бойкотировавших его кадетов и большевиков. 23 ноября 1917, Собор избрал новую губернскую власть - Совет Народных Представителей (СНП).   Исполнительным органом СНП стала Крымская Директория (правительство Крыма).

Директором (министром) по военным и внешним делам был избран лидер Крымскотатарского Курултая Джафар Сейдамет. При Директории работал (созданный еще 13 ноября 1917) Штаб Крымских войск (Крымский Штаб), под командованием полковника Генерального штаба А.Г.Макухина и политического комиссара меньшевика Борисова.

В подчинение Крымского штаба, по решению его офицеров перешел Крымский конный полк (командир - полковник А. П. Ревишин, который позже, 9 июня 1920, в чине генерал – майора, будучи командиром 3 - й Чеченской кавалерийской дивизии армии генерала Врангеля, после ее разгрома  попал в плен к красным, и в дальнейшем был ими расстрелян)

В связи с тем, что практически все находившиеся на тот момент в Крыму части регулярной русской армии объявили о своем нейтралитете, противники большевиков решили опереться на находившиеся в Крыму воинские части, сформированные из крымских татар.  Это, были Крымская кавалерийская бригада в составе 1 и 2 – го Крымских конных полков (общая численность порядка 1500 человек), 1 - й Мусульманский Крымский стрелковый полк "Уриет" ("Свобода"), сформированный в декабре 1917 на базе 1 – го Мусульманского батальона 38 – й запасной пехотной бригады, а так же отряд боевиков тайной исламисткой организации "Тан" в Ялте. Их общая численность составляла на тот момент порядка 6 тысяч штыков и сабель. 1

К концу декабря 1917 размещение в Крыму антибольшевистких сил выглядело следующим образом. В Ялту от 1 - го Крымского  конного полка был выслан 4-й эскадрон ротмистра Баженова, в Евпаторию - 6-й эскадрон штаб-ротмистра Отмарштейна, в Феодосию - 5-й эскадрон штаб-ротмистра фон Гримма. Все остальные подразделения полка остались в Симферополе. 2 - й Крымский конный полк в составе четырёх эскадронов находился в Бахчисарае и окрестных селах.

Поскольку, эскадроны крымскотатарских конных полков, были размещены по всем крупным населенным пунктам Крыма, то в исторической литературе за этими крымскотатарскими вооруженными формированиями закрепилось название "эскадронцы".

Кроме этих конных полков в распоряжении "Штаба крымских войск" находилось несколько офицерских отрядов общей численностью до 1500 человек.

Поддерживая своим авторитетом среди "эскадронцев"  Штаб крымских войск в его борьбе с большевиками руководство крымских татар, планировало после разгрома большевиков в Крыму овладеть в нем всей полнотой власти и создать в нем крымскотатарское государство. Тем более что формально это крымскотатарское государство было провозглашено еще 26 ноября 1917, когда крымскотатарский парламент "Курултай" провозгласил себя на территории Крыма верховной властью и объявил о создании "Крымской Народной Республики".

Неудача "Донского похода" отряда кораблей Черноморского флота воодушевила антибольшевисткие силы в Крыму, и они начали активно готовиться к наступлению. В середине декабря 1917, начальник оперативного отдела "Штаба крымских войск" полковник Е. И. Доставалов, разработал план наступления на Севастополь.

В свою очередь большевики Крыма решили не отдавать инициативу врагу и нанести удар первыми. Поэтому  2 января 1918, в Феодосии под командованием большевика прапорщика И. Ф. Федько триста солдат из состава 4 – го Украинского батальона и караульной роты 35 – го запасного пехотного полка, и отряд красногвардейцев из числа местных рабочих - железнодорожников, захватив городской арсенал вступили в бой с находившимся в Феодосии пятым эскадроном  (командир ротмистр фон Гримм, численность 60 человек)  1 – го Крымского конного полка,  и концу дня вытеснили его из города. 2

Для подавления этого восстания, на следующий день 3 января 1918, по железной дороге в Феодосию прибыл стрелковый эскадрон 1 - го Конного полка под командованием штабс -ротмистра Лесеневичем, и две офицерские роты по 25 человек в каждой.

Общее командование антибольшевисткими силами в Феодосии было возложено на помощника начальника Крымского штаба, капитана Стратонова.

В завязавшихся вскоре после этого в Феодосии боях антибольшевисткие силы начали теснить повстанцев. 3

На помощь феодосийским повстанцам из Севастополя были посланы 3 января эсминец "Пронзительный", а 5 января эсминцы "Фидониси" и "Калиакрия" с отрядом морской пехоты на борту под командованием А. В. Мокроусова.

В ходе боев 4 - 5 января 1918, сводные силы  морских пехотинцев и революционных солдат при поддержке корабельной артиллерии выбили "эскадронцев" из Феодосии, и продолжая наступление по железной дороге на северо – запад, 6 января 1918, заняли город Джанкой.

Тем временем, в период 9 – 15 января 1918, особенно ожесточенные бои развернулись в городе Ялта.

К 24 часам 8 января 1918, из Севастополя прибыл в Ялту и ошвартовался у одного из причалов ялтинского порта эсминец "Гаджибей", с отрядом морских пехотинцев численностью в 200 человек, которым командовал матрос Ф. И. Андрющенко. В ялтинском порту их встретил отряд из 20 ялтинских красногвардейцев.

Вскоре после прибытия в Ялту, десантники начали операцию по установлению контроля над городом. К утру 9 января они захватили Массандровские казармы, разоружив там комендантский батальон в составе двух рот и арестовав находившегося там же военного коменданта Ялты капитана Лукомского. Кроме этого было разоружено охранявшее Ливадийский дворец, одно из подразделений находившегося в Ялте крымскотатарского эскадрона, а так же большое количество офицеров, проживавших в ялтинских гостиницах и дачах. Были захвачены городской телеграф и телефонная станция.

Однако, несмотря на это, находившиеся в Ялте 4 - й экадрон 1 - го конного полка, отряд тайного исламисткого общества "Тан" и несколько офицерских отрядов отказались сдаться, и сосредоточившись в находившихся в окрестностях Ялты деревнях Дерекой (ныне Ущельное) и Ай – Василь (Васильевка), в тот же день 9 января 1918, развернули наступление на город. Вскоре в Ялте, начались уличные бои.

К утру 10 января 1918, силы противника, под общим командованием полковника князя Оболенского (по другим данным начальника оперативного отдела Крымского штаба полковника Е. И. Доставалова), были выбиты из города и отошли в район Никитского ботанического сада.

Но, перегруппировав свои силы эскадронцы, боевики – исламисты и офицерские отряды, в ночь с 10 на 11 января 1918, когда корабельная артиллерия не могла вести прицельный огонь вновь перешли в контрнаступление и, заставив десантников отступить на корабли, практически полностью занял город, за исключением набережной.

На помощь десанту из Севастополя 12 января 1918, прибыли три эсминца с отрядом морской пехоты во главе с прапорщиком А. И. Толстовым, а так же гидросамолёт № 129, пилотируемый лётчиком И. Ремезюком.  После этого морские пехотинцы при поддержке корабельной артиллерии и гидросамолета, повели методическое наступление из порта в город, очищая квартал за кварталом, и к концу дня 16 января 1918, полностью очистил Ялту от белогвардейцев, нанеся противнику окончательное поражение.

Тем временем, воспользовавшись тем, что из Севастополя в различные города Крыма убыло значительное количество кораблей и морской пехоты "Штаб крымских войск", решил нанести по нему внезапный удар, и, захватив главную базу Черноморского флота, решить тем самым, исход борьбы в свою пользу.

Вечером 11 января 1918, из Бахчисарая по направлению к Севастополю двинулись, оставшиеся резервы антибольшевистких войск Крыма, в лице 1 и 2 – го эскадронов 2 – го Крымского конного полка, сводного батальона из нескольких рот пехотного полка "Уриет", а так же  1-я офицерская рота. Всего около одной тысячи штыков и сабель. Общее командование этой группировкой войск осуществлял капитан Орлов.

Основные бои развернулись с утра 12 января 1918, на ближних подступах к Севастополю возле железнодорожного Камышловского моста. Здесь занял оборону отряд из 170 матросов из состава экипажа линейного корабля "Борец за Свободу" (бывший броненосец "Потемкин"), под командованием матроса Матузенко и отряд красногвардейцев из числа рабочих Севастопольского морского завода. 4

Весь день 12 января 1918, в районе Камышловского моста шел ожесточенный и неравный бой. Наконец утром 13 января  к матросам прибыло подкрепление из Севастополя, отбросившее противника за пределы Севастопольского крепостного района. К этому времени у оборонявшихся осталось всего по обойме патронов на винтовку.

Продолжая наступление 13 января 1918, матросы и солдаты, поддержанные огнем установленных на железнодорожные платформы морских орудий, атаковали позиции 2-го Крымского Конного полка под самым Бахчисараем. Эскадронцы отступили частью на станцию Альма, частью на восток. Вечером 13 января 1918, матросские отряды взяли Бахчисарай.

Утром 14 января 1918, остатки войск противника под командованием ротмистра  Думбадзе, в лице  1, 2, 3 – го эскадронов, а так же конно - пулеметного эскадрона 1 – го Крымского конного полка, 3 – й офицерской роты и четырехорудийной артиллерийской батареи поручика Дурилина (четыре 3 – х дюймовые полевые пушки из разоруженной в Евпатории 1 – й Украинской батареи), переброшенные из Симферополя в тщетной надежде остановить морских пехотинцев, были окончательно разгромлены в районе станции Альма (ныне Почтовое), в 20 километрах южнее Симферополя. Потеряв в ходе этого боя порядка 170 человек только убитыми, белогвардейские части начали отход к Симферополю. Вечером 14 января 1918, матросские отряды вступили в Симферополь. 5

После взятия Симферополя матросы и красногвардейцы провели в городе массовые облавы, в ходе которых были арестовано  и затем расстреляно большое количество офицеров, эскадронцев, и политических противников из числа руководства антибольшевистких партий, по разным источникам до 700 человек.

Начальник Крымского штаба полковник Макухин поначалу тоже сумел скрыться, и некоторое время проживал под чужим именем в Карасубазаре (ныне Белогорск). Однако затем в лучших национальных традициях один из местных татар выдал его большевикам за скромное вознаграждение всего лишь 50 тогдашних изрядно девальвированных рублей. Незадачливый полковник был доставлен в симферопольскую тюрьму и там вскоре расстрелян.

Одновременно с боями за Ялту и Севастополь морская пехота Черноморского флота высадилась в Евпатории. Здесь к январю 1918, под командованием начальника евпаторийского гарнизона полковника Выграна, были сконцентрированы значительные силы антибольшевистких воинских формирований. В том числе: несколько офицерские отрядов, а так же 6 – й  эскадрон  (60 человек личного состава, командир штаб – ротмистр Б.В. Отмарштейн) 1 – го Крымского конного полка и казачья сотня.

В начале января 1918 по приказу полковника Выграна эти верные ему части захватили арсенал, стационарную береговую батарею № 1 в составе двух 152 – мм пушек образца 1877 года (сейчас эти две пушки находятся у центрального входа в Евпаторийский историко – краеведческий музей),  а так же разоружили местную красную гвардию, и  ряд пробольшевистки настроенных частей евпаторийского гарнизона, в том числе Киевскую школу летчиков – наблюдателей, Школу стрельбы по воздушному флоту (Школа ПВО по современной терминологии), 1 – ю Украинскую казачью батарею  (бывшая береговая батарея №  6, имевшая на вооружении  четыре полевых пушки образца 1902 года, калибром 76 - мм). Затем 12 января 1918, был разогнан Евпаторийский Совет, председатель которого Д. Л. Караев был закопан живьем в песок на одном из евпаторийских пляжей. 6

В ответ на это, после взятия Симферополя командование Черноморского флота отправило крупный десант в Евпаторию. В ночь с 14 на 15 января 1918, в евпаторийский порт прибыл отряд  кораблей в составе вспомогательный крейсер "Румыния", тральщик "Трувор", буксиры "Геркулес" и "Данай" с отрядом морских пехотинцев на борту. Отрядом кораблей командовал матрос С. И. Куликов, отрядом морских пехотинцев численностью 500 человек, командовал матрос Е. Ф. Майборода.

На рассвете 15 января  1918, под прикрытием огня корабельной артиллерии, морские пехотинцы высадились в Евпатории и концу дня разгромили находившуюся там группировку полковника Выграна.

Остатки белых отошли к железнодорожной станции Сарабуз (ныне Остряково) в 20 километрах к северу от Симферополя, где их встретил один из матросских отрядов прибывший из Севастополя. Эскадронцы с боем прорвались и затем ушли в горы, а полковник Выгран попал в плен и был вскоре расстрелян.

После того, как стало известно о подробностях казни председателя Евпаторийского Совета Караева, матросы – десантники расстреляли в Евпатории всех пленных, а так же многих членов антибольшевистких партий (всего порядка 400 человек).

Часть 4. Боевые действия морской пехоты и кораблей Черноморского флота в Одессе,  на Дунае и на Дону в январе 1918 года

Кроме Крыма, наиболее крупномасштабными для морской пехоты были бои в Одессе. К началу января 1918 противостояние между большевистки настроенным личным составом Одесской военно – морской базы и находящимся в Одессе гарнизоном войск Украинской народной республики достигло свого апогея.

На стороне большевиков находились все корабли Одесской военно – морской базы: линкоры (эскадренные броненосцы) "Ростислав", "Синоп", "Три святителя", крейсер "Алмаз", миноносцы "Жаркий", "Живой", "Завидный", "Звонкий", "Зоркий",  канонерские лодки "Донец", "Кубанец" и "Терец", минный заградитель "Дунай", бригада тральщиков, бригада десантных кораблей, Транспортная флотилия, отряд гидросамолетов.

Сухопутные силы большевиков были представлены в Одессе 5 – ю тысячами красногвардейцев, 1500 матросов с боевых кораблей, готовых выступить в качестве морских пехотинцев, отрядом из 100 моряков с бывших торговых кораблей из "Транспортной флотилии" ЧФ, а так же большевистки настроенными частями одесского гарнизона Ахтырский гусарский полк (800 солдат), пулемётный полк (400 солдат), рота самокатчиков (мотоциклетная рота) и нескольких других мелких вооруженных формирований. Всего порядка 9 тысяч человек.

Силы противника были представлены пехотной дивизией (дивизия гайдамаков), состоявшей из четырех пехотных и кавалерийского полка (500 человек), две артиллерийские батареи, а так же юнкеров пехотного и артиллерийского училищ и нескольких небольших офицерских отрядов. Всего порядка 20 тысяч солдат и офицеров, а так же 15 броневиков и примерно 20 орудий.

Согласно плану, контролируемого большевиками Одесского военно – революционного комитета (ВРК) большевисткое восстание в Одессе должно было начаться в ночь с 13 на 14 января 1918 (в ночь с субботы на воскресение). Эта дата восстание была определена из расчета, что каждую ночь с субботы на воскресение в городе, устраивались балы для офицеров одесского гарнизона и таким образом была возможность одномоментно арестовать большинство офицеров из числа, находившихся на тот момент в городе.

Для непосредственного руководства боевыми действиями в ходе восстания Одесский ВРК создал оперативный штаб, разместившийся на крейсере "Алмаз".

Как и было намечено первоначальным планом, в ночь с 13 на 14 января (с 26 на 27 января) 1918, были арестованы офицеры, собравшиеся на новогодний бал, а так же были задержаны различных местах города командир гайдамацкой дивизии атаман (генерал) Васильев, начальник городской милиции Китников и целый ряд других антибольшевистки настроенных руководителей различных городских силовых структур.

Так же, в это же время, отрядом матросов  с крейсера "Алмаз" под командованием унтер – офицера  Василия Бобанского, было захвачено здание штаба Одесcкого военного округа. Одновременно с этим, остальные матросские, красногвардейские и солдатские отряды захватили другие ключевые пункты города: вокзал, почтамт, телеграф, арсенал, здание "Одесской Украинской рады".

Однако по неясным до сих пор причинам, большевисткие части не произвели разоружение личного состава гайдамацкой дивизии и военных училищ. Это привело к тому, что, оправившись от неожиданности и перегруппировав силы, гайдамаки и юнкера при поддержке броневиков с утра 15 (27) января 1918, начали уличные бои в центральной части города. 7

Первыми вступили в бой с вражеской бронетехникой на углу улиц Пушкинской и Троицкой отряд матросов с крейсера "Алмаз". Здесь, матрос С. И. Которобай, прежде чем его поразил вражеский пулемет, подорвал гранатами один из броневиков противника. На Итальянском бульваре отряд матросов с военного транспорта № 109 в пятичасовом бою раз громил вдвое его превосходящие силы противника. Тем не менее, к вечеру 15 января гайдамаки оттеснили отряды моряков и красногвардейцев из центра города на рабочие окраины: Пересыпь, Молдаванка, Слободка, Ближние и Дальние Мельницы.

Чтобы  обеспечить перелом  в свою пользу, почти весь личный состав корабельных команд, за исключением артиллеристов и вахтенных сошел на берег и вступил в бой. Одновременно с этим начала действовать артиллерия броненосцев "Синоп", "Ростислав" и крейсера "Алмаз", которую до этого не применяли с целью избежать разрушений в городе и лишних жертв среди мирного населения. Огонь корабельной артиллерии корректировался с помощью гидросамолетов и телефонных линий, протянутых с берега на корабли.

Ожесточенные бои шли первую половину дня 16 января 1918, после чего матросы овладели центром города, за исключением дворца бывшего персидского шаха Моххамеда Али, изгнанного из своей страны в ходе, проходившей в ней  революции 1905 – 1911 годов, и поселившегося затем в Одессе.

На состоявшемся вечером 16 января 1918, совещании Одесского ВРК было решето, что для ускорения капитуляции частей гайдамацкой дивизии направить основные силы на захват пехотного и артиллерийского училищ, юнкера которых в ходе предшествующих боев показали себя наиболее боеспособной часть антибольшевистких сил. Выполнение этой задачи было возложено на усиленный  матросский отряд под командованием матроса с минного заградителя "Дунай" Федора Мокшина, а так же отряды красногвардейцев и интернационалистов из числа бывших военнопленных стран Германского блока, в основном венгров.

Утром 17 января 1918, напряженные бои в городе, вновь возобновились, и к вечеру этого же дня, после захвата военных училищ и падения опорного пункта антибольшевистких сил в шахском дворе в центре города, началась капитуляция частей гайдамацкой дивизии.

Одновременно с Крымом и Одессой боевые действия Черноморского флота и его  морской пехоты развернулись на Дунае, когда начавшееся в середине января 1918 года в Бессарабки наступление румынских войск создало угрозу захвата кораблей и имущества Дунайской флотилии.

На помощь дунайцам, 25 января 1918, из Одессы вышел отряд эсминцев с морской пехотой на борту под командованием матроса А. Г. Железнякова.

Войдя в устье Дуная, эсминцы "Керчь", "Дерзкий",  и миноносец "Звонкий", уничтожив огнем своих орудий несколько румынских кораблей из Дунайской дивизии речных кораблей и береговых батарей   обеспечили морской пехоте захват 26 января городов Измаил, Килия и Вилково.

Решающим стало, произошедшее 28 февраля – 1 марта 1918, сухопутное сражение близ реки Днестр в районе города Рыбница, где примерно 6 - тысячная группировка красных войск во главе с бывшим подполковником русской армии левым эсером М. А. Муравьевым, наголову разгромила превосходящие силы румын, оккупировавших к тому времени почти всю Бессарабскую губернию (ныне Республика Молдова).

Бои гражданской войны на Юге России, тем временем разгорались. Поэтому, в двадцатых числах января 1918, Черноморский флот организовал Второй Донской поход. Для этого, по железной дороге на Дон из Севастополя был отправлен отряд морской пехоты под командованием А.В. Мокроусова, усиленный бронепоездом, оснащенным морскими орудиями.

Отряд Мокроусова, начав боевые действия в Донбассе у станции Зверево и, наступая вдоль железной дороги, продвигался в направлении столицы Донского казачьего войска – города Новочеркасск и затем принял участие в его взятии группировкой большевистких войск

Следом за отрядом Мокроусова, на Дон был отправлен матросский отряд под командованием матроса Н. Ф. Кассесинова, который высадившись в Таганроге и выбив оттуда казачий гарнизон, начал наступать в направлении города Ростов – на – Дону, и затем принял его штурме и взятии большевисткими войсками.

Часть 5. Боевые действия морской пехоты и кораблей Черноморского флота против германских войск и флота в феврале – апреле 1918 года

Конце зимы 1918 года, стал временем, когда кроме гражданской войны в Причерноморье как и на других участках бывшего российско – германского фронта началось общее наступление германских и австро – венгерских войск. На смену разгромленным румынам пришли немецкие и австрийские войска, начавшие с 23 февраля 1918, наступление по территории Северного Причерноморья, а затем и Северного Приазовья. Это наступление вели австрийская "Восточная армия" и 11 – я немецкая армия, общей численностью в 450 тысяч человек.

Спустя две недели, выйдя 6 марта 1918, на дальние подступы к Одессе, германские и австрийские войска начали свое наступление на этот город.

Из Севастополя на защиту Одессы в начале марта 1918, были направлены несколько отрядов морской пехоты. Один из них в котором командиром был мичмана Ляшко Вениамин Андреевич, а комиссаром Карл Зедин, имел в своем составе артиллерийскую батарею.

На подступах к Одессе, в районе железнодорожной станции Слободка этот отряд вступил в бой с превосходящими силами немецких войск, которых поддерживали части украинских националистов. Вскоре отряд был окружен превосходящими силами противника. Моряки приняли решение в плен не сдаваться.

В ходе завязавшегося боя вражеским огнем был уничтожены три орудия батареи. К единственному уцелевшему орудию встал командир отряда мичман В. А Ляшко. Он командовал огнем пушки до тех пор, пока после четвертого ранения не упал замертво.

После того как кончились патроны, оставшиеся в живых матросы под командованием комиссара Зедина пошли на прорыв в штыковую атаку. Из окружения пробились только 16 человек во главе с комиссаром, и все они были ранены. 8

Затем на станции Бирзула, раненый Карл Зедин принял командование бронепоездом, на котором еще несколько дней вел бои с немцами. После отступления бронепоезда к Одессе Зедин был доставлен на крейсер "Алмаз", где ему, наконец оказали квалифицированную медицинскую помощь.

В дальнейшем Зедин продолжал воевать на фронтах гражданской войны, командуя Нижневолжской флотилией, а затем в качестве члена Революционного Военного Совета Балтийского флота. В мае 1919 занимая должность народного комиссара по военно – морским делам Латышской ССР, он погиб руководя обороной ее столицей – городом Рига.

Краткая биографическая справка: Зедин (Зиединьш) Карл Янович (15 (27).07.1885, Глазниеки, ныне Бауский район Латвии - 22.05.1919, Рига), революционный деятель России. Член Коммунистической партии с 1904 года. Родился в крестьянской семье. Окончил мореходное училище; штурман торгового флота. Доставлял из-за границы революционную литературу и оружие в Ригу, Петербург, Одессу. В Первую Мировую войну 1914 – 1918 годов, будучи младшим офицером вёл революционную работу на Черноморском флоте. В 1917 году, делегат 1-го Всероссийского съезда Советов. Возглавил большевистское крыло Центрофлота при ВЦИК. В октябре 1917 член Военно-морского ревкома; руководил отрядом моряков, штурмовавших Зимний дворец. Проводил боевые корабли в Неву при разгроме мятежа Краснова - Керенского, затем в матросском отряде сражался с белогвардейцами на Пулковских высотах. Член советской делегации по мирным переговорам с Германией в Брест-Литовске. С декабря 1917 член Черноморского Центрофлота, член Севастопольского ВРК. В январе 1918 командовал морским десантом, который установил Советскую власть в Ялте. В феврале - марте 1918, командовал отрядом моряков, сражавшихся с немецкими оккупантами. В апреле - октябре 1918 комиссар Нижневолжской (Вольской) военной флотилии. С апреля 1919 начальник Морского управления Советской Латвии, член РВС Балтийского флота. В мае 1919, погиб в уличном бою с немецкими войсками в городе Рига.

Захватив 13 марта 1918, Одессу, немецкие войска спустя несколько дней - 17 марта 1918, овладели Николаевым, а 19 марта Херсоном. Однако здесь планомерное продвижение противника затормозилось.

На следующий день после оккупации Херсона 20 марта 1918, в нем вспыхнуло антинемецкое восстание организованное местным "Союзом фронтовиков". Восставшие расчленили немецкие войска в городе на несколько частей и к концу этого же дня, уничтожив несколько сот немцев выбили противника из города.

Попытки немецкого командования на следующий день 21 марта 1918, усилив свою пехоту броневиками, вновь овладеть Херсоном были отбиты с большими для немцев потерями. Численность восставших в Херсоне к этому моменту увеличилась в пять раз и достигла 5 тысяч человек.

Вскоре на помощь Херсону из Севастополя прибыл минный заградитель  "Ксения" с отрядом морских пехотинцев под командованием Мокроусова, а так же несколько гидросамолетов. После этого, восставшие херсонцы, поддержанные огнем корабельной артиллерии и ударами  гидросамолетов с воздуха отбросили немцев на 25 – 30 километров от Херсона.

Известия о восстании в Херсоне побудили к действиям и "Союз фронтовиков Николаева". Для начала восстания они обратились за помощью в Севастополь. В Николаев из 21 марта 1918, прибыл 1 – й Черноморский Феодосийский отряд, сформированный из матросов и феодосийских рабочих - красногвардейцев под командованием прапорщика И. Ф. Федько. После этого 22 марта 1918, восстание в Николаеве началось.

Однако выбить немцев из города не удалось, и 23 марта 1918 немецкие войска контрударом овладели центром города, вытеснив восставших на окраины. Там бои продолжались до 25 марта, когда повстанцы отступили из города и рассеялись в его труднодоступных окрестностях. Оттуда они совершали регулярные партизанские вылазки против противника на протяжении всего периода немецкой оккупации.

Подавив восстание в Николаеве, немецкое командование начало переброску своих сил к Херсону. Вскоре на подступах к городу было сосредоточено 20 тысяч германо – австрийских войск (11 – я австрийская пехотная дивизия и ряд германских частей) под общим командованием генерала Меца.

Утром 4 апреля 1918, после длительной артиллерийской подготовки при поддержке броневиков и авиации германо – австрийские войска начали штурм Херсона и 6 апреля 1918, после двух суток ожесточенных боев овладели городом.

После взятия Херсона немецкое командование, чьи войска в предшествующих боях понесли значительные потери, перегруппировало силы  и стало готовить операцию по захвату Крыма.

На захват Крыма немецкое командование направило из состава своей 11 – й армии 52-й армейский корпус (в других источниках "52-е оперативное командование" или "52 – е  главное командование") под командованием генерала от инфантерии Роберта Коша.

Непосредственно штурмовала позиции Красной Армии Крыма на Перекопе 217 –я пехотная дивизия этого корпуса. Руководил обороной Перекопа в этот период боев 15 – 18 апреля 1918 года, "Штаб обороны Крыма", начальником которого был подполковник севастопольской крепостной артиллерии Н. И. Преклонский.

По данным различных источников  позиции на Перекопе заняли около 4 тысяч морских пехотинцев и красногвардейцев, на которых наступали от 20 до 30 тысяч немцев.

По некоторым данным взятие Перекопских позиций в такие короткие сроки обеспечил умелый маневр организованный генералом Кошем, который основную часть своих войск направил в обход Перекопского вала по мелководью Сивашского залива.

Взяв Перекоп и овладев 19 апреля 1918, городом Армянск, немецкие войска устремились к Джанкою. В течении двух суток 20 и 21 апреля 1918 за этот город шли напряженные бои, после чего защитники Крыма, начали отступили к Симферополю который был взят немцами 22 апреля 1918 года.

Одновременно с этими боями матросские отряды в период 20 – 23 апреля 1918, успешно подавили крымско - татарские восстания в городах южного берега Крыма.

После отступления от Симферополя в течении недели 23 – 28 апреля 1918, матросские отряды вели ожесточённые бои с немцами на реке Альма в 20 километрах южнее Симферополя.

29 апреля 1918, началось отступление матросских отрядов с Альминского рубежа к Севастополю и 30 апреля 1918, матросские отряды были вынуждены оставить Севастополь и эвакуировавшись на кораблях и транспортных судах ЧФ в Новороссийск.

 

Часть 6. Боевые действия морской пехоты в Северной Таврии в 1920 году

 

В августе  1920, в Мариуполе, в составе Азовской флотилии была создана первая  дивизия красной морской пехоты, которая официально именовалась "1-я Морская экспедиционная стрелковая дивизия".

Эта дивизия имела в своем составе четыре пехотных полка Днепровский, Черноморский, Каспийский и Волжский (их названия соответствовали тем флотилиям и флотам из личного состава которых формировались эти полки), кавалерийский полк, артиллерийский полк (две батареи трёхдюймовых пушек образца 1902 года), инженерный батальон и ряд других частей усиления. Общая численность дивизии - 4750 человек (4500 пехотинцев и 250 кавалеристов). На вооружении дивизии так же были 18 пулемётов. Первым командиром дивизии был назначен П. И. Смирнов.

Первоначально эта дивизия создавалась с целями береговой обороны побережья Азовского моря от врангелевских десантов и подготовки к возможному десанту с моря в тыл врангелевской армии.

Для формирования морских полков дивизии были использованы следующие части морской пехоты: Десантный отряд Днепровской флотилии, Астраханский морской отряд, Нижегородский морской отряд, Морской отряд Красноводской военно – морской базы, Мариупольский полуэкипаж. Кавалерийский полк дивизии именовался "Черноморский кавалерийский полк" и был сформирован из нескольких эскадронов Первой Конной армии и эскадрона Десантного отряда Днепровской флотилии. 9

Свой первый бой морская экспедиционная дивизия приняла 24 – 25 августа 1920 , высадившись южнее станицы Камышёватской, тылу десантной группы врангелевских войск под командованием, генерала Улагая, которая в свою очередь высадилась на Кубани 14 августа 1920 с целью последующего захвата Северного Кавказа.

В ходе последовавших затем боев дивизия приняла активное участие в разгроме этой десантной группировки противника, которая, понеся серьезные потери, была эвакуирована врангелевским флотом с Кубани обратно в Крым.

Однако, месяц спустя 15 сентября 1920, Морская дивизия, которой на этот раз командовал И. К. Кожанов, в районе Мариуполя попала под удар Донского корпуса врангелевской армии, и после более чем месяца ожесточенных боев, не смотря на постоянные пополнения,  в том числе и  Кронштадтским и Беломорским морскими полками, а так же десантным отрядом Каспийской флотилии,  которые порой увеличивали ее численность почти вдвое (до 7 тысяч человек), дивизия понесла тяжелые потери и фактически была разгромлена, после чего 23 октября 1920, отведена в тыл. Из тыла на фронт она уже не возвращалась вплоть до своего формального расформирования 1 января 1921 года.

Список источников Главы IV

1. Е. Андронов "Последний бой эскадронцев" - журнал "Милитари Крым" - 2006 - №3 – с. 33.

2. Крым. Памятники славы и бессмертия – Симферополь: Таврия, 1980. – с. 18 – 19, Е. Андронов "Последний бой эскадронцев" -  "Милитари Крым" - 2006 - № 3 – с. 34

3. Е. Андронов "Последний бой эскадронцев" - "Милитари Крым" - 2006 – с. 34.

4. Там же  – с. 34.

5. Там же – с. 35.

6. Крым. Памятники славы и бессмертья … - с. 22, "Милитари Крым" - 2006 - № 3 – с. 33.

7. В. Г. Коновалов Крейсер "Алмаз" - Одесса: "Маяк", 1989. – с. 124.

8. И. Т. Сирченко  Выполняя приказ Ленина - М.: Мысль, 1979 – с.115.

9. Краснознаменный Черноморский флот – М.: Воениздат, 1979. – с. 120,  Боевой путь советского военно – морского флота – М.: Воениздат, 1988. –  с. 117,  Х. Х. Камалов, И. В. Носов, И. П. Сорокин  Морская пехота – М.: Воениздат, 1957. - с. 53.

 

 

Глава V Морская пехота Черноморского флота в период между Гражданской и Великой Отечественной войнами (1921 – 1941 годы)

После окончания Гражданской войны, в период 20-30-х годов XX века единственными береговыми частями в Советском флоте, которые можно было отнести к морской пехоте, были караульные полки, которые, также иногда назывались "Местные стрелковые полки".

Хотя существовали и другие варианты наименований этих частей. Так например незадолго до своей смерти, в начале осени 1925 года  - народный комиссар по военным и морским делам  М. В. Фрунзе подписал приказ № 724/146  о формировании в Кронштадте, в составе Балтийского флота  – крепостного полка, а точнее "Кронштадтского крепостного стрелкового полка", выполнявшего караульно – охранные функции в расположении Главной базы Балтийского флота в Кронштадте.

Кроме полков, имелись, так же и отдельные караульные батальоны и роты. Все, эти части кроме своей основной задачи- охраны объектов в местах базирования флота, должны были в случае необходимости выполнять и  задачи береговой обороны.

На Черноморском флоте в 1921 – 1941 годах части морской пехоты были представлены "Местным стрелковым полком" в Севастополе и отдельными караульными (местными стрелковыми) батальонами и ротами в Одессе, Очакове, Керчи и Батуми.

Местный стрелковый полк в Севастополе был создан в 1922 году первоначально как "Караульный батальон Севастопольской крепости", который в 1923 году переименован в 7 – й отдельный местный стрелковый батальон, а затем в "Местный стрелковый полк".

Что касается чисто морской пехоты, то она появилась в ВМФ СССР вскоре после начала  Второй Мировой войны, когда в соответствии с директивой начальника Главного Морского штаба, 6 сентября 1939 на базе "Кронштадтского крепостного стрелкового полка" Балтийского флота, выполнявшего до этого главным образом караульно – охранные функции, была создана первая в СССР бригада морской пехоты, именовавшаяся "Отдельная специальная стрелковая бригада", в составе трех отдельных специальных батальонов.

Вскоре после своего создания эта бригада приняла активное участие в боях войны СССР с Финляндией в декабре 1939 – марте 1940. Действуя в составе 70 – й стрелковой дивизии 7 – й армии, бригада в первой декаде марта 1940 года, участвовала в кровопролитных боях по штурму финского города – крепости Выборга

Вскоре после окончания советско – финской войны 25 апреля 1940  "Отдельная специальная стрелковая бригада" переформирована в "1-ю особую бригаду морской пехоты", в составе управление бригады (штаб и политотдел), рота связи, танковая рота, комендантская команда, музыкальный взвод, бригадная школа, пять отдельных батальонов морской пехоты и дивизион десантных катеров.

В конце лета 1940, в созданных на базе прежней Днепровской речной флотилии – Дунайской и Пинской речных флотилиях, были сформированы отдельные роты морской пехоты.

Кроме того, накануне Великой Отечественной войны в составе Черноморского флота находились береговые охранные части, которые так же можно отнести к морской пехоте. Это Местный стрелковый (караульный) полк Главной базы Черноморского флота (ГБ ЧФ) в Севастополе, 141 – й Местный стрелковый (караульный) батальон  Очаковской  военно - морской базы, 8 – й отдельный стрелковый (караульный) батальон Керченской военно – морской базы, местные стрелковые (караульные) роты военно – морских баз ЧФ в Одессе и Батуми.

 

Глава VI  Морская пехота Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны

 

Часть 1.  Формирование новых частей советской морской пехоты после начала Великой Отечественной войны

К началу Великой Отечественной войны, среди граждан СССР, подлежавших призыву в Вооруженные силы из запаса было около 500 тысяч человек, которые в 20 - 30 – е годы XX века проходили срочную службу в военном флоте.

Было очевидно, что такое количество запасников для флота в сложившихся условиях явно избыточно. Поэтому их  решили использовать для боевых действий на суше, путем формирования из них бригад и полков морской пехоты, а так же морских стрелковых бригад.

Формальным отличием бригад морской пехоты от морских стрелковых бригад должно было стать то, что бригады морской пехоты должны были вести боевые действия как на суше, так и участвовать в десантах с моря, а морские стрелковые бригады должны были вести боевые действия только на суше. Но практических заметных отличий между ними не было. Поэтому, к концу 1942 года все оставшиеся морские стрелковые бригады были переименованы в бригады морской пехоты с сохранением прежней нумерации.

В ноябре-декабре 1941 на основании решения Государственного комитета Обороны СССР от 18 октября 1941 было сформировано 25 морских стрелковых бригад с номерами с 61- й по 85 - ю.

Морские стрелковые бригады, в отличие от бригад морской пехоты формировались не на флотах и флотилиях, а в военных округах, по штатам и структуре армейских стрелковых бригад. Каждая из них первоначально состояла из трех стрелковых батальонов, отдельной роты автоматчиков, отдельной разведывательной роты, отдельного артдивизиона вооруженного дивизионными или полковыми пушками калибра 76-мм, отдельного противотанкового дивизиона, отдельного батальона связи, медикосанитарной, саперной и автомобильной рот.

Общая штатная численность морской стрелковой бригады – 4500 человек.  Процент матросов и флотских командиров среди их личного состава составляло от 20 до 50%.

На укомплектование морских стрелковых бригад в процессе их первоначального формирования Военно-морской флот выделил 39052 человека. Всего в 1941 - 1942 годах,  было сформировано 21 бригада морской пехоты, 33 морских стрелковых бригад, значительное количество отдельных полков и батальонов морской пехоты.

В Уральском военном округе были сформированы 61, 62, 63, 64, 65 – я морские стрелковые бригады. В Приволжском военном округе - 66, 67, 84, 85-я. В Северо - Кавказском военном округе - 68, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83-я. В Сибирском военном округе - 69, 70, 71, 72, 73-я. В Средне – Азиатском военном округе - 74, 75 морские стрелковые бригады.

В результате в 1941 - 1942 годах для действий на сухопутном фронте было направлено 335 тысяч матросов и командиров флота, прежде всего для частей морской пехоты и морских стрелковых бригад.

Всего в 1941-1945 годах на сухопутный фронт было направлено 450 тысяч матросов и флотских командиров, как непосредственно с флотов и флотилий ВМФ СССР, так и из запаса.

Черноморский флот за годы Великой Отечественной войны сформировал 6 бригад, 7 полков, 30 отдельных батальонов и рот морской пехоты и направлял личный состав для формирования в составе различных военных округов 10 морских стрелковых бригад.

По другим данным в годы Великой Отечественной войны в составе ЧФ действовали шесть бригад, девять полков, несколько отрядов и 22 отдельных батальона морской пехоты

Бригады морской пехоты, в процессе их первоначального формирования в первые месяцы Великой Отечественной войны имели следующий штатный состав: от 4 до 6 батальонов морской пехоты, отдельная рота автоматчиков, отдельная разведывательная рота, отдельный артиллерийский дивизион с пушками калибра 76-мм, отдельный противотанковый артдивизион с пушками калибра 45 и 57 – мм, отдельный минометный дивизион с минометами калибра 120 – мм, саперная рота, рота (батальон) связи, медсанрота, авторота. Средняя численность бригады морской пехоты в начальный период войны от 4 до 6 тысяч человек.

 

Часть 2.  Формирование частей морской пехоты на Черноморском флоте после начала Великой Отечественной войны и до начала Второй обороны Севастополя (период с июля по октябрь 1941 года)

К началу Великой Отечественной войны морская пехота Черноморского флота была представлена ротой морской пехоты Дунайской флотилии. Кроме нее, к частям морской пехоты в это время можно было отнести "Местный стрелковый (караульный) полк" Главной базы ЧФ в Севастополе (командир - подполковник Н. А. Баранов), и местные стрелковые (караульные) батальоны и роты военно-морских баз в Одессе, Очакове, Николаеве, Керчи, Батуми.

К началу Великой Отечественной войны, находившийся в Севастополе 1-й Местный стрелковый полк, входил в состав Береговой обороны ГБ ЧФ. На 22 июня1941, этот полк имел в своем составе три стрелковых батальона, пулеметный взвод и полковую школу младшего комсостава. На вооружении полка находились: 24 станковых и 54 ручных пулемета, семь пистолетов - пулеметов и 1574 винтовки.

Подготовка к формированию частей морской пехоты началась на Черноморском флоте во второй половине июля 1941, когда стало очевидным, что начавшаяся война с Германией будет затяжной и сопровождаться уже в самом ее начале значительными потерями в живой силе на сухопутном фронте.

Кроме того, в это время румынские войска, совместно с 11- й немецкой армией овладели значительной частью Молдавской ССР и начали наступление на Одессу, где находилась одна из военно-морских баз ЧФ. Поэтому, как Народному Комиссариату военно-морского флота, так и Командованию ЧФ стало ясно, что предстоит оборона военно-морских баз на Черном море с суши.

В связи с этим, в Севастопольском училище береговой обороны началась усиленная подготовка курсантов к боевым действиям на суше в качестве командиров подразделений морской пехоты. Кроме того, училище готовило на ускоренных курсах командиров подразделений и частей морской пехоты из числа офицеров береговых частей ЧФ, кроме того, на эти курсы направляли краснофлотцев срочной службы и призванных из запаса, имеющих среднее и среднее специальное образование.

Подготовка младшего командного состава для будущих частей морской пехоты, из числа призываемых из запаса краснофлотцев началась в июле 1941  в "Балаклавской школе младшего начальствующего состава сторожевых катеров" Учебного отряда ЧФ (до начала войны  "1 – я Морская пограничная школа младшего начальствующего состава НКВД СССР").

В первый же день после начала войны - 22 июня 1941 года 1-я Морская пограничная школа младшего начсостава НКВД со всем личным составом, материальной частью и запасами имущества перешла в подчинение Черноморского флота и была включена в состав Учебного отряда ЧФ под наименованием "Балаклавской школы младшего начсостава сторожевых катеров.

Часть курсантов, ранее проходившие обучение в этой школе сразу были произведены в младшие командиры и распределены на корабли и катера флота, другая часть курсантов была направлена на доукомплектование экипажей учебных судов этой же школы по штатам военного времени.

После перевода в состав Учебного отряда ЧФ, на Школу младшего начсостава сторожевых катеров, была возложена задача готовить младших командиров и специалистов для береговой и противовоздушной обороны флота. Для организации учебы по этому профилю школа была доукомплектована офицерами и старшинами – специалистами ПВО, со складов выделена материальная часть и приборы управления стрельбой зенитной артиллерии, соответствующие средства связи и учебная литература по новой специальности.

В начале июля 1941 в школу пришли на обучение около 2500 человек мобилизованных из запаса и молодых призывников. С этим набором курсантов в течение шести недель шли занятия по программе рядового бойца, затем личный состав, отобранный для дальнейшей подготовки в качестве специалистов ПВО, был сведен в пять учебных рот, а остальные направлены в сухопутные части береговой обороны.

В августе 1941, школе была поставлена задача сформировать батальон морской пехоты, для чего было получено пополнение в количестве еще 250 человек, в числе которых были офицеры и младшие командиры, предназначенные на командные должности батальона, а также старослужащие красноармейцы и краснофлотцы для повышения боеспособности этой новой части морской пехоты. Командиром батальона был назначен начальник продовольственного обеспечения школы капитан Бондарь, военным комиссаром – старший политрук Кондрашев. В этом батальоне начали подготовку сержантов и старшин для частей морской пехоты.

Кроме боевой подготовки, личный состав учебного батальона вместе с курсантами школы участвовали в строительстве оборонительных линий в районе сел Новые и Старые Шули (Штурмовое, Терновка), Нижнего и Верхнего Чоргуня (ныне на их месте село Чернореченское).

Некомплект личного состава до полного штата был пополнен из числа курсантов учебных рот. Теперь школа вела подготовку по двум направлениям: курсантов – как специалистов ПВО и бойцов батальона – по программам морской пехоты. Одновременно школа и батальон занимались строительством оборонительного рубежа в районе населенных пунктов Новые и Старые Шули, Нижний и Верхний Чоргунь.

До начала обороны Севастополя в период июля - сентября 1941, школа неоднократно выделяла команды, всего более 500 человек, в формируемые флотом части морской пехоты, направлявшиеся в Одессу, Ростов, под Москву. Обычно в такие команды включалось 30 % постоянного и переменного состава школы и 70 % прибывшего пополнения. Для формируемой в Симферополе дивизии погранвойск НКВД также было выделено пополнение, а также 400 винтовок, станковые и ручные пулеметы со складов школы.

К началу обороны Севастополя в школе и батальоне морской пехоты было около 2000 человек, вооруженных, кроме учебно – боевых зенитных орудий, так же 6 станковыми и 12 ручными пулеметами, и 400 винтовками.

Формирование первых боевых частей морской пехоты ЧФ началось 15 июля 1941, когда в городе Измаиле являвшимся главной базой дунайской флотилии для его обороны с суши, из личного состава береговых частей флотилии был создан "Сводный полк морской пехоты", под командованием полковника Комарова.

К сожалению, боевой путь этой первой части морской пехоты, сформированной вскоре после начала великой Отечественной войны практически не известен. Единственным упоминанием о нём является весьма краткая информация, о том, что осуществляя прикрытие переправ 9 и 18 – й армий Южного фронта через реку Южный Буг, 8 августа 1941, монитор "Ударный" и отряд бронекатеров, имея на борту десант в составе 7 – й роты этого полка начали движение вверх по реке Южный Буг и 12 августа в 5 часов утра, высадили эту роту у деревни Сливны для обороны находящегося там аэродрома. Выйдя к аэродрому рота разгромила высадившийся там немецкий воздушный десант, но вскоре была атакована  немецкой пехотой и танками и под их натиском отошла в район Варваровского моста, где вновь заняла оборону. (книга "Береговые войска черноморского флота" - Саратов,2001. – с.49.)

В Одессе, в последних числах июля 1941 года, командование Одесской военно – морской базы сформировало первую в её составе часть морской пехоты – "Сводный сухопутный отряд моряков", под командованием майора И. А. Морозова. Спустя неделю, 5 августа 1941, в составе Одесской ВМБ, на основе этого отряда начали формироваться два полка морской пехоты (1 и 2 – й Черноморские полки морской пехоты).

Источники формирования у обоих полков были те же, что и у первоначального отряда: береговые части, в том числе и базовая школа старшин (школа младших командиров), экипажи кораблей и вспомогательных судов входивших в состав Одесской ВМБ, а так же жителей города служивших до войны во флоте и призванных из запаса. К середине августа 1941, 1 – й Черноморский полк морской пехоты под командованием майора И. А. Морозова имел 1300 человек личного состава, 2-й Черноморский полк морской пехоты, насчитывал – 700 человек.

В связи с обострением ситуации на фронте вокруг Одессы, 1-й Черноморский полк морской пехоты, как наиболее многочисленный, и имевший, к тому времени более – менее полный комплект ручного стрелкового оружия - 8 августа 1941 был направлен на передовую, где занял один из участков обороны. Там, полк, имевший до этого ни пушек, ни миномётов, был усилен трёхорудийной батареей 45 – мм пушек, созданной в артиллерийских мастерских, путём использования стволов учебных орудий, калибра 45 – мм, из состава материальной части ряда береговых  батарей Одесской ВМБ. Вскоре подобным же образом для этого полка, была сформирована еще одна артиллерийская батарея с орудиями аналогичного калибра.

2 – й Черноморский полк морской пехоты, как очень малочисленный, и имевший на вооружении только небольшое количество винтовок был оставлен в Одессе для охраны порта и ряда других военных объектов.

В связи, с рядом неудач и понесенными 1 - м ПМП на фронте потерями, 15 августа 1941, командованием Одесского оборонительного района было решено сменить командира полка и для пополнения влить  в его состав 2 – й полк морской пехоты. Новым командиром 1 – го ПМП стал заместитель начальника тыла Одесской ВМБ интендант 1 ранга (подполковник) Я. И.Осипов, который имел большой опыт боевых действий на сухопутном фронте в годы Гражданской войны, когда он командовал сначала рядом матросских отрядов, а затем 29 – м Бирским стрелковым полком.

Сразу после этого назначения под командованием Я. И. Осипова, 1 – й Черноморский ПМП, в ходе боев за село Шицли 16 – 18 августа 1941, уничтожил румынский пехотный батальон, полностью уничтожив две его роты и захватив в плен 200 оставшихся в живых румынских солдат и офицеров. Так же было уничтожено два танка противника. В качестве трофеев были захвачены в этом бою 1 броневик, 3 танкетки и18 противотанковых пушек. Вскоре после этого боёв Я. И. Осипову было присвоено звание "полковник".

В дальнейшем, в начале сентября 1941, 1 - й Черноморский полк морской пехоты был включен в состав сформированной в Восточном секторе Одесского оборонительного района 421-й стрелковой дивизии, как ее 1330 – й стрелковый полк. Под этим наименованием он участвовал в обороне Одессы, Крыма и в начальном периоде обороны Севастополя. Затем стал 381 - м стрелковым полком 109 – й стрелковой дивизии оборонявшей Севастополь.

Кроме 1 и 2 - го полков морской пехоты, сформированных в Одессе, в Севастополе из числа матросов кораблей и вспомогательных судов ЧФ был 15 августа 1941, был сформирован и направлен в Одессу "1-й Добровольческий отряд морской пехоты" под командованием майора А. С. Потапова численностью 600 человек. 4 сентября 1941, этот отряд был направлен на пополнение 161 - го стрелкового полка 95 - й стрелковой дивизии.

В дальнейшем, будучи уже полковником А. С.Потапов, командуя 79 – й  морской стрелковой бригадой, участвовал в обороне Севастополя. Затем, уже в звании генерал – майора, командуя 255 – й  бригадой морской пехоты, участвовал в обороне и освобождении Новороссийска и Таманского полуострова в 1942 - 1943 годах.

Следом за отрядом  Потапова в Севастополе в период с 19 по 26 августа 1941, были сформированы, и направлены затем в Одессу еще пять отрядов морской пехоты: 2 - й отряд (700 человек) под командованием майора И. М. Деньщикова (4 сентября 1941, он был направлен на пополнение 25-й Чапаевской дивизии), 3 – й (270 человек) - командир майор П. Е. Тимошенко (4 сентября был направлен на пополнение 1 – го Черноморского полка морской пехоты), 4 - й – командир - капитан А. И. Жук (4 сентября направлен на пополнение 1-го Черноморского ПМП), 5 - й – командир - капитан В. В. Спильняк (4 сентября был направлен на пополнение 54 - го стрелкового полка 25 СД) и 6 - й (720 человек) – командир майор А. И. Щекин (4 сентября был направлен на пополнение 54 – го  СП 25 СД).

Так же при подходе немецких войск к Очакову, для обороны этой военно – морской базы Черноморского флота к 13 августа 1941 для его обороны Очакова в дополнение к находившемуся там ещё до войны 141 – му Местный стрелковому (караульному) батальону из части личного состава, находившейся там 2 – й бригады торпедных катеров Черноморского флота был сформирован отдельный отряд морской пехоты.

Всего  к началу обороны Очакова в его гарнизоне помимо уже упомянутых частей морской пехоты имелись так же саперная рота и подразделение пограничников сформированной из личного состава пограничных застав Очаковской пограничной комендатуры.

Моряков, сапёров и пограничников поддерживали несколько береговых батарей: 5 –я (четыре 45 - мм пушки), 7 – я (четыре 75 - мм пушки), 15 – я (четыре 203 - мм орудия), 22 – я (четыре 203 - мм орудия). Кроме того из пяти дореволюционных 75-ммморских пушек обнаруженных в арсеналах бывшей Очаковской крепости, был сформированы перед началом обороны ещё две береговые батареи – двухорудийная на Лагерной косе и трёхорудийная на окраине города.

После недели боёв за Очаков, его защитники отступили из города и были эвакуированы на острова Первомайский и Березань, а так же Кинбурнскую косу и включены в состав Тендровского боевого участка под командованием генерал – майора береговой службы И. Н. Кузьмичёва. Береговые батареи Очакова перед оставлением города были взорваны.

Тем временем одновременно с этими событиями боёв на северном побережья Черного моря, в Севастополе продолжалось усиление Местного стрелкового полка. Из числа лиц ранее проходивших службу во флоте и призванных после войны из запаса в нем был сформирован третий батальон и увеличена численность прежних двух. После этого численность полка достигла  2200 человек при 25 пулеметах.

В сентябре 1941 в части Береговую обороны Севастополя прибыло пополнение резервистов в составе четырёх тысячи человек. Кроме, того, из Керчи в Севастополь был переведен Запасной артиллерийский полк (сформированный в Керчи вскоре после начала войны), общей численностью в две тысячи человек.

За счет этих резервов были сформированы несколько батальонов морской пехоты. Из школы специалистов запаса Береговой обороны сформирован отдельный батальон (командир батальона — начальник школы полковник И. Ф. Касилов). Основу батальона составили запасники артиллерии береговой обороны в возрасте 25 - 35 лет.

Личный состав Запасного артполка ЧФ был распределен по дотам и дзотам, а оставшийся личный состав был сведен в два батальона морской пехоты. Первым батальоном морской пехоты Запасного артполка командовал призванный из запаса военинженер 3-го ранга (майор) Ведмедь, вторым батальоном командовал майор В. Д. Людвинчук (так же призванный из запаса).

Первой бригадой морской пехоты ЧФ стала 7-я бригада морской пехоты. Ее формирование началось 15 августа 1941 в Севастополе на Корабельной стороне, в казармах Севастопольского училища зенитной артиллерии (СУЗА) (бывшие казармы дореволюционного Брестского пехотного полка). Бригада была сформирована в составе пяти батальонов. Командиром бригады 17 августа 1941, был назначен полковник Жидилов Е. И., (в некоторых источниках в качестве его воинского звания указывается – "комбриг"), до этого являвшийся помощником начальника штаба ЧФ.

К 24 августа 1941, было сформировано три батальона бригады, которые после своего формирования были выведены в полевые лагеря в окрестностях Севастополя для боевой подготовки и обучения  тактике сухопутного боя. На освободившихся площадях  в Брестских казармах начиналось формирование 4 и 5 - го батальонов, минометного дивизиона и ряда других частей бригады.

К 24 сентября 1941, 7 – я бригада морской пехоты, была полностью сформирована. Она насчитывала 4860 человек личного состава, из них 3484 человека были призваны из запаса. Численность стрелковых батальонов бригады составляла от 900 до 920 человек. Батальоны имели по три стрелковые роты каждый, пулеметную роту и четырехорудийную батарею 76-мм пушек. Наименование "7 - я бригада морской пехоты" было присвоено ей 10 сентября 1941.  Печатным органом бригады стала газета "В бой за Родину".

В связи с созданием 7 - й БрМП и ее газеты можно вспомнить еще об одной практически неизвестной странице истории Черноморского флота и его морской пехоты в годы Великой Отечественной войны, а именно участие в боях в ее рядах сына первого советского народного комиссара просвещения А. Луначарского – старшего лейтенанта Анатолия Анатольевича Луначарского.

Родился он 19 августа 1911, в Париже, где в эмиграции находились его родители, позже его семья переехала в Швейцарию. В 1917 году после свержения монархии в России его отец вернулся на Родину, где включился в политическую борьбу, а Анатолий с матерью продолжали некоторое время жить в Швейцарии, и  затем, в 1918 году вернулись вместе с ней в уже охваченную гражданской войной Россию.

Получив, превосходное домашнее образование и свободно владея французским и английским языками, он, после окончания в 1928 году одной из московских средних школ, долгое время не поступал, ни в какое высшее учебное заведение, занимаясь журналистикой, литературой и переводческой деятельностью. Только в конце 30-х годов он для получения высшего образования поступил в Московский институт марксизма-ленинизма для научных работников – бывший Институт красной профессуры.

Спустя месяц после начала Великой Отечественной войны, 20 июля 1941, вместе с группой московских писателей и журналистов он прибывает в Севастополь в распоряжение политуправления Черноморского флота. Вскоре после этого его направляют корреспондентом в газету "Бдительная вахта" – печатного органа соединения охраны водного района ЧФ в Севастополе.

Через два с половиной месяца, 11 октября 1941, он добивается перевода в газету "В бой за Родину" – печатного органа 7-й бригады морской пехоты. В составе этой бригады, начиная с 29 октября 1941, лейтенант А. Луначарский принимал участие в боях на севере Крыма, 30 – 31 октября 1941, в обороне Симферополя, в начале ноября 1941, в прорыве частей Приморской армии, в которую входила бригада, в Севастополь через горно-лесные районы Юго-западного Крыма. Затем он участвовал в рядах морских пехотинцев в ноябре - декабре 1941, в боях по отражению первого и второго штурмов Севастополя войсками 11-й немецкой армии.

В начале 1942 года, он становится корреспондентом газеты "Красный черноморец" – печатного органа командования Черноморского флота. Здесь он продолжал освещать боевые действия морской пехоты ЧФ по обороне Севастополя, а затем обороне и освобождению Северного Кавказа.

Во время боев на Северном Кавказе старший лейтенант А. Луначарский больше всего времени проводил в боевых порядках 83 - й бригады морской пехоты, которая в сентябре-ноябре 1942 года вела ожесточенные бои в районе города Туапсе. Затем, в ходе боев по освобождению Северного Кавказа, он совместно с морскими пехотинцами 3 – 5 февраля 1943 года участвовал в десантах в окрестностях Новороссийска. Сначала в Южной Озерейке, а затем в Станичке (плацдарм Малая земля).

Спустя семь месяцев - 12 сентября 1943, он погиб, участвуя в боях по освобождению Новороссийска, вскоре после высадки с одной из групп  морской пехоты в Новороссийском порту. Первоначально, два месяца, он считался пропавшим без вести. Но специально проведенное расследование выявило очевидцев его гибели и помогло установить ее дату. Так завершилась яркая и насыщенная судьба этого журналиста-черноморца.

Спустя, несколько дней после завершения процесса формирования бригады, 29 сентября 1941, из ее состава были выведены 1 и 4 - й батальоны, которые были отправлены на Перекопский перешеек для участия в боях с наступающим противником. Там они были переименованы в 1 и 2-й Перекопские отряды морской пехоты. Взамен, в 7 - й бригаде морской пехоты были сформированы новые 1 и 4 - й батальоны.

1 - й Перекопский отряд морской пехоты, под командованием капитана  Г. Ф. Сонина, в количестве 936 человек, при 8 орудиях и 36 пулеметах был включен в состав 156-й стрелковой дивизии 51 - й армии. 2 - й Перекопский отряд в количестве 980 человек, под командованием майора Кулагина (по другим данным капитана Е. А. Кирсанова), вначале был включен в состав 9 - го стрелкового корпуса 51 – й армии.

В Севастополе, 3 сентября 1941, был сформирован 3-й Черноморский полк морской пехоты. Он состоял из трех батальонов и имел численность 1935 человек личного состава (по другим данным 1610 человек). Личный состав был вооружен винтовками, а так же 8 трофейными немецкими пулемётами. Командиром полка был назначен майор Харичев Пётр Васильевич.

Вскоре после своего создания, после нескольких учений по высадке десанта на морское побережье, которые проходили в Севастополе на мысе Херсонес и побережье Казачей бухты,  3 - й Черноморский полк, имея в своем составе1920 человек, под командованием капитана Корня Кузьмы Мефодьевича, принял участие в первой десантной операции Черноморского флота.

Вечером 21 сентября 1941, в Севастополе, в бухте Казачья 3 – й ПМП был погружен на корабли, и рано утром  22 сентября высадился в тылу восточной группировки румынских войск, осаждавших Одессу, в районе приморской деревни Григорьевка.

С суши, навстречу 3 -му полку морской пехоты нанесли удар 157 и 421 - я стрелковые дивизии. Главный удар в полосе наступления 421 СД наносил ее 1330 стрелковый полк (бывший 1-й Черноморский полк морской пехоты) под командованием полковника Я.И.Осипова. В результате восточная группировка румынских войск осаждавших Одессу была полностью разгромлена.

В ходе этой десантной операции полк понес достаточно большие потери – 332 краснофлотца и командира убитыми и ранеными, потеряв так же главным образом от миномётного огня противника половину своих пулемётов.

В дальнейшем, в ходе эвакуации из Одессы Приморской армии 1 - 15 октября 1941, 3 – й  ПМП вновь прибыл в Севастополь. Здесь его новым командиром стал подполковник Затылкин В. Н., которого 7 ноября 1941 сменил полковник Гусаров Сергей Родионович.

На следующий день после сформирования 3 ПМП, 4 сентября 1941, в Севастополе в составе Училища береговой обороны был создан "Курсантский полк морской пехоты", в составе трех курсантских батальонов. Командиром этого полка стал полковник В. А, Костышин. По одним данным он был начальник этого училища, по другим – заместитель начальника этого же училища по строевой части.

29 октября 1941, этот Курсантский полк был переформирован в Курсантский батальон морской пехоты (батальон морской пехоты Севастопольского училища береговой обороны), в составе 5 стрелковых рот, усиленный дополнительно пулеметной ротой (12 пулеметов) и ротой минометов (2 миномет калибра 107 – мм и 4 миномета калибра 82 - мм), а так же артиллерийской батареей из трех 76-мм пушек. Общая численность батальона – 1176 человек.

В состав Курсантского батальона морской пехоты входил, также взвод связи, сапёрный взвод, пункт боеприпасов, продовольственный пункт и медицинский пункт. Начальником штаба батальона был назначен майор В. И. Голубь, начальником связи - капитан-лейтенант Н. Ф. Потапов, командиром взвода связи - капитан В. И. Синютин.

30 октября 1941, Курсантский батальон под командованием полковника Костышина В. А. был отправлен на передовой рубеж обороны Севастополя, находившемся на левом берегу реки Альма, несколько южнее железнодорожной станции Альма (ныне Почтовое).

Кроме Севастополя, в сентябре 1941, началось формирование бригад морской пехоты в составе Новороссийской и Керченской военно-морских базах. Соответственно 8 и 9-й бригад морской пехоты.

Приказом командующего ЧФ № 0494 от 13 сентября 1941, в районе городов Анапа, Новороссийск и поселков Кабардинка и Геленджик началось формирование 8-й бригады морской пехоты. Печатный орган бригады газета "Во славу Родины".

После завершения процесса формирования, 8 – я бригада морской пехоты, была сосредоточена западнее Новороссийска в районе станиц Натухаевской, Раевской, Верхне-Баканской, где она занималась огневой и тактической подготовкой. Командиром бригады был назначен полковник Вильшанский Владимир Львович. Вскоре после своего формирования бригада (4 батальона, 3950 человек, четыре 76-мм орудия), 28 - 30 октября 1941, была доставлена из Новороссийска в Севастополь.

По данным самого командира бригады полковника В. В. Вильшанского опубликованным в его статье "Разведка боем" в "Военно – историческом журнале" - 1962 - № 6 – с. 60, к началу своего участия в боях за Севастополь 1 ноября 1941 года 8 - я бригада морской пехоты состояла из управления (штаб, политотдел), пяти стрелковых батальонов, ряда других подразделений и имела общую численность – 4344 человека. На вооружении бригады было 24 ручных и 5 станковых пулеметов, 42 миномета калибра 50-мм. Своя артиллерия у бригады отсутствовала. Ей были приданы для артиллерийской поддержки подвижная зенитная батарея в составе четырех 76-мм зенитных пушек и пушечная четырехорудийная батарея (калибр 152-мм) из 265 корпусного артиллерийского полка Приморской армии. Так же во время первого штурма бригаду поддерживали огнем расположенные на Северной стороне Севастополя береговые батареи № 10 (четыре 203-мм орудия) и №30 (четыре 305-мм орудия).

В городе Керчь, с 10 по 30 сентября 1941, была сформирована 9 - я бригада морской пехоты, численностью 4500 человек. Печатный орган бригады газета "Защитник Родины". После прорыва немцев в Крым 29 октября 1941, бригада  была переброшена на Ак-Монайский перешеек отделявший Керченский полуостров от остального Крыма, и 9 ноября 1941, вступила там в бой с немецкими войсками. По оценке командующего 51 армии генерал - лейтенанта Батова П. И. в боях за Керченский полуостров и Керчь бригада оказалось самой боеспособной частью армии.

Однако сам Батов, крайне нерационально использовал возможности этой бригады. Он раздробил ее побатальонно и включил ее батальоны  в состав 106, 156, 320 стрелковых дивизий. В результате, героизм личного состава бригады не только не привел к удержанию Керченского полуострова и Керчи, но и сама бригада в боях 9 - 16 ноября 1941,  понесла настолько тяжелые потери, что после оставления Керчи, от неё осталось только два батальона, которые 19 ноября 1941 доставили в Севастополь, где 20 ноября 1941, они были включены в состав 7 – й  бригады морской пехоты.

Вторично 9 - я бригада МП была сформирована в районе города Новороссийска с 17 по 27 декабря 1941. Но в ходе высадки на Керченском полуострове в конце декабря 1941 бригада понесла очень тяжелые потери и была расформирована.

Кроме высадки на Керченском полуострове, часть личного состава  9-й бригады морской пехоты, в количестве трехсот человек, была в это же время сведена в отдельный штурмовой отряд, под командованием старшего  лейтенанта А. Ф, Айдинова, который первым высадился в Феодосийском порту, расчистив дорогу для высадки главных сил феодосийского десанта.

Действия этого штурмового отряда начались сразу после того как в 3 часа 48 минут 29 декабря 1941, отряд кораблей ЧФ открыл огонь по позициям немецких и румынских войск в Феодосии. Сразу после завершения артподготовки, на сторожевых катерах штурмовой отряд морской пехоты под командованием старшего лейтенанта Айдинова, был высажен на причалы Феодосийского порта. Всего лишь восемь минут понадобилось бойцам отряда что бы очистить причалы от противника. В ходе стремительного, но ожесточенного боя противник понёс большие потери. Так только один из бойцов отряда старшина 2 – й статьи И. В. Кузнецов автоматным огнём и гранатами, уничтожил порядка пятидесяти солдат противника.

В третий раз 9 - я БрМП формировалась в Новороссийске по одним данным в январе-феврале 1942, по другим данным в апреле 1942, в составе трех батальонов, имея численность 3017 человек. На вооружении бригады было 1217 винтовок и автоматов, 27 станковых пулеметов, 16 минометов, 17 противотанковых пушек калибра 45-мм, восемь пушек калибра 76 - мм и восемь гаубиц калибра 122 - мм. На крейсере "Ворошилов",  эсминцах "Сообразительный" и "Свободный" бригада была 27 мая 1942 доставлена в Севастополь для участия в отражении предстоящего третьего штурма города немецкими войсками.

В ходе боев за Севастополь, в период третьего штурма  9 БрМП к 1 июля 1942, прекратила свое существование и больше не восстанавливалась.

Так же в обороне Керчи в ноябре 1941, так же принимал участие и 8 – й отдельный стрелковый (караульный) батальон Керченской военно – морской базы. При отступлении из Керчи один из взводов этого батальона попал в окружение и затем присоединился к партизанскому отряду, действовавшему в Староконстантиновских каменоломнях.

После освобождения Керчи в конце декабря 1942, взвод вышел из каменоломен и присоединился к своим товарищам по батальону, которые участвовали в десанте по освобождению Керчи.

В дальнейшем, в январе – первой половине мая 1942, 8 –й батальон продолжал выполнять свои караульные функции в тылу Крымского фронта находясь в Керчи, а в период 14 – 16 мая 1942 во время отхода войск фронта из Керчи на таманский полуостров вел бои на территории Керченской крепости (форт "Тотлебен") и затем в ночь на 17 мая 1942, был вместе с другими частями эвакуирован из форта на Таманский полуостров.

В сентябре 1941, в составе ЧФ во второй раз формируется 2-й полк морской пехоты. Командиром полка был назначен майор (по другим данным – капитан) Таран Николай Николаевич. Формирование этого полка произошло 16 сентября 1941 на основе двух батальонов морской пехоты из состава Очаковской и Николаевской военно-морских баз, ранее участвовавших в обороне Очакова, Николаева и  приморской крепости Кинбурн, на Кинбурнской косе.

При этом, Очаковский батальон морской пехоты до начала войны именовался 141 - й Местный стрелковый (караульный) батальон Очаковской военно-морской базы.

К началу обороны Севастополя 2-й полк морской пехоты состоял из трех батальонов и насчитывал 1850 человек личного состава, при 12 пулеметах. 24

Кроме бригад и полков в сентябре - октябре 1941 началось формирование отдельных батальонов морской пехоты из числа личного состава береговых частей ЧФ, находившихся в Севастополе. Это было связано с выходом немецких войск на Северные подступы к Крыму, к Перекопскому перешейку и началом там боев с 51 Армией.

Всего в Севастополе в сентябре - октябре 1941 были сформированы следующие отдельные батальоны морской пехоты: 1) батальон тыла ЧФ 2) батальон сформированный из личного состава Балаклавского водолазного техникума и строительной роты флота (534 человека)  3) сводный батальон сформированный из личного состава частей Охраны водного района, Службы наблюдения и связи Главной базы, 1 и 2-й бригад подводных лодок, 1-й бригады торпедных катеров, 3-го отдела флота 4) батальон  морской пехоты АЗО (авиазенитной обороны) сформированный на основе роты аэростатных заграждений и личного состава ряда других частей ПВО Главной базы (572 человек и 12 пулеметов) 5) батальон сформированный из личного состава ВВС ЧФ (900 человек, 2 станковых  и 4 крупнокалиберных пулемета) - командир майор Литвиненко 6) батальон школы специалистов запаса береговой обороны (550 человек, 5 пулеметов) - командир - полковник И. Ф. Касилов (до формирования батальона – начальник этой школы) 7) батальон сформированный из школы младших командиров Береговой обороны и ПВО и из личного состава химических частей флота в количестве 675 человек (командир - капитан П. С. Кудрявцев) В состав этого батальона входил автоброневзвод в составе 2-х химических (огнеметных) танков и двух броневиков  8) батальон запасного артполка береговой обороны (командир - майор Людвинчук) 9) батальон школы резерва береговой обороны (командир - майор Ведмедь) 10) батальон Балаклавской школы младшего командного состава морских пограничных частей НКВД  численностью 750 человек при 5 пулеметах, командир - майор Писарихин (до формирования батальона – начальник этой школы) 11) батальон службы ВНОС (11- й батальон службы Воздушного наблюдения, оповещения и связи).

Так же,  в этот же период из личного состава школ Учебного отряда ЧФ было сформировано:

батальон морской пехоты Школы оружия (755 человек при 9 пулеметах) - командир полковник П. Ф. Горпищенко, бывший начальник этой школы,

два батальона  из электромеханической школы, в том числе: 1-й батальон (991 человек, 5 пулеметов) командир - капитан И. Ф. Жигачев и 2-й батальон (732 человека, 5 пулеметов) командир - капитан И. Ф. Когарлыцкий,

батальон школы  связи  (600 человек, 3 пулемета) - командир инженер-лейтенант П. А. Губичев - бывший начальник школы связи,

батальон  объединенной школы (550 человек, 5 пулеметов) - командир - майор П. Н. Галайчук.

27 октября 1941 из личного состава Черноморского флотского экипажа были сформированы 1, 2, 3, 4 - й заградительные отряды.

В начале ноября 1941 года в Севастополе был сформирован еще один батальон морской пехоты из состава частей ПВО Черноморского флота. Это был 11-й батальон службы ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение и связь), который был создан в Севастополе в 1939 году. В  первых числах ноября 1941 года его материальная часть, в том числе одна из двух радиолокационных станций типа "Редут" была вывезена на Кавказ, а большая часть личного состава была использована для создания батальона морской пехоты ВНОС или как его иногда называли 11 – й батальон морской пехоты.

Вскоре после своего формирования этот батальон начал участвовать в боевых действиях на Северной стороне, понес потери, после чего был расформирован и его личный состав был направлен на усиления батальона морской пехоты Морской пограничной школы и в составе, которого эти бойцы флотской ПВО принимали участие в боях на Балаклавском направлении.

Кроме того, к началу боев Второй обороны Севастополя, в городе находился 178-й отдельный инженерный батальон Черноморского флота, численностью 1178 человек.

Для формирования отдельных батальонов морской пехоты в Севастополе, накануне начала Второй обороны города, так же использовался и личный состав флотского рабочего батальона.

Рабочие батальоны (роты, команды), представляли собой различные- штатные воинские формирования, предназначавшиеся для производства различного рода тыловых работ, как – то: строительные, погрузочно - разгрузочные и прочего. Они комплектовались военнослужащими негодными по состоянию здоровья или политическим соображениям к строевой службе.

Кроме батальонов морской пехоты, так же известно о формировании в этот период и "Отдельной парашютной роты военно – воздушных сил Черноморского флота", которая, непосредственно перед началом Второй обороны Севастополя была включена в состав батальона морской пехоты ВВС ЧФ.

Помимо формирования частей морской пехоты в самом Севастополе, корабли ЧФ, так же доставляли их для предстоящей обороны города и из других районов побережья Черного моря. Так например, 29 октября 1941, крейсер "Красный Крым" под командованием капитана 2 ранга А. И. Зубкова доставил в Севастополь 1-й батальон и управление 8-йбригады морской пехоты. На следующий день 30 октября 1941, в Севастополь на транспорте "Украина", прибыл второй эшелон бригады в составе 2, 3 и 4 - го батальонов.

В 14 часов 30 минут 30 октября 1941, 8-я БрМП бригада в полном составе, за исключением тыловых частей (они были доставлены позднее), сосредоточилась на станции Мекензиевы Горы.

Численность бригады на 30 октября 1941, составляла 3744 человека. Спустя несколько дней, когда в Севастополь прибыли тылы бригады и ее численность возросла до четырех тысяч человек.

Утром 30 октября 1941, корабли доставили в город 2-й полк морской пехоты. (командир - майор Таран). При оставлении прежнего участка обороны, в состав полка включили и личный состав взорванных 5 и 7 – й береговых батарей. Вместе с 2-м полком удалось эвакуировать четыре 75 - мм морских орудия бывшей 5-й береговой батареи.

Вечером 30 октября 1941, кораблями ЧФ с острова Тендра были доставлены в Севастополь батальон морской пехоты Дунайской флотилии (командир - капитан Петровский Антон Герасимович) в составе 950 человек, 5 пулеметов одного 122-мм орудия, а так же  17-я отдельная пулеметная рота этой же флотилии.

Одновременно с этим вечером же 30 октября с острова Тендра в Севастополь были доставлены две тяжелых моторизованных батареи береговой обороны: 724 - я (командир капитан М. В. Спиридонов) и 725 - я (командир капитан Ясинский). Каждая из этих батарей имела на вооружении по четыре 152 - мм гаубицы - пушки типа МЛ - 20.

28 и 29 октября 1941, на кораблях в Севастополь из Каркинитского сектора береговой обороны были доставлены части морской пехоты, из которых затем 31 октября 1941, были сформированы три номерных батальона: 15 - й (командир капитан Н. Стальберг), 16 – й, численностью 750 человек (командир сначала капитан Ушаков, затем капитан Львовский Николай Георгиевич и 17 - й (численностью 811 человек, командир старший лейтенант Л. С. Унчур). Эти батальоны были эвакуированы из Евпатории, города Ак-Мечети (ныне Черноморское) и с Бакальской косы.

В период 1 – 2 ноября 1941, в Севастополь кораблями с Южного берега Крыма были доставлены еще два батальона морской пехоты: 18-й (численность 1120 человек (по другим данным 980 человек), с семью пулеметами, командир - капитан  А. Ф. Егоров), 19-й (численность 557 человек, 5 пулеметов, командир – капитан М. С. Черноусов).

По другим данным 19 – й батальон морской пехоты был сформирован в Учебном отряде флота в течении 1 ноября 1941. Вечером  1 ноября 1941, он был направлен в Дуванкой (Верхнесадовое) в качестве резерва. На рассвете 2 ноября, 19 – й батальон поднялся на высоту 103,4 и там вскоре вступил в бой с противником.

 

Часть 3. Григорьевский десант – первая десантная операция морской пехоты Черноморского флота после начала Великой Отечественной войны

Первой крупной наступательной десантной акцией советского флота после начала Великой Отечественной войны стала высадка Черноморским флотом 22 сентября 1941, крупного тактического десанта в районе села Григорьевка, в тылу румынских войск, осаждавших Одессу.

Причиной для высадки этого десанта было то, что в результате ожесточенных боев румынские войска в конце августа 1941 года потеснили части Одесского оборонительного района (ООР) в его восточном секторе. В результате город, порт и подходившие к нему корабли оказались в зоне огня вражеской артиллерии. Борьба с батареями противника при помощи авиации и огня корабельной и полевой артиллерии оказалась малоэффективной.

Поэтому, с целью улучшения оборонительных позиций войск Одесского оборонительного района на этом участке и ликвидации румынских дальнобойных артиллерийских батарей, держащих под обстрелом вход в одесский порт было решено провести комбинированную операцию, включавшую в себя контрудар сухопутных войск ООР и комбинированный морской и воздушный десант в ближайший тыл румынских войск, осаждавших Одессу .

В соответствии с планом этой десантной операции на сухопутном фронте наносили удар части восточного сектора Одесского оборонительного района, в лице 157 и 421 - й стрелковых дивизий, которые переходили в наступление с целью отбросить противника на правом фланге ООР. Главный удар в полосе наступления 421 – й стрелковой дивизии наносил ее 1330 – й стрелковый полк (бывший 1-й Черноморский полк морской пехоты) под командованием полковника Я.И.Осипова.

С моря, в район прибрежного села Григорьевка, в тыл 13 и 15 – й румынским пехотным дивизиям, противостоящим восточному сектору Одесского оборонительного района должен был высадиться, сформированный в Севастополе 3 - й Черноморский полк морской пехоты, командиром которого был назначен капитан Корень Кузьма Мефодьевич.

Этот полк, включал в себя 3 батальона морской пехоты общей численностью 1920 человек (по другим данным 1815 человек) - главным образом краснофлотцев-запасников и добровольцев из состава экипажей кораблей и частей главной базы и минометную батарею (девять 82-мм минометов образца 1938 года), а так же ручные и станковые пулеметы.

Для проведения морской десантной операции командование Черноморского флота из – за полного на тот момент отсутствия специализированных десантных кораблей или подходящих транспортных судов было, вынужденно привлечь боевые единицы, мало для этого приспособленные, в лице крейсеров "Красный Крым", "Красный Кавказ", эскадренных миноносцев "Бойкий", "Безупречный" и "Фрунзе", которые все базировались в Севастополе.

В качестве высадочных средств, планировалось использовать канонерскую лодку "Красная Грузия" (бывший во время Первой Мировой войны десантный корабль типа "Эльпидифор"), 24 катера типа "малый охотник" и КМ и 10 моторных баркасов. Все они из состава Одесской военно-морской базы.

Воздушную поддержку и прикрытие действиям десанта планировалось обеспечит бомбоштурмовыми ударами специально выделенной авиагруппы из состава 63-й бомбардировочной авиабригады и 69-го истребительного авиаполка.

Перед началом десантной операции была проведена тщательная авиационная и наземная разведка районов, входивших в зону будущих действий десанта.

При этом, из-за отсутствия специализированных десантных кораблей доставка 3-го ПМП в район высадки осуществлялась из Севастополя крейсерами "Красный Крым" и "Красный Кавказ", а также эсминцами "Бойкий" и "Беспощадный". Непосредственная же высадка на берег должна была проводиться имевшими небольшую осадку катерами-малыми охотниками, малыми катерами типа "КМ" и канонерской лодкой "Красная Грузия" (один из бывших десантных кораблей времен Первой Мировой войны, типа "Эльпидифор"), составлявшими отдельный отряд высадочных средств.

Морской десант высаживался с задачей действовать в северо-западном направлении, с целью содействовать успешному наступлению частей Одесского оборонительного района.

Перед высадкой морского и воздушного десантов по районам их высадки предварительно наносился удар авиации и корабельной артиллерии. А так же днем 21 и в ночь на 22 сентября 1941, советские самолеты нанесли бомбовые удары по скоплениям войск противника в восточном секторе обороны.

Артиллерийскую поддержку высадки десанта, должны были обеспечивать крейсера "Красный Крым" и "Красный Кавказ",  эсминцы "Бойкий" и "Беспощадный", а так же канонерская лодка "Красная Грузия", которая после ухода от побережья в Севастополь крейсеров и эсминцев и завершения высадки морских пехотинцев на берег, совместно с малыми охотниками должна была продолжать осуществлять артиллерийскую поддержку десанта.

Кроме высадки морского десанта, Черноморский флот посредством своих военно – воздушных сил должен был высадить в тылу противника, в глубине побережья, в районе деревни Щицли, так же и небольшой воздушный десант в виде отряда диверсантов -разведчиков (спецназ Черноморского флота) в количестве 23 человек, сформированный незадолго перед этим из числа наземного персонала авиационных частей ВВС ЧФ, прошедших курс специальной подготовки. Этому воздушному десанту была поставлена задача, нарушить связь и управление румынских войск, создать панику в тылу врага и, оттянув с побережья часть его сил и средств, облегчить выполнение задачи морскому десанту.

Утром 21 сентября 1941, была произведена посадка личного состава 3 – го полка морской пехоты на крейсера "Красный Крым" (721 морской пехотинец) и "Красный Кавказ" (996 человек), эсминцы "Безупречный" и "Бойкий" (по одной роте на каждом, по 105 и 107 человек, соответственно).

В 13 часов 30 минут 21 сентября крейсера с десантом на борту снялись с якорей и под прикрытием двух пар истребителей И-16 и самолетов МБР-2 начали выходить за внешнюю кромку минного заграждения. Построившись затем в кильватерную колонну (головным кораблем шел "Бойкий", за ним "Красный Кавказ" под флагом капитана 1-го ранга Горшкова, затем "Красный Крым" и концевым – "Безупречный"), они взяли курс на Одессу.

Только после выхода отряда кораблей в открытое море командирам подразделений десанта была объявлена боевая задача. До этого никто из них не знал ни места, ни срока высадки, ни направления удара.

В 1 часов 14 минут 22 сентября 1941, крейсеры "Красный Крым" и "Красный Кавказ" с морскими пехотинцами на борту, в сопровождении двух эсминцев вышли к побережью, на траверз села Григорьевка, к точке встречи с отрядами высадочных средств и огневой поддержки десанта, и встали на якорь в 15 - 20 кабельтовых от берега, однако к ним никто больше там не присоединился. Они ожидали прибытия из Одессы транспортных средств, с помощью которых десант должен был высадиться на берег, однако те так и не прибыли.

Дело оказалось в том, что командующий операцией контр-адмирал Л.А.Владимирский, вышедший из Севастополя на эсминце "Фрунзе" несколько раньше, чтобы засветло встретиться с командованием Одесского оборонительного района и согласовать с ним действия десанта, оказался не в состоянии этого сделать, поскольку на подходе к Одессе, в районе Тендровской косы, его эсминец был атакован немецкими пикирующими бомбардировщиками, и получил сильные повреждения.

На эсминце вместе с некоторыми членами его экипажа погиб заместитель начальника штаба Одесского оборонительного района капитан 1-го ранга С.И.Иванов. Оставшийся в живых личный состав эсминца "Фрунзе" был вынужден покинуть, тонущий корабль, а раненый контр-адмирал Владимирский был переведен на торпедный катер, и прибыл в Одессу с опозданием, в 22 часа 21 сентября.

В результате, вместо него, руководителем десантной операцией был командующим флотом назначен командир отряда крейсеров и эсминцев - капитан 1-го ранга С. Г. Горшков (знаменитый, в будущем - главком ВМФ СССР, получивший за эту операцию звание контр-адмирала), который и провел операцию в полном соответствии с утвержденным планом.

Получив приказ возглавить операцию, контр-адмирал С.Г. Горшков принял решение начать высадку по плану, не дожидаясь подхода остальных корабельных отрядов, и использовать для высадки первого броска корабельные баркасы и шлюпки. После этого с крейсеров спустили на воду баркасы и шлюпки, и в 1 час 21 минут 22 сентября на корабли десантного отряда был передан сигнал о начале артиллерийской подготовки. В 1 час 25 минут крейсера открыли огонь из более чем сорока орудий калибра 76, 100, 130 и 180 мм, по районам населенных пунктов Чабанка (ныне Гвардейское), Григорьевка, Биляры, Старая и Новая Дофиновка. Интенсивная артиллерийская подготовка продолжалась более трех часов. За это время было израсходовано 3220 снарядов, причем около 20% из них - в течение первых 10 минут. Стрельба велась главным образом по площадям с использованием осветительных снарядов, для облегчения пристрелки по целям.

Спустя несколько минут после начала артподготовки в 1часов 30 минут началась высадка первой волны десанта - роты морских пехотинцев, под командованием младшего лейтенанта Чарупы, из 3 – го батальона 3 – го ПМП.

Достигнув через 20 - 30 минут берега, передовые группы десантников зажгли сигнальные огни, ориентируясь на которые, высаживались остальные две роты 3-го батальона (командир - старший лейтенант И. Ф. Матвиенко, комиссар - политрук Прохоров).

Тем временем корабли вели огонь по заранее выявленным объектам противника. Затем они поставили огневую завесу на флангах и по фронту участка высадки, не подпуская силы врага к берегу, куда направлялись плавсредства с первым броском десанта. Несмотря на это, огонь противника по барказам и шлюпкам, подходившим к берегу, был достаточно сильным - вдоль берега были расположены, в достаточно большом количестве огневые точки противника: дзоты, окопы, прикрытые проволочными заграждениями, приспособленные к обороне каменные строения. Пулеметы, установленные в носовой части барказов, открыли ответный огонь по огневым точкам противника.

На тех участках высадки, где барказы из-за мелководья не могли подойти к береговой черте, матросы спрыгивали в воду и буксировали их вручную. Во многих местах морские пехотинцы, находясь, в 100 - 115 метрах от берега прыгали в море, и с поднятым над головой оружием, по грудь в холодной осенней воде, шли к берегу, в вещмешках десантников вместо положенного трехдневного запаса продовольствия были двойные нормы патронов и гранат.

Большинство плавсредств подошло к берегу вплотную или на такое расстояние, которое позволяло десантникам безопасно с них высаживаться.

С первыми десантниками на берег вышли корректировочные посты с крейсеров и эсминца "Бойкий". Заняв позиции на плацдарме и установив связь с кораблями по радио, они начали корректировку их огня. Преодолев проволочные заграждения, морские пехотинцы опрокинули румын, и ворвались в Григорьевку. В окрестностях села они стремительной атакой захватили, находившуюся там румынскую батарею, и вскоре открыли из ее орудий огонь по противнику.

Доставив на берег десантников первого броска, корабельные плавсредства вернулись к крейсерам, и приняли с них новую волну десанта. К моменту подхода отрядов кораблей высадочных средств и огневой поддержки из Одессы к району высадки,  барказы и шлюпки с крейсеров перевезли на берег несколько сотен десантников, которые, захватив плацдарм, начали наступление в сторону линии фронта Одесского оборонительного района, то есть в общем направлении на запад и юго-запад.

Практически одновременно с началом высадки морского десанта, в 1 час 30 минут 22 сентября, с самолета типа ТБ-3, в глубине побережья тылу противника, в районе деревни Шицли была высажен воздушный десант в составе 23 парашютистов из флотского отряда специального назначения, который, после нескольких часов боя соединился с морским десантом.

К 2 часам 22 сентября 1941, первая волна морского десанта (в которой находились и артиллерийские корректировочные посты с крейсеров) высадилась на берег, после чего корабли перенесли огонь вглубь территории.

В 2 часа 40 минут 22 сентября 1941, к месту высадки, к крейсерам подошла из Одессы канонерская лодка "Красная Грузия" и, приняв на свой борт оставшихся десантников доставила их на берег.

В 4 часа 4 минуты, того же дня, высадив всех имевшихся на их борту десантников, крейсера ушли в Севастополь, чтобы до наступления рассвета покинуть зону действия авиации противника. В это время к двум эсминцам, продолжавшим обстрел берега, присоединился еще один.

В 5 часов утра 22 сентября 1941, оставив один батальон для охраны захваченного на побережье плацдарма, 3 – й полк морской пехоты силами остальных двух батальонов начал продвижение вглубь территории противника. Вскоре десантники захватили позиции румынских тяжелых артиллерийских батарей, которые до этого вели огонь по порту и городу. Орудия этих батарей, были частично захвачены (четыре французских дальнобойных орудия калибра 155 - мм), частично уничтожены.

После этого 3 - й полк морской пехоты продолжил наступление навстречу частям 421-й и 157 - й дивизий, наступавшим на соединение с десантом со стороны Одессы.

В 6 часов 15 минут 22 сентября 1941, в районе действий десанта появились самолеты 69-го истребительного авиаполка, которые атаковали вражеские аэродромы в районе поселка Визирка, уничтожив там около 20 немецких самолетов. Спустя 45 минут, в 7 часов – бомбардировочная авиация флота нанесла повторный удар по группировкам противника в районах сел Александровка, совхоза "Ильичевка" и бывшей немецкой колонии Гильдендорф.

В 8 часов 22 сентября 1941, после артиллерийской и авиационной подготовки, из  восточного сектора обороны Одессы (район Фонтанки, Ильичевки и Куяльницкого лимана) перешли в наступление общим направлением на посёлок Свердлово,157 - я и 421 - я стрелковые дивизии  Приморской армии. Один из стрелковых полков, наступавшей 421 – й дивизии, а именно 1330 – й, которым командовал полковник Яков Осипов, был к тому моменту до недавнего времени 1 – м Черноморским полком морской пехоты.

В ходе боев, 22 сентября 1941, морскими пехотинцами, кроме уничтоженных и захваченных вражеских батарей, так же было уничтожено до двухсот румынских солдат и офицеров.

В течении всего дня боев 22 сентября, десантников продолжали с помощью подвижных корректировочных постов поддерживать артиллерийским огнем эскадренные миноносцы, канонерская лодка и катера. Корабельная артиллерия уничтожала огневые точки, опорные пункты и различную технику врага в полосе наступления десанта, а также подходившие по дорогам резервы противника.

В 13 часов 22 сентября, поддерживавшие десант огнем  своих 130 – мм орудий главного калибра эскадренный миноносцы атаковали 9 немецких пикирующих бомбардировщиков типа Ю-87. Только на эсминец "Безупречный" ими было сброшено порядка 30 бомб. Умелым маневрированием ему удалось избежать прямых попаданий, однако взрывная волна и осколки нанесли кораблю столь серьезные повреждения, что лишили  его на некоторое время хода. Гораздо более тяжелые повреждения получил в результате этой бомбежки эсминец "Беспощадный", на нем одна из бомб разрушила полубак, а поступавшая через пробоины в корпусе вода затопила центральный пост и три кубрика. Корабль самостоятельно дошел до Одессы, откуда затем на буксире был уведен в Севастополь. Один, только эсминец "Бойкий" после налета немецких пикировщиков оказался способным находиться в районе действий десанта до конца его боя.

Тем временем, 3-й Черноморский полк морской пехоты продолжал наступать, действуя в двухэшеленном боевом порядке. В первом эшелоне вели боевые действия: 1 - й батальон, под командованием старшего лейтенанта Б. П. Михайлова (наступал в направлении на  Григорьевка – Чебанка - Новая Дофиновка) и 3 - й батальон, под командованием старшего лейтенанта И. Ф. Матвиенко (наступал в направлении Григорьевка - высота 48,2 - Старая Дофиновка); 2 - й батальон двигался  в качестве полкового резерва, вслед за боевыми порядками 3-го батальона.

Румынские войска, не выдержав комбинированного удара с моря и с суши, начали беспорядочно отступать в северном направлении.

В ночь с 22 на 23 сентября 1941 морские пехотинцы соединились со 1330 - м СП (бывшим 1-м Черноморским полком МП), а затем, в 6 часов 23 сентября 1941, и с остальными частями 421-й стрелковой дивизии.

К 18 часам 23 сентября 1941, преодолев, упорное сопротивление противника 3-й ПМП выполнил поставленную ему перед высадкой боевую задачу, выйдя на рубеж: село Чебанка - высота 57,3 - села Старая и Новая Дофиновка.

В ходе боев 22 – 23 сентября 1941 действия десантных сил поддерживалась активными действиями авиации Черноморского флота, наносившей массированные удары по аэродромам и сухопутным частям противника.

В результате, этой, комбинированной десантной операции, были полностью разгромлены 13 и 15 – я румынские пехотные дивизии. Противник потерял свыше двух тысяч человек, только убитыми и пленными.

Морскими пехотинцами и стрелковыми дивизиями Одесского оборонительного района, в ходе боев было захвачено в качестве трофеев 6 танков и танкеток, 39 орудий (в том числе четыре дальнобойные, крупнокалиберные 155 - мм), 15 (по другим данным 30) минометов калибра 60 и 81 – мм; 13500 мин и ручных гранат, 127 ручных и станковых пулеметов, более 1100 (по другим данным 1250) винтовок и автоматов, а так же и много другого военного имущества, включая автомобили и мотоциклы.

Потери наступавших советских войск были минимальны. Так, например, находившийся на острие удара 3- й Черноморский полк морской пехоты потерял убитыми 29 человек.

В результате, Григорьевского десанта румынские войска, осаждавшие Одессу, были отброшены в восточном секторе ее обороны на 5 - 8 километров на северо - восток, потеряв при этом, как значительную часть дальнобойной артиллерии, так и возможность вести артиллерийский огонь по городу и порту. Это последнее обстоятельство, вскоре, очень пригодилось защитникам города, когда спустя несколько дней после завершения этого наступления, они получили внезапный для них приказ из Москвы оставить Одессу и начать эвакуацию в порты Крыма, и прежде всего в Севастополь.

Григорьевская десантная операция Черноморского флота, стала первым крупным морским десантом в начальный период Великой Отечественной войны. Ее успех был обеспечен тщательной разведкой и внезапностью операции, хорошей подготовкой личного состава десанта, достижением господства в воздухе в районе высадки, своевременной поддержкой огнем корабельной артиллерии и одновременной выброской парашютного десанта в тыл противника. Опыт ее проведения был затем широко использован при планировании последующих морских десантов в ходе Великой Отечественной войны.

Часть 4. Отражение частями морской пехоты Черноморского флота Первого штурма Севастополя немецкими войсками в период 31 октября – 24 ноября 1941. Процессы формирования и переформирования частей морской пехоты в Севастопольском оборонительном районе в этот период

Прорвав Ишуньские позиции и вырвавшись на степные просторы Крыма 29 октября 1941 немецкие и румынский корпуса 11-й немецкой армии продолжили наступление в расходящихся направлениях: 54-й АК (50-я, 132-я ПД) был направлен на Севастополь; 30-й АК (22-я, 72-я ПД) был направлен на захват Симферополя и дальнейшего преследования и уничтожения Приморской армии в горно-лесистой местности Юго-Западного Крыма; 42-й АК (46-я, 73-я, 170-я ПД) преследовал отходившую от Джанкоя на Керчь 51-ю армию. В резерве командующего 11-й А находился румынский горнострелковый корпус (1-я горнострелковая и 8-я кавалерийские бригады), но и он вскоре был направлен для преследования и уничтожения Приморской армии. 1

В авангарде 54-го АК к Севастополю устремилась сводная немецко – румынская механизированная группа под общим командованием начальника штаба 11-й армии полковника Циглера ( по другим данным – начальника штаба 42-го армейского корпуса 11-й армии), численностью примерно до 15 тысяч человек, сформированная из моторизованных полков бригад румынского горнострелкового корпуса, моторизованных разведывательных, артиллерийских и саперных подразделений дивизий 54 и 30-гоармейских корпусов.  2

Приказ о формировании данной сводной механизированной группы был отдан командованием 11 – й немецкой армии, еще до прорыва Ишуньских позиций - вечером 27 октября 1941.

Эта сводная механизированная группировка была так же усилена несколькими самоходными штурмовыми орудиями и противотанковыми артдивизионами 54-го и 30-го АК, имевшими автомобильную тягу, а так же несколькими зенитными артдивизионами немецких пехотных дивизий, имевших на вооружении 20 – мм зенитные автоматические пушки, либо самоходные, либо на автомобильной тяге.

Стоит также отметить, что согласно тогдашней структуре в состав разведывательных батальонов ряда немецких пехотных дивизий входили по взводу бронетранспортеров Sd.Kfz. 221, 222 и 223 . В 11-й армии штатно такими взводами (по две бронемашины) обладали разведывательные батальоны 22-й 24-й, 50-й, 46-й и 73-й пехотных дивизий.

Для артиллерийской поддержки данной механизированной группы в ее состав был включен изрядно потрепанный в предшествующих боях армейский 190-й дивизион самоходных штурмовых орудий (четыре самоходных пушки) под командованием майора Фогта.

Целый ряд источников указывает, на то, что механизированная группа Циглера состояла из двух отдельных механизированных колонн: немецкой, под командованием подполковника Оскара фон Боддина (командира 22-го разведывательного батальона 22-й пехотной дивизии) и румынской, под командованием полковника Раду Корнэ.

Румынская механизированная колонна, находившаяся под командованием бывшего кавалерийского полковника Раду Корне – основателя в 1938 – 1941 годах румынских бронетанковых и механизированных сил, до этого, командовавшего 3 - м моторизованным полком, состояла как из румынских так и немецких моторизованных и механизированных частей.

В состав этой колонны Корнэ,  входили 6-й механизированный полк из 5-й румынской кавалерийской бригады, 10-й механизированный полк из 10-й румынской кавалерийской бригады. Кроме них, в составе колонны Корнэ находились, так же подразделения 5-го механизированного эскадрона 8-й кавалерийской бригады, два тяжелых моторизованных артиллерийских дивизиона (52-й и 54-й). В составе румынской колонны, так же находилось порядка 15 французских танков типа R-1

Немецкие части колонны Корнэ были представлены двумя тяжелыми моторизованными гаубичными дивизионами с орудиями калибра 105 и 150-мм,  22 противотанковым артиллерийским моторизованным дивизионом, пехотным батальоном из 16-го полка 22-й пехотной дивизии посаженным на грузовики, мотоциклетной ротой и 622 моторизованным противотанковым дивизионом. Этот артиллерийский дивизион интересен тем, что некоторые его 37мм противотанковые орудия были установлены сверху на броню французских гусеничных тягачей "Renault UE" на манер самоходных орудий. В первые дни обороны Севастополя, в советских частях их часто принимали за танки.

Общая численность румынской колонны Корнэ, составляла порядка 7500 человек, 200 мотоциклов, более 300 грузовиков, 95 орудий, более сотни тягачей и транспортеров.

В настоящее время, существует информация о наличии в составе румынской колонны французских танков типа R-2, немецких штурмовых орудий Stug III, и большого количества трофейных советских танков. К сожалению, документальных источников по этому вопросу, пока не найдено. Но есть множество воспоминаний, причем не только с советской стороны. Упоминают о танках в составе бригады и румынские ветераны и немецкие. Бывшими бойцами курсантского батальона училища ВМУБО, в "немецких танках", в ходя происходивших боёв, были опознаны советские танки типа Т-26 и БТ-7, захваченные немцами в боях на севере Крыма.

Немецкая колонна механизированной группы Циглера, под командованием подполковника Оскара фон Боддина, общей численностью порядка 7500 человек, состояла  из различных механизированных частей 11-й немецкой армии.

Колонна Боддина имела в своём составе, следующие части: разведывательный батальон 22 - й пехотной дивизии, 22 - й моторизованный зенитный дивизион, из этой же дивизии, 72 - й противотанковый моторизованный дивизион и 72 - й саперный батальон из 72 - й пехотной дивизии, 46 - й разведывательный и 46 - й саперный батальоны из 46 - й пехотной дивизии. Кроме, того, в эту колонну входили отдельные моторизованные артиллерийские батареи (три 150 - мм и две 105 - мм гаубичных батареи).

Общее количество боевой техники, колонны Боддина, составляло, около сотни боевых мотоциклов с пулеметами, около двухсот грузовиков и бронеавтомобилей (Sd.Kfz. 221, 222 и 223), французские гусеничные тягачи "Renault UE", бронетранспортеры типа Sd.Kfz 10 и 251.

По первоначальным планам командующего 11-й армии, генерала Манштейна, именно силами механизированной группы Циглера предполагался захват Севастополя с ходу.

В день прорыва немецких войск в Крым, 28 октября 1941, командующий ЧФ вице -адмирал Октябрьский на эсминце "Бойкий" отбыл из Севастополя в Новороссийск для подготовки эвакуации флота и основных объектов его главной базы из Севастополя в порты Кавказа. Обязанности командующего флотом остался исполнять начальник штаба ЧФ контр-адмирал Елисеев И.Д. Именно на него, и легла организация обороны Севастополя в первые решающие дни 31 октября – 3 ноября 1941.

Непосредственное руководство обороной на сухопутном фронте 31 октября – 3 ноября 1941 осуществлял контр - адмирал Г.В. Жуков. Еще 15 октября 1941, он был назначен на специально созданную должность – заместитель командующего флотом по обороне Главной базы. Это назначение было связано с тем, что он, будучи начальником Одесской военно-морской базы, с началом обороны Одессы стал командующим Одесским  оборонительным районом. В Севастополе контр - адмиралу Жукову были подчинены все находившиеся там части морской пехоты, береговой артиллерии, ПВО и ВВС флота.

Приказом контр-адмирала Жукова Г.В. 29 октября 1941, в Севастополе вводится осадное положение, а части морской пехоты, подвижные береговые и зенитные батареи начали готовиться к выдвижению на подготовленные оборонительные рубежи.

Были образованы Балаклавский участок обороны и три сектора по числу соответствующих укрепленных районов: Чоргунского (1 - й), Черкез-Керменского (2 - й) и Аранчийского (3 - й) на реке Кача.

Подготовка Севастополя к обороне серьезно осложнялась тем, что по приказу командующего "Войсками Крыма" вице-адмирала Левченко Г.И. 28 октября 1941 из Севастополя на север полуострова была отправлена 7 - я бригада морской пехоты.

29 октября 1941, 7-я бригада морской пехоты под командованием полковника Жидилова вела бои на территории нынешнего Красногвардейского района, а затем 30 - 31 1941,  обороняла северные и северо-западные подступы к Симферополю на шоссе Джанкой-Симферополь и Саки - Симферополь, ведя бои с 72-й ПД немцев.

Во второй половине дня 31 октября 1941, бригада отступила на южные окраины Симферополя, готовясь отойти к Севастополю. От станции Альма (Почтовое), где в этот момент занимали оборону два батальона морской пехоты, ее отделяло всего 20 километров. Однако вместо отхода к Севастополю по – прямой, то есть по шоссе Симферополь - Севастополь, бригада по приказу командующего Приморской армией двинулась через горы к Ялте. В результате бригада прибыла в Севастополь только 7-8 ноября 1941, потеряв по пути два батальона из четырех, часть орудий и минометов.

Это была одна из многих ошибок командующего Приморской армии в ходе Второй обороны Севастополя. Имевшихся на тот момент сил самой армии и присоединенной к ней 7-й бригады морской пехоты было вполне достаточно, что бы разгромить и даже полностью уничтожить бригаду Циглера, преградившую им прямой путь к Севастополю, что затем фактически и произошло спустя четыре дня 4 ноября 1941 в горной части долины реки Бельбек.

30 октября 1941, 54 - я береговая батарея (4 морских орудия калибра 102-мм) под командованием лейтенанта И. И. Заики, которая находилась километрах в сорока севернее Севастополя, у села Николаевки, открыла огонь по колонне бронетехники и автомашин с пехотой — передовым частям румынской мехколонны, двигавшимся на Севастополь вдоль побережья. Оставив несколько румынских подразделений для дальнейшего штурма позиций этой береговой батареи Корнэ повел свою колонну дальше. Вскоре колонна свернула с прибрежного шоссе Евпатория – Севастополь и повернула на запад с целью выйти южнее Симферополя на шоссе, ведущее к Севастополю. Выйдя в указанный район полковник Корнэ основными силами продолжил движение на юг к станции Альма (ныне Почтовое).

31 октября 1941, авангард колонны Корнэ достиг высот севернее реки Альма. В ночь с 31 октября на 1 ноября 1941, частью сил румынская колонна захватила деревню Мангуш (ныне Прохладное), в восьми километрах восточнее Бахчисарая. Одновременно была перерезана шоссейная и железная дороги Симферополь - Бахчисарай в районе станции Альма.

31 октября 1941, начался первый бой второй обороны Севастополя, когда оборонявшиеся на реке Альме начиная от ее устья  и далее вверх по течению Местный стрелковый полк, 1-й батальон электромеханической школы Учебного отряда ЧФ (командир - к