Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Совету старшин Севастопольского Морского собрания был представлен отчет за 2019 год
Урок Достоевского для России сегодня …Произойдёт то, что покажется чудом: коронавирус исчезнет сам собой
Директор 13-го СРЗ поздравил судоремонтниц с Днём 8 Марта
Украинские корабли переведут из Севастополя в Донузлав
Российский Су-27 упал в Черное море
Получится ли из Авакова Пиночет? Министр внутренних дел Украины идёт к овладению всей полнотой власти в стране
Пока Пашинян обещает накормить Европу, бизнес Армении просит помощи. Премьер уверен, что помогать отечественной экономике не нужно
У Анкары нет союзников, кроме Москвы. За убийством российского посла в Турции стояли Соединенные Штаты
Корабелов ожидает путь преобразований. Минобороны берёт на себя функции государственного координатора по госзаказам в области военного кораблестроения
«Севморзавод» должен стать лидером судоремонта на Украине, – Яцуба
Дальнобойщики прибыли из Турции в Севастополь под песню «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»
1 апреля уволят более 500 сотрудников Крымских морских портов
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Командировка на остров Свободы


2012-09-27 21:34 История
Советские воины-интернационалисты в начале 60-х годов защищали не только Кубу, но и интересы своего Отечества

Вторая половина октября 1962 г. вошла в историю под названием "Карибский кризис". Те дни явились, пожалуй, кульминацией "холодной войны", когда американская политическая стратегия "отбрасывания коммунизма" поставила мир на грань ядерной катастрофы. Человечество, оказавшееся поистине в шоковом состоянии, во всей полноте ощутило реальность наступления апокалипсиса. К счастью, силы разума взяли верх над безрассудством и разыгравшимися эмоциями. Государственные деятели СССР и США впервые осознали, что такое "ядерный тупик" и, проявив необходимый реализм при ликвидации кризисной ситуации, нашли в себе силы вступить на путь решения острейших международных проблем не военными, а политическими средствами.

Впрочем, этого бы не произошло, если бы Советский Союз не обладал колоссальной военной мощью и к тому времени сократил разрыв с США до минимума в сравнивании военных потенциалов. Мы приближались к стратегическому паритету.

Добро должно быть сильным – это аксиома. Не задушить маленькую Кубу, ставшую свободной, помогла наша страна, осуществлявшая свою политику с помощью "человека с ружьем". Тогда на Кубу были посланы 42 тысячи советских военнослужащих. Они выполняли не только интернациональный, но и воинский долг. Там, на дальних западных рубежах, они защищали интересы и обеспечивали безопасность и нашей страны. Были среди них и моряки.


Восемь лет на адмиральских должностях

О ТОМ, КАК СКЛАДЫВАЮТСЯ офицерские судьбы, написано и сказано немало. Да что говорить. Что ни судьба, то сюжет для романа. Увы, но часто, даже чаще, чем может показаться на первый взгляд, у многих способных, даже талантливых офицеров служба как-то не складывается. Видимо, и впрямь "талантам надо помогать, бездарности пробьются сами"…

ОФИЦЕРСКАЯ карьера Владимира Александровича Кузьмина складывалась хоть и непросто, но все же удачно. В 17 лет паренек со Смоленщины поступил в ВВМУ им. М.В. Фрунзe, но через полтора года учебы, в январе 38-го, вместе со всем курсом из Ленинграда был переведен во Владивосток, там открывалось Тихоокеанское высшее военно-морское училище. Окончил его под залпы уже во всю гремевшей на Западе войны – в 1941-м. Был назначен на должность помощника командира тральщика, как тогда было принято говорить, на действующий Балтийский флот. В январе 1942 стал командиром и одновременно старшим лейтенантом. Высаживал десанты, тралил фарватеры и морские районы, ставил минные заграждения, проводил за тралами боевые корабли и транспорты, нес дозорную службу, охранял конвои с войсками, техникой и различными грузами. Со своими обязанностями справлялся не просто образцово, но даже блестяще. Потому дважды за время войны был в командировке за океаном – в союзных нам Соединенных Штатах.

После Великой Отечественной командовал кораблем, дивизионом тральщиков, осуществлял еще в течение четырех с половиной лет боевое траление во всех районах Балтийского моря, от Ленинграда до Датских проливов. В конце 1949 года стал слушателем Военно-морской академии, после окончания которой был назначен командиром бригады кораблей Кронштадтской военно-морской крепости. В 34 года получил звание капитана 1 ранга. Казалось бы, Кузьмину была предопределена дорога к вершинам адмиральских звезд. И так оно вроде бы и было: в 1955 году он уже в новой должности – начальника штаба, первого заместителя командующего Краснознаменной Каспийской флотилией. В следующем году он – слушатель Академии Генерального штаба. В 1958 году – начальник штаба Балтийской военно-морской базы.

Из выпуска ТОВВМУ 1941 года десять человек впоследствии стали адмиралами. Среди них не оказалось В. Кузьмина, хотя в течение всей службы он опережал всех однокурсников в прохождении ее ступенек. Восемь лет он исполнял должности со штатной категорией "контр-адмирал" и даже "вице-адмирал", пять раз представлялся к адмиральскому званию. Но… 21 год до самого увольнения в запас, он носил на своих плечах погоны капитана 1 ранга. Видать, не судьба…


За полтора десятка лет до Саблина

ПОЖАЛУЙ, нет нынче на флоте офицера, который не знал бы этой фамилии. Еще недавно имя капитана 3 ранга Валерия Саблина произносилось чуть ли не шепотом. Но гласность высветила связанное с этим офицером "белое пятно" нашей недавней истории.

В ноябре 1975 года заместитель командира БПК "Сторожевой" по политчасти капитан 3 ранга В. Саблин поднял мятеж на этом корабле. Тогда полетели многие "головы", закатились служебные "звезды" многих перспективных адмиралов и офицеров.

В свое время подлинный фурор произвела в США книга Тома Клэнси "Охота за "Красным Октябрем", боевик, построенный на факте мятежа на "Сторожевом". Но не только он один лег в ее основу.

В НАЧАЛЕ 1961 ГОДА из Клайпеды была угнана в Швецию входившая в состав дивизиона подводников баржа, имевшая военный экипаж из 7 человек. Ее командир – литовец, выпускник училища им. Фрунзе лейтенант Плешкис, вывел судно в море для затопления гопколитовых патронов и всяческого ненужного флотского хлама. Все силы оперативной службы района были направлены на встречу и обеспечение работы тогдашнего командующего флотом адмирала А.Е. Орла, приехавшего в базу. Командир дивизиона ОВРа был как раз этим важным делом и занят. Оперативный дежурный внимание за баржой ослабил. ОД хватился ее только под вечер, но было уже поздно…

На шведском берегу Плешкис попросил политического убежища и, естественно, его получил. Матросы потребовали одного: быстрее оказаться дома.

Штабу базы и, конечно, его начальнику капитану 1 ранга В. Кузьмину предъявили обвинение: контроль за кораблями в море не был обеспечен. В итоге командир дивизиона ОВРа "отделался" годом условно. ОД капитан 2 ранга Радченко "сел", а находившийся в должности 2,5 года начальник штаба предупреждён о неполном служебном соответствии. Потом взыскание было снято и, казалось бы, в 41 год то, что потеряно, можно вернуть, но... Ему предложили: "Пойдете в училище начальником кафедры? Что вас больше устраивает – Севастополь или Ленинград?".

Так Кузьмин стал офицером-воспитателем будущих флотоводцев океанского ракетно-ядерного флота...


Главный "барбудос" ждал русских офицеров

О РЕВОЛЮЦИИ НА КУБЕ написаны, наверное, сотни книг. Но, по-моему, все так никогда и не будет рассказано. Причин этому множество. В том числе и такая: тот, кто мог бы рассказать, т.е. "первоисточник", до конца своих дней будет многое хранить в своей памяти, никому не поведав. Многих уже нет в живых. Посему по свету бродит множество мифов о том, что было. Полуправду уже невозможно отличить от действительно имевших место событий. Потому особенно ценное – свидетельства их очевидцев и участников.

15 апреля 1962 года В. Кузьмина вызвал начальник ЧВВМУ им. П. С. Нахимова вице-адмирал А.В. Кузьмин и сказал: "Управление кадров ВМФ предлагает вам поехать в заграничную командировку к "бородачу". Владимир Александрович понял сразу, о ком речь: "бородач" ("барбудос") – Фидель Кастро Рус, а страна – революционная Куба. Предложение было довольно неожиданным, особенно с учетом того, что В. Кузьмин был известен высокому флотскому начальству, что называется, лично и прежде всего Главкому адмиралу флота С.Г. Горшкову, который знал: это –энергичный руководитель и весьма способный офицер, но в то же время – неудобный человек, не только имеющий свое мнение, но и твердо его отстаивающий.

Впрочем, Главком был прагматиком – он понимал, что в кубинских условиях необходимо было "пахать", "свадебные адмиралы" там не нужны. Фидель нуждался в высокоподготовленных профессионалах морского дела, а потому требовался человек решительный, высоконравственный, с широким кругозором, обладающий высокой морской культурой, имеющий опыт работы за рубежом. Нужен был человек, способный самостоятельно решать непростые задачи как в части боевого использования сил и средств ВМФ, организации их взаимодействия с другими видами вооруженных сил, так и способный к налаживанию не только деловых, но и доверительно-дружеских отношений с руководством страны пребывания, личным составом флота и населением.

Отмечу: "кадрами" было отобрано несколько кандидатов, пять человек, в т.ч. три адмирала. С.Г. Горшков указал на В. Кузьмина. После этого в его личном деле появилась запись: "Старший специалист Генерального штаба Вооруженных Сил СССР при генеральном штабе Кубы", а попросту – старший группы военно-морских специалистов, старший военно-морской советник при командующем кубинским флотом. В этом качестве ему пришлось пробыть в течение трех лет и трех месяцев.


Форпост на дальних рубежах


В ВОСЕМЬ УТРА 22 ИЮЛЯ 1962 г. самолет "Аэрофлота" приземлился в гаванском аэропорту Рончо Бойэрос. Он был полон советскими специалистами, которым предстояло пополнить отряд наших соотечественников. Среди них был В. Кузьмин.

В первый же день Владимир Александрович встретился с советниками при командирах Западного и Центрального военно-морских районов А. Цветковым и Н. Солдатовым, которые находились в командировке лишь две недели. На следующий день В. Кузьмин прибыл к старшему группы советских военных специалистов генерал-майору Алексею Алексеевичу Дементьеву.

Из короткой беседы с ним он вынес одно: работать придется самостоятельно. Хотя в ходе беседы была дана общая оценка состояния ВС Кубы, задачи Дементьевым поставлены не были. Не было также ясно, какими методами и как предстоит работать. "Мраком" были покрыты и другие, в т.ч. принципиальные вопросы: когда прибудут части Группы советских войск на Кубе, корабли и части ВМФ, где они предположительно будут дислоцироваться.

Посол Советского Союза Александр Иванович Алексеев конкретно и четко изложил только обстановку в районе Карибского бассейна, меры, предпринимаемые политическим руководством СССР для ее стабилизации, а также укрепления военно-стратегических позиций нашей страны, в том числе путем оказания помощи кубинцам в создании такого флота, который бы был способен вести успешные боевые действия по отражению агрессии со стороны США и стран Западной Европы. Но начать надлежало с организации его повседневной деятельности и взаимодействия с другими видами и родами Вооруженных сил. Кузьмину и его пока немногочисленным помощникам предстояло не просто выполнить огромный объем работы, но, помимо этого, делом завоевать авторитет у кубинских моряков, заложить традиции взаимоотношений с ними.

ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЛ СОБОЙ Военно-морской флот Кубы летом 1962 г.? Флот состоял из одного рода сил – надводных кораблей. Ни подводных лодок, ни авиации, ни береговых ракетно-артиллерийских частей и морской пехоты в составе флота не было. Да и то небольшое число кораблей и катеров, которое имелось в наличии, было устаревших проектов. В его состав входили: три фрегата американской постройки периода Второй мировой войны, два сторожевых корабля, переоборудованных из американских тральщиков. Крейсер "Куба", водоизмещением 3.500 т и вооруженный 127-мм артиллерией, был построен еще в 1910 г. По сути, он был выведен из боевого состава флота и переводился в разряд плавказарм. В списках флота числилось также 30 ед. сторожевых (караульных) катеров, предназначенных для несения дозорной службы.

Эту в общем-то безрадостную картину существенно дополняли корабли и катера, поставленные на Кубу из Советского Союза в начале 1962 г. В их составе было шесть МПК проекта 122-б и двенадцать торпедных катеров проекта 183, способных полноценно решать задачи по несению дозорной службы, вести борьбу с подводными лодками противника и наносить удары по кораблям и транспортам противника в море. Кроме того, с Советским Союзом были заключены договора на поставку еще шести малых противолодочных кораблей проекта 201, двенадцати торпедных катеров проекта 23-К – "Комсомолец" и десяти радиолокационных постов. Существенная деталь: корабли флота Кубы в течение предыдущих трех лет практически боевой и оперативной подготовкой не занимались, а руководство флота в основном не обладало опытом, т.к. недавно приступило к выполнению своих обязанностей.

Необходимо также отметить: у кубинского правительства еще не были выработаны государственная стратегия и военная доктрина. Время было очень тяжелое, материально-техническое обеспечение флота – очень низким, общая подготовка офицеров и личного состава, образованность находились в начальной стадии.

– Я понимал, – вспоминал Кузьмин, – что решение любых вопросов мы могли осуществлять двумя методами: первый – кабинетный, второй – активный. Мы выбрали второй путь, когда советские специалисты ведут себя инициативно, постоянно находятся в курсе всего происходящего, бывают на кораблях и в частях, совместно с командирами национальных соединений вырабатывают решения и добиваются их неуклонного выполнения. Таким образом, советник в полной мере отвечает за свои рекомендации и видит результаты своего труда. Причем, решать вопросы предстояло без чьей-либо подсказки, быстро и фундаментально, т.к. этого требовала обстановка.

В необходимости использования именно такого стиля работы В. Кузьмин убедился после знакомства с 36-летним командующим флотом капитаном 3 ранга Роландо Диасом Астараином и начальником штаба капитаном 3 ранга Эмигдио Баесом Виго. До этого момента у советских военно-морских специалистов не было четкого представления о кубинском флоте, о системе его базирования, подготовленности руководящего состава, офицеров и матросов, их моральном состоянии, уровне отработки экипажей, в т.ч. к ведению современных боевых действий на море, способности тыловых органов к быстрому восстановлению боевых кораблей. Исходя из конкретного состояния сил флота, нужно было оценить его возможности, определить задачи его силам, выдать рекомендации по скорейшему приведению его в готовность к отражению возможных набеговых действий катеров "гусанос" ("червей" – контрреволюционеров) на прибрежные районы, промышленные объекты и морские порты. Было понятно: в перспективе нужно будет вести работу по составлению планов перевода кораблей, частей и соединений флота в разные степени боевой готовности. И, наконец, необходимо было создать проект плана развития флота на ближайшие годы, оказать помощь в составлении Корабельного устава. Прототипом для этих важных документов являлись имевшиеся на тот период советские разработки.

В работе необходимо было также учесть геополитическое значение, которое имела Куба. Страна оказалась в фокусе стратегически важных коммуникаций морского и воздушного флотов, идущих из Старого в Новый Свет. Кроме того, при определенных условиях Куба могла обеспечить базирование значительного контингента соединений и объединений сухопутных войск, военно-воздушных и военно-морских сил и ракетных войск стратегического назначения. Исходя из того, что США активно проводили линию на создание военных баз и объектов вдали от своей территории, и прежде всего вблизи границ СССР, в свою очередь, базирование военного флота, авиации и ракет на базах, аэродромах и стартовых позициях, расположенных на Кубе, создавало условия для ведения боевых действий непосредственно против США, в бассейне Карибского моря и Мексиканского залива, расширяло боевые возможности указанных сил. Помимо этого, необходимо отметить ряд моментов, связанных с возможностью базирования кораблей, соединений и частей флота.

Площадь о. Куба (самого большого среди Антильских островов) – 107.800 кв. км. Вокруг него находятся четыре архипелага. От США Кубу отделяет Флоридский пролив шириной 97 миль, от Мексики — Юкотанский пролив шириной 110 миль, а от о. Гаити – Наветренный пролив (41,5 мили). Главные стратегически важные проливы могут находиться под постоянным контролем дозорной службы и наблюдением радиоэлектронных средств. Конфигурация береговой линии (заливы, бухты, шхеры) в сочетании с соответствующими глубинами способна обеспечить скрытное и рассредоточенное базирование разнородных сил флота. Кроме того, в заливе Гуантанамо находилась американская военно-морская база, на территории которой размещался причальный фронт, обеспечивающий одновременную стоянку до 50 кораблей, в т.ч. десяти крупных, включая авианосец. До победы революции кубинцы отрабатывали тактические приемы и выполняли боевые упражнения на ее территории, на полигонах и в учебных центрах.

Одним словом, было где разместить флот, создать необходимую инфраструктуру, вынести мористее средства наблюдения за морем, а также систему базирования ракетно-артиллерийских частей, позволяющую увеличить глубину обороны баз с морского направления. Конечно, лишь некоторые бухты можно было отнести к портам, в которых возможно базировать корабли, разместить части и соединения ВМФ. Многие бухты имели отдельные причалы для швартовки судов, принимающих на борт экспортируемый сахар, а также для стоянки рыболовецких судов. Однако эти бухты можно было с успехом использовать для временного рассредоточенного базирования как в угрожаемый период, так и во время ведения боевых действий. Все это было очень важно.

В СООТВЕТСТВИИ С ПЛАНАМИ советского политического руководства на Кубе предполагалось разместить базы вновь создаваемого 5-го флота СССР, командовать которым должен был вице- адмирал Георгий Семенович Абашвили, являвшийся руководителем морского отдела в штабе Группы советских войск. В состав флота в перспективе включались 2 крейсера проекта 68-бис, бригада эсминцев и ракетных кораблей, бригада сторожевых кораблей проекта 50, бригада ракетных катеров, полк БРАВ, дивизия дизель-электрических ракетных и бригада торпедных подводных лодок, полк минно-торпедной авиации, силы и средства связи, радиотехнического наблюдения, аварийно-спасательной службы, гидрографии и тыла.

Забегая вперед, необходимо сказать, что эти планы реализованы не были. Тем не менее на Кубе все-таки были размещены некоторые советские военно-морские части – бригада ракетных катеров, полк БРАВ, дивизион ОВРа, части гидрографии и др. (впоследствии техника и вооружение переданы кубинцам). Однако все вышеназванное в очередной раз свидетельствует о том, что перед Кузьминым и его пока немногочисленными помощниками стояли сложные, объемные и ответственные задачи.


Горячая осень 62-го

С победой Революции и прибытием Группы советских войск на Кубу, повышением угрозы вторжения со стороны США предстояло значительно изменить взгляды на роль флота в системе обороны страны и ее ВС, главной задачей которых стало отражение десантных сил вероятного противника со стороны моря и воздуха. В связи с этим кубинский флот должен был иметь в своем составе как корабли с ударным оружием (торпедным, ракетно-артиллерийским, минным), так и береговые ракетные части, быть способным совместно с авиацией и ракетными частями Сухопутных войск наносить мощные удары по десантным отрядам на переходе морем и в бою по отражению высадки десанта. Было также понятно: экономика Кубы еще не в состоянии обеспечить базирование, снабжение, ремонт и эксплуатацию подводных лодок, проблематичным представлялось также создание морской авиации. Также нужно было радикально обновить корабельный состав, повысить морально-боевые качества личного состава, разработать новые организационные формы, соответствующие современной тактике и оперативному искусству, предстояло заложить основы соответствующей материально-технической базы. Но все же это – работа на перспективу, а с чего начинать?

– В беседе с командующим флотом Роландо Диасом Астараином, – вспоминал В. Кузьмин, – я изложил план на ближайшее время. Прежде всего, рекомендовалось: наладить учебу командного состава, разработать реальный план перехода частей и соединений флота на повышенную и полную боевую готовность, начать разработку Корабельного устава и курсов подготовки кораблей и частей. Р.Д. Астараин, начальник штаба флота Эмигдио Баес Виго, вновь назначенный начальник оперативного отдела Тырса Виргос и другие офицеры, засучив рукава, взялись за дело. Мы же, трое советских специалистов – я, Анатолий Александрович Цветков и Николай Данилович Солдатов, – немедленно взялись за решение стоящих проблем.

И работа закипела. Приходилось много ездить и летать, вникая в суть обстановки, намечая объем работ непосредственно на местах, определяя наиболее оптимальные пункты дислокации боевых кораблей и воинских подразделений флота. Приходилось учитывать перспективы прихода на Кубу кораблей Советского ВМФ, главной базой которых должен был стать порт Мариэль.

– Откровенно говоря, – делится своими наблюдениями Владимир Александрович, – впечатления от посещения пунктов базирования и самих кораблей были не очень хорошие. В течение конца июля – в августе я посетил Мариэль, Кабаньяс и Байя-Онду и ознакомился с основными соединениями и частями, успел написать две лекции.

В 20-х числах августа был проведен сбор группы командующего и начальника штаба флота по оперативной подготовке по теме: "Ведение боевых действий силами корабельных соединений по отражению высадки десантных сил противника во взаимодействии с сухопутными войсками и авиацией". Он проводился методом докладов, семинара и группового упражнения. Это был первый, пробный сбор, но он дал очень много и, главное, заложил основу для проведения систематической учебы. Вскоре был готов план перевода сил флота на повышенную и полную боевую готовность. В процессе этой работы молодые руководители кубинского флота учились мыслить, как специалисты.

В первых числах сентября В. Кузьмин вместе с начальником штаба Э.Б. Виго посетил Сьенфуэгос и Банес, ознакомился с условиями базирования и состоянием боеготовности в Центральном и Восточном военно-морских районах. Если говорить о результатах поездки, то они их не обрадовали: состояние кораблей, уровень боевой подготовки и боевой готовности были неудовлетворительными. Флот не мог по-настоящему вести боевые действия, оборонять побережье и участвовать в отражении десантов противника.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ на Кубу прибывали части и соединения Группы войск, в том числе и флотские. На советских специалистов была возложена задача согласования действий двух флотов.

Первыми прибыли бригада ракетных катеров, которая стала базироваться в Мариэле и в Банесе, а также четыре дивизиона полка береговых ракетных установок. Крупные надводные корабли и подводные лодки находились в базах Советского Союза и готовились к переходу в кубинские порты. Безусловно, достигнуть скрытности их перехода с Черного, Балтийского и Баренцева морей было невозможно, поэтому их прибытие откладывалось. Силы Сухопутных и Ракетных войск, ВВС, войск ПВО и небольшие катера флота скрытно доставлялись на транспортах.

Конечно, главной ударной силой советской Группы войск являлись стратегические ракеты. По оценкам экспертов, при полном развертывании 5 ракетных полков обеспечивалась возможность поражения в ответном ударе военно-стратегических объектов почти на всей территории США вплоть до границ с Канадой (дальность пуска Р-14 – 4.500 км). Общая мощность первого пуска – 70 мегатонн. Как явствует из всех архивных документов, основной и единственной целью доставки ракет на Кубу являлось уравновешивание степени ядерного риска для СССР и США.

Пожалуй, следует напомнить, что в апреле 1961 года на Плайя-Хирон был разгромлен отряд кубинских контрас, подготовленных, вооруженных и доставленных американцами к берегам Кубы. С целью реванша американцы развернули лихорадочную деятельность по подготовке прямого вторжения на Остров Свободы, но уже не с помощью наемников, а своими собственными вооруженными силами. В феврале 1962 г. была установлена полная экономическая блокада Кубы. Американские ВВС и ВМС вели разведывательные операции вокруг острова.

С первых шагов кубинской революции СССР оказывал Кубе помощь, в т.ч. и военную. К весне 1962 г. кубинское и советское руководства пришли к выводу о необходимости принятия мер, которые помешали бы американцам осуществить агрессию против Кубы. Тогда и было принято решение использовать, как средство сдерживания, размещение советских ракет на Кубе. По мнению Н.С. Хрущева, для предотвращения американского вторжения на Кубу надо было найти такое средство устрашения, которое бы удержало США от осуществления своих планов и поставило Кубу в фокус мировой политики. Американцы должны были поверить в то, что, нападая на Кубу, они будут иметь дело не только с ней, но и с военной мощью СССР. Таким средством устрашения могло быть только ядерное оружие. Н.С. Хрущев считал, что американцы не отважатся на агрессию против Кубы. Его активно поддерживал министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский, и его можно понять: в тот период соотношение ядерных сил СССР и США было 1 к 17. Появление же наших ракет на Кубе практически уравновешивало степень ядерного риска для обеих стран. Несомненно, данное решение в значительной мере было рискованным, но кубинское руководство пошло на риск и взяло на себя долю ответственности. В подготовленном соглашении, которое в начале августа в Москве подписал Р. Кастро, шла речь не только о "защите национальной территории Кубы", но и об "установлении военного сотрудничества и взаимной обороне" обеих стран. Соглашение предусматривалось обнародовать в ноябре 1962 г. во время запланированного визита Н.С. Хрущева. Но в связи с развернувшимися событиями это соглашение так и не было подписано главами правительств.

14 октября американцы с высотных самолетов-разведчиков У-2 обнаружили советские ракеты (их к тому времени было 42, а Группа войск, возглавляемая генералом армии И.А. Плиевым, составляла более 40 тысяч человек).

22 ОКТЯБРЯ разразился т.н. Карибский кризис, человечество вплотную подошло к ядерной пропасти. К 28 октября советско-американские отношения накалились до предела. Накануне, 27 октября, над Кубой был сбит американский У-2, его пилот погиб. Это переполнило чашу терпения американских генералов, которые предложили президенту Д. Кеннеди нанести по Кубе бомбовый удар 29–30 октября.

Президент США через Чрезвычайного и Полномочного посла СССР в США А. Добрынина предложил вывезти советские ракеты с Кубы в обмен на его заверения не нападать на остров Свободы. Хрущев без консультации с Фиделем принял это предложение. Естественно, кубинцы были возмущены таким решением, принятым практически без их ведома.

– В первые часы Карибского кризиса, – вспоминал В. Кузьмин, – были подняты по тревоге части и соединения ВМФ Кубы и прибывшие части Советского ВМФ. Их перевод на полную боевую готовность осуществлялся в соответствии с разработанными планами. Однако они не до конца были уяснены офицерами штабов и командирами некоторых частей. Не были созданы условия для рассредоточения кораблей. Возникали и другие проблемы, в т.ч. с погрузкой боезапаса. Особенно острой была проблема подачи торпед на торпедные катера. Без советских специалистов, только 21 октября прибывших в Гавану, трудно было привести их в соответствующую степень готовности. Но к 25 октября эта задача была решена. Готовность фрегатов к нанесению артиллерийского удара была очень низкой – в течение четырех лет они не стреляли. Поэтому в срочном порядке корабли были выведены в полигоны для стрельбы по щитам, подготовленным в "пожарном" порядке. Проводились и другие мероприятия.

Где-то к 10 ноября напряженность начала ослабевать.

К сожалению, в ходе Карибского кризиса были моменты, которые внесли элемент недоверия к "совьетико". В период его пика Фидель выдвинул свои знаменитые "5 пунктов" урегулирования, потребовав от США полного прекращения подрывной деятельности и возвращения отторгнутой от нее военно-морской базы Гуантанамо. Но американцы категорически отвергли требование Фиделя и идею о трехсторонних переговорах. Они предпочли все вопросы решать только с Советским Союзом, тем самым унижая Кубу и обостряя наши с ней отношения. Тогда в Москве было принято решение направить в Гавану А.И. Микояна для ведения переговоров с кубинским правительством параллельно с советско- американскими переговорами, проходившими в Нью-Йорке. Узнав о прибытии А.И. Микояна, Фидель улетел в Сантьяго-де-Куба и некоторое время не возвращался в Гавану. Это был его ответ на хрущевскую бестактность.

– После начала вывоза ракетно-ядерного оружия с Кубы, – рассказывал Владимир Александрович, – А. Цветков докладывал мне, что между младшим офицерским составом ВМФ Кубы шли разговоры о том, что если русские решат вывозить с Кубы ракетные катера, то они начнут по ним стрелять. Американцы же всеми силами пытались посеять разногласия между нами через печать, радио, другими подрывными формами и средствами.    

20 ноября переговоры с американцами были завершены, и Кеннеди отдал приказ о снятии военной блокады. А через 6 месяцев американцы ликвидировали свои ракетные установки в Турции и Италии. Мир облегченно вздохнул.

По достоинству оценивая тот факт, что была предотвращена термоядерная война, и что Куба получила определенную передышку, кубинское руководство все же считало, что переговоры велись не на базе защиты прав Кубы, а на базе взаимных, даже иногда неоправданных уступок. Кубинцы, исходя из своего исторического опыта, не верили в обязательства американцев и довольно сдержанно отнеслись к достигнутым договоренностям.

В 1963 г. Фидель приехал в Союз, между ним и Хрущевым возникли чувства личной искренней дружбы и взаимопонимания. Много лет спустя Ф. Кастро сказал: "Хрущев был нашим хорошим другом... В определенный момент, в частности во время Карибского кризиса, у нас были проблемы. Да, он по отношению к нам допустил ошибку, причинившую Кубе боль, но это тем не менее не может затмить или аннулировать заслуженных им чувств нашей благодарности".

Карибский кризис стал большим уроком для всех. Надлежащие выводы для себя сделали советские военно-морские специалисты, возглавляемые капитаном 1 ранга В. Кузьминым.


Уроки Карибского кризиса

САМ КАРИБСКИЙ КРИЗИС и его последствия получили различную, в т.ч. прямо противоположную друг другу, оценку. Существует такое мнение: установка наших ракет в тех условиях была оправданна, ее нельзя считать, как полагают некоторые, пустой авантюрой. Именно после этого США вынуждены были вступить в диалог с СССР на паритетных началах, что дает возможность сегодня проводить равномерное сокращение уровня вооружений обеими сторонами. Карибский кризис также показал, что мир чрезвычайно хрупок, но в то же время конфликтные ситуации можно и необходимо решать мирным путем.

Владимир Александрович Кузьмин со своей стороны считал, что наличие на Кубе крупной группировки советских войск не являлось сдерживающим фактором, а наоборот, являлось "красной тряпкой" для США. Историей уже не раз доказано, что всякое внедрение группировки войск на территорию суверенного государства под разными предлогами и основаниями, в конечном счете, вызывает мощное противодействие, причем не только со стороны явных противников.

Если говорить о происшедшем с чисто военной точки зрения, то, по мнению В. Кузьмина, следовало бы подчеркнуть тот факт, что перевозка на Кубу войск и боевой техники была произведена вполне профессионально. С 12 июля по 22 октября 1962 г. морским и авиационным транспортом было перевезено около 43 тыс. человек. В ходе операции, проведенной скрытно, было задействовано 65 теплоходов, сухогрузов и танкеров, некоторые из которых сделали по 2–3 рейса. Наличие такой группировки для американцев было полной неожиданностью, они считали, что на острове находится не более 10 тысяч военнослужащих.

Подводные лодки, совершавшие переход в порты Кубы, были обнаружены противолодочными соединениями ВМС США, в итоге после длительного преследования наши лодки были вынуждены всплывать. Но мы допустили ошибки и просчеты в использовании имевшихся сил. Так, размещение ракетных катеров в базах, отстоящих друг от друга на 1 тыс. км, ослабляло ударную мощь бригады на главном направлении и затрудняло руководство ими во время боевых действий. Строительство стартовых позиций для береговых ракетных установок проводилось медленно и без соблюдения требований маскировки.

Как представлялось В. Кузьмину, проблему защиты Кубы можно было бы решить более безболезненно. Как пример можно привести действия советской стороны в период американской агрессии во Вьетнаме. Тогда напрямую СССР не посылал группировки своих войск, ограничившись лишь направлением военных советников и специалистов.

Исходя из выработанной доктрины, Кубе требовались поставки современной техники, мастерские и заводы по ее обслуживанию и восстановлению, а также центры по обучению офицерского и личного состава. Советские специалисты должны были оказать помощь в создании эффективной системы подготовки кадров. В дальнейшем целесообразно было бы перейти к практической подготовке путем проведения показательных учений, игр, штабных тренировок, привлекая к ним наиболее подготовленные силы…

СРОК КОМАНДИРОВКИ капитана 1 ранга В. Кузьмина подходил к концу. За три года, проведенные им на Кубе, в 1962–1965 гг., было сделано немало. До 1962 года ВМФ как вид Вооруженных сил состоял только из одного рода сил – надводных кораблей, обладающих небольшой ударной мощью. К концу 1963 г. в состав флота входили уже два рода сил – надводные корабли и береговые ракетно-артиллерийские войска. Ближайшими планами было предусмотрено создание морской пехоты. Флот становился современным, мощным, равным среди других видов ВС Кубы. Куба стала способна эффективно противостоять агрессии. Видимо, не случайно контрас и активно поддерживающие их США так и не решились на высадку своих сил и осуществление морской блокады.

В период Карибского кризиса достойно действовали советские солдаты и матросы, сержанты и старшины, офицеры, генералы и адмиралы. Фидель Кастро так сказал о них: "Советские военные специалисты, которые готовы были умереть вместе с нами, очень много сделали в обучении и подготовке наших Вооруженных сил". Было среди них и немало черноморцев, которые были награждены орденами и медалями нашей страны и отмечены правительством Кубы. Старший военно-морской советник при командующем кубинским флотом капитан 1 ранга Владимир Александрович Кузьмин был награжден орденом Красной Звезды.


* * *

ПО ПРИЕЗДЕ из командировки на остров Свободы В. Кузьмин был назначен заместителем начальника ЧВВМУ им. П.С. Нахимова, на этой должности он прослужил десять лет. Восемь лет, исполняя адмиральские должности, он так и остался капитаном 1 ранга. Это звание носил 21 год. К сожалению, несколько лет назад Владимира Александровича Кузьмина не стало…

 

  Капитан 3 ранга В.А. Кузьмин, 1950 г.

Капитан 1 ранга В.А. Кузьмин, 1991 г.

 

 

Фидель и Рауль Кастро во время передачи советских торпедных и ракетных катеров кубинскому флоту. Слева от Фиделя – капитан 1 ранга В.А. Кузьмин.  3 августа 1963 г.

Церемония передачи кубинцам торпедных катеров типа "Комсомолец". Конец 1963 г.

 

 

Хорошее настроение. После церемонии.

Просмотров: 5269
Комментариев: 2
Автор: Сергей Горбачев
Источник: Флот - XXI век
Фото: Флот - XXI век
Тэги: "Анадырь"  Карибский кризис  ВМС Куьы  В.А. Кузьмин 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Получится ли из Авакова Пиночет? Министр внутренних дел Украины идёт к овладению всей полнотой власти в стране
В украинских политических кругах наметилась тенденция к перераспределению полномочий. Глава МВД Арсен Аваков опубликовал разработанный им для Ук >>>


На борьбу с COVID-19 армия бросит мобильные резервы Генштаба. Если понадобится, в войска призовут специалистов-медиков и инфекционистов из запаса – по чернобыльскому сценарию
Российская Армия готовится к самому неблагоприятному развитию событий, связанных с эпидемией коронавируса. >>>


Кому принадлежит Кубань. История и ее фальсификации
«Кубань – это Украина», – заявили 16 февраля украинские политики. В Верховной раде создали объединение депутатов, призывающих >>>


Мир в Донбассе не вписался в документы. Москва и непризнанные республики обвинили Киев в саботаже переговоров
Трехстороння контактная группа (ТКГ) по урегулированию ситуации на востоке Украины провела 26 марта беспрецедентное по своей безрезультатности засе >>>


Молдавская оппозиция против жёстких карантинных мер. По мнению оппозиции, карантинные меры нарушают права и свободы
Конституционный суд Молдавии отклонил запрос оппозиционной группы депутатов Pro Moldova , которые требовали остановить действие поправок к Закону >>>


Молдавия готовится к худшему варианту развития событий
26 марта в Кишинёве состоялось заседание Единого командного центра антикризисного управления, вызванного вирусом COVID-19 . После заседания президе >>>


7 апреля — День памяти погибших подводников
Трагические события, уносящие жизни десятков и сотен защитников Отечества, не должны быть забыты. Более того, трагические даты должны быть увековечены >>>


Как Украину превращали в «НЕ-Россию» От Кравчука до Зеленского – хроники государственной русофобии. Часть вторая
Победивший Кравчука на досрочных выборах Кучма пришёл на волне, мягко говоря, усталости народа от трескотни о «непреходящей ценности независ >>>


От Кравчука до Зеленского – хроники государственной русофобии. Часть первая Самостийность, основанная на лжи
В нашей статье по поводу подписанного Зеленским закона об искоренении русского языка из сферы образования на Украине мы вспомнили, c чего начина >>>


Урок Достоевского для России сегодня …Произойдёт то, что покажется чудом: коронавирус исчезнет сам собой
В полной мере пророческий дар Фёдора Михайловича Достоевского раскрывается лишь сейчас, в XXI веке. Самым выдающимся его произведением, в котором Д >>>


Поиск



Наш день

7 апреля — День памяти погибших подводников
Трагические события, уносящие жизни десятков и сотен защитников Отечества, не должны быть забыты. Более того, трагические даты должны быть увековечены, как была увековечена дата 7 апреля - день гибели экипажа атомной подводной лодки Северного флота Комсомолец - как День памяти погибших подводников .

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


Крещение Господне на Иордане. Паломники Императорского Православного Палестинского общества, среди которых были севастопольцы, совершили поездку на Святую Землю – в Иорданию и Иерусалим.

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
На борту фрегата "Адмирал флота Касатонов"
Путин откроет железнодорожное движение по Крымскому мосту
В Севастополе прошла научно-практическая конференция, посвященная деятельности 5-й эскадры ВМФ СССР в Средиземном море
«ЧАЙКА»: СЕЗОН ОТ «А» ДО «Я»
В Культурно-выставочном центре Музея обороны Севастополя открылась предварительная продажа билетов на все музейные объекты
Украина и Франция подписали межправсоглашение в рамках проекта закупки Киевом 20 патрульных катеров FPB-98 Mk.I
COVID-19 – украинские парадоксы. Чрезвычайная ситуация
Уже мертвых героев «десанта 68» гитлеровцы поливали огнеметами
НОВАЯ КНИГА: ФЛОТОМ КОМАНДУЕТ ВИКТОР СЫСОЕВ
Реклама

Православные праздники

Погода


Ранее
В ЧВВМУ им. П.С. Нахимова реанимировали забытые специальности

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ