Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Андрей Лаврищев поздравил Общероссийское Движение Поддержки Флота с 30-летием
Константин Затулин избран депутатом Госдумы от Сочинского округа 61,75% от общего числа проголосовавших
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу провел очередное селекторное совещание
Флот: события и факты
Скорбная живучесть. “Ъ” стали известны подробности трагедии на глубоководной станции АС-31
Президент Турции в Нью-Йорке проповедует «справедливость для своих». Лоббистская деятельность турок становится фактором американской политики
Украина готова готова участвовать в строительстве LNG-терминала и хранилищ газа в Турции
Оборонпром Турции задает вектор в создании оружия XXI века. Итоги международной выставки IDEF 2021 в Стамбуле
Результаты военно-технического форума "Армия-2021" для судостроения
Главком ВМФ России проверил в Севастополе ход развития производственных мощностей и ремонтных работ на 13 судоремонтном заводе Черноморского флота Минобороны РФ
Минтранс РФ рассмотрит варианты доставки пассажиров поездов через Керченский пролив
Внесены изменения в сведениях о морском порте Ростов-на-Дону в Реестре морских портов РФ
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Даниил Якоб Вильстер и подготовка Мадагаскарской экспедиции 1723–1724 гг.


2013-11-27 10:06 История
Начало XVIII в. было ознаменовано рождением новой военно-морской державы — Российской империи Петра Великого, державы молодой, не скрывавшей своих экспансионистских амбиций и активно втягивавшейся в международную политику.

Перманентные европейские войны конца XVII — начала XVIII в. привели к серьезным изменениям в соотношении сил европейских держав на море. Крушение французского флота и ослабление испанского, датского и шведского флотов сопровождались взлетом российских военно-морских сил1. Балтийское море между тем уже стало тесноватым, чтобы удовлетворять амбициям решительного императора, неудержимая и упрямая воля которого стремилась к упрочению великодержавного морского могущества.

Прорубив окно в Европу и добившись господства России на Балтике, Петр I не собирался останавливаться на достигнутых результатах. Европейские масштабы его уже не устраивали — он видел свою молодую империю посредником мировой торговли. Император приказывает собирать сведения о состоянии флотов ведущих военно-морских держав, снаряжает экспедиции в Сибирь, готовит очередную войну с Турцией. В своих смелых мечтах он видит, как русские корабли бороздят океанские просторы, прокладывая пути в Индию, Китай и Америку с их сказочными богатствами2. В конце 1723 г. по собственноручному указу Петра I от 4 декабря началась подготовка торговой экспедиции в Испанию на трех кораблях3. В специально составленных для командующего экспедицией инструкциях не только излагался маршрут плавания, но и давались необходимые рекомендации, учитывающие специфику плавания в Средиземном море 4. В частности, предусматривалась возможность встречи с алжирскими корсарами5. В сентябре 1723 г. по мирному договору с Персией к России отошли прикаспийские области Дагестана, Ширвана с городами Дербент и Баку, а также Гилян, Мазандеран и Горган — области на юге Каспия. Тогда же заложены военный порт в Астрахани, адмиралтейство в устье Волги, в преддверии возможной войны с Турцией возобновляется судостроение на Доне и Днепре. Все эти параллельные шаги Петра были призваны развернуть европейскую торговлю в российском направлении.

Императору со всей отчетливостью становилось ясно, что для реализации новых замыслов необходимо строительство нового современного порта на Балтике, откуда открывались бы дороги в океан. Внимание Петра привлек небольшой редко замерзающий залив к западу от Ревеля, со всех сторон окруженный неприступными скальными утесами. Здесь, в гавани Рогервика, Петр I задумал возвести мощнейшую каменную цитадель, главную военную базу Балтийского флота. Отсюда корабли могли выходить в море раньше, чем из Ревеля и Кронштадта, а зимой возвращаться позднее. Вход в гавань существовал только один, и если построить надежный мол, он будет охранять корабли от штормов. Неприступность крепости должны были обеспечивать артиллерийские орудия, установленные в ее бастионах. Летом 1723 г. в Рогервикской гавани только еще начинались строительные работы, а в декабре уже произошли события, показавшие, в каком направлении собирался действовать император.

Сюда приехал караван из столицы, который сопровождал прокурор Адмиралтейской коллегии капитан-лейтенант Иван Козлов. Он представил свои документы полковнику Емельяну Маврину, осуществлявшему руководство строительством в Рогервикской гавани, и в тот же день появился на квартире полковника, но не один, а в сопровождении незнакомца в черном камзоле без офицерских галунов. Его поселили "тайно в особливых покоях" и в течение следующих дней его "не токмо другим кому видеть, но и означенный полковник Маврин не видал"6. Ни с кем не общаясь, таинственный постоялец прожил у Маврина три дня, а 15 декабря покинул квартиру так же внезапно, как и появился. Накануне в гавани встал на якорь фрегат "Декронделивде" из Ревеля. Утром неизвестный господин и его багаж были переправлены в шлюпке на фрегат. Через несколько часов в гавань вошло другое судно — фрегат "Амстердам-Галей", также пришедший из Ревеля. Вечером в капитанской каюте "Декронделивде" состоялось совещание, на котором присутствовали Козлов, таинственный незнакомец, капитаны "Амстердам-Галей" и "Декронделивде" Данило Мясной и Джеймс Лоренс. Козлов объявил собравшимся, что они поступают в распоряжение незнакомца, и предупредил их, "чтоб они были ему, господину, во всем послушны...", приказы бы выполняли без промедления, а корабли готовили к выходу в море7. В пятницу, 20 декабря, в 6 часов утра фрегаты подняли якоря и пошли в открытое море.

Об обстоятельствах недолгого плавания кораблей и планах экспедиции, вошедшей в историю как Мадагаскарская, в историографии изложено достаточно подробно8. Мадагаскарская экспедиция готовилась "секретно", и в суть дела был посвящен крайне ограниченный круг людей. Из непосредственных участников плавания единственным, кто располагал достаточной информацией о целях и маршруте плавания, был его загадочный руководитель, вице-адмирал датчанин Даниил Якоб Вильстер. На особенности поведения этого человека, прибывшего в Рогервик инкогнито, историки давно обратили внимание9. Вспомним несколько эпизодов его насыщенной событиями биографии.

Сын интенданта майора Юхана Якобсена Вильстера (1630–1693) и Катарины Хонбург (1633–1719) Вильстер родился 9 декабря 1669 г. в Копенгагене и там же окончил Королевское мореходное училище. Свои первые плавания он совершил в Вест-Индию и Ост-Индию, после чего воевал на голландском, датском и шведском флотах. С юных лет Вильстер подавал большие надежды, обещал со временем стать хорошим офицером и медленно, но неуклонно повышался в чинах. Вот только характер у него был тяжелый. Этот державшийся независимо, своенравный человек постоянно ссорился с начальством, на него то и дело строчили жалобы и доносы. Он часто впутывался в сомнительные истории и не всегда ладил с законом. В марте 1698 г. он предстал перед судом за то, что был шафером на свадьбе майора Мортена Мюле и своей младшей сестры Доротеи. Мюле до этого был женат на другой сестре Вильстера, но она умерла. Когда же майор попросил руки младшей сестры, ему отказали, и молодые самовольно совершили обряд венчания. Мюле был посажен в крепость, молодую супругу отправили подальше, на остров Борнхольм, а Вильстера арестовали. Правда, спустя месяц он вышел из заключения, но был лишен очередного чина.

В 1712 г. он уже был контр-адмиралом и командовал флотилией у побережья Норвегии, однако действовал неудачно и упустил возможность разгромить численно уступавшую датчанам шведскую эскадру. За просчеты его отдали под суд верховного адмиралтейского трибунала и посадили в тюрьму Гаммельсхольм. Только в августе 1714 г. датские судебные власти смягчили приговор, отправив Вильстера в почетную отставку. Служить в Дании Вильстеру больше не привелось. Он уехал в Любек и перешел на сторону своих бывших противников. Получив командование над кораблем "Стокгольм" он теперь воевал против датчан, в одном из сражений потерял ногу, но отличился и был произведен в вице-адмиралы. В Швеции Вильстер также не прижился и по неизвестным причинам бежал в Гамбург. Скрываясь от шведов, он вступил в секретные переговоры о переходе на русскую службу10. В 1721 г. Вильстера вместе с сыновьями Яганом Генрихом и Ульрихом Кристьяном приняли в Российский флот11, и он прибыл в Петербург, на свое последнее место службы.

В России карьера вице-адмирала складывалась как будто успешнее. Начался, впрочем, его служебный путь со скандала. На первом заседании в Адмиралтейств-коллегии новоиспеченные сослуживцы Вильстера, недовольные его претензиями на старшинство, горячо оспаривали решение адмирала К. Крюйса посадить его выше других и попытались даже выгнать бывшего противника из зала заседаний. После полутора лет рутинной службы все лето 1723 г. Вильстер провел с флотом на маневрах в Балтийском море. Он часто встречался с Петром, стремился заручиться его благоволением и не раз вел с императором доверительные беседы. Тогда-то он, видимо, и рассказал Петру об одной тайной странице шведской дипломатии.

По словам Вильстера, в самый разгар Северной войны Карл XII вел переговоры с прибывшими с Мадагаскара посланцами пиратов. Началось все в 1713 г., когда к секретарю шведского посольства в Ганновере явились два человека из Южных морей. "Среди нас очень мало шведов, и мы никогда не нападали на шведские суда", — заявили пиратские эмиссары12. У пиратов были все основания для тревоги. В Индийский океан докатывались волны войны с пиратством, объявленной морскими державами. В Вест-Индии, на Багамских островах и у побережья Северной Америки безжалостная охота на морских грабителей шла уже несколько лет13. Европейские державы к этому времени разделили Вест-Индию, навели здесь относительный порядок и предприняли меры для борьбы с пиратами в Испанском Мейне, стремясь более жестко контролировать пиратский промысел. Это заставило пиратских вожаков искать новые регионы для "охоты", и они стали перебираться поближе к зонам оживленной арабо-индо-европейской торговли. Процесс активизировался после окончания Войны за испанское наследство. Пираты проходили, совершая разбои, вдоль западного побережья Африки, и попадали в воды Индийского океана. Сонмища разбойников оседали на Мадагаскаре и островках вокруг него.

Особенной известностью пользовался знаменитый "остров разбойников" Сент-Мэри. Он протянулся тонкой 63-километровой полосой вдоль восточного побережья Мадагаскара и отделен от него небольшим проливом. Вход в бухту Сент-Мэри охраняли два островка — Мадам и остров Корсаров. Пираты возвели на берегу небольшое укрепление, оснастили его пушками и под их защитой чувствовали себя в относительной безопасности. Без лоцмана ни одно судно не могло пройти в узкий фарватер, и поэтому, приблизившись к бухте, корабли вставали на якорь, ожидая представителей пиратов. Те вскоре появлялись и, поднявшись на борт, проводили своеобразную инспекцию. Если корабль и экипаж не вызывали подозрений, лоцман вводил судно в гавань. Работорговцы, купцы, контрабандисты прекрасно знали бухту как место, где можно провернуть самые выгодные сделки, а в случае опасности всегда найти приют14.

Береговое братство Сент-Мэри знали во всем мире. Среди его главарей — немало знаменитых разбойников. Роберт Каллифорд, Томас Уайт, Томас Тью, Говард Тейлор, Сэмюэл Берджесс и, наконец, скандальная "звезда" пиратского мира капитан Кидд, повергали в ужас купцов всех национальностей и составили печальную славу острова Сент-Мэри как главного разбойничьего вертепа в Индийском океане. Этот остров, правда, был не единственным местом сбора разбойников. Недалеко от него, в заливе Антонжиль, располагалась резиденция Джона Эвери. Несколько стоянок приютились в лабиринтах изрезанных северных берегов Мадагаскара. Среди них выделяется остров Нуси-Бе и бухта Диего-Суареш с коралловыми пляжами, живописными, покрытыми манграми берегами, пряным ароматом тропических джунглей и прозрачными родниками.

Теснимые со всех сторон осевшие на Мадагаскаре пираты решили "легализовать" свою деятельность и, получив охранную грамоту, принять подданство одной из держав. В первую очередь они рассчитывали на поддержку Швеции, Дании и Османской империи 15.

Карл XII вел переговоры с пиратами в строжайшей тайне. Шведскую сторону представлял "Великий визирь" Карла XII, голштинский министр барон Георг Хейнрих Гёртц, ставший к тому времени, по сути, руководителем внешней политики королевства. Сегодня можно только предполагать, какие вопросы обсуждались на секретных встречах Гёртца с эмиссарами пиратов. Барон всегда предпочитал слова бумаге и не связывал себя письменными договоренностями, обсуждая все вопросы с королем тет-а-тет.

В своей внешнеполитической игре барон отвел пиратам подобающее место. Прекрасные гавани Мадагаскара должны были превратиться в укрепленные военные базы под покровительством Швеции, а пираты становились подданными короны. Они обещали передать королю часть накопленных сокровищ — всего около полумиллиона фунтов стерлингов. Кроме того, Гёртц рассчитывал использовать бравых моряков в своем проекте свержения ганноверской династии и реставрации в Англии Якова III Стюарта. Пираты соглашались не только передать шведам 30 кораблей, но и участвовать во вторжении в Шотландию16.

В 1718 г. король снарядил в Индийский океан экспедицию под командованием подполковника Карла фон Врангеля, однако добраться до Мадагаскара ей не удалось. Спустя четыре года, уже после гибели короля и казни Гёртца, его преемница, королева Ульрика Элеонора, направила на Мадагаскар вторую эскадру. Ее возглавил генерал-адъютант командор Карл Густав Ульрих (21.06.1677—10.03.1730). Добравшись до испанского Кадиса, Ульрих бросил якорь и стал ждать представителей пиратов. Они так и не появились, а на кораблях начался мятеж — Ульриху пришлось возвращаться в Швецию, где он был обвинен в провале всей операции, отдан под суд и, едва избежав смертной казни, оказался в ссылке в крепости на северном побережье озера Венерн17.

Трудно сказать, откуда Вильстеру были известны эти сведения. Шведы могли обращаться к нему за консультациями, зная, что он плавал в Индийском океане. К тому же он близко знал нескольких шведских офицеров, участвовавших в экспедиции Ульриха18, и те, возможно, были с ним излишне откровенны. Как бы то ни было, рассказ Вильстера пришелся как нельзя кстати и подтолкнул Петра I к тому, чтобы начать свою игру в Индийском океане.

Ход делу Петр дал в начале ноября 1723 г.19, когда флот уже закончил кампанию и суда готовились к зиме. Скрытно, поспешно и в необычное для плаваний время года начали снаряжать в путь два фрегата голландской постройки — "Амстердам-Галей" и "Декронделивде", входившие в состав Ревельской эскадры. Было отдано распоряжение в десятидневный срок укомплектовать их лучшими матросами и солдатами, а "указ содержать секретно, не объявляя другим"20.

Поспешность при подготовке судов обернулась боком для организаторов дела. Фрегаты снарядили "без промедления", но зато в полнейшей "конфузии", все делалось наспех, и едва можно было бы "поверить, что морской человек оные отправлял". Перед выходом в море не были даже осмотрены и отремонтированы днища фрегатов, а грузы размещались "за теснотою" как придется. Матросы вконец обносились, пресную воду, провиант и лекарства собирали по крохам21. Командир Ревельского порта, посетовавший на отсутствие в городе необходимых медикаментов, тут же получил из Петербурга исчерпывающую резолюцию: "Лекарств, которых не имеетца, прикажите тот час или купить или другим каким ни есть способом достать... Имейте крепкое старание и весьма того бойтесь, ежели требующее при Ревеле, что есть до вас, тем исправлено не будет. Оное взыщетца жестоко все на вас, и никакие отговорки не примутца"22. И так во всем. Спешные указания готовить необходимые для навигации приборы и карты получил резидент в Копенгагене А. П. Бестужев-Рюмин: ему было поручено немедленно закупить 10 градштоков, 10 квадрантов и карты Северного моря, "одну партикулярную карту для проходу в Ост-Индию"23.

Вильстер, снабженный особыми инструкциями, должен был прибыть в Рогервик, сесть на один из приготовленных фрегатов и отправиться в "назначенный вояж". Плавание было подготовлено таким образом, чтобы "не дать никому никакого подозрения"24. Корабли замаскировали под торговые суда. Им предписывалось плыть без вымпелов и "от всех церемоний (как в здешнем море, так и в большом) удаляться". Ни один член экипажа, разумеется, не знал, что у флагмана на руках личное послание Петра I. Вильстер, в свою очередь, не подозревал о запечатанных конвертах с секретными распоряжениями, лежавших в каютах командиров кораблей, — вскрыть их они могли только при выходе в Атлантический океан, дабы удостовериться, что Вильстер идет верным курсом25.

Маршрут пролегал в стороне от оживленных морских трасс. Миновав Зунд и выйдя в Северное море, держать путь в Атлантику фрегаты должны были не через Ла-Манш, а вокруг Шотландии и Ирландии. Во встречные гавани заходить разрешалось только в случае поломки, но производить ремонт следовало в кратчайшие сроки, так, чтобы не теряя времени идти дальше. Прибыв к месту назначения, в район пиратской базы на острове Сент-Мэри у Мадагаскара, Вильстер мог поднять российский флаг и представить свои верительные грамоты некоей "высокомудрой особе" — "королю Мадагаскарскому", как его именует инструкция Петра.

Подписывая грамоту "ваш приятель", император, по-видимому, полагал, что имеет дело с суверенным правителем острова, неким "владеющим королем". Облеченный полномочиями посланника, Вильстер должен был "оного короля склонить к езде в Россию" — "ежели зимой, то в Колу, понеже там никогда не мерзнет, а ежели летом, то в Архангелгородский порт"26.

Сегодня трудно понять, чем руководствовался император и тесный круг его доверенных советников, посвященных в тайну "секретной экспедиции", когда адресовали послание некоему "королю". А. Б. Давидсон и В. А. Макрушин полагали, что такое обращение "было естественно", так как подобный титул ассоциировался с образом пиратских вожаков, почерпнутым из литературы начала XVIII в. "Стремясь установить связи с флибустьерами, Петр уважительности ради назвал Моргана (вожак местных пиратов.— Д.К.) королем"27. А. И. Заозерский, в свою очередь, предположил, что виновником недоразумения являлся сам Вильстер, имевший совершенно туманные представления о пиратском братстве — его взгляды и были отражены в правительственных инструкциях28.

По нашему мнению, обе гипотезы вполне отвечают существовавшему положению дел, а также подчеркивают авантюризм и недостаточно серьезную проработку деталей Мадагаскарской экспедиции в 1723 г. — но только на этом, первоначальном ее этапе.

Надо заметить, что представления в России о мадагаскарских разбойниках не имели ничего общего с действительностью и, по-видимому, формировались под впечатлением популярных в ту пору книг о пиратах, в частности, знаменитой "Всеобщей истории морских разбойников" капитана Чарльза Джонсона29. В ней свирепые мадагаскарские бандиты, этакие гнусные деспоты, правили своими подданными наподобие злобных тиранов. Один из них, некто Джеймс Плантейн, осел в уединенной бухте Мадагаскара и откупил у местного вождя участок земли. Окружив себя гвардией из чернокожих туземцев, Плантейн провозгласил себя королем и начал постепенно брать власть над окрестными территориями в свои руки. Он пребывал в полном блаженстве: местные вожди боялись его и курили пирату фимиам, верные аборигены слагали песни во славу большого белого господина. Довольный властолюбец проводил дни и ночи в пьянстве, роскоши и пирах. Ему полюбились местные обычаи, позволявшие царям иметь гарем. Белый хозяин окружил себя несколькими десятками темнокожих жен, одарил их богатыми шелками и бриллиантами и, окруженный трепетной любовью негритянских гурий, вкушал радости экзотической жизни. Он не забывал, впрочем, о своем происхождении. Как это принято у англичан, он называл своих бесконечных жен-негритянок Моль, Кейт, Сьюла и Пег (производные от соответствующих имен Мэри, Екатерина, Урсула, Маргарет). Плантейн и подобные ему правители, если следовать Капитану Джонсону, вели себя примерно одинаково: в глухих джунглях они возводили нечто, напоминающее крепость, обносили ее земляным валом и рвами. В крепость вела единственная дорога — настоящий лабиринт, по которому можно было идти только друг за другом. Но даже добравшись до крепости, можно было ее не увидеть — так ловко пиратские "короли" прятали свое убежище в чаще тропического леса...

Однако замысел Петра не исчерпывался возможной "протекцией" пиратам Мадагаскара — Вильстеру следовало плыть дальше, в Индию. Данная ему инструкция гласила: "...явитесь там Великомочному Моголу и всякими мерами старайтесь его склонить, чтоб с Россиею позволил производить коммерцию и иметь с ним договор, которые товары потребны в Россию, также и какие в его областях товары из России надобны суть...". В случае успеха предприятия пиратским заливам Мадагаскара отводилась роль отправной базовой стоянки России на торговых путях в Индию.

Плавание оказалось недолгим. На рассвете 20 декабря фрегаты вышли из Рогервика и уже через несколько часов на границе Финского залива, у Дагерорда, попали в сильнейший шторм. Флагманский "Амстердам-Галей" дал сильную течь. Помпы едва успевали откачивать соленую воду, корабль чудом не пошел ко дну. Спасла близость берега, течь кое-как залатали. Но в целом корабли пребывали в плачевном состоянии, о продолжении похода не могло быть и речи. Пришлось вернуться в Ревель и встать на ремонт.

Из Петербурга в адрес ревельских властей и командиров экспедиции полетели угрозы с требованием ускорить дело. Столичные чиновники предупреждали о строгой ответственности "за нерадение" и намекали на "жестокий гнев" вспыльчивого государя. Обстановка в городе накалилась до предела. Самого Вильстера решили упрятать подальше — ему приказали уехать из Ревеля и тихо сидеть в Рогервике, пока не закончится ремонт кораблей, "под тем образом, чтоб при Ревеле никто об вас не ведал, також и по прибытии туда содержите себя (пока оные фрегаты прибудут) инкогнито, чтоб и там об вас никто не ведал, понеже ежели при таком продолжении кто сведает, то немалая будет опасность о вашей комиссии"30. Одногий адмирал, несмотря на все увещевания, решил остаться на "Декронделивде" в ревельской гавани, чтобы самому надзирать за работами. В объяснительном донесении он сообщал: "...неотлучно на корабле из каюты не выхожу и содержусь почти под легким арестом, и выходу имею только, когда уже темнота ночная настоит, и меня б никто не видал. Токмо я человек не таков, чтоб мне дело поверенное оставить и не смотреть; ныне я сам вижу, что и при мне работою зело мешкатно отправляются, а ежели бы мне быть в Рогервике наипаче бы мешкота явилась"31.

И все же кораблям так и не пришлось выйти в море. 21 января случилась беда — при перегрузке якоря с "Амстердам-Галея" фрегат сильно накренился, в открытые пушечные порты хлынула вода, и корабль затонул. Погибло 16 матросов — они не успели выбежать из трюма. Император "принял нещастие в немалом соболезновании", но, как объяснял Апраксин, человек тут не властен: "хотя жаль, что такой случай постигает, однакож оное строится ни от кого иного, но от воли божеской"32. Из Петербурга поступило распоряжение главному командиру Ревельского порта контр-адмиралу Фангофту готовить новые суда и выйти в море "как возможно наискорее, понеже медленность их ни на коим ином так жестоко не взыщется, как на вас"33. Было приказано обшить днища фрегатов коровьими шкурами, которые в южных морях предохраняли от моллюсков. Но шкур на ревельских складах не нашлось.

Потянулась переписка о поставках. Трудности по снаряжению и ремонту кораблей накатывались подобно снежной лавине. Властный царь не любил промедлений и требовал "спеха днем и ночью". В обстановке спешки, нервотрепки, неразберихи и путаницы руководители сбивались с ног, зачастую не зная, что делать и перекладывая друг на друга ответственность. Какой бы вопрос ни пытались решить власти Ревеля и Рогервика — всюду их ждали неприятности. Ремонтные работы затянулись, дело повисло на волоске, и руководители ждали неприятностей. Брань, препирательства, угрозы посадить всех под арест и взаимные упреки сыпались как из рога изобилия, и наконец 4 февраля 1724 г. Вильстер получил письмо от Апраксина, в котором сообщалось: "Его Императорское Величество указал намеренную вашу экспедицию удержать до другаго благополучнаго времени"34. Самому вице-адмиралу предписывалось возвратиться в Петербург. Что изменилось в Петербурге к февралю 1724 г.?

"Причина, по которой отказались от нее (экспедиции. — Д.К.), документами не выясняется, — отмечал А. И. Заозерский, — и можно только догадываться, что она заключалась в полученных вице-адмиралом Вильстером более точных сведениях об условиях, какие русская экспедиция нашла бы на Мадагаскаре"35. Может быть, в столице пришли к выводу о технической невозможности организовать плавание в столь короткие сроки, или решение императора было продиктовано опасением, что тайна операции может раскрыться? Исследователи, писавшие о Мадагаскарской экспедиции, на этом эпизоде и больших знаках вопроса рассказ заканчивали. Однако, как свидетельствуют архивные источники, тогда, зимой 1724 г., никакой речи об отмене экспедиции не шло, и ставить точку было еще рано. Материалы РГА ВМФ показывают, что до официального завершения Мадагаскарской экспедиции оставалось еще почти полгода. На протяжении первой половины 1724 г. в Ревеле кипела бурная деятельность по снаряжению кораблей: готовились припасы, составлялись сметы, писались инструкции и набирались экипажи. Распоряжения же Апраксина Вильстеру о возвращении инструкций, подписанных императором, были датированы только 30 июля 1724 г.36

Дело в том, что в феврале 1724 г. в канцелярию Апраксина поступило письмо37, отправленное вице-губернатором Ревеля Фридрихом фон Лёвеном. "Милостивый государь,— писал фон Лёвен. — Вашему высокографскому сиятельству доношу, что за несколко дней приехал в Ревель чрез Санктпитербурх из Швеции генерал-адъютант и командор Улрих; который был определен командором над 5 шведскими караблями, посланными года с два тому назад в Мадагаскар в Азию с некоторой ирляндской земли человеком, именуемым Моргион, который назывался губернатором, да с капитаном Ситлером. От которой его имевшей экспедиции хотел я от него хотя мало уведомитца (понеже он зятю моему родной брат38), токмо он приватной персоне о том известить не хочет, но сказывает, ежели б он мог быву в Санктпитербурхе его императорскому величеству нижайшей свой поклон отдать, то б он его величеству о том донесть хотел и объявил бы писменно, в каком намерении оная экспедиция была отправлена и какой причины ради оная в действие не произведена..."39. О приезде 7 января 1724 г. в Петербург бывшего руководителя шведской экспедиции на Мадагаскар лифляндца Ульриха знали придворные из окружения племянника Карла XII герцога Голштинского Карла Фридриха40, в частности, хорошо информированный Фридрих Вильгельм Берхгольц41. Однако попасть тогда на прием к императору Ульриху не удалось. 11 января он покинул столицу и отправился в Ревель — теперь он решил добиться аудиенции императора с помощью своих влиятельных родственников.

В Петербурге немедленно отреагировали на письмо фон Лёвена — опального шведского флагмана срочно вызвали в столицу. В середине февраля Ульрих был приглашен во дворец и обедал с государем. Командор осветил русской стороне многие технические и организационные вопросы плавания к Мадагаскару42. Более того, Ульрих передал в распоряжение руководителей экспедиции секретные шведские документы и в их числе — инструкции королевы Ульрики Элеоноры и материалы своего судебного процесса. Проявили инициативу и российские дипломатические агенты. Прибегнув к "помощи" близкого к голштинцам штатного секретаря иностранных дел Швеции Даниила Никласа фон Гепкина, они сумели "докупить" интересующие их "копии". Особый интерес в Петербурге проявили к непосредственным участникам шведских тайных операций — были составлены поименные списки офицеров с указанием их происхождения и места нахождения на данный момент. Петр отдал распоряжение связаться с влиятельными пиратами, через которых он мог бы "снестись с королем Мадагаскарским".

Все добытые сведения стекались к Вильстеру43. К сожалению, то, что ему удалось узнать, не вселяло оптимизма. Неплохо информированный человек, лично знавший некоторых из участников шведских экспедиций, Вильстер к лету 1724 г. внес серьезные коррективы в свой первоначальный проект. Проанализировав бумаги и письма, полученные от Ульриха, он пришел к выводу, "что многого не знал". Тогда он и подготовил специальный "экстракт из порученных мне писем" и уже упоминаемую раннее "обсервацию". "Можно видеть, — докладывал он в июле 1724 г.,— что на тех островах короля не имеется, как речь о том неслась, и я лутче о том до сего сведом не был, но признаваю быть оным местах республике"44.

Между тем "республик", как их назвал Вильстер, на Мадагаскаре было столько же, сколько пиратских банд, и в каждой из них руководствовались своими собственными законами, а всеми делами вершил бандитский сход ("совет подлых"). Царила круговая порука: под вынесенным вердиктом или договором свои "знаки" оставляли все его участники — умевшие писать ставили подписи, неграмотные рисовали крест45. Все решало пиратское большинство, и никакие монаршие повеления силы не имели. Оказалось, что реального правителя, некоего монарха, каким его ранее представляли в кабинетах Петербурга, на Мадагаскаре не существовало. На острове враждовали между собой главари разбойничьих шаек, и о ведении с ними переговоров не могло быть и речи. Авторы инструкций, пoдгoтoвлeнныx в свое время для Ульриха, специально предупреждали его "быть... со своим фрегатом и протчими судами во осторожности, ежели противное паче чаяния что позовется, чтоб тогда суды свои можно оборонить и возвратиться назад"46.

После получения этих сведений Петру I стала очевидна бессмысленность посольства на Мадагаскар. Какую картину увидели бы его полномочные представители, если бы они все-таки вступили на землю пиратского острова? Их взору предстали бы чернокожие бандиты47, уравненные в правах с белыми "собратьями" и озабоченные исключительно захватом и дележом добычи. О России они имели весьма смутные представления — какие уж тут дипломатический церемониал и установление государственных контактов. Тем более что, несмотря на все принятые меры, сведения о секретных операциях императора на путях в Индию просочились в Лондон, Копенгаген и Амстердам. В этих условиях союз с пиратами, объявленным вне закона преступным сообществом, был бы слишком рискованной политической авантюрой.

Петр I отменил экспедицию на Мадагаскар, но это не означало, что он отступил от своих далеко идущих замыслов. Император дал указания готовить корабли к плаванию в Испанию, а незадолго до смерти, в декабре 1724 г., подписал инструкции для экспедиции Витуса Беринга — тому следовало ехать на Камчатку и искать путь из Азии в Америку. Однако внезапная смерть царя нарушила планы проникновения на Восток. "Виновник" же всей этой истории, адмирал Вильстер, еще несколько лет служил в Российском флоте: в 1727 г. он был назначен начальником Морской академии, а в 1729 г. — командиром Кронштадтского порта. В 1730 г. его уволили со службы, и он перебрался в Петербург, где, обвиненный в растрате и преданный военному трибуналу, 21 июля 1732 г. скончался. Его вдове48, Катарине Вильстер, урожденной фон Фогх (1677–29.06.1757), дочери асессора Верховного суда, было выдано 500 рублей для возвращения на Родину.

Д. Н. КОПЕЛЕВ, кандидат исторических наук


Примечания

1 См. подробнее: Glete J. Navies and Nations. Warship, Navies and State Building in the Europe and America. 1500–1860. Vol. 1, 2. Stockholm, 1993.

2. См. подробнее: Полиевктов M. Балтийский вопрос в русской политике после Ништадтского мира (1721–1725). СПб., 1907; Андреев А. И. Экспедиции на Восток до Беринга // Труды историко-архивного института. Т. II. М., 1946; Крылова Т. К. Отношения России и Испании в первой четверти XVIII в. // Культура Испании. М., 1940; Альперович М. С. Россия и Новый Свет (последняя треть XVIII в.). М. 1993; Бобылев В. С. Внешняя политика России эпохи Петра I. М., 1990; Копелев Д. Н. Петр I после Ништадтского мира: Мадагаскарская экспедиция и борьба за океан // Мавродинские чтения-2008. СПб., 2009.

3. РГАВМФ. Ф. 233. On. 1. Д. 233. Л. 261–263 об.

4. РГАВМФ. Ф. 232. On. 1. Д. 224. Л. 247 об., 248; Материалы для истории русского флота. Ч. II. СПб., 1865. С. 686, 687 (далее: МИРФ); Копелев Д. Н. Международные центры пиратства начала XVIII в. и российские власти (по материалам РГАВМФ) // Елагинские чтения —3. СПб., 2005.

5. В специальном рапорте, поступившем в Адмиралтейств-коллегию в январе 1721 г., приводятся сведения о составе флотилии алжирских корсаров, которые готовятся к плаванию в Ла-Манш и Северное море (РГАВМФ. Ф. 233. Oп. 1. Д. 207. Л. 3, Зоб.).

6. МИРФ. С. 695.

7. Там же.

8. Туманский Ф. Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения о жизни и деяниях государя императора Петра Великого. Ч. IX. СПб., 1788; Голиков И. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя. Т. 9. М., 1838; Зейдель И. Снаряжение первой дальней экспедиции в царствование Петра Великого в 1723 г. // Морской сборник. № 9. Сентябрь 1867; Веселаго Ф. Ф. Очерк русской морской истории. Ч. 1. СПб., 1875; Трутовский В. К. Флибустьеры XVIII в. // Русский вестник. Т. 221. Август. 1892; Заозерский А. И. Экспедиция на Мадагаскар при Петре Великом // Россия и Запад. Ч. I. Пг., 1923; Тарле Е. В. Русский флот и внешняя политика Петра I. М., 1949; Давидсон А. Б., Макрушин В. А. Зов дальних морей. М., 1979.

9. См. подробнее: Давидсон А. Б., Макрушин В. А. Зов дальних морей. С. 28–31.

10. Переговоры велись при посредничестве резидента надворного советника в Гамбурге Ягана Фридриха Бетхера (РГАДА. Ф. 9. Отд. II. Оп. 4. Ч. 2. Д. 62. Л. 524–526; РГАВМФ. Ф. 212. Оп. 11. Д. 128. Л. 5–10.

11. РГАВМФ. Ф. 212. Oп. 11. Д. 128. Л. 2. Старшего сына приняли в службу капитаном.

12. См. подробнее: Трутовский В. К. Флибустьеры XVIII в. С. 7, 8.

13. См. подробнее: Captain Charles Johnson. A General History of the Pyrates / ed. by Manuel Scnonhorn (1724, 1728). London, 1972; Rankin H. F. The Pirates of Colonial North Carolina. 1977; Rediker M. Between the Devil and the Deep Blue Sea: Merchant Seamen, Pirates and the Anglo-American Maritime World, 1700–1750. Cambridge, 1987.

14. См. подробнее: Ritchie R. C. Captain Kidd and the War Against the Pirates. New York, 365. P. 84–89, 116, 118.

15. Deschamps H. Histoire de Madagascar. Paris, 1961. P. 78, 79.

16. Размеры "пиратской помощи" представляются совершенно невероятными. Однако занимавшийся этой историей Вольтер приводил еще более фантастические цифры. По имеющейся у него информации, пираты обязались привести в Гетеборг 60 кораблей (Вольтер. История Карла XII, короля Швеции, и Петра Великого, императора России. СПб., 1999. С. 241).

17. Берхгольц Ф. В., фон. Дневник камер-юнкера, 1721–1725 гг. / пер. с нем. И. Ф. Амона. Ч. 4. 1724–1725. М., 1905. С. 6.

18. В написанной им весной 1724 г. "Обсервации и мнении не в указе буди", Вильстер отмечал, что офицеры (Зебах, Мандель, Остог и Люнг-Фельт), "которые командору Улриху для совета с ним были посланы, оных отчасти я сам знавал, а от других слыхивал, что оные люди добраго ума и остраго разума, а иные в том были хороших наук; в таких случаех и экспедициях зело изрядны; для того что ежели один умрет, тогда другой на место ево имеется то действие производить..." (РГАВМФ. Ф. 223. Оп. 1.Ф. 29. Л. 28, 28 об.).

19. Это произошло 3 ноября в доме генерал-адмирала графа Ф. М. Апраксина (РГАВМФ. ф 212. Оп. 11. Д. 305. Л. 1).

 20. МИРФ. С. 690.

21. Вильстер доносил, что "на фрегате "Амстердам-Галей" по большей мере хотя бы все пивныя и водяныя бочки были налиты водою, тогда б на 204 человека более не стало пития как на 10 недель и три дня; на "Декронделивде" пива и воды тож слово в слово, счисляя по кружке в сутки... а хотя добрая и попутная погода и ветр нам будет, то однакож по последней мере недель 14 или 15 или больше до Сант-Яго в пути пробудем... Дров також дано только на 15 недель".

22. РГАВМФ. Ф. 212. Оп. 11. Д. 305. Л. 217, 217 об. К 18 декабря лекарства собрали и доставили в Рогервик в двух сундуках.

23. Там же. Л. 235, 239, 261. В письме Апраксину от 17 декабря Бестужев-Рюмин докладывал, что "чрез некоторых мне надежных приятелей стороною закупать буде, дабы здесь не ведали".

24. МИРФ. С. 693.

25. Осторожный и подозрительный император решил обезопасить себя на случай неожиданностей со стороны Вильстера. В специальных инструкциях, посланных русским офицерам — командиру "Амстердам-Галей" капитану Даниле Мясному и офицеру "Декронделивде" капитан-лейтенанту Михаилу Киселеву (заметьте, ему, а не командиру "Декронделивде", иностранцу Джеймсу Лоренсу), — прилагалась копия с инструкций, данных вице-адмиралу. Офицеры должны были распечатать пакет с инструкциями после прохода Зунда: "прочтите токмо вы двое, а вице-адмиралу Вильстеру и другим офицерам (кто с вами будут обретаться) отнюдь не объявлять, но содержать в таком крепком секрете, чтоб кроме вас никто про оную не знал, и потом требовать от помянутаго вице-адмирала оригиналной его инструкции, и что повелено исполнять" (МИРФ. С. 694).

26. Там же. С. 693, 694.

27. Давидсон А. Б., Макрушин В. А. Зов дальних морей. С. 88.

28. Заозерский А. И. Экспедиция на Мадагаскар ... С. 101.

29. О Капитане Чарльзе Джонсоне см. подробнее: Moore J. R. Defoe in the Pillory and Other Studies. Bloomington, 1939. См. также: Moore J. R. Daniel Defoe. A Citizen of the Modern World. Chicago, 1958; Furbank P. N., Owens W. R. The Canonization of Daniel Defoe. New Haven, 1988; SchonhornM. Defoe's Politics: Parliament, Power, Kingship and Robinson Crusoe. Oxford; New York, 1991; Копелев Д. H. Ф. В. Каржавин и его "Жизнеописание пиратов": генезис и атрибуция // Новое литературное обозрение. 2008. № 94.

30. МИРФ. С. 702.

31. Там же. С. 708.

32. Туманский Ф. Собрание разных записок ... С. 226.

33. Там же. С. 705.

34. Там же. С. 709.

35. Заозерский А. И. Экспедиция на Мадагаскар ... С. 102. Е. В. Тарле полагал, что новые сведения были получены от приехавшего в Россию командующего шведской экспедицией командора Ульриха (Тарле Е. В. Русский флот ... С. 117, 118).

36. "Оной экспедиции отправления в нынешней компании быть не надобе, а ежели впредь возобновление тому какое будет, о том вас без известия не оставим" (РГАБМФ. Ф. 223. Oп. 1. Д. 29. Л. 87). Те же распоряжения о возвращении инструкций были направлены командирам фрегатов. В свою очередь и Бестужев-Рюмин получил указания все купленные навигационные приборы и карты отправить в Адмиралтейств-коллегию (Л. 89).

37. РГАВМФ. Ф. 233. Oп. 1. Д. 230. Л. 280. Это письмо было обнаружено Е. В. Тарле, использовавшим его в своей работе о русском флоте при Петре Великом.

38. Что имел в виду Лёвен, говоря "зятю моему родной брат", не вполне ясно, тем более что в русском языке слово "зять" трактовалось по-разному. Это мог быть муж дочери или муж сестры, а также муж золовки. Дополнительно следует учитывать, что при переводе оригинального послания Лёвена в текст могла закрасться неточность. Проследив родственные связи Лёвена и Ульриха, можно констатировать следующее: отец Ульриха, Эверт Густав фон Ульрих (ум. 28.06.1707) был женат (Ревель, 02.10.1705) на младшей сестре Лёвена Агнетте фон Лёвен (в первом браке замужем за бароном Георгом фон Зальца, а в третьем (Ревель, 25.11.1709) — за Гансом Георгом фон Ульрихом. Параллельно прослеживается и вторая родственная линия, связывавшая Лёвена и Ульриха: его брат, Яков Генрих фон Ульрих (ум. 10.06.1743) был женат на Анне Кристине фон Лёвен (1685 — 01.03.1742), но мы не можем однозначно сказать, была ли она дочерью Фридриха фон Лёвена (Genealogisches Handbuch der Baltischen Ritterschaften. Teil Estland. Bd. 1–3. Gorlitz, 1929-1936; Teil 2.1.2. Gorlitz, 1930. S. 261, 262, 713, 714).

39. РГАВМФ. Ф. 233. Oп. 1. Д. 230. Л. 280. Это письмо было обнаружено Е. В. Тарле, использовавшим его в своей работе. См. также: Давидсон А. Б., Макрушин В. А. Зов дальних морей. С. 133.

40. Герцог Голштинский Карл Фридрих, племянник Карла XII (его мать Хедвиг София была сестрой короля), приехал в Петербург по приглашению Петра I после заключения Ништадтского мира. Как претендент на шведский престол, он представлял особый интерес для российской стороны и вел переговоры о браке с дочерью Петра I Анной (Петров П. Н. Цесаревна Анна Петровна // Сборник исторических риалов и документов, относящихся к новой русской истории XVIII и XIX вв. СПб., 1873). Они закончились в ноябре 1724 г. заключением брачного договора. О голштинцах в России см. подробнее: Полиевктов М. А. Балтийский вопрос в русской политике ... С. 119–131, 278–292; Некрасов Г. А. Русско-шведские отношения и политика великих держав в 1721–1726 гг. М., 1964. С. 171–183; Возгрин В. Е. Год 1725. СПб., 2007.

41. Берхголъц Ф. В. Дневник камер-юнкера. Ч. 4. С. 6, 7. Автор также неоднократно упоминает среди состоявших на службе у герцога Голштинского бежавшего в 1719 г. из Швеции барона Стамке (Беспятых Ю. Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях. Введение. Тексты. Комментарии. Л., 1991. С. 223). Бывший первый секретарь всесильного министра Карла XII барона Г. Герца, казненного в 1719 г., Стамке, по-видимому, немало знал о секретах шведской короны — ведь его прежний руководитель, барон Герц, занимался отправкой первого шведского посольства к пиратам Мадагаскара.

42. Там же. С. 19.

43. Немалые трудности вызвало ведение переписки. Секретность, незнание Вильстером русского языка, постоянная необходимость в переводчике (им стал переводчик Адмиралтейств-коллегии Гамильтон, или Гамолтин) затрудняли дело. В одном из своих писем, отправляя Апраксину подготовленные им материалы, он жаловался: "Оные переводы посланы не переписывая набело, в том не изволь возыметь гнева, понеже писца при себе не имею, а постороннего взять не прилично" (РГАВМФ. Ф. 233. Оп. 1.Д. 229. Л. 46).

44. РГАВМФ. Ф. 223. Oп. 1. Д. 29. Л. 29.

45. Об устройстве пиратского социума см. подробнее: Копелев Д. Н. Золотая эпоха морского разбоя. Пираты, корсары, флибустьеры. М., 1997; Копелев Д. Н. Раздел Океана в XVI–XVIII вв. Истоки и эволюция пиратства. СПб., 2009; Captain Charles Johnson. A General History of the Pyrates.; Rediker M. Between the Devil and the Deep Blue Sea ... ; Ritchie R. C. Captain Kidd and the War Against the Pirates; Rediker M. Libertalia: the Sailor's Lot and the Pirate's Utopia in the Early Eighteenth-Century Atlantic .Vorld // Русское открытие Америки: сб. ст., посвященный 70-летию акад. Н. Н. Болховитинова. М., 2002.

46. РГАВМФ. Ф. 223. Oп. 1. Д. 29. Л. 28.

47. См. подробнее: Копелев Д. Н. Международные центры пиратства ...

48. Это был второй брак Вильстера. В первом он был женат на Идее Делпис, умершей в 1705 г.

 

Просмотров: 2740
Комментариев: 1
Автор: Д. Н. КОПЕЛЕВ
Источник: "Елагинские чтения". Выпуск 4
Фото: www.kmel.com
Тэги: Петр Великий  экспедиция  Мадагаскар  Рогервик  пираты 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Алексей Рахманов: проекты авианосца у ОСК есть, а заказа ВМФ нет
Кораблестроительная отрасль   России   после периода безденежья в 90-е годы, стагнации в начале 2000-х вышла сегодня на ритмичное строи >>>


Просим молитв о новопреставленном протоиерее Василии (Манине)
23 сентября на 82-м году жизни отошел ко Господу клирик храма Всех Святых г. Севастополя протоиерей Василий Манин. >>>


ПРЕСТИЖ
Заставу было не узнать. Все дембеля ходили с серьезными, озабоченными лицами. Они перестали заниматься воспитанием молодых солдат по ночам, перестал >>>


ВМФ России исправил большую ошибку прошлого
Долгие годы понадобились для того, чтобы в составе ВМФ России появилась дизель-электрическая подводная лодка не хуже, чем у наших противников. Тепе >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Президент Турции в Нью-Йорке проповедует «справедливость для своих». Лоббистская деятельность турок становится фактором американской политики
Выступая 21 сентября в Нью-Йорке в ходе 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, президент Турции   Реджеп Тайип Эрдоган , явившийся туда в соп >>>


Турция продолжает оспаривать принадлежность Крыма России. Турецкая Республика отметилась очередной серией демаршей против России, связанных с её неприятием статуса Крыма
В унисон с англосаксами и ЕС Турция официально заявила о непризнании выборов в Государственную Думу РФ на территории Крыма, ссылаясь на свою пози >>>


Горбачев рассказал, как Украина погубила мощное кораблестроение в Крыму
Капитан 1 ранга запаса, служивший на Черноморском флоте, директор Института стран СНГ в Севастополе Сергей Горбачев рассказал&nbs >>>


«Герой России украл у Украины флот, а затем Крым», — в Киеве истерика из-за русского адмирала
На прошлой неделе организация ветеранов «Боевое братство» обратилась к министру обороны Сергею Шойгу с просьбой ходатайствовать перед >>>


Могилу Лужкова увенчал Георгий Победоносец: «Был эпохой в истории Москвы»
85-летие покойного Юрия Лужкова, мэра Москвы с 1992 по 2010 годы, в Москве отметили с благодарностью. Именем  Лужкова, по указу нынешнего мэра >>>


Поиск



Наш день

24 сентября – День Государственного герба и Государственного флага Республики Крым
Начиная с 2016 года, этот день отмечается в Крыму как День Государственного герба и Государственного флага Республики Крым.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


В День Церковного Новолетия в Севастополе у парка Победы заложен храм Всех святых, в Земле Русской просиявших

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Морские беспилотники будут взлетать с циклокоптера
Никол Пашинян доехал до точки. Протестующие сорвали визит премьера Армении на юг страны
«Айя София: музей, мечеть и/или собор – подоплека событий и перспективы»
На 13-м судоремонтном заводе ЧФ дан старт волонтёрскому движению
Известный севастопольский журналист представил выставку фотографий к своему юбилею
Израиль готов решать иранскую проблему вместе с Россией
Украина, коррупция, НАТО, генерал Дузь-Крятченко — что их объединяет?
«Здесь на последнюю встречу собралась вся Европа»: как иностранные легионеры защищали Берлин от Красной Армии
В гости к Ибсену
Реклама


Погода


Ранее
В Донецкой и Луганской областях пройдут референдумы о самоопределении. Голосование состоится в условиях продолжающейся силовой спецоперации киевских властей на востоке Украины

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ