Новые подлодки оснащаются двумя дизель-генераторами мощностью по 1500 лошадиных сил, одним главным гребным электродвигателем и одним электромотором экономичного хода. Кроме того, есть два резервных дизельных двигателя и две группы аккумуляторов. Субмарины оснащают одним семилопастным гребным винтом.

Эти системы обеспечивают новой "Варшавянке" достаточно высокие ходовые характеристики. Скорость надводного хода ДЭПЛ проекта 636.3 достигает 17 узлов, под водой – до 20. Дальность плавания зависит от запаса топлива для дизелей и режима хода. Так, с увеличенным запасом горючего на скорости семь узлов подлодка может пройти до 7500 морских миль. Под водой при экономической скорости три узла дальность плавания сокращается до 400 миль.

"Варшавянки" легко обнаруживаются даже не самыми новыми активными средствами

Вооружены лодки проекта 636.3 шестью 533-мм торпедными аппаратами. Два верхних могут использоваться как ПУ ракетного комплекса "Калибр-ПЛ". Объемы торпедного отсека позволяют загрузить до 18 торпед или ракет. Доля вооружения в боекомплекте определяется в соответствии с поставленной боевой задачей. Ракетный комплекс "Калибр-ПЛ" может использовать боеприпасы различных типов с дальностью стрельбы до 300 километров.

Характерной особенностью подлодок всех версий проекта 636 является малая шумность. По этому параметру "Варшавянки" превосходят все предыдущие отечественные ДЭПЛ и ряд зарубежных. По некоторым сведениям, при трех – пяти узлах ПЛ создает шум, равный 30 дБ на 1 Па на расстоянии 1 метр. Для сравнения: тиканье наручных часов – 10 дБ, шепот – 20 дБ, звук настенных часов – 30 дБ, разговор на расстоянии трех метров – 50 дБ, разговор на расстоянии 10 метров – 40 дБ.

Если не особо вникать, не лодка, а бочка меда, но придется добавить ложку дегтя.

НАПЛ не ДЭПЛ

Во-первых, после появления нового класса подводных лодок – неатомных – российские ДЭПЛ в публикациях также относят к НАПЛ. Это неправильно, поскольку истинные неатомные субмарины имеют отличный от ДЭПЛ тип движителя и могут находиться в подводном состоянии до 14 дней, а не один – три. Классические "дизелюхи" перешли в разряд морально устаревших.

Во-вторых, только человек с чувством черного юмора может назвать подводной лодку, вынужденную раз в один – три дня либо всплывать полностью, либо подвсплывать под устройство РДП (работа дизелей под водой) и несколько часов стучать двигателями, заряжая аккумуляторные батареи.

Чтобы было ясно, чем это грозит, скажу, что РДП, которое выступает над водой на 1–1,5 метра, обнаруживается РЛС за 15–20 километров, а грохот дизелей можно "услышать" на расстоянии свыше ста. Угадайте с первого раза, сколько времени останется жить экипажу этой "черной дыры".

Мне могут возразить: недавно наши "Варшавянки" в Средиземное море ходили, "Калибрами" обстреливали объекты исламистов, и все нормально.

Для антитеррористической операции в ограниченном районе, когда кругом мир, а война ведется только в сухопутном регионе да еще и с противником, не располагающим средствами ПЛО, это нормально. Но при полномасштабных БД наши "дизелюхи", отошедшие от родных берегов более чем на 200 миль, назад не вернутся.

Вспомним Карибский кризис, операцию "Кама", для выполнения которой к берегам Кубы отправились четыре дизельные подводные лодки проекта 641. Приведу воспоминания командира Б-36 Алексея Федосеевича Дубивко: "...американцы уже искали нас интенсивно. Даже ночью заряжаться под РДП давали не более 30–45 минут. Появлялся самолет, и лодке приходилось погружаться, чтобы не выдать себя".

В итоге линию американской блокады ("Грецкого ореха") удалось пройти только ДЭПЛ "Челябинский комсомолец", но и ее периодически отслеживали американцы. Делаем вывод: в случае войны все четыре ПЛ были бы гарантированно уничтожены.

Если этого примера недостаточно, вспомним Вторую мировую, когда англичане, создав миниатюрные по тем временам РЛС, стали их размещать на патрульных самолетах, благодаря чему немецкие "волчьи стаи" подводных лодок, собранных в группы в определенных районах океана для нападения на конвои, понеся большие потери, были фактически вытеснены из Атлантики.

Охота на "черную дыру"

Посмотрим, так ли неуловимы "Варшавянки" для гидроакустических систем наших западных "партнеров", как пытаются нам представить с экранов трубадуры разных рангов.

В набор поискового оборудования противолодочного самолета НАТО входит до 90 радиогидроакустических буев систем Jezebel, Julie, DIFAR, CASS, DICASS и других, магнитный обнаружитель, поисковая РЛС, средства радиотехнической разведки, ИК-станция.

В Jezebel используются пассивные РГБ AN/SSQ-41B направленного действия. В принципе эта система может и не услышать "Варшавянку".

Julie состоит из пассивных буев, но в целом она активная, так как задействованы источники звука взрывного действия. Буи, сброшенные с самолета, ложатся рядами или образуют круг большого диаметра. В воду сбрасывают взрывпакет. Если субмарины в районе нет, то взрывная волна однократно проходит сквозь строй буев. Если ПЛ там, то волна проходит дважды (первый раз непосредственно от взрыва, второй – отраженная корпусом лодки), и неважно, движется или стоит с застопоренными винтами субмарина, ее однозначно обнаружат. Julie обеспечивает обнаружение малошумных ПЛ на дальностях до восьми километров.

В системе DIFAR используются пассивные РГБ направленного действия AN/SSQ-53. У акустических антенн большая глубина погружения – до 300 метров. Время работы буя – до восьми часов. Дальность обнаружения ПЛ – до 25 километров. DIFAR предназначена для обнаружения субмарин в районах интенсивного судоходства и при сильном волнении моря. В принципе эта пассивная система может "Варшавянку" и не заметить.

РГБ AN/SSQ-62 системы DICASS являются активными направленного действия и управляются по радиокомандам с самолета. Это позволяет обнаруживать подлодки и определять их местоположение при меньшем количестве буев.

По принципу работы система напоминает Julie, то есть фиксирует наличие ПЛ по отраженному сигналу. Ей так же неважно, шумит лодка или нет.

В CASS используются активные буи AN/SSQ-50 ненаправленного действия, они включаются по команде оператора с борта самолета.

Все обнаружители, о которых будем говорить далее, также могут относительно легко вычислить "Варшавянку".

Магнитные обнаружители AN/ASQ-81 являются одним из основных неакустических средств поиска субмарин. Они работают по принципу регистрации магнитной аномалии, создающейся ферромагнитной массой ПЛ. Дальность обнаружения лодок AN/ASQ-81, зависящая от их водоизмещения и магнитных характеристик, глубины погружения и высоты полета самолета, в среднем составляет 700–1000 метров. Основное тактическое преимущество магнитометров заключается в возможности их использования в условиях гидроакустического противодействия.

Инфракрасная станция AN/AAS-36 "видит" подлодку в подводном и надводном положениях по тепловому излучению корпуса и кильватерному следу. На высотах от 100 до 1000 метров дальность обнаружения ПЛ по кильватерному следу – до 20 километров. Однако эти показатели существенно зависят от гидрометеорологических условий, скорости и глубины погружения субмарины.

Радиолокационная станция AN/APS-115B позволяет обнаруживать подводные лодки под перископом или РДП или антенной, работающей на прием, на расстоянии до 15 километров.

Также легко будут "засекаться" "Варшавянки" по пускам из подводного положения крылатых ракет.

Станция РТР AN/ALQ-78 позволяет обнаружить подводную лодку, ведущую радиопередачу, на дальности до 600 километров. Точность пеленгования излучений составляет 1–5 метров.

Все эти системы обнаружения уже довольно древние, ведется разработка новых и уже применяются современнейшие мобильные активно-пассивные акустические системы, буксируемые кораблями и ПЛ, способные находить малошумные субмарины.

Вывод: наши морально устаревшие "Варшавянки" могут благодаря пониженному уровню шума пройти незамеченными мимо пассивных акустических систем, но их довольно легко обнаружить даже не самыми новыми активными средствами обнаружения. Они пригодны лишь для ведения боевых действий в прибрежной зоне, не насыщенной средствами ПЛО противника. К примеру, "Варшавянки" могут хорошо себя показать на охране водных акваторий от проникновения многоцелевых АПЛ, прилегающих к нашим ВМБ.