Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Национальная морская политика России: версия 2.0. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
С наступающими Новым годом, Рождеством, Днем печати! В НОВОМ ГОДУ – БЕЗ МЫШИНОЙ ВОЗНИ И КРЫСИНЫХ БЕГОВ
Совещание по вопросам перспективного развития Военно-Морского Флота
Шесть игристых вин «Золотой Балки» признаны лучшими в рейтинге Роскачества
Иранские власти признали, что сбили украинский Boeing. Часть вины за трагедию они возложили на США
Румыния призывает ЕС следить за каждым шагом Кишинёва. И незамедлительно принимать меры, если вдруг в Молдове решат «сменить курс»
Российско-украинское соглашение о транзите газа вступило в силу
Вехи ушедшего 2019 года. События, после которых мир уже не будет прежним
"Корабельный" календарь - 2019. Обзор минувшего года
ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МИНОБОРОНЫ РОССИИ: ТЕХНИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ БДК «ОРСК» ВОССТАНОВЛЕНА ЗА СУТКИ
Прибывший в Севастополь сухогруз «грубо попрал» суверенитет Украины
Порт «Южный» лидирует по грузообороту среди морских портов Украины в I квартале 2016 года с объемом перевалки 11,1 млн тонн
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




«У России два выхода. Один из них, правда, в кавычках»


2012-03-03 17:03 Авторитетно
Гражданское общество России, пытающееся наконец на самом деле подняться с колен, даёт резкую оценку политическим, социальным, экономическим итогам 12-летней путинской эпохи, которая, впрочем, не собирается заканчиваться. Но мало кто пока говорит о внешнеполитических итогах этой эпохи. Своя рубашка, конечно, ближе к телу, и внутренние российские проблемы кажутся людям более насущными. Тем не менее положению российской власти на международной арене тоже не позавидуешь.

Россию обвиняют в том, что в конфликтах цивилизованных стран с международными изгоями она постоянно оказывается на стороне последних. События вокруг Сирии окончательно кристаллизовали эту ситуацию: Запад впервые прямо высказывает сомнения в том, что Россия, блокирующая одну за другой резолюции Совета безопасности ООН, может впредь считаться надежным партнером.
Крупный российский дипломат Анатолий АДАМИШИН в беседе с обозревателем "Совершенно секретно" Владимиром Вороновым подводит итоги внешней политики России первого десятилетия XXI века и размышляет о том, как она должна измениться в ближайшем будущем, после мартовских выборов

– Анатолий Леонидович, а как принимаются сегодня решения во внешней политике?
 – Я, например, не очень хорошо себе это представляю. Когда я спрашиваю об этом своих коллег по МИДу, многие мне тоже говорят: "Не знаю!" И это, кстати говоря, сильно увеличивает подозрительное отношение к нам за рубежом: когда нет прозрачности решений, политические партнеры не знают, чего ждать. Но ведь такие упреки нам делали ещё в брежневские времена!
– О зигзагах внешнеполитической линии России последнего десятилетия можно говорить долго. Что вам больше всего не нравится, задевает или смущает как профессионального дипломата?
– Меня очень расстраивает вся эта антизападная, антиамериканская риторика. Вместе с американцами мы летаем в космос, Европе даем газ, на Западе закупаем вооружения на значительные суммы, сотрудничаем в Афганистане и, наконец, наш золотовалютный резерв в значительной степени хранится в западных банках, я уже не говорю о частных счетах. И тем не менее мы всячески американцев лягаем. Полагаю, причины этого прежде всего сугубо внутриполитические. Когда у тебя нет больших достижений во внутренней политике, а по некоторым направлениям и вовсе провал, то начинаются поиски внешнего врага, на козни которого все можно списать.
Понятно, что у американцев свой подход к жизни и внешней политике, он нас во многом не устраивает, американцев есть за что не любить, но политика не строится на любви-нелюбви и на эмоциях. И у нас с американцами гораздо больше причин сотрудничать, нежели конфликтовать. Ведь угрозы для нас сейчас общие: ядерное распространение, опасность того, что ядерное оружие окажется у международного терроризма, незаконная миграция, наркотики. Где на этих треках наши интересы и американские вступают в противоречие друг с другом? Просто не нахожу ни одного серьезного момента, по которому мы должны были бы с ними ссориться.
– Стремление к стратегическому превосходству, конечно, задевает самолюбие российской власти, но разве оно не естественно для любой великой державы? И мы такими были...
– Да, это было всегда и у всех, сегодня они сильнее, никуда от этого не деться. Если бы мы сегодня были сильнее всех, представляю, как бы мы это афишировали и использовали…
– Перемена внешнеполитического курса началась в 2000-м?
– Нет, мне кажется, это началось позже, в 2000 году мы ещё были настроены на сотрудничество с Западом, и Путина тогда, я помню, даже обвиняли в прозападной политике. Похоже, перелом произошел в 2004 году, и связано это было с Украиной – из-за разногласий в оценке "оранжевой революции". Помню, когда в 2007 году я читал в Штатах лекции, один известный политолог сказал мне: нам надо сейчас прихватывать Украину. Я спросил, почему именно сейчас? И он мне ответил: потому что через какое-то время Россия будет уже так сильна, что Украину оттяпать не даст. А зачем, спрашиваю, вообще вам Украину оттяпывать? И получаю ответ: для того, чтобы ослабить Россию. Опять спрашиваю: зачем вам ослаблять Россию? А затем, отвечает, что у вас такое руководство, которое неизвестно как принимает решения и непонятно что может выкинуть в следующий раз.
И у американцев эта линия прослеживалась вплоть до прихода Обамы и достигла кульминации в позиции по нашему конфликту 2008 года с Грузией. Понятно, что не на одних американцев надо вешать всех собак, но что было, то было…
– А потом мы ввязались в этот бессмысленный клинч по ПРО –противоракетной обороне. Фактически переговоры зашли в тупик, хотя сначала было довольно оживленное обсуждение. Не буду вдаваться в технические детали, но ведь факт, что у нас в области ПРО нет практически ничего и у американцев, по большому счету, тоже. Даже самые закоренелые наши "антиамериканисты" подтверждают, что десять, а то и больше лет нам в этой сфере ничего не будет грозить. Но если нам сейчас разругаться из-за того, что гипотетически будет (или вовсе не будет) через десять лет, если нам уже сейчас не подключиться к чисто технической работе – обмену информацией, созданию соответствующих центров, – мы вновь упустим время и опять дадим зеленый свет непосильным расходам на войну. Ведь было же предложение американцев о разного рода мониторинге, но мы его отвергли…
У нас в этом смысле тяжелое наследие: мы привыкли, чтобы нас считали великой державой. И поэтому у многих по сей день где-то в глубине сознания живет: "я лучше пояс затяну потуже, но Россия будет великой державой!" Только ведь сейчас изменилось многое, в том числе само понятие величия. Оно уже измеряется не количеством вооружений, а прежде всего тем, как живут люди. И вот нам бы наши усилия направить на то, чтобы улучшить ситуацию в экономике. Когда я работал послом в Англии, узнал такую вещь: у них критерий работы посольства – помощь бизнесу, поддержка британского бизнеса, а не политика! Хорошо бы и нам такое понимание вещей ввести в нашу дипломатическую практику. Поменьше апломба надо и больше желания работать ради конкретных целей. Ведь для безопасности России, если разобраться, сейчас серьезных угроз нет: по крайней мере, у нас нет открытых и явных врагов на уровне государств. Основные угрозы исходят от терроризма, подрывных движений, исламского экстремизма и так далее. Кстати, американцы провели подобный пересмотр угроз, поставив на первое место те, для отражения которых вовсе не требуется ядерное оружие. А что у нас на первом месте? По-прежнему возможность нанести ядерный удар по США и НАТО и обезопасить себя от воздушно-космического удара...
– Пока что абсолютно гипотетического...
– Да в том-то и дело! И как вообще можно всерьез считать, что мы, во-первых, вступим с ними в войну и, во-вторых, что дело дойдет до обмена ядерными ударами? Безопасность нам, конечно, необходима, но есть понятие надежной достаточности. Поэтому нам сейчас все наши усилия необходимо бросить на другое. Нам необходимо провести модернизацию и демократизацию страны, чтобы сделать наконец Россию местом, где люди хотели бы жить.
– Чем объясняется эта неизбывная кремлёвская любовь к тираниям и восточным сатрапиям, которые мы столь усердно поддерживаем на мировой арене? Почему мы всегда на стороне тиранов: вчера – Каддафи, сегодня Асада, а завтра костьми ляжем на защиту Ирана? Должна же логика государственного прагматизма подсказывать, что от таких политиков надо дистанцироваться?
– Тут несколько узелков затянулось, причем многие из них – еще с советских времен: те же Ливия, Сирия, Иран.... Мы ведь гнали туда оружие, за которое получали очень мало. А часто – и вовсе ничего. Зато какое было ощущение величия! Вот мы до сих пор в эти игры и играем: что плохо американцам – то якобы хорошо нам, а что плохо нам – то якобы хорошо американцам. А когда тиранов изгоняют, то получается, что мы теряем там экономические и политические позиции, а новые режимы, вне зависимости от того, демократические они или нет, поворачиваются к Западу лицом, а нам – противоположным местом. А мы на это обижаемся, словно не понимаем: если мы поддерживали тирана до конца, то разве мы могли рассчитывать на что-либо другое после его свержения? Хотя в случае с Ливией сначала мы поступили правильно, пропустив резолюцию Совета безопасности. Но потом вдруг у нас поднялся дикий ропот возмущения по поводу операции в Ливии. А после убийства Каддафи он и вовсе достиг апогея. Зачем это? Я как-то смотрел одну передачу на канале РБК: участвовали вполне, казалось, адекватные люди. Но когда зашла речь о ливийских событиях, ведущий говорит: "Давайте почтим память полковника Каддафи". И люди в студии поднялись, простояв минуту в молчании. Какая может быть минута молчания в память об этом кровавом деятеле? У нашей власти, похоже, живуче убеждение, что если какой-то правитель убивает своих граждан, то это его внутреннее дело. Как Иван Грозный считал, что "мы своих холопов казнить или миловать вольны", так, видимо, она по сей день и думает. В Сирии идет бойня, и нам здесь стоило бы занять более умеренную позицию. Но торжествует другая позиция: Сирия – наша последняя опорная точка на Ближнем Востоке, а теперь и ее не будет – туда американцы придут. Конечно, придут, потому что после падения Асада, которое неизбежно, но которому мы препятствуем изо всех сил, новые сирийские власти с нами дела иметь не захотят.
– Но разве эта политика – лишь "отрыжка" дня вчерашнего?
– Нет, конечно. Это и реверанс в сторону современных националистов. Стоит только заикнуться, что нужен пересмотр внешней политики, сразу начинается националистический вой: ах, опять они нас мордой по столу будут возить, перестанут с Россией считаться! У нас до сих пор нет понимания того, что в западных странах общественное мнение не просто существует, но реально влияет на политику. И когда люди там по телевизору видят, как Асад убивает людей сотнями и тысячами, никакое правительство не в состоянии закрыть на это глаза, сказать, что это не наше, мол, дело и мы не будем реагировать. А мы все думаем, что это делается исключительно в пику нам и нашим "интересам". Для США мы давно уже не сверхдержава, с которой надо постоянно тягаться силами и всячески стремиться ее уязвить на международной арене. В этом "соревновании" они давно переключились на Китай, а мы всё ещё играем в игры прошлого.
– Вы упомянули Китай: как вы оцениваете российско-китайские отношения и не слишком ли у нас "пламенная дружба" с этим могущественным соседом в плане связей военных и военно-технических прежде всего?
Если взять три страны с наибольшим удельным весом в валовом продукте мира, то это США – 24%, Китай – 16%, Япония – чуть меньше 16%. Россия, как не считай, не имеет в этом раскладе больше 4 %, хотя еще в 1993 году, по данным Всемирного банка, экономики России и Китая были примерно равны. И совершенно очевидно, что стержнем ближайших десятилетий будет соперничество между США и Китаем. Для нас такая расстановка может принести свои плоды. США и Китай будут заняты друг другом, а мы, если, конечно, будем проводить нормальную политику, сможем за это время серьезно подлатать наши многочисленные дыры. И вот тут самое главное, чтобы мы не свалились на сторону Китая в его соперничестве с США. Не говорю о том, чтобы мы не свалились на сторону США, – это нереально. Но мы вполне можем свалиться на сторону Китая, и это станет нашей серьезнейшей ошибкой, которая вновь затормозит наше развитие. Напомню, что, когда во время холодной войны мы бодались с американцами, Китай сидел на горе, наблюдая за схваткой двух тигров. Идеально было бы, перефразируя выражение Киссинджера, чтобы у России отношения и с Китаем, и с Америкой были лучше, чем у них между собой. Тогда мы в полной мере и сможем воспользоваться этим геополитическим фоном. А ещё, когда речь идет об отношениях с Китаем, надо бы вспомнить: некогда мы с Китаем были союзниками. А чем всё закончилось? Даманским. И ещё: в северо-восточных провинциях Китая живет сто миллионов человек, а у нас на противоположном берегу от силы семь миллионов...
– Сейчас, как подсчитали, уже не больше 3,5-4 миллионов…
– Вот! И, если вдруг, не дай бог, в Китае произойдет какой-нибудь социальный сбой, я бы не гарантировал, что они не захотят решить свои внутренние проблемы за наш счет. Ведь у них не забыт лозунг, выдвинутый Мао Цзэдуном, что Россия якобы отхватила у них территории вплоть до Урала... Предположим, здесь существует лишь один процент риска, но, если ты заботишься о безопасности страны, должен думать и об этом проценте. И о том, что, если, не дай бог, Китай попытается решить свои проблемы за наш счет, никто не придет к нам на помощь, кроме американцев. Кроме них, просто больше некому! Не оттого, что они такие хорошие или очень любят нас: просто они будут исходить из того, что, если Китай прихватит еще и эти места, он будет представлять для них ещё большую угрозу. Геополитические реалии надо учитывать, а не полагаться на стереотипы, что Америка – враг, а Китай – друг.
При этом понятно, что нам надо иметь с Китаем очень хорошие отношения. Но сотрудничество с ним необходимо вести такое, которое было бы прежде всего в наших интересах. И быть готовыми не только к благостному варианту развития отношений с китайцами...
Мир меняется на наших глазах, никто сегодня не самодостаточен, те же Соединенные Штаты группируют вокруг себя союзников, равно как и Китай пытается окружить себя сателлитами. И только одна Россия плывет в этом бушующем море в гордом одиночестве. Но мы не выберемся из беды, если будем полагаться только на себя. К какому-то берегу надо прибиваться. И совершенно очевидно, что это берег европейский. По целому ряду причин: и потому, что с Европой – наши главные торговые связи, и потому, что основные капиталовложения идут из Европы.
Почему при всей очевидности взаимных преимуществ у нас с Европой не получается? В какой-то степени – по причине европейского снобизма. Но это снобизм развитого человека по отношению к не очень развитым. И его, конечно, стимулируют все эти наши фокусы с демократией. Пока наша власть наконец не поймет, что ключевое слово в отношениях с цивилизованным миром это демократия, дорога в этот мир нам будет заказана. И наше развитие будет лишь замедляться, даже и при обрушившейся на нас манне небесной в виде заоблачных цен на нефть. У нашего человека Сталин в башке и Шенген в паспорте. Преимуществами, которые дает Европа, он готов пользоваться, а вот жить предпочитает не по законам, а по понятиям.
У нас сейчас вдруг полюбили цитировать князя Александра Михайловича Горчакова. Только цитируют лишь одну его фразу, насчет того, что Россия сосредотачивается, не вдумываясь в то, что она означает. А я попытаюсь разъяснить смысл этого афоризма при помощи другой цитаты из того же Горчакова:
"При современном положении нашего государства главное внимание России должно быть направлено на осуществление дела нашего внутреннего развития. И вся наша внешняя политика должна быть подчинена этой основной задаче".
Если перевести на доступный язык, это означает, что внешняя политика должна помогать брать по всем азимутам всё то, что нужно для России.
– И что, как внешняя политика прошедшего десятилетия справилась с этой задачей?
 – Очень серьезных ошибок, кроме разве войны с Грузией и признания Абхазии и Южной Осетии, не вижу. Но главный итог этих лет – упущенные возможности. Упущено множество шансов развивать сотрудничество с американцами, с Европой. Но надо понимать: потенциал внешней политики не реализуется из-за наших внутренних проблем. Никто не заинтересован в сотрудничестве со страной, в которой нет ни политической конкуренции, ни экономической, не работают принципы демократической сменяемости власти, а механизмы принятия решений сугубо авторитарные, непрозрачные и непредсказуемые. И сейчас мы зашли в тупик, из которого два варианта выхода: демократизация или дальнейшее закручивание гаек и усугубление "заморозков", когда недовольным скажут (в лучшем случае): "Не нравится – уезжайте".
Этот второй вариант, как вы понимает, вовсе не выход, а окончательный тупик.

Анатолий Леонидович Адамишин, известный российский дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол. Посол СССР и России в Италии (1990 – 1992 гг.), посол России в Великобритании (1994 – 1997 гг.), заместитель министра иностранных дел СССР (1986 – 1990 гг.) и России (1992 – 1994 гг.), министр РФ по сотрудничеству государств СНГ (1997 – 1998 гг.). В 1993 году был избран депутатом Госдумы от партии "Яблоко".
Просмотров: 1339
Комментариев: 0
Автор: Анатолий Адамишин
Источник: "Совершенно секретно"
Фото: "Совершенно секретно"
Тэги: Анатолий Адамишин  Горчаков. Каддафи  Асад  Внешняя политика 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Объявление о начале «ликвидации» Украины сильно запоздало
Украина попала под внешнее кураторство, все используют ее как хотят, заявила Юлия Тимошенко. И хотя громкие слова относятся ко всему периоду незави >>>


"Иордан поменял русло". Где именно произошло Крещение Господне
Православные христиане отмечают Крещение Господне. Несмотря на значимость этого события для верующих, до сих пор не установлено точно, произошло оно н >>>


О том, как русские прикрыли египетское небо. 50 лет назад была сформирована 18-я зенитная ракетная дивизия особого назначения войск ПВО
 18 января 2020 года Московский дом ветеранов войн и Вооруженных сил на Олимпийском проспекте в Москве, как уже много лет подряд до этого, гос >>>


След войны, или Украинско-польско-израильские трения. «Беспокойство» и «печаль» представителей Польши и Израиля официальному культу Бандеры на Украине не повредят
2 января 2020 года послы на Украине  –  Польши Бартош Цихоцкий и Израиля Джоэл Лион  –  выступили с совместны >>>


В Грузии захотели возобновить диалог с Абхазией. В Сухуме удивились, но согласились
Грузинская пресса растиражировала слова кандидата в президенты Абхазии Аслана Бжании о необходимости начать переговоры между Сухуми и Тбилиси. >>>


К 100-летию окончания Гражданской войны в России. Невыученные уроки прошлого чреваты большой кровью в грядущем
В новейшей истории кровавые гражданские войны были почти во всех развитых странах. Однако уже через 20–30 лет после их окончания историки зака >>>


Протесты против распродажи Украины лишились смысла. Защиты от перехода земли в собственность иностранного капитала больше не осталось
Шоу с отставкой украинского правительства служит дымовой завесой над процессами, которые идут своим чередом, независимо от мельтешения в политиче >>>


Меркель перевела Украину на ручное управление
Владимир Зеленский попытался изменить Конституцию Украины, закрепив в ней принципы «децентрализации». Его законопроект полностью игнорир >>>


«Недопремьер» Украины сыграл на слабости Зеленского
На Украине начался новый политический кризис. После того, как в Сети опубликовали аудиозаписи, где якобы глава правительства Украины оскорбляет пре >>>


Расцвету Крыма по-прежнему мешает наследие Украины
Сделано в Крыму многое, но проблемы остались, и это очень болезненные проблемы. Таков общий вывод недавнего совещания в Ялте, проведенного Владимир >>>


Поиск



Наш день

20 января — День Республики Крым
В этот день в 1991 году состоялся всекрымский референдум, на котором большинство крымчан высказались за восстановление Крымской автономии, и эту свою волю жители Крыма подтвердили на всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года. Данное решение предопределило статус Крыма в составе Украины (куда Республика тогда входила), а сама дата была учреждена как День Республики Крым , который в настоящее время является в Республике праздничным днем, согласно ст.1 Закона Республики Крым от 29 декабря 2014 года N 55-ЗРК/2014 О праздниках и памятных датах в Республике Крым.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


25 декабря 2019 года Город-Герой встречал первый поезд, пришедший с «материка» по Крымскому мосту, – легендарную «Семерочку» – поезд № 7 «Санкт-Петербург–Севастополь»

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
«Варшавянки» сильны в прибрежной зоне. «Черные дыры» – на чистую воду
Императорское Православное Палестинское общество организовало паломничество на Кипр. Часть 3
Черноморский флот: 235 лет во славу и на пользу России
Денежное довольствие военных подняли на 4%
Смотр оборонных достижений. В Конгрессно-выставочном центре «Патриот» стартовал Международный военно-технический форум «Армия-2018»
Болгария отказывается размещать у себя военно-морскую базу НАТО
Объявление о начале «ликвидации» Украины сильно запоздало
Как генсека расстреляли за унижение нацменьшинств
Севастопольский маринист слова
Реклама


Погода


Ранее
Россия и Грузия: история на все времена

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ