Об этом заявил политолог, руководитель проектов Германо-российского форума Александр Рар на проходившем в Москве научном совете Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) "О, дивный новый мир. Российское общество в посткоронавирусный период".

Прощай, ВТО. Здравствуй, протекционизм!

"Если раньше все выводили производство в азиатские страны, так как там более дешевая рабочая сила, то теперь Америка и ЕС будут пытаться ослабить Азию и вывести производство оттуда к себе назад", – говорит Рар. Азиатские же страны, по его мнению, будут пытаться сохранить производство у себя, ослабляя тем самым Америку и ЕС. Глобализация в целом останется, но изменит свои очертания.

Медиа показали себя во всей красе, и возник вопрос доверия к тем или иным источникам информации

"Я не вижу, – утверждает политолог, – будущего у Всемирной торговой организации, которая ничего не решает, да и США ее не поддерживают. Не вижу также будущего "Большой семерки", но вижу будущее G20. Печально будущее ООН и ЕС. В ЕС идет фрагментация, до какой степени она дойдет – пока что неясно". В новом мире ожидается усиление роли национальных государств и национальных экономик. Государства будут в будущем гораздо сильнее выступать в роли регулятора, возможно, начнется регионализация мира.

Сейчас угроза пандемии стала для всех важнее, чем изменения климата, проблемы миграции или страх перед атомным оружием. Кроме того, в обозримом будущем такие проблемы, как неравенство и социальная несправедливость, начнут только нарастать. Каждая политическая сила попытается сохранить себя. Во многом исходя из этих предпосылок американцы пытаются уже сегодня скупать фирмы, способные производить вакцину от коронавируса.

"Золотой миллиард" примется спасать себя, ему будет не до Африки и Ближнего Востока, в которых, учитывая многие факторы, ожидается развитие волны радикализма, исламизма и бедности. Но пока прежние элиты находятся у власти, ничего в глобальном плане не изменится.

Откат неизбежен

Руководитель центра социального проектирования "Платформа" Алексей Фирсов предположил, что даже если некоторые из изменений, возникшие в связи с коронавирусом, закрепятся всерьез и надолго – это нельзя будет назвать новой эпохой. Все равно произойдет какой-то отыгрыш, так как элиты у нас старые, у которых соответственно и старые привычки. Многие сейчас задаются вопросом: меняется ли принципиально ценностная основа, на которой стоит современный мир? И безусловных ответов на эти вопросы ни у кого нет. Например, переосмысление отношений власти и человека.

"Здесь происходит серьезный надлом, когда человек понял, что власть ограничена в своих компетенциях", – считает Алексей Фирсов. Но у многих, по его мнению, оставляет вопросы тот факт, что стратегия борьбы с эпидемией и сегодня аналогична той, какая была в XV веке, не возникло никаких принципиально новых подходов.

Вторым моментом, который, по мнению эксперта, сейчас волнует всех, является осознание хрупкости мира. Если раньше предполагали, что угроза исходит от самих себя, то теперь явственно проявился внешний фактор.

Третий момент, который взволновал всех, – типично российский: многие решили, что среда безмерно устарела, хочется нового, которое трудно сформулировать, но ясно лишь, что старое уже не работает.

"Есть социологические замеры, подтверждающие – имеется запрос на новые свободы и снижается интерес к администрированию. Если измеренные ценностные изменения скомбинировать, мы получим зарю нового мира", – добавил эксперт.

Дурят народ или нет?

Несмотря ни на какие утверждения о том, что возникшие из-за коронавируса ограничения в передвижении подписывают приговор идее глобализации, она жива и будет жить. Об этом заявил глава исследовательской группы "Циркон" Игорь Задорин. Это подтверждается тем, что "на самом деле очень многие структуры в этом кризисе показали свою устойчивость. И сегодня мы можем говорить, что все субъекты, которые двигали кризис, сохраняют позиции со своими намерениями, ценностями, целями".

Глобализация, по его мнению, останется в повестке дня еще и потому, что кризис показал согласованность национальных элит, высокую степень приверженности общим моделям поведения, согласованность действий как в реакции на кризис, так и в управлении им. Более того, никуда не денется мировое разделение труда.

"Кроме того, высокая согласованность массмедиа также говорит о том, что мир глобальный и не будет разделяться, как многим показалось, хотя некоторые с радостью стали представлять мир с новыми границами, чертить их. Все равно будут некие общие и большие консолидации разных государств. Империи не в том понимании, как было раньше, а в социокультурном плане – и североамериканская, и евразийская, и китайская, как они фактически есть сейчас", – добавил эксперт.

При этом, по его мнению, навряд ли кто-то станет спорить с фактором серьезного влияния новых цифровых технологий на нашу жизнь и с тем, что данное влияние в период коронавирусного кризиса только усилилось. Хотя усиление произошло далеко не в последнюю очередь в связи с ярко выраженной заинтересованностью некоторых субъектов в том, чтобы оно случилось.

Кроме того, Игорь Задорин констатировал фундаментальный раскол на тех, кто включен в культуру страха, боязни, мобилизации от коронавирусной заразы, и тех, кто увидел за всем этим высокосогласованные действия информационных и политических элит.

"И если будут доминировать те, кто не верит в реальность угрозы и кто почувствует за всем этим глобальный обман, то их отношение к активным элитам и процессам, которые станут развиваться, станет другим – тогда начнут развиваться процессы отката от новаций, – говорит Игорь Задорин. – Те, кто поверил в культуру страха, переживут очень серьезную психологическую травму после того, как выйдут из этого состояния. Это как синдром возвращения с войны. А что они защищали? Более того, они примутся оправдывать свои опасения и ругаться с теми, кто относил себя к ковидоскептикам".

Ставка на пузыри

Несмотря ни на что, ситуация с влиянием пандемических тенденций остается подвижной, продолжил председатель совета Фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба "Валдай" Андрей Быстрицкий. Во многом, по его мнению, причины нынешней ситуации заключаются в ослаблении солидарности между государствами. Плюс к тому "коронавирус показал, что информационный поток нас просто захлестывает. Медиа продемонстировали себя во всей красе, и возник вопрос доверия к тем или иным источникам информации. И когнитивный диссонанс восприятия реальности является очень важным". Весьма значимым моментом, как он считает, является различие точек зрения, какой граждане России после кризиса видят свою страну: "Конечно, присутствует интеллигентская мантра, что Россия не такая, как все, но она скорее всего будет пересмотрена. И это "открытие России", которое в очередной раз произойдет, вероятно, многих удивит".

Будут ли пересмотрены отношения общества с властью после этого – не факт. Может быть, откроется пространство для другой конфигурации политических сил, считает Андрей Быстрицкий. Кроме того, по его мнению, имеющаяся сегодня ситуация очень подвижна, это говорит о том, что процессы, которые сейчас видят все, начались давно: "Мир разрушается, распадаются традиционные связи, ослабляется конфигурация взаимодействия. И коронавирус лишь ускорил эти процессы. При открытии границ образуются "пузыри взаимодействия", примером чего можно назвать совместное решение стран Балтии открыть границы между собой с 15 мая". Давно обсуждается вопрос "привнесения морали в политическую повестку", но комментируя данный вопрос, следует вспомнить, что человеческая природа устойчива и какое-то глобальное изменение политических повесток дня разных стран маловероятно.

"Хотя хотелось бы, чтобы после таких испытаний на какое-то время морально-этические и человеческие соображения играли большую роль, чем обычно", – продолжил Андрей Быстрицкий.

Но наиболее радикальную точку зрения о том, что нас ждет, высказал глава экспертного совета Экспертного института социальных исследований, политолог Глеб Кузнецов. По его мнению, произойдет ментальный откат общества лет на 80–100 назад. Экологическая повестка, по его мнению, не найдет поддержки в массе беднейших людей – Европа уже отказалась от ряда природосберегающих ограничений, возвращается к пластику, упаковкам, до недавних пор считавшихся "неправильными".