Главное – тот факт, что сирийские вооруженные силы начали активное наступление в провинции Идлиб, захватили Хан-Шейхун. А поскольку Турция взяла на себя обязательства по умиротворению в этом регионе и не смогла выполнить их, то основной темой переговоров наверняка была просьба Эрдогана повлиять на Дамаск. Задача турецкого президента – каким-то образом защитить в Идлибе интересы своих сторонников, которым выгодна опека Анкары над этой территорией, в первую очередь речь идет о "Братьях-мусульманах". Начало сирийского наступления изменило ситуацию и потребовало от Эрдогана срочного решения. Соответственно скорее всего он просил неких гарантий для своих сторонников и объяснял, где те могут влиять на ситуацию в Идлибе, а где нет. В частности, Хан-Шейхун – город, который контролировали противники "Братьев-мусульман" – ваххабиты. Но если под раздачу попадут именно "Братья" – не начинать же по этому поводу турецко-сирийскую войну. Потому и потребовалось обсудить ситуацию, найти решение. Остальные вопросы – об экономическом и военно-техническом сотрудничестве – шли дополнением к основной теме.

Задача турецкого президента – защитить в Идлибе интересы своих сторонников, которым выгодна опека Анкары над этой территорией

Надо понимать, что основную поддержку своей Партии справедливости и развития Эрдоган получает как раз от "Братьев-мусульман", а кресло под ним сейчас шатается. Я уже говорил, что некоторые люди на Западе не прочь провести "украинизацию" Турции и "януковичизацию" ее президента ("Турции готовят украинский сценарий"). Слишком много различных сил недовольны тем, что он остается у власти столь долго. Но Эрдоган – своего рода "электоральный гений", постоянно побеждает с цифрами порядка 52–54 процента, в его талантах политтехнолога можно не сомневаться. Но Стамбул, Измир и Анкару на муниципальных выборах он потерял, и если теперь лишится поддержки турецких "Братьев-мусульман", ситуация для него станет совсем плачевной.

Турки, надо отметить, вовсе не считают Идлиб своей бывшей территорией, понимая, что Сирия – чужая страна, арабы – совсем другая нация. Соплеменников, именуемых туркоманами, в этих краях проживает сравнительно немного. Да, Эрдоган довольно серьезно вкладывался в эти территории, строя больницы, развивая инфраструктуру, но связь тут скорее основана на религиозных принципах, нежели на этнических. Турецкие "Братья", молчаливое суннитское большинство, именно сирийских единоверцев воспринимает как своих, а туркоманов поддерживает постольку-поскольку. И защищая "Братьев-мусульман" в Идлибе, Эрдоган в первую очередь думает о том, что подобное необходимо для сохранения его позиций во власти.

Саид Гафуров,
руководитель направления "Восток" портала Правда.ру