За каталонцев неожиданно вступилась Великобритания. Правда, поддержка пока только политическая. Между тем эксперты, политологи и журналисты продолжают обсуждать, как можно выйти из кризиса: что следует делать Мадриду и чем способна ответить Барселона, как ситуация скажется на Евросоюзе, на мировой экономике и туризме. "Военно-промышленный курьер" разбирался, какие силовые действия против непокорной провинции есть в арсенале Испании.

Расклад сил

В выступлениях экспертов часто утверждается, что силовая операция маловероятна. Полицейские подразделения Каталонии подчиняются местным органам власти и оказывают серьезную поддержку сепаратистам. Достаточно вспомнить, что в преддверии референдума Мадриду пришлось перебросить в провинцию подкрепления из других регионов страны. Более того, при разгоне митингов местная полиция демонстративно становилась между протестующими и пришлыми силовиками.

Среди каталонских лидеров нет таких, которые могли бы из подполья руководить борьбой с испанской агрессией

Организационно-штатная структура испанского МВД характерна для многих западных стран. Полицейские подразделения подчиняются правительствам республик. Местные органы власти также отвечают за их содержание, оснащение и экипировку. Фактически на МВД возложена обязанность по написанию ведомственных стандартов, выработке тактики и методики действий, ведению законодательной базы.

Между тем в руках Мариано Рахоя есть серьезный аргумент. Это гражданская гвардия (Guardia Civil – GC). Фактически это аналог нашей Федеральной службы войск национальной гвардии.

Правда GC в отличие от ФСВНГ не выведена в отдельную федеральную службу, гвардейцы находятся в подчинении МВД и Минобороны. И это весьма печально для Каталонии – GC будет неукоснительно выполнять решения правительства Испании. Гвардейские части и подразделения уже находятся на территории мятежной республики.

Пока правительство Испании задействовало только группы GRS (Grupo de Reserva y Seguridad), отвечающие за патрулирование и борьбу с массовыми беспорядками. Но в структуру гвардии входят и два спецподразделения. Unidad Especial de Intervencion (UEI – специальный отряд вторжения) – аналог российского 604-го Краснознаменного центра специального назначения. Бойцы UEI имеют широкие навыки проведения различных специальных операций в городской местности, причем как на территории страны, так и за рубежом. Второе спецподразделение – Unidad de Accion Rural (UAR– отряд для действий на пересеченной местности). Название говорит само за себя – его сотрудники ведут поиск и уничтожение террористов в лесу и горах.

Помимо силовых подразделений гражданская гвардия располагает собственным авиационным парком, а также структурами, занимающимися контролем средств передачи информации и каналов связи. Они же могут размещать подслушивающие и считывающие устройства.

Испанскому правительству подчиняются и вооруженные силы. Многие эксперты еще до референдума утверждали, что задействовать армию Рахой не сможет. Как и в США, в законодательстве Испании есть пункт о неиспользовании военных на территории страны. Но существуют нюансы. Привлечь вооруженные силы можно в случае различных чрезвычайных ситуаций. И как раз введенная в действие статья 155 позволяет инициировать использование военных. Конечно, маловероятно, что Мадрид введет в Каталонию войска, но солдат и офицеров можно задействовать для патрулирования городов и сельской местности.

АТО для Барселоны

Первый вариант, который сразу же стал обсуждаться в СМИ, – массированное вторжение: испанское правительство вводит в Каталонию значительные силы гражданской гвардии, привлекает большое количество полицейских со всей территории страны, убирает приверженцев сепаратизма от власти и разгоняет местные органы правопорядка. Далее управлять республикой, как и предписывается 155-ой статьей, будут напрямую из Мадрида.

Такой вариант плох для правительства Испании по всем пунктам. Во-первых, операция может серьезно затянуться. И каждый лишний день гарантированно будет увеличивать вероятность столкновений между силовиками и протестующими, которые рано или поздно закончатся смертельным исходом. После первых жертв последствия уже непредсказуемы. Понятно, что Брюссель не заинтересован в усилении сепаратизма и функционеры ЕС закроют глаза на происходящее. Но что скажут граждане остальной Испании? Все может дойти до политического кризиса, отставки правительства и повторных выборов. А напряженность распространится и на Евросоюз.

Во-вторых, важная задача испанского правительства – нейтрализовать не только правительство и парламент сепаратистов. Куда важнее заменить каталонскую полицию. При этом остроту моменту добавляет тот факт, что неизбежно начнется рост преступности. Различные противоправные элементы, почувствовав слабину власти, активизируются. Придется задействовать полицейских со всей территории Испании. А согласятся ли на такое местные органы остальных испанских провинций? Тут важную роль будет играть финансовый вопрос: кто платит откомандированным полицейским – федеральный бюджет или местные?

Между тем правительство явно не намерено отступать. С самого начала волнений Мадрид стал готовиться к силовому решению. Еще до референдума в Барселоне и нескольких ключевых районах Каталонии были размещены спецподразделения GC. Под видом борьбы с беспорядками в ходе выборов испанские силовики перебросили в провинцию дополнительные резервы. Но как отмечают журналисты, пока Мадрид не спешит задействовать всю созданную группировку.

Без хирурга – никак

Наиболее выгодный для Мадрида вариант – быстрая силовая акция спецподразделений, носящая точечный характер. Несмотря на громкие протестные акции, в Каталонии достаточно сильно движение юнионистов, противников независимости. А большая часть населения провинции пока не определилась со своим отношением к происходящему.

Цель акции – в течение нескольких часов захватить основных лидеров сторонников независимости Каталонии. Облегчает работу спецназовцам структура политического движения сепаратизма, среди ее лидеров нет людей, которые могли бы перейти на нелегальное положение и руководить борьбой с "испанской агрессией" из подполья. Напрашивается сравнение с недавним путчем в Турции. Тогда мятежные военные также оказались беспомощными. И когда их план развалился, покорно сдались властями, а потом пошли под суд.

Почти все лидеры-сепаратисты привыкли к открытой публичной жизни и скорее всего не представляют себе иной. Когда испанское правительство официально объявило о роспуске каталонских органов местного самоуправления, политики продолжали спокойно ходить в парламент и правительство. Нет у лидеров сепаратизма и мощной охраны.

Вряд ли их блокирование пройдет со стрельбой, взрывами и штурмами. Скорее это будет напоминать задержание в 2013 году мэра Махачкалы Саида Амирова. Бойцы спецподразделений и правоохранители аккуратно вошли в дом и взяли градоначальника под стражу. Менее чем через час он был отправлен самолетом в Москву.

С другой стороны, работу испанских спецподразделений осложняет необходимость задержать большое количество людей в сжатые сроки. При этом в двух отрядах специального назначения GC не так уж много сотрудников. Можно выдвинуть смелую версию: испанским силовикам поможет Евросоюз. К примеру, ФРГ и Франция вполне могут представить бойцов KSK, GSG-9 и GIGN. Эти спецподразделения имеют богатый опыт проведения скрытных задержаний различных преступных элементов, в том числе и за рубежом.

После ареста лидеров сепаратистов на улицы будут выведены подразделения GC. Их задача – сбить первую волну беспорядков и протестов. В это время власть перехватят представители юнионизма, а к ним присоединятся граждане, ранее занимавшие нейтральную позицию.

Необратимость наказания

Главный риск любой сложной операции – ошибка хирурга. Достаточно неверного движения руки, и результат окажется печальным. Так и в случае с возможной испанской силовой операцией в Каталонии. Критически важный показатель – время ее проведения. В идеале надо уложиться в два-три часа, и если в срок не успеть, то на улицу выйдут граждане, которые начнут противодействовать правоохранителям. И тогда риск случайных жертв сильно возрастет, что приведет к непредсказуемым последствиям.

Второй критически важный показатель – разведывательная информация. Достаточно упустить две-три ключевые фигуры, и вся операция окажется под угрозой. И жители провинции опять-таки выйдут на улицы, начнутся столкновения с GC.

Нельзя забывать, что даже в самых мирных регионах с законопослушными гражданами протесты могут перерасти в столкновения, а потом и в бои. Поэтому правительство Мариано Рахоя вместо быстрого подавления сепаратистов вполне может получить массовые протесты, стычки с правоохранителями. И тогда дальнейшее развитие ситуации не будет отличаться от того, что бы было в случае массового ввода силовиков.

В истории Испании двадцатого века есть важное для понимания ситуации событие – гражданская война. В 30-е многим казалось, что можно обойтись без столкновений и решить проблему миром. К сожалению, все превратилось в глобальный конфликт, в котором помимо испанцев приняли участие многие зарубежные страны. Результат: тысячи жизней и разрушенная страна. Остается задать вопрос, уверены ли в Мадриде в том, что испанская трагедия прошлого века не повторится.