Парламент и правительство Молдавии настаивают не только на выводе российских миротворческих сил из региона, но и на более активном участии США и Румынии в решении приднестровской проблемы. Последнее на практике означает по сути насильственную реинтеграцию под эгидой НАТО. Как следствие ухудшается социально-экономическая ситуация в ПМР, и она едва ли улучшится без политической и финансовой поддержки со стороны России. Такие оценки были высказаны в ходе "круглого стола" "Сотрудничество России и Приднестровья".

Отрицание выдающейся миротворческой роли России квалифицируется как уголовное преступление

Делегацию ПМР на форуме возглавляли премьер-министр Александр Мартынов и председатель Верховного совета Александр Щерба. Столь высокий уровень обусловлен сложностью обстановки. В ПМР опасаются провокаций со стороны кишиневско-бухарестского тандема, имеющих целью поставить миротворческий контингент РФ в Приднестровье под надзор ООН и ЕС, а по сути – под контроль НАТО. Параллельно усиливается кампания против ее президента Игоря Додона. Ряд западных экспертов уже называют его "молдавским Януковичем", а ситуацию с Донецкой и Луганской республиками экстраполирует на Приднестровье.

Обстановку нагнетает смычка киевских властей с набирающей обороты реваншистской фрондой в Кишиневе. Внешнеэкономические связи ПМР возможны только через Молдавию или Украину. Между тем Кишинев и Киев почти синхронно ужесточают таможенный режим на границах с ПМР, чинят и другие препятствия.

По оценке представителя Верховного совета ПМР в РФ Ольги Гукаленко и большинства участников форума, при сохранении таких тенденций экономика Приднестровья будет ввергнута в более глубокий, нежели сейчас, кризис, притом бессрочный. Это прямая угроза суверенитету и самому существованию ПМР, ибо уже сегодня уровень износа основных фондов в экономике и социальной сфере республики составляет минимум 70процентов, а бюджетный дефицит растет чуть ли не ежемесячно.

Что касается миротворческой миссии в регионе, президент ПМР Вадим Красносельский подтвердил: "Его основа – это российские войска. Они были и остаются основными гарантами суверенитета ПМР и мира в нашем регионе. Но кампания за то, чтобы их выдавить, усиливается. Тем более что Конституционный суд при поддержке парламента квалифицировал присутствие этих войск как незаконное".

Напомним, что в составе миротворческих сил есть также воинские части Приднестровья, Молдавии и 10 военных наблюдателей Украины. Но "реинтеграторы" инициируют при поддержке Киева включение в эти силы контингентов Румынии и США, как вариант – направляемых от имени ООН. Очевидно, что такой проект, по оценке участников "круглого стола", нацелен на постоянное присутствие НАТО в регионе.

Александр Щерба выразил общее мнение, подчекнув, что роль России по сохранению мира на Днестре уже в течение 25 лет – это уникальная миротворческая операция. Чтобы обуздать провокаторов, в УК ПМР введено положение о том, что отрицание и/или искажение выдающейся миротворческой роли России квалифицируется как уголовное преступление.

Тем временем высокоиндустриальный эксклав на юго-западе СССР, как именовали Приднестровский регион многие зарубежные эксперты еще в 60–70-х годах, под воздействием негативных тенденций рискует уже в ближайшее время оказаться в экономическом коллапсе, если не начнет получать системную помощь. Тем более что внешние хозяйственные связи республики издавна сориентированы в основном на Россию. Доля Приднестровья в промышленном производстве Молдавии уже с середины 50-х достигала 75–80 процентов, а в совокупном ВВП – не менее 40 процентов, отмечалось на форуме. Сегодня об этом приходится лишь вспоминать.

Наряду с военно-политическими факторами не стоит забывать, что именно через Приднестровье проходит один из основных экспортных газопроводов России, транспортирующий голубое топливо в Румынию, Болгарию, Грецию, Македонию и балканскую часть Турции. Те, кто обостряет ситуацию, наверняка полагают, что поскольку Москва заинтересована в стабильной работе "трубы", то она скорее всего увеличит помощь ПМР, но вряд будет активнее противодействовать реваншистам как в Кишиневе, так и в Бухаресте.

Алексей Балиев,
политолог