В последние годы к этому добавились энергетические проекты, а также проходящие через страны Балканского полуострова нелегальные маршруты беженцев и мигрантов из государств Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока в Европу. В результате регион Балкан приобретает во многом ключевое значение в системе внешнеполитических приоритетов ключевых мировых игроков, к числу которых исторически относится и Россия.

Если оценивать развитие ситуацию с этой точки зрения за последние месяцы, то необходимо признать потерю своих позиций Европейским союзом. Это касается как перехода посреднической роли в переговорах Белграда и Приштины от Брюсселя к Вашингтону, так и общего нарастания разочарования в ЕС со стороны общественного мнения балканских государств, недовольных фактическим параличом центральных институтов Евросоюза в борьбе с пандемией коронавируса и миграционной проблемой, а также углубляющимися противоречиями в рядах самой организации. Не случайно специальный представитель Евросоюза по диалогу между Сербией и Косово Мирослав Лайчак поспешил заявить по итогам своей встречи 15 октября с дипломатическим представителем США в Косово Филипом Коснеттом, что Евросоюз и США разделяют одни и те же интересы в регионе Западные Балканы, - явно рассчитывая на подключение европейцев к тем региональным проектам, о которых делегации Белграда и Приштины договорились в начале сентября в Вашингтоне без европейцев. [1]

При этом Евросоюз не скрывает, что намерен переломить ситуацию с помощью масштабных финансовых вливаний. В начале октября Евросоюз обнародовал проект инвестиционного плана для Балкан, предусматривающий вложения в регион в предстоящее десятилетие объемом до 20 млрд. евро. А в рамках мандата нынешней Еврокомиссии до 2024 года на балканские проекты выделяется 9 млрд. евро. [2]

Однако это расчеты, что называется, на перспективу. Сегодня же Россия и США явно переигрывают Евросоюз. Москва в последнее время предприняла активные усилия по укреплению собственных позиций на Балканах и, в частности, в Сербии, которой принадлежит во многом ключевое значение в экономической и инфраструктурной географии региона. "Балканы - важный геостратегический приоритет России, которая стремится использовать нынешний относительный вакуум, когда многие страны региона еще не слишком приблизились к ЕС. Свою балканскую стратегию Россия строит главным образом через Сербию, которую считает ключевым партнером в регионе", - не без оснований отмечает комментатор хорватского издания Jutarnji list Владо Вурушич.

В рамках данной стратегии Россия уделяет повышенное внимание не только торгово-экономической, но и военно-политической сфере сотрудничества. В частности, на днях власти Сербии подтвердили, что в стране будет открыто представительство российского министерства обороны в целях "оказания поддержки и оперативного решения вопросов военно-технической помощи и военного сотрудничества". [3]

Что же касается экономики, то российские проекты в энергетической, транспортной, инфраструктурной, торговой областях и опыт взаимодействия с балканскими странами могут быть органично вписаны в те договоренности, которые в последние месяцы разработали или уже заключили страны региона и их международные партнеры. Так, в 2013 году российская компания "РЖД-Интернешнл" подписала соглашение с правительством Сербии о модернизации железных дорог. Через систему кредитов и поставок Россия уже вложила в эту сферу свыше 830 млн. евро. Одно из соглашений предусматривает строительство единого железнодорожного диспетчерского центра в белградском районе Макиш. Работы по его созданию финансируются из нового российского кредита, составляющего 230 млн. евро, а их завершение запланировано до 2025 года. Реконструкция железнодорожного участка Белград–Бар при активном российском участии создаст ключевой балканский транспортный узел. Как подчеркнул в этой связи чрезвычайный и полномочный посол России в Сербии Александр Боцан-Харченко, проект по строительству единого диспетчерского центра полностью соответствует стратегическому партнерству двух стран. Он предоставит Сербии возможность подключиться к трансъевропейским коридорам, что обеспечит транзит товаров из стран Центральной Европы в порты Болгарии, Греции и Черногории. [4]

Активные инвестиции России в развитие транспортной инфраструктуры Балкан позволяют Москве диверсифицировать собственную политику в регионе и отойти от чрезмерного акцента на энергетической составляющей. Вместе с тем, это отнюдь не свидетельствует об ослаблении российских позиций на энергетическом поле, – где дополнительные возможности открывают проекты подключения балканских государств к инфраструктуре газопровода "Турецкий поток" с выходом на создание трансбалканского маршрута в направлении Австрии. Говоря о нынешнем состоянии и перспективах сотрудничества Москвы с балканскими столицами в энергетической сфере, российский министр иностранных дел Сергей Лавров напомнил в своем интервью хорватской газете Vecernji list, что Россия "на протяжении многих десятилетий была и остается надежным и честным партнером в плане поставок энергоносителей. В Загребе это очень хорошо известно. Как и то, что никакой политической подоплеки газовые контракты с нами не имеют, речь идет о чистой коммерции. Разговоры о пресловутой "зависимости" Хорватии и других европейских государств от российского газа мы, конечно, слышали, но ничего, кроме стремления посеять необоснованные сомнения, в них не находим. Никому и ничего не навязываем, а все заключенные контракты исполняем со всей ответственностью". [5]

Активизация торгово-экономического сотрудничества России с балканскими государствами представляется еще более важной задачей в условиях глобального спада мировой экономики, который нанес серьезный ущерб, в том числе, отношениям Москвы с балканскими столицами. В частности, как отметил Сергей Лавров в интервью "Афинскому – Македонскому агентству новостей", "пандемия коронавируса стала вызовом как экономикам наших стран, так и двустороннему торгово-инвестиционному сотрудничеству". По итогам января-июля текущего года товарооборот России и Греции сократился на 16,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. "Предстоит плотная совместная работа по восстановлению, как минимум, докризисного уровня", - подчеркнул в этой связи глава российского внешнеполитического ведомства. [6]

Вместе  с тем, оценивая перспективы реализации российских проектов на Балканах, следует иметь в виду, что ключевые вызовы для них исходят от противодействия или конкуренции со стороны не только ЕС или США, но и других стран, стремящихся укрепить собственные позиции в регионе, - в первую очередь, Турции и Китая. Это, в свою очередь, настоятельно требует от Москвы, с одной стороны, наращивать собственные усилия, а с другой – выходить на конкретные договоренности более общего характера с Анкарой, Пекином и другими столицами.

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Примечания:

[1] URL: https://regnum.ru/news/3091166.html

[2] URL: https://www.kommersant.ru/doc/4548030

[3] URL: https://www.kommersant.ru/doc/4548030

[4] URL: https://balkanist.ru/infrastruktura-balkan-yabloko-razdora-dlya-mirovyh-derzhav-ili-zalog-ekonomicheskogo-blagopoluchiya/

[5] URL: https://interaffairs.ru/news/show/27912

[6] URL: https://interaffairs.ru/news/show/27889

Читайте другие материалы журнала "Международная жизнь" на нашем канале Яндекс.Дзен.