Опрос

Севастополь - отдельный субъект Федерации, город с особым статусом. Оправдан ли этот статус в современных условиях?
Абсолютно, в полной мере
В большей мере "ДА"
В большей мере "НЕТ"
Этот статус городу не нужен вообще
Этот статус утрачен по факту
Не разбираюсь в этой проблеме
О Севастополе ничего особо не знаю



Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
ДВИЖЕНИЕ ПОДДЕРЖКИ ФЛОТА ПРОВЕДЕТ ПАРУСНУЮ РЕГАТУ В ПОДМОСКОВЬЕ
Константинополь признает украинских раскольников по «бандеровской» схеме
Путин обсудил с Совбезом ситуацию с автокефалией на Украине‍
Об изменении планов России в Идлибе. Что дали сочинские договорённости Путина и Эрдогана
Путин принес соболезнования в связи с гибелью военных при крушении Ил-20
Судьбу Минских соглашений решит Порошенко. В контактной группе по урегулированию в Донбассе ждут, кого Киев пришлет на смену Кучме
Детали излишни: Украина больше не нужна России - она полностью заменила украинские комплектующие для военной техники
Ил-20М: трагедия, которую никто не ждал. Гибель самолета стала причиной кризиса в российско-израильских отношениях
ВМФ предлагают проект ущербного авианосца?
ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ: дела и люди. В День машиностроителя Губернатором отмечены опыт и профессионализм судоремонтников
Новые правила в Босфоре и Дарданеллах. По информации турецких источников, новых пунктов, дополнивших действующие правила, восемь
Грузооборот Таганрогского порта по итогам I кв. 2016 года снизился на 39% до 231 тыс. тонн
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Немного о разведке: о ней много не скажешь...


2012-03-04 18:43 Юбилей
Помощником начальника разведки 5-й эскадры ВМФ я был назначен в 1983 году после окончания Военно-морской академии. Прослужил в этой должности три с лишним года. По предложению командования уже 5-й флотилии ВМФ (с 31 декабря 1985 г. эскадра переведена в статус флотилии) меня повысили в должности – назначили в 1986 году начальником разведки 5-й флотилии ВМФ.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, мне довелось прослужить на боевой службе в Средиземном море в штабе эскадры (флотилии) "под знаменами", как это называлось в "старые добрые времена", командира 5-й эскадры ВМФ вице-адмирала В.Е. Селиванова и командующих 5-й флотилией ВМФ вице-адмиралов В.И. Калабина (первый командующий флотилией) и В.Г. Егорова. Сразу скажу: считаю поименованных мною командиров и командующих выдающимися военно-морскими начальниками, в службе которых, в их командовании и управлении силами эскадры (флотилии), а также в руководстве ее штабом и взаимоотношениях с его офицерами многому можно было поучиться и взять как пример для подражания. Я лично много воспринял от них именно в их служебной деятельности, как пример, которому следовал в дальнейшей своей службе. Но это я высказал, чтобы отдать, хоть и через два с половиной десятка лет, дань уважения к моим бывшим начальникам, в порядке некоторого вступления к своим воспоминаниям о сложной, временами тяжелой, но насыщенной различными событиями и интересной боевой службе в Средиземном море.

ЧТО МОЖНО сказать о системе военно-морской разведки нашей флотилии на Средиземном море? Вообще говоря, разведка в целом (и в том числе ее составная часть – военная разведка) – это весьма специфическая отрасль деятельности со своими закрытыми зонами, тайнами (в том числе агентурной спецификой) и рядом особенностей, которые скрыты от посторонних, непонятны даже многим военным специалистам, известны и воспринимаемы только профессионалами-разведчиками. Военно-морскую разведку, как составную часть военной разведки и всей системы разведывательной службы государства, можно характеризовать таким же образом.

 

При проходе Босфора наши корабли, идущие в Средиземное море и обратно, обязательно сопровождаются натовскими разведывательными катерами, а то и двумя.

 Во время моей службы на Средиземном море разведка эскадры (флотилии) представляла собой отлаженную еще первыми начальниками разведки эскадры (такими профессионалами разведывательной службы как известные в разведке ВМФ капитаны 1 ранга В.А. Кокурин, Л.П. Бояринцев, Г.П. Милосердов, Ю.М. Молдованов, Э.Г. Цеквава и др.) четко действующую систему, обеспечивающую командование и штаб эскадры (флотилии) в целом исчерпывающими и доскональными сведениями о вероятном противнике на театре.

 

 Советские противолодочные Ил-38 также решали задачи разведки. Наш самолет в районе действия американской АУГ. Восточное Средиземноморье. 1983 г.

Конечно, в мое время возможности разведки эскадры (флотилии) были несколько сужены по сравнению с периодом 1969–1972 гг., когда в Египте дислоцировалась эскадрилья нашей морской авиации и в разведывательной деятельности в интересах эскадры активно действовали разведывательные самолеты Ту-16р, а также противолодочные Ил-38 и Бе-12. Но в целях авиационной разведки мы по обстановке привлекали штатные корабельные вертолеты таких кораблей, как большие противолодочные корабли проектов 1134А, 1134Б и, конечно, противолодочных крейсеров проекта 1123 "Москва" и "Ленинград", когда они находились в составе наших сил на театре. При действиях в составе флотилии ТАВКР "Киев" его палубная авиация, в первую очередь штурмовики Як-38, также выполняла при необходимости задачи разведки.

Но по-прежнему наиболее значительная часть развединформации добывалась нашими группами ОСНАЗ и средствами радиоразведки. И даже когда американские авианосцы, начиная развертывание с кораблями охранения в назначенные им районы, действовали в режиме радиомолчания, мы их обнаруживали и наводили на них наши корабли непосредственного слежения. Ну, а визуальную разведку на театре вели, как это было всегда отработано, все корабли и суда в районах своих действий и на переходах.

 

  На линии ливанских тервод. Задачи решает МРЗК "Курс". В территориальных водах американский линкор "Нью-Джерси". 1983 г.

В деятельности сил и средств разведки флотилии бывали свои успехи, достижения, допускались иногда, что вполне естественно, и разного рода ошибки. Но крупных провалов в обеспечении командования и штаба флотилии разведывательными данными по обстановке на театре во время моей службы на эскадре и флотилии не было.

В то же время возникали и различные, порою весьма сложные ситуации и случаи.

ТРИ ПАМЯТНЫХ ЭПИЗОДА

Память сохранила три наиболее яркие эпизода из жизни разведки эскадры.

ПЕРВЫЙ ЭПИЗОД – зачетно-тактическое учение 5-й флотилии (ЗТУ) под руководством ГК ВМФ адмирала флота В.Н. Чернавина.

В группе офицеров ГШ ВМФ был вице-адмирал Н.Я. Ясаков, он же начальник управления противолодочной борьбы, а в прошлом – командир 8-й оперативной (Индийской) эскадры – большой знаток разведки и тактики действий многоцелевых атомных ПЛ.

После окончания этапа планирования (разработки всех документов по учению) началось заслушивание. Ведущих специалистов заслушивал вице-адмирал Ясаков. Первым, как везде и всегда, заслушивается начальник разведки.

Я знал Николая Яковлевича Ясакова со слов офицеров, знающих его или служивших под его началом. Мне говорили, что он – дока в военно-морском деле, очень придирчивый и дотошный, мало кого удостаивает своей похвалы и редко остается довольным результатом работы. Но, прослужив под началом контр-адмирала Селиванова долгое время, я уже, можно сказать, не боялся никого. Много было у нас всяких проверок. Ко мне, как правило, претензий не было, я к ним уже привык, отработал свои доклады и надеялся, что и в этот раз у меня будет всё нормально.

После моего доклада, выводов из оценки обстановки и плана разведки ко мне последовала масса вопросов со стороны вице-адмирала Ясакова. Я на них отвечал, даже спорил с ним, доказывал свою правоту. Он в чём-то со мной соглашался, в чём-то – нет. Давал мне различные задания, после чего заслушивал меня опять и опять. Ясаков настолько был увлечён вопросами организации разведки на флотилии и тактикой действия ПЛА на Средиземном море, что, казалось, забыл о других офицерах штаба, которых собирался заслушать.

Мой доклад ему продолжался с небольшими перерывами несколько часов, из-за чего у него не осталось время на других специалистов. Офицеры штаба потом говорили мне, что я спас их от неприятностей, и впредь обещали меня первым подставлять под такие проверки.

В итоге на ЗТУ я получил отличную оценку. И на разборе Ясаков сказал командующему флотилии контр-адмиралу Егорову буквально следующее: "Владимир Григорьевич! О своём начальнике разведки ты должен знать всё, вплоть до того, кто его прабабушки и прадедушки, и слушать его. Как он доложит обстановку, так и действовать, от его доклада будет зависеть жизнь эскадры".

Я всегда имел своё мнение, отстаивал его на всех уровнях, зная, что от моего доклада зависит моя судьба. Я имею в виду боевую обстановку. После моего заслушивания и оценки меня вице-адмиралом Ясаковым я ещё больше утвердился в своём мнении и старался следовать ему всегда.

Я привел этот эпизод не для того, чтобы сказать, какой я умный и хороший, а для того, чтобы показать, как однажды чуть было не рухнула моя военная карьера из-за моей "разведческой" упрямости, не желания изменить своё мнение.

ВТОРОЙ ЭПИЗОД – ЗТУ 5-й флотилии под руководством командующего ЧФ адмирала М.Н. Хронопуло. По плану ЗТУ на игре по вводным офицеров оперативного управления штаба флота я наводил корабль непосредственного слежения (КНС) на авианосец "Эйзенхауэр". На театре находилась ещё одна АМГ (флагман – авианосец "Кеннеди"). С учетом боевых возможностей авианосных многоцелевых групп командующий флотом утвердил решение командующего флотилией на уничтожение авианосца "Эйзенхауэр". Я начал наведение КНС.

В процессе игры КНС, следующий по данным наведения в район предполагаемого нахождения АМГ (флагман – авианосец "Эйзенхауэр"), доложил: обнаружил АВМ "Кеннеди", его курс, скорость и походный порядок. Получив такую информацию, оценив обстановку, я доложил командующему флотилией контр-адмиралу В.Г. Егорову и предложил прекратить поиски авианосца "Эйзенхауэр", а КНС перенацелить для слежения за АВМ "Кеннеди". Своё предложение я обосновал тем, что "Эйзенхауэр" по своим боевым возможностям не намного превосходит "Кеннеди", наведение КНС на "Эйзенхауэр" из-за ограниченных возможностей сил разведки флотилии и флота по местооопределению проблематично, а если честно сказать, невозможно. В угрожаемый период, накануне военных действий в фактической обстановке я посчитал бы такое решение целесообразным. Командующий флотилией с моими доводами согласился и моё предложение утвердил. КНС начал слежение по игре за авм "Кеннеди". Всё это происходило ночью.

Утром на КП прибыл начальник штаба флотилии контр-адмирал М.Г. Кулак. Я доложил ему обстановку по учению и решение командующего флотилией о слежении КНС за АВМ "Кеннеди". Михаил Георгиевич выслушал меня и сказал, что это – ошибочное решение, что командующий флотом с ним не согласится, что не принято менять решения командующего флотом и т.д. Я с НШ не согласился и потом об этом пожалел. Михаил Георгиевич оказался прав. Видимо, он хорошо знал М.Н. Хронопуло. Считалось, что Кулак был его любимцем, не без его участия был назначен НШ флотилии и поэтому знал, что говорил.

Командующий флотом действительно выразил неудовлетворение принятым решением и операторам пришлось затем по ходу игры подыграть и установить слежение за "Эйзенхауэром".

На разборе учений командующий флотом выразил неудовольствие моими действиями и высказал командующему флотилией контр-адмиралу В.Г. Егорову: мол, что у вас за начальник разведки, который спорит со мной, меняет решения. Короче, попал я в опалу к командующему флотом и думал, что на моей дальнейшей карьере будет поставлен крест. В то же время я не жалел о случившемся, считая себя правым и согласился с мыслью, что на берег мне дорога заказана. А вопрос о моём назначении начальником РЭР (радиоэлектронной разведки) ЧФ в то время рассматривался…

Но надо отдать должное командующему флотом адмиралу М.Н. Хронопуло. Он оказался высоко порядочным человеком и достойным адмиралом. Моё назначение состоялось без проблем. В дальнейшем командующий флотом неоднократно бывал в подчинённых мне частях, и всё в наших взаимоотношениях с ним было нормально.

Я на него не обижался после оценки моей деятельности на должности начальника разведки 5-й флотилии. Командующий есть командующий. Все они, как правило, если принимают решения, то уже не меняют их. Хорошо, если они не ошибочны. Но в описанном выше эпизоде я и сейчас считаю себя правым. Так как в боевой обстановке целесообразнее было уничтожать авианосец, случайно обнаруженный КНС на переходе, чем тот, который неизвестно где находится и осуществить наведение на который, исходя из реальных возможностей сил разведки, практически было невозможно. К командующему флотом адмиралу М.Н. Хронопуло я сохранил добрые чувства, а о своей службе под его флагом – самые добрые воспоминания.

ТРЕТИЙ ЭПИЗОД – опять ЗТУ под руководством командующего ЧФ в конце 1987 г., прибывшего с группой офицеров штаба флота в Средиземное море для проверки флотилии и результатов ее деятельности за год. После всех заслушиваний и утверждения решения командующего флотилией началась игра с фактическим использованием сил – дело, в общем, обычное – с развертыванием сил, организацией слежения составом КУГ за АМГ.

Группа офицеров штаба флота, выполнявших функции посредников, указали командующему флотилии контр-адмиралу В.Е. Егорову обширный предполагаемый район нахождения обозначенной АМГ. АВУ обозначала ПБ "Виктор Котельников". Непосредственное управление плавбазой осуществлял начальник походного штаба командующего ЧФ. Командиру плавбазы было приказано: кораблю действовать в полном радиомолчании, вести прием всех передач в его адрес, но на связь выходить только по приказанию командующего ЧФ или при чрезвычайных обстоятельствах.

Мне, как начальнику разведки, была поставлена задача обнаружения и наведения на "АВУ" корабля непосредственного слежения – СКР "Жаркий" (СФ). В общем-то, это обычная рядового уровня задача, никаких сложностей для нас никогда не представляющая. На посту разведки мы определили необходимую (требуемую) полосу поиска, с передачей соответствующего распоряжения командующего флотилией командиру СКР, который начал движение на поиск "АВУ". В учении принимали участие две ПЛА. После развёртывания и занятия районов силами по плану учения одной из ПЛА была поставлена задача на обнаружение сил обозначения "синих" – ПБ ПЛ "Виктор Котельников".

По истечении какого-то времени получаем донесение от ПЛА об обнаружении плавбазы, курс…, скорость… Я засомневался в достоверности полученной информации и доложил донесение ПЛА заместителю командующего флотилией по управлению подводными лодками капитану 1 ранга А.В. Горбунову. Заместитель командующего развеял все мои сомнения и сказал однозначно, что ошибки быть не может. После этого я доложил командующему флотилией об обнаружении сил обозначения "синих", и с его разрешения начал наведение на обозначаемую АМГ корабля непосредственного слежения СКР "Жаркий" СФ. Но все же сомневаясь в достоверности донесения ПЛА (не отпускало подозрение, что подводники что-то напутали), я предложил В.Г. Егорову провести разведку предполагаемого района обнаружения АВУ нашей ПЛА корабельным вертолетом БПК "Адмирал Макаров" (СФ).

 БПК "Адмирал Макаров" выполнял функции корабля радиолокационного дозора и был выдвинут на угрожаемое направление на дальность от основных сил до 100 км. На борту корабля РЛД находился вертолёт Ка-25ПЛ. Я предложил для наведения КНС на объект удара использовать вертолёт. Командующий решение утвердил. Управление вертолётом осуществлялось командиром БПК "Адмирал Макаров". Моя задача, как начальника разведки, заключалась в определении полосы поиска и организации поиска по секторам, исходя из возможностей бортовой РЛС.

Использование вертолёта было организовано в соответствии с руководящими документами. Начался поиск и наведение КНС. Вертолёт вылетел на разведку в район обнаружения атомной ПЛ сил обозначения. Стали ждать результатов.

В указанном районе ПБ ПЛ "Виктор Котельников" обнаружена не была. Донесение от ПЛА, как я и предполагал, оказалось ошибочным.

Я доложил об этом командующему флотилией и начал поиск сил обозначения (ПБ ПЛ "Виктор Котельников") по разработанному плану. Моим напарником по использованию вертолёта в целях разведки был заместитель НШ 5-й флотилии по авиации полковник В.К. Булгаков. Мы анализировали получаемые данные от вертолёта, определяли сектора поиска и готовили информацию для командира БПК "Адмирал Макаров" по дальнейшему использованию вертолёта. Всё шло по плану и не предвещало никаких неприятностей.

На вечернем докладе командующему флотилией на командном пункте находились офицеры штаба флотилии, штаба флота и сам командующий ЧФ адмирал М.Н. Хронопуло. Вдруг на КП последовал доклад: на международном канале оказания помощи летательным аппаратам, терпящим бедствие, вышел на связь самолёт базовой патрульной авиации ВМС США "Орион" и предложил нам оказать помощь…

На этот доклад командующий флотом ответил шуткой. Мол, передайте на "Орион", что мы сами можем оказать ему помощь. И вечерний доклад продолжался. Время было около 21.00. Но у меня и Булгакова сердце "ёкнуло". Булгаков стал вызывать на связь командира вертолета, а я связываться с командиром БПК "Адмирал Макаров" – командир вертолета не отвечал. Я мысленно выругал командира корабля за молчание и бездействие – вертолет следовало давно возвратить на корабль. Но что дальше делать? Булгаков тщетно пытался связаться с вертолетом…

Вскоре опять на КП последовал доклад, что "Орион" предлагает помощь нашему вертолёту, терпящему бедствие. Этот уточняющий доклад нас всех насторожил. Это уже было воспринято с полной серьезностью – видимо, "Орион" пытается доложить нам именно о нашем вертолете! На КП флотилии напряженная обстановка: что с вертолетом? Цел он или погиб? Больше на кораблях у нас авиации нет. Командующий флотом приказал прекратить учение, срочно всем следовать самыми полными ходами в район последнего известного местонахождения вертолета, в том числе и "Виктору Котельникову" (плавбаза действительно оказалась совсем в другом районе, а не там, где ее якобы "обнаружили" подводники). Можно представить, какое напряжение, испытали и перенесли командующий флотом и командующий флотилией, пока не выяснились все обстоятельства этого происшествия, и не разрядилась обстановка.

Начали выяснять, где находится вертолёт с БПК "Адмирал Макаров". Оказалось, что вертолёт давно уже… потерян. Командир БПК доложил, что вертолёта на экране РЛС не наблюдает, связь с ним отсутствует. Вертолёт по запасам топлива мог находиться в воздухе 3 часа 15 минут, а фактически со времени его вылета уже прошло 3 часа 45 минут. Экипаж вертолёта состоял из двух человек. Майор Мулюков – командир, майор Кулинич – штурман. Мы было подумали, что случилось самое худшее – вертолёт погиб. Командующий флотом, дав указания по поиску вертолёта и экипажа, начал разбираться в случившемся.

Оказалось, увлекшись выполнением поставленной задачи, экипаж вертолёта удалился от корабля-носителя на дальность около 350 км. В связи с тем, что поиск осуществлялся на малых высотах (для визуального обнаружения ПБ "Виктор Котельников") вертолёт исчез с экранов РЛС корабля. Корабельный привод из-за удалённости и работы на низких высотах оказался потерянным. Прокладка штурманом не велась. К концу подходило топливо. Стемнело. Трагедия, казалось, была неминуемой. Но надо отдать должное мужеству, находчивости и профессионализму экипажа вертолёта.

Авиаторы не растерялись и начали искать выход из, казалось бы, безвыходного положения. Они стали облетать и опознавать находящиеся в районе бедствия суда. Как назло, все были не нашими – НАТОвскими. Вертолетчики уже выбросили лодку и готовы были осуществить посадку на воду. Но здесь появилось ещё одно судно. Решили опознать его. К счастью, их спасителем оказался болгарский транспорт, шедший в Англию с советскими автомобилями "Жигули". Как только было опознано судно, вертолёт на последних каплях бензина плюхнулся ему на ют. Благо, позволяла площадь и обстановка. На юте корабля было кафе, в кафе были люди. Можно представить изумление экипажа судна и удивление находящихся на палубе людей. Вертолёт и экипаж были спасены. При приближении БПК "Адмирал Макаров" к району происшествия с вертолетом на дальность связи, его командир получил информацию о нахождении вертолёта на палубе болгарского транспорта и доложил об этом на КП флотилии. Все смогли вздохнуть свободно…

Братушки с транспорта были поражены смелостью и находчивостью экипажа вертолёта. Радушно и тепло приняли его. Накормили и напоили. Короче, когда БПК "Адмирал Макаров" прибыл в район нахождения транспорта, наши "герои" от тёплого приёма, оказанного им экипажем судна, были никакие. К тому же море штормило, предпринимать какие-то действия по возвращению на корабль-носитель необходимости не было.

На следующий день с БПК на борт транспорта была вооружена подвесная дорога, по которой в канистрах передано топливо, необходимое для взлёта, экипаж взлетел и приземлился на палубу родного корабля. Операция по поиску и спасению вертолёта благополучно завершилась. Можно было себе представить радость экипажа "Адмирала Макарова", да и командования корабля тоже.

Начался разбор полётов. Причины происшествия – самоуверенность, беспечность и безответственность экипажа вертолёта и командира БПК "Адмирал Макаров". Виновники очевидны. Я с полковником В.К. Булгаковым непосредственно вертолётом не управляли, но ответственности с себя не снимали. Готовы были понести наказание вместе со всеми. Тем более, что когда поиск ПБ ПЛ "Виктор Котельников" затягивался, ко мне подошёл командующий флотилией и, глядя на карту поиска, сказал: "Александр Тимофеевич, надо обследовать район", показав его на карте. Но этот район вертолётом уже был обследован, командир БПК доложил: в районе чисто.

Казалось бы, необходимости в повторном его обследовании не было. Тем более, я не допускал даже мысли, что вертолёт мог не обнаружить находящийся там объект поиска. Поэтому продолжили поиск по разработанному плану дальше, посчитав, что из-за экономии времени и топлива надо лучше просмотреть другие секторы поиска. К тому же я не знал, что командующему флотилией контр-адмиралу В.Г. Егорову на самом деле был известен район нахождения сил "синих". Это противоречило, мне казалось, замыслу учения. Тем не менее, ПБ ПЛ "Виктор Котельников" оказалась именно в районе, указанном мне контр-адмиралом Егоровым. Поэтому моя самоуверенность в правильности своих действий способствовала в какой-то мере предпосылке к совершению летного происшествия. Но хорошо, что всё хорошо закончилось.

В связи с тем, что эпопея с вертолётом благополучно завершилась, особых оргвыводов по случившемуся не последовало. Я с учётом своей доли вины получил неудовлетворительную оценку по результатам работы на ЗТУ. Немного потрепали нервы моему другу, замечательному человеку и офицеру – заместителю НШ флотилии по авиации полковнику В.К. Булгакову, в результате чего он по возвращении на берег месяц провёл в госпитале. Вертолётчики были отстранены от полётов.

Окончательный разбор состоялся по возвращению БПК "Адмирал Макаров" на СФ. По моей информации, майоры Мулюков и Кулинич уволились в запас по собственному желанию, чтобы больше не испытывать свою судьбу. Поговаривали, что командующий авиацией СФ генерал-лейтенант В.Г. Дейнека, узнав о случившемся, об экипаже вертолёта вроде бы сказал: Мулюкова и Кулинича надо не наказывать, а к Героям представлять. Ведь, в принципе, вертолетчики, спасая себя, могли покинуть машину…

Я же для себя из случившегося вынес величайшую морскую мудрость, которую проповедовал и всегда ей следовал мой первый и самый любимый командир эскадры адмирал Валентин Егорович Селиванов. А смысл её в том, что в море предусмотрительность и осторожность – превыше всего. Ошибок

в управлении силами море тоже не прощает! Кроме того, я еще раз себе дал зарок: отстаивать свою точку зрения, если уверен в правоте своего мнения, невзирая ни на каких начальников и их давление. Ведь, не согласись я с настойчивым убеждением Горбунова о верности донесения ПЛА, доложи о сомнениях командующему флотилией, – глядишь, и никакого происшествия не случилось бы. В.Г. Егоров очень внимательно относился к принятию решений в подобного рода ситуациях (в конце концов, можно было это сверить и у посредников).

Спустя время, анализируя происходившее, могу сказать: есть еще многое, о чем хотелось бы поведать. Наверное, придет время воспоминаний и о другом…


Капитан 1 ранга в отставке Александр ШАНЬКОВ, помощник начальника (1983–1986 гг.),  начальник разведки (1986–1989 гг.) 5-й Средиземноморской эскадры (флотилии).

Об авторе

 

Александр Тимофеевич ШАНЬКОВ.Проходил службу на кораблях и в частях ОСНАЗ разведки ЧФ. На Средиземноморскую эскадру пришёл после окончания ВМА и службы в должности флагманского специалиста бригады разведывательных кораблей. В 1983–1986 гг. – помощник начальника разведки 5-й Средиземноморской эскадры ВМФ. Начальник разведки 5-й флотилии в 1986–1989 гг. После окончания службы на Средиземном море был назначен на должность начальника радиоэлектронной разведки ЧФ. С 1994 по 1997 год проходил службу в Центре радиоэлектронной разведки в Лурдесе (Республика Куба). В 1998 году уволился в запас.

 

 

Просмотров: 4869
Комментариев: 4
Автор: Александр Шаньков
Источник: Флот - XXI век
Фото: Флот - XXI век
Тэги: Средиземноморская эскадра  "холодная война"  6-й флот США 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
В Новороссийске подводные пловцы Черноморского флота задержали подводных диверсантов условного противника
В рамках зачетного тактического учения (ЗТУ) военнослужащие отряда по борьбе с подводными диверсионными силами и средствами (ПДСС) Новороссийской во >>>


«12 баллов»: Порошенко в восторге от флота Украины. Порошенко оценил учения на побережье Азовского моря на «12 баллов»
Президент Украины Петр Порошенко заявил, что побывал на крупномасштабных учениях ВСУ на побережье Азовского моря и оценил их на 12 баллов. По его м >>>


«С тяжелым сердцем»: Полторак ушел с военной службы. Министр обороны Украины ушел с воинской службы
Министр обороны Украины Степан Полторак подал рапорт об увольнении с воинской службы. Его уже подписал украинский президент Петр Порошенко. По слов >>>


орабли-роботы: модульные корветы возьмут под охрану Новороссийск. Патрульные «Василий Быков» и «Дмитрий Рогачев» вошли в состав Черноморского флота
Два патрульных корабля проекта 22160 займутся охраной Новороссийской военно-морской базы. Первые корветы «Василий Быков» и &la >>>


Пошел по мэру: зачем львовский градоначальник решил стать президентом. Лидер партии «Самопомощь» Андрей Садовый включился в украинские выборы
Украинские топ-политики продолжают объявлять об участии в следующих президентских выборах, которые должны пройти в марте 2019 года. В начале октября >>>


Вместо диалога Киев делает ставку на агрессивный национализм и тотальную украинизацию
Выступление Постоянного представителя России при ОБСЕ А.К.Лукашевича на заседании Постоянного совета ОБСЕ о ситуации на Украине и необходимости вы >>>


Партнерство между Россией и Египтом - на новую высоту
Статья Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «Россия и Египет: дружба и сотрудничество, испытанные временем», опубликованная в е >>>


ЕС на Балканах начинает и пока проигрывает. Выбор, который сделали избиратели Македонии и Боснии и Герцеговины, предоставляет России новые возможности в регионе
Начало октября на Балканах выдалось очень насыщенным. Провалившийся из-за низкой явки референдум в Македонии о смене названия страны (на Северную Ма >>>


ВИКТОР КОНЕЦКИЙ. ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС
В июне будущего года страна отметит 90 лет со дня рождения писателя, прозаика, сценариста, художника, капитана дальнего плавания Виктора Викторович >>>


Президент Армении посетил Москву с оперативным визитом. Как в России приняли Армена Саркисяна
Как стало известно “Ъ”, в начале этой недели в Москве побывал президент Армении Армен Саркисян. Он встретился с главой МИД России Серге >>>


Поиск



Наш день

20 октября - В этот день в 1916 году в Севастопольской бухте погиб линкор Императрица Мария. День памяти
20 октября 1916 года на корабле произошёл взрыв порохового погреба , корабль затонул. 225 погибших, 85 тяжелораненых. Комиссии по расследованию событий не удалось выяснить причины взрыва. Комиссией рассматривались 3 версии: 1- самовозгорание пороха, 2- небрежность в обращении с огнём, 3 - диверсия или злой умысел.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


В микрорайоне улицы Генерала Жидилова в минувшую субботу было празднично: православные севастопольцы чтили память священноисповедника Романа, в честь которого усилиями патриотов города и настоящих подвижников здесь воздвигнут храм.

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Найдут ли "Буревестник" на дне Баренцева моря. Разведка США считает, что все пуски ракеты с атомным двигателем завершились провалом
Своя река владыка. Брюссель одобрил проект Петра III. Чем ответит Москва?
Черноморцы вспомнили об уроках «Беззаветного» и СКР-6
Новые армейские ботинки оказались хуже кирзачей
Определены основные темы программы Международного дальневосточного морского салона – 2018
Ярославские студенты впервые пройдут практику в «Золотой Балке»
Advance: Украина ведёт активное разведывательное и дипломатическое наступление на Венгрию. Киев готов к евроинтеграции только на словах
«Я ходил на медведя один на один». “Ъ” изучил архив переговоров президентов Бориса Ельцина и Билла Клинтона
МАРИНИСТЫ ВСТРЕТИЛИСЬ В НОВОРОССИЙСКЕ
Реклама


Погода


Ранее
Подведены итоги Международного дальневосточного морского салона

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ