Опрос

Севастополь - отдельный субъект Федерации, город с особым статусом. Оправдан ли этот статус в современных условиях?
Абсолютно, в полной мере
В большей мере "ДА"
В большей мере "НЕТ"
Этот статус городу не нужен вообще
Этот статус утрачен по факту
Не разбираюсь в этой проблеме
О Севастополе ничего особо не знаю



Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Юрий Югансон: репортаж с Первого Всероссийского собрания маринистов. Или: Зачем я летал в Москву?
Севастопольские Герб и Флаг: упражнения квазиэлит и политтехнологов под крышей «чистоты историзма»
Министр обороны России поздравил военнослужащих и ветеранов с Днем Победы
Большой десантный корабль Черноморского флота «Николай Фильченков» завершил выполнение задач в Средиземном море
Российские пограничники рассказали о задержании браконьеров в Азовском море
Ирано-израильский конфликт дает России уникальный шанс
Турция ставит на золото
Джихадистский флот причалил к берегам России. Успехи экстремистов часто определяются некомпетентностью чиновников
"Буян-М" с "Калибрами" должны передать ЧФ 30 апреля
Источник сообщил о возможном ремонте подлодок ЧФ в дружественной стране Средиземноморья
Проходят: Киев обманул Госдеп и ЕС по судоходству из-за Крымского моста
Морской порт Таганрог. Новая история
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Черноморский флотораздел: как это было


2011-06-05 22:52 История
О том, как 20 лет назад, после общеизвестных событий, связанных с "августом-91", начали делить Черноморский флот, написано и сказано немало. Как представляется, с каждым днем, приближающим нас к юбилею ГКЧП, об этом будут вспоминать все чаще. В этой связи на нашем сайте мы начинаем публикацию глав из книги члена Союза писателей России, кандидата политических наук капитана 1 ранга Сергея Горбачева "Феномен адмирала Касатонова". Она вышла из печати в 2009 г. и, к сожалению, мало известна широким читательским кругам.

Гражданину, моряку, политику

Рассудит вечность, кто чего достиг,
В Историю вписав дела и даты.
Застынут акты в переплётах книг,
Войдут в географические карты.
 
Мелькают дни, года и времена,
Стирая кадры прошлого и лица,
Но вечно будет жить твоя страна,
В судьбу её и ты вписал страницу.
 
Какой бы ни случился ураган,
Ты не сдавал позиций ни на йоту.
Флот выходил с тобою в Океан,
И ты душою всей был предан Флоту.
 
Ты находился в авангарде дел,
И то была обычная работа,
России честь ты отстоять сумел
В тех девяностых при разделе флота.
 
Жизнь коротка, насыщенна, сложна,
Но смысл её доподлинно известен:
Служить народу! - Главной быть должна
Та заповедь для каждого, кто честен.

Людмила ГУСЕЛЬНИКОВА

 
К читателю

ПОЧЕМУ, КАК И ЗАЧЕМ?
О Военно-Морском Флоте России, в том числе о судьбе Черноморского флота, завязанной вместе с другими проблемами в тугой узел российско-украинских противоречий, в течение последних полутора десятилетий сказано и написано немало. Это не только вполне объяснимо, но даже закономерно – Черноморский флот, Севастополь, Крым неизменно приковывают к себе внимание всех – от серьезных политиков и до простых обывателей, хотя бы иногда интересующихся происходящим на территории 1/6 земной суши и в её окрестностях...

СЛУЧИЛОСЬ ТАК, что в течение последних десятилетий я оказался непосредственно причастен к довольно непростому процессу анализа происходящего, а также к решению задач информационного обеспечения деятельности моряков-черноморцев. Пожалуй, именно причастность к этому делу, основанная на интересе к нему, довольно скоро привела к решению заняться писательским ремеслом, творчеством. Реализации этого решения, как это кому-то не покажется странным, способствовала и служба – с весны 1993 г. её местом стала редакция газеты Черноморского флота "Флаг Родины". Здесь, во "Флажке", пришлось окончательно убедиться в необходимости серьёзно заниматься флотской проблематикой в её информационном аспекте. Увы, но если здесь, в Севастополе, никто не будет обрабатывать богатейшую фактуру, то о том, что происходило на флоте и с флотом достоверно лет через двадцать мало кому будет ведомо. К сожалению, Историю всегда стремились подчинить конъюнктуре конкретного времени…

В начале 1995 года увидела свет небольшая книжка "Три года в третьей обороне", на страницах которой были представлены некоторые главы из рукописи книги, опубликованной менее чем через год, и получившей название "Севастополь в третьей обороне 1991–19… Год первый: под флагом Касатонова". В этой работе была предпринята попытка всесторонне изложить происходившие на Черноморском флоте события в 1991–1992 годах. Именно на это время пришлись начало и пик процесса, растянувшегося на долгие годы и названного "флоторазделом"  ("процессом разрешения судьбы Черноморского флота бывшего СССР, его раздела между Российской Федерацией и Украиной и наполнения его нового статуса конкретным содержанием").

ВОЛЕЙ СУДЬБЫ командующим Черноморским флотом в этот сложнейший период был адмирал Игорь Владимирович Касатонов. То, что флот не был расколот и, как следствие, развален, – во многом заслуга лично адмирала. Именно во время его командования на высшем государственном уровне было принято политическое решение, на основе которого фактически и принципиально судьба Черноморского флота и была определена – он стал российским. И сейчас, по прошествии времени, всё отчётливее понимаешь: если бы не Касатонов, если бы не его убеждённость в правоте своей позиции, если бы не его смелость как человека, мужество и ответственность как руководителя, если бы не его энергия и настойчивость – всё могло сложиться иначе. И хотя в биографии адмирала немало ярких страниц, всё-таки сделанное им на посту командующего занимает особое место в череде славных дел и интересных, даже знаковых событий. В этом нет и не может быть сомнений. Ответ на вопрос: "Кто сохранил для России её южный флот?" – очевиден и не предполагает каких-то двойственных трактовок.

К сегодняшнему дню о черноморской проблематике уже рассказывается в нескольких книгах, к ней проявляют интерес и другие авторы. Не стремясь оценить результаты их работы, всё же отмечу: по большому счёту, в них по достоинству не оценена роль "первого флотского лица". Между тем, мы сегодня вправе – и на полном основании, всесторонне обоснованно, – можем говорить о "феномене адмирала Касатонова". Этот человек сделал невозможное. Достаточно сказать: в современном мире не было, нет и, наверное, не будет прецедентов, когда оперативно-стратегическое объединение (флот), обладающее ядерным оружием, не подчинилось авантюрным решениям бездумных политиков. Более того, Черноморский флот, основные силы которого находились на территории Украины, ещё в течение почти шести лет продолжал в полном объёме выполнять задачи под Советским Военно-морским флагом – символом уже несуществующего государства! Черноморцы, оставшиеся верными единожды данной присяге, выходили в Средиземное море и Атлантику, решали миротворческие задачи у берегов Кавказа, занимались боевой подготовкой… Действительно, происшедшее не имеет аналогов. Причём, масштабы и значение сделанного И.В. Касатоновым особо зримы в сравнении с тем, что произошло с тремя военными округами, дислоцированными на Украине, с другими объединениями и группировками Вооружённых Сил, которые канули в Лету, "потерялись" при выводе войск из Германии, Чехословакии, Венгрии, Польши, передислокации из Прибалтики, Молдавии, Закавказья, Средней Азии…

ДУМАЕТСЯ, Время расставит всё по своим местам, кому-то воздаст за сделанное, кому-то – за содеянное… На мой взгляд, момент настоящей оценки, воздания должного Игорю Владимировичу Касатонову ещё не наступил. Но он однозначно наступит, ибо это – неизбежно. Тем не менее, уже сегодня стоит сказать: Севастополь и Черноморский флот хорошо знают истинную цену главного дела его жизни и службы – это сохранение для России её южного флота и его главной базы – морской крепости, Города-Героя, города русской славы.

Это знание севастопольцев и черноморцев хотелось бы донести до всех, кто возьмёт в руки эту книгу. Поводом для её подготовки и выпуска стало 70-летие, которое адмирал И.В. Касатонов отмечает 10 февраля 2009 года. А мотив, которым руководствовался автор, в общем-то простой – желание сделать юбиляру подарок. В своё время я начинал свою офицерскую службу на сторожевом корабле "Разительный", входившем в состав 30-й дивизии противолодочных кораблей ЧФ. Моряки этого прославленного соединения, в нынешнем году отмечающего своё 40-летие, умеют хранить и преумножать флотские традиции, заложенные командирами дивизии, среди которых – Игорь Владимирович Касатонов. "Касатоновская" организация требовательной службы, нацеленной на достижение высокого конечного результата, и сегодня, в начале XXI века, даёт ощутимые плоды. Служба на дивизии не только незабываема, она незримо даёт о себе знать, независимо от места, времени и обстоятельств.

Именно поэтому эта книга, подготовленная на основе ранее опубликованных и недавно собранных материалов, и вышла в свет.

Капитан 1 ранга Сергей ГОРБАЧЕВ, кандидат политических наук, член Союза писателей России


В чём же феномен?

"ЧЕСТЬ ИМЕЕМ!"
– эти слова всегда характеризовали всепоглощающую целеустремленность и беззаветную преданность русского офицерского корпуса. Сегодня, как никогда, становится очевидно: пришло Время офицеров, наступила эпоха спасительного для Отечества пробуждения государевых мужей, готовых вновь поддержать властные устои Государства, возродить величие Державы, обеспечить ее безопасность и процветание народа.

Время офицеров-державников
СЕГОДНЯ МЫ ЯВЛЯЕМСЯ свидетелями и участниками процесса, имеющего глубокие национальные корни, в значительной мере свойственного именно России.

В течение последних лет наше общество взволновано целым рядом проблем. И особое место среди них занимает понимание нынешнего статуса и положения Вооруженных Сил, определение их будущего. В этом контексте наиболее рельефными представляются проблемы связи армии с властью, актуальность приобрело состояние их взаимодействия, а также метаморфозы общественно-политических и социальных функций армии и военных в современном российском обществе. И это вполне закономерно. Закономерно в силу ряда причин, но стоит назвать лишь одну – главную.

Общеизвестно: в период обострения где бы то ни было общественно-политической ситуации (и прежде всего в России) в разрешении конфликтов любого рода неизбежно участвовали и участвуют люди в военной форме. Без них (в той или иной мере) власть никогда еще не обходилась. И это объяснимо: военные, представители силовых структур – это всегда хорошо организованная сила, с которой в конечном счете ничто не сопоставимо. В связи с этим любой из политических сил небезынтересно знать отношение армии к происходящим в стране социальным процессам. А в "смутные времена" – тем более, хотя "официально" армию пытаются отстранить от участия в них. Но на деле всегда происходило обратное – декларации декларациями, но военные становились не только участниками политических событий, но и их ведущей силой, что подтверждает общественно-политическая практика минувших десятилетий. И это несмотря на то, что после августовских событий 1991 года принято решение о деполитизации и департизации армии и флота. Однако чем больше говорилось об аполитичности Вооруженных Сил, тем все более несостоятельным представлялся этот тезис.

Действительно, департизация в силовых ведомствах была реализована, но деполитизацию осуществить невозможно. Ведь Армия, Флот, другие структуры, обеспечивающие безопасность страны и ее защиту, являются несущей конструкцией любого государства, составляют неотъемлемую часть его политической надстройки, одновременно с этим выполняя функции важнейшего управленческого механизма, средства и орудия реализации конкретных задач и целей, имеющих как общегосударственные, так и геополитические масштабы.

Поэтому сегодня не теряет своей актуальности проблема взаимосвязи армии и политики, их взаимодействия и взаимовлияния. Правда, по-прежнему кое-кто за исходную точку в обсуждении данной проблемы принимает допущение: армия являет собой нейтральную силу, далекую от политики, одинаково защищающую интересы всех слоев общества, всей нации. Но жизнь показывает: механизмы взаимоотношений армейской и политической сфер существуют объективно, независимо от чьих-либо взглядов и политических пристрастий, от сложившейся конъюнктуры на политическом рынке и властном Олимпе.

Реальность такова: армия не может быть нейтральна по отношению к происходящему. Хочет этого кто-то или нет, но военнослужащие небезразличны к тому, что происходит в стране, они объективно стремятся к тому, чтобы противодействовать угрозе противостояния в обществе, обеспечить его стабильность. Именно поэтому представители Вооруженных Сил в своем большинстве активно не вмешивались в кризисы власти, разразившиеся в августе 1991 г. и в сентябре–октябре 1993 г. В то же время многие военнослужащие, прежде всего управленческого звена, самым непосредственным образом влияли на ситуацию, ее развитие. Это свидетельствует о том, что механизм взаимодействия армии и политики в значительной мере зависит в том числе и от конкретных исторических условий. В определенный момент вооруженная сила, ее представители начинали играть ключевую роль в государственных делах.


Можно по-разному

относиться к К. Марксу, Ф. Энгельсу и В.И. Ленину, к их теоретическому наследию. Соглашаясь в чем-то и с чем-то споря, тем не менее, можно утверждать однозначно: они, бесспорно, великие ученые – теоретики, и во многом – практики. Конечно, они учитывали конъюнктуру. Но никакая конъюнктура не способна подвергнуть сомнению основы учения о политике, войне и армии, занимающего особое место в ряду кардинальных проблем – как теоретических, так и практических. Это учение сегодня в полной мере способно ответить на многие волнующие нас вопросы, хотя язык большинства теоретических постулатов и идеологических посылок во многом не благозвучен для "современного" уха. Но в конечном счете это неважно, ибо принципиальных корректив в учение о политике, войне и армии не внесено. Наоборот, за последнее время оно существенно дополнено подтверждающими его истинность примерами как из недавней мировой, так и новейшей отечественной истории. Конечно, всякое сравнение в определенной степени рискованно и условно, но все-таки существующие примеры демонстрируют не только схожесть проблем, но и пути их преодоления.

Анализируя нынешнее состояние нашего социума, идущего по извилистому пути становления демократических политических институтов, строительства гражданского общества, признавая существование в мире демократических систем (отнюдь небезупречных в своем "совершенстве"), а также сравнивая свое состояние с состоянием этих систем, можно прийти к выводу: мы сегодня в определенной мере ближе не к "цивилизованному Западу", а к странам "третьего мира", сравнительно недавно ставшим на путь освоения демократических ценностей. Эта близость определяется ролью, которую играют военные в разрешении имеющихся в этих странах проблем. В этом отношении весьма поучителен опыт Турции, арабских государств, стран Латинской Америки.

Конечно, их опыт специфичен и во многом индивидуален. Однако он важен для России в связи с тем, что традиционно и в нашей стране политическая активность армии была и остается характерным явлением.

Сегодня Российская Федерация укрепляет свою государственность на демократической основе. Но у России – свой путь развития. И ее демократические традиции, имеющие тысячелетние корни, сочетаются с другими традициями. Одна из них – в значении военных в организации социального уклада, формировании общественного сознания, ценностных ориентаций нации. Армия традиционно играла первые роли на политической сцене – от семеновцев и преображенцев, способствовавших и приходу Петра на трон, и осуществивших длинный ряд переворотов, приведших к власти императриц в "бабий век" – XVIII. Да и следующий, XIX век не обделен по "весу" участием военных в "делании" истории России. Вспомним хотя бы тех же декабристов.

А век ХХ? Возьмем, к примеру, время свершения революций (Февральской и Октябрьской 1917 г.). Хотя вопросы освещения взаимосвязи армии и политики в то непростое время и сегодня требуют дальнейшего глубокого изучения, тем не менее, можно сказать определенно: армия, в том числе офицерство, была политизирована не меньше, чем все общество. Именно поэтому стал возможен Февраль, а затем Октябрь. Именно потому вспыхнул Корниловский мятеж. Именно потому только в период добровольческого периода Красной Армии более 8 тыс. бывших генералов и офицеров вступили в ее ряды, а всего в РККА до конца Гражданской войны влилось около 60 тыс. офицеров и военных чиновников. Именно потому во главе контрреволюции встали известные всей стране по Русско-японской и Первой мировой войнам полководцы и флотоводцы.

Красноречивым свидетельством влияния военных на жизнь страны является 70-летняя история Советской власти. Практически все руководители государства и правительства в определенный период времени занимали руководящие командно-управленческие должности в Вооруженных Силах. Позиция армии оказывалась решающей в моменты политических кризисов, при смене верхушки политического руководства вплоть до периода "перестройки". Примеры подобного предоставила эпоха "смутного безвременья" – 90-е годы ХХ века. Более того, появились примеры иного порядка. Это и участие военных в разрешении конфликтов как внутри, так и вне страны, возникших в результате неэффективности усилий дипломатов, непродуманных действий политиков или из-за их бездеятельности. По сути, армия становилась единственной силой, способной разрешить тупиковые ситуации (Октябрь-93, Чечня, Август-2008 и др.).

Подчеркнем: многие проблемы были загнаны в тупик именно политиками. И тогда взоры обращались в сторону "государевых людей" – военных. Их дисциплинированность, способность к высокой организации, мобильность, чувство долга, патриотизма, а, порой, отвага, мужество и даже самопожертвование, сконцентрированные в нужное время и в нужном месте в лице представителей славного офицерского корпуса, позволяли достичь результата, исправить чужие ошибки и взять на себя ответственность за происходящее.

Наступило Время офицеров, офицеров–державников. Пришла их эпоха.


Личности на фоне эпохи
КАК ПРАВИЛО, конкретную эпоху мы олицетворяем с событиями, происшедшими в определенные моменты и промежутки времени, а также с именами людей, участвовавших в них. Но бывает и несколько иначе – с именами конкретных людей мы связываем... целые эпохи. Взять, к примеру, личности таких отечественных политиков, как И.В. Сталин, Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев. Страна вроде бы была той же, народ тем же, а жили по-разному, хотя социально-экономическое устройство государства было одно.

Однако это явление имеет место быть и в иных масштабах. Скажем, в жизни коллективов. Часто роль их руководителей настолько велика, что именно с ними связываются все успехи, достижения, победы и, наоборот, беды, неудачи и провалы. Это утверждение относится к воинским коллективам, независимо от их предназначения, состава и масштабов деятельности. Причем, в полной, даже в большей мере это касается именно их, ибо практически все в жизни корабля или воинской части определяется командирами. Именно от них зависит успех решения повседневных и боевых задач. Это неоднократно доказано как в мирное, так и в военное время. Четко и рельефно это подтверждает и современная действительность – имена многих военачальников сегодня известны всей стране. Причем, многие из них проявили себя не только на ратной стезе, но и на иных поприщах.

Выходцы из военной среды, из силовых структур занимали и занимают не только солидные административно-управленческие, но и высокие государственные должности. Довольно красноречивый пример: второй Президент Российской Федерации Владимир Путин – в прошлом подполковник ФСБ, а бывший первый и последний вице-президент России, в последующем губернатор Курской области Александр Руцкой – генерал-майор авиации, Герой Советского Союза. Практически всем россиянам (да и не только им) хорошо известны имена генерал-лейтенанта Александра Лебедя, генералов и адмиралов, ставших губернаторами, представителями Президента РФ в Федеральных округах, парламентариями, сенаторами, крупными общественно-политическими деятелями: генерала армии Анатолия Квашнина, генерал-полковников Бориса Громова, Владимира Трошева, Георгия Шпака, генерал-лейтенантов Александра Коржакова, Владимира Шаманова, Константина Пуликовского, адмиралов Валентина Егорова, Владимира Комоедова, Вячеслава Попова, вице-адмирала Михаила Моцака.

Есть и другие весьма показательные примеры того, как военные приходят во власть или большую политику. Это – веяние времени. Закономерно и то, что в ближайшей перспективе на "гражданской ниве" служения Державе проявят себя и другие представители элиты государства – славного офицерского корпуса Отечества. И это вполне закономерно: в России функции армии в широком смысле этого слова никогда не ограничивались задачами обороны от внешней агрессии. Если бы было иначе, то нынешняя Армия России как социальная организация давно бы развалилась. Она остаётся не только важнейшим ресурсом власти, поддержки определённого политического курса, но и источником управленческих, аналитических кадров как высшего звена, так и руководства среднего уровня управления. Именно благодаря этому армия в целом выступает как чрезвычайно важный механизм объективного социального контроля за происходящими общественно-политическими процессами в стране. Это обстоятельство во многом предопределяет её роль во внутриполитической конкуренции разных политических группировок и кланов.  

Армия в то же время сохраняет себя в массовом сознании как носитель державных ценностей и морально-политических норм, близких широким общественным кругам страны. Она также является носителем демократических традиций "народной" армии, не стремящейся силовым путём разрешать политические проблемы, избегающей применять оружие против собственного народа. Российская армия способна проявить себя как раз именно когда страна подвергается разрушительным процессам. Несмотря на сложные внутриполитические коллизии, она всякий раз демонстрирует трезвость и основательность, сдерживая эскалацию гражданских конфликтов. Не случайно многие аналитики отмечают: в годы правления М.С. Горбачева именно военные в большей мере, чем политики, осознавали угрозу развала Союза.

И после распада СССР их роль, несомненно, прогрессивна. В критические моменты новейшей истории России военные действовали предельно трезво: и в 1991-м, и в 1993-м годах. Армия не была в своей массе вовлечена в политические столкновения, не была противопоставлена государственной власти, хотя, безусловно, люди в погонах не были равнодушны в отношении того, что происходило в Российском государстве.

В этой связи особо хотелось бы сказать об адмирале Игоре Владимировиче Касатонове. Благодаря именно этому человеку, его политической прозорливости наше государство сохранило свой Черноморский флот, который и сегодня является оселком проверки на прочность российско-украинских отношений (о газе не говорим). Именно с его именем связаны годы борьбы за выживание флота Юга России, потому абсолютно справедливо начало 90-х годов ушедшего XX века черноморцы называют "эпохой Касатонова".


Уникальность черноморского прецедента

СКОЛЬКО В ИСТОРИИ отечественного флота было адмиралов? Тысячи. Но наша память хранит имена едва ли нескольких десятков из них. Ф.Ф. Ушаков, Д.Н. Сенявин, М.П. Лазарев, П.С. Нахимов, С.О. Макаров, А.В. Колчак, Н.Г. Кузнецов, С.Г. Горшков... Эти люди прославились конкретными делами, а не местом, формально занимаемым в иерархии Морского ведомства.

Так, например, командующих Черноморским флотом и главноначальствующих над Черноморским флотом за минувшие 225 лет было более 70 человек. Но фамилии большинства из них кроме историков мало кто знает. Кому и что говорят такие имена, как Р. Гренквист или, скажем, Н. Языков? Зато имена адмиралов В.А. Корнилова, П.С. Нахимова, В.И. Истомина известны любому просвещенному человеку. Между тем, они даже не были командующими флотом, а имена формально командовавших флотом их современников (М.П. Лазарев, конечно, исключается) назовут лишь единицы. Общественная память хранит имена лишь тех, кто действительно этого достоин.

Адмирал И.В. Касатонов был командующим ЧФ ровно 1 год и 10 дней, хотя в должности фактически находился еще два с половиной месяца. В общем, чуть больше года. Так мало – в смысле продолжительности – за последние 55 лет флотом не руководил никто (за исключением, правда, вице-адмирала В.А. Пархоменко, при котором погиб линкор "Новороссийск"). Но зато никому за столь короткий срок не удалось сделать так много. Тот год – сентябрь 1991 – декабрь 1992 – вместил в себя столько всего – казалось бы, неразрешимых проблем, сложнейших задач, внезапных вводных, тяжелейших решений, судьбоносных событий, – что сегодня, с позиций нынешней ситуации, на базе опыта пережитого, все равно представляется трудно осуществимым. Однако проблемы были преодолены, задачи выполнены, вводные отработаны, решения приняты.

Как и почему именно на Черноморском флоте произошли феноменальные, не имевшие прецедента события?

Пожалуй, на этот вопрос в полной мере смогут ответить лишь будущие поколения. Однако уже сейчас можно утверждать однозначно: проблема разрешения судьбы Черноморского флота в очередной раз выявила значение роли человека, не только обязанного принимать самостоятельные решения, но и готового к этому, способного сделать то, что необходимо в конкретный момент.

 

"Украина не любит Касатонова"

– ТАК НАЗЫВАЛАСЬ СТАТЬЯ, опубликованная 6 октября 1992 года в "Московском комсомольце". Ею открывалась первая полоса этой самой популярной в те первые постперестроечные годы газета. Что значит сам факт подобной публикации, понимают, наверное, не только газетчики.

Тогда, в октябре 1992 года, в жизни Черноморского флота начался совершенно новый этап – флот вступил в так называемый переходный период. В течение трех с лишним лет, до 1 января 1996 года, ЧФ должен был пройти путь, итогом которого должен был стать раздел флота между Россией и Украиной. Так определили президенты Б. Ельцин и Л. Кравчук в Мухалатке 3 августа того же года. Борьба, которую вели черноморцы в течение долгих месяцев за сохранение единства флота, в конечном счете, вопреки здравому смыслу, не привела к успеху. И все же борьба эта не была напрасной – Россия смогла сохранить свой южный флот. Ибо происшедшее осмысление случившегося приводит нас к одному выводу: все могло бы быть по-другому, т.е. гораздо трагичнее, если бы...

В ДЕКАБРЕ 1991 ГОДА не стало единого государства, занимавшего одну шестую часть земной суши. Развал Союза породил множество проблем различного масштаба, в том числе и глобальных. Одной из первой среди них обозначилась проблема перспектив Черноморского флота, силы которого базировались на территории России, Украины, Молдавии, Грузии, северо-кавказских автономий. Однако главные базы ЧФ располагались в Севастополе (городе союзно-республиканского подчинения) и Крыму, получившем статус автономной республики и заявившем о своем суверенитете. Проблема, получившая название "процесс определения судьбы Черноморского флота бывшего СССР", проявила себя практически сразу после Беловежья, в кратчайший срок став одной из самых выпуклых, рельефных и весомых по своей значимости во всей проблематике постсоюзных взамоотношений в начале 90-х годов. Эта проблема сконцентрировала в себе не только блок нерешенных вопросов перспектив флота Юга России. Она объединила в себе целый комплекс сложных, объемных и даже судьбоносных для всего Отечества (в широком понимании этого слова, а не в рамках границ ставших независимыми государств) и всего нашего народа вопросов.

Безопасность южных морских рубежей России, ситуация в Причерноморье, будущее Черноморского флота, статус города русской славы Севастополя и "Русской Тавриды" – Крыма, судьба сотен тысяч соотечественников не могли не волновать россиян. "Треугольник" ЧФ – Севастополь – Крым стал своеобразным тестом, экзаменующим Россию, говоря флотским языком, на живучесть и непотопляемость, а ее политическое руководство – на зрелость, компетентность и дееспособность.

Судьбе было угодно, чтобы именно Черноморский флот и его командующий оказались на острие нарождавшихся в те судьбоносные дни российско-украинских отношений. Тогда, в период распада СССР и становления государственности бывших союзных республик, формирования новой системы их взаимодействия в рамках СНГ, события, происходившие на ЧФ и вокруг него, стали экзаменом для всех. Экзаменом на искренность, верность, профессионализм. Искренность душевных порывов и сердечных привязанностей. Верность Родине, Народу, Присяге, Флоту и Флагу. На профессионализм – состоятельность моряков как наследников школы и традиций 300-летнего  флота России.

Кроме того, все мы подверглись серьезнейшей проверке морально-этического характера. Практически граждане еще недавно единой страны (а военные – в особенности) должны были определить – каждый для себя – ценность таких понятий, как товарищество, дружба, патриотизм, интернационализм (к сожалению, в ряде многонациональных по составу своего населения государств Содружества он не в почете). Горько и больно осознавать, что не все достойно прошли эту проверку.

ТАК УЖ РАСПОРЯДИЛАСЬ ИСТОРИЯ: именно Крым – не Приднестровье, не Чечня, не Абхазия – занял центральное место в узле сложнейших межгосударственных, национальных, конфессиональных, геополитических интересов и противоречий во всем регионе Причерноморья. И хотя, слава Богу, здесь не пролилась кровь, – это не умаляет его значения в противоборстве наций, религий и государств.

Почему же полуостров не стал "горячей точкой", ведь именно он находится в центре коромысла "дуги нестабильности", протянувшейся от предгорий Памира до лазурных вод Адриатики? Главным стабилизирующим фактором, не позволившим деструктивным силам разыграть "балканский сценарий", стал Черноморский флот. Во многом благодаря дислокации его сил на крымской земле здесь было исключено применение вооруженной силы для преодоления комплекса существующих и нарастающих проблем. При этом моряки проявили не только волю и выдержку, но и доказали свою состоятельность как профессионалы, сохранив надлежащую степень боевой готовности, обеспечив сохранность колоссального военно-технического потенциала, продолжая решать задачи отстаивания интересов всего Содружества и защиты границ входящих в него государств. Реализовывать свое предназначение в масштабах оперативно-стратегического объединения Военно-Морского Флота черноморцам позволило объединяющее стремление сохранить единым Черноморский флот.

Единство, стремление к нему как раз и материализовалось в сохранении стабильности, в перспективе позволило Черноморскому флоту обрести российский статус, начать работу по его наполнению конкретным содержанием. Этим был создан прецедент, не имевший аналогов в ходе раздела единых Вооруженных Сил, создания на их базе национальных армий.

Тогда, при смене 91-го на 92-й год моряки Черноморского флота попали меж двух огней "проснувшейся государственности" двух славянских республик, моряки и корабли оказались предметом  выяснения  отношений между ними по инициативе раненых осколками внезапно проявившегося национального самосознания политиков, рожденных в эпоху "перестройки". Разлом, рассечение по-живому единого флотского организма грозили одним – его уничтожением. Оказавшись на гребне происходящего, адмирал Касатонов смог сделать все, чтобы не произошел гибельный флотораздел – явление абсолютно алогичное и неестественное. И хотя все, кто волею обстоятельств и соответствующих решений после него были вознесены на вершину флотской пирамиды, с достоинством и честью вели борьбу за интересы России и ее флота, все-таки адмирал Касатонов на этой чрезвычайно сложной и тяжелой стезе был первым. Быть первым всегда нелегко, тем более в таком деле, которым стало определение флотской судьбы. И он добился главного – в период именно его командования на высшем уровне было принято решение, принципиально определившее судьбу флота.

Касатонов был поставлен перед выбором: как поступить? Как это сегодня не представляется удивительным, семнадцать лет назад высшие офицеры, командовавшие многотысячными коллективами, делали свой выбор, превращая в его заложников не только своих подчиненных, но и разрушая своим решением несущие конструкции Вооруженных Сил и, соответственно, государства. У каждого генерала и адмирала, делавшего этот выбор, была своя мотивация. Потому и спектр принятых ими решений был разным. Касатонов тоже сделал свой выбор.

Командующий Черноморским флотом, оказавшись вовлеченным в сложные процессы ломки государственной машины и трансформации ее механизмов, избежал водоворота в мутном потоке быстро меняющейся ситуации. Прирожденный моряк сумел найти нужный фарватер – он стал политиком. Точнее, он им и был – военачальник, тем более флотоводец, обязан быть политиком. Ведь даже Корабельный устав определяет: корабль – частица государства, а его командир – представитель этого государства, который обязан отстаивать его достоинство и интересы. Время и ситуация лишь способствовали раскрытию качеств политика. Как профессионал – моряк и политик – Касатонов избрал курс на сохранение единства Черноморского флота. Потому Украина и не полюбила адмирала. Вернее, не Украина – она здесь ни при чем, – а ее национальноозабоченное руководство, в ту пору занявшее в Киеве властные кресла.


Два феномена времени трудного выбора

РАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ в той или иной мере затронули все военные округа, флоты, другие объединения и соединения. Однако свою непоколебимую стойкость и стремление к единству проявил лишь Черноморский флот, хотя практически повсеместно выражалось несогласие с тем, что делали политики и некоторые военачальники. Ситуация, сложившаяся на ЧФ и вокруг него, роль нашего флота уникальны по целому ряду критериев, позиций и их элементов. Судите сами.

Вооруженные Силы СССР, без преувеличения, были самыми мощными в мире. На территории Украины располагалась их мощнейшая группировка, наиболее боеспособная после наших групп войск, дислоцировавшихся за рубежом. Она состояла из соединений Киевского, Прикарпатского, Одесского военных округов, ракетной армии войск стратегического назначения, войск ПВО страны, а также сил Черноморского флота. По числу ядерных боеголовок, расположенных на ее территории, она уступала только США и России.

Когда Украина стала независимой, в принципе, все военнослужащие, проходившие службу на ее территории, находились в равных условиях, но! Не без сопротивления, особенно со стороны командующих военными округами, все-таки армейцы в кратчайший срок присягнули на верность народу Украины. Что ж, они сделали свой выбор. Однако с Черноморским флотом произошло два феноменальных явления.

ВО-ПЕРВЫХ, впервые в мировой истории (и, наверное, единственный раз) при развале государства не поддалось разрушительным процессам целое оперативно-стратегическое объединение, обладающее ядерным оружием. Причем, объединение, в зону ответственности которого входило все Средиземное море. Где и когда в период распада сверхдержавы и формирования ее новых государственных и политических органов, структур и институтов, в то время, как ее Вооруженные Силы были подвергнуты основному удару, одна из их составляющих выстояла? В тот период, когда три военных округа, возглавляемых десятками генералов, вместе с сотнями тысяч солдат, прапорщиков и офицеров, с тысячами танков, самолетов, ракет с ядерными боеголовками, десятками тысяч единиц боевой техники впали в состояние психологической прострации, а затем комы и распада, – флот устоял. Черноморский флот. Где и когда было подобное?

ВО-ВТОРЫХ, Черноморский флот (оперативно-стратегическое объединение!) более пяти лет в своей основе сохранял единство, имея особый статус и выполняя боевые и повседневные задачи под флагом несуществовавшей державы (!), на территории, находящейся под юрисдикцией другого государства. Его корабли продолжали ходить в Средиземное море и Атлантику.

Целый флот остался верен единожды данной присяге. Что особо примечательно, устояли моряки – именно военные моряки, люди, обладающие особой ментальностью, во все времена базировавшиеся на принципах здорового консерватизма. Черноморцы остались верны Военно-морскому флагу. Уже не было страны, которую этот флаг символизировал, а флот и его люди жили полнокровной жизнью и служили, как подобает, конкретными делами реализуя на практике принцип преемственности отечественных военно-морских традиций, руководствуясь заветами предков, предыдущих поколений русских моряков. История подобных примеров не знает.

Наверняка в ближайшее время эти феномены станут объектом научных исследований. К слову, уже написано несколько книг по данной проблематике, что подтверждает уникальность происшедшего. В конечном счете История воздаст по заслугам всем. И она уже обозначила свое отношение к неординарной личности адмирала Касатонова – "первого лица" в процессе разрешения флотской судьбы. Уже сегодня ясно: Россия и россияне никогда не забудут этого человека, хотя в полной мере нам, очевидцам и свидетелям совершенного им, все же непросто оценить масштабность и величие свершенного им.

 Данный отрывок взят из книги Сергея Горбачева "Феномен адмирала Касатонова",

подготовленной к 70-летию адмирала И.В. Касатонова и вышедшей из печати в Севастополе в феврале 2009 г.

 

Продолжение следует

Просмотров: 1877
Комментариев: 0
Автор: Сергей Горбачев
Источник: Флот - XXI век
Фото: Флот - XXI век
Тэги: раздел и статус ЧФ  ГКЧП  адмирал Касатонов  Севастополь 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Правительство Севастополя является надежным партнером Черноморского флота
Правительство Севастополя является надежным партнером Черноморского флота России. Об этом заявил губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников во время >>>


Назначен и.о. командующего Черноморским флотом
Вице-адмирал Александр Моисеев назначен временно исполняющим обязанности командующего Черноморским флотом. Об этом он заявил сегодня на первой офици >>>


Медведеву поручены непопулярные реформы. За переназначением премьера оппозиция видит многоходовку Путина
Премьер-министра Дмитрия Медведева уже года через два вполне могут снять с должности, повесив на него ответственность за существенный рост недовольс >>>


«Никакие санкции не вечны» Накануне визита в Россию президент Болгарии Румен Радев ответил на вопросы “Ъ”
Сегодня начинается двухдневный визит в Россию президента Болгарии Румена Радева. В понедельник он встретится в Москве с российским премьером Дмитри >>>


85 лет назад «Огонек» писал о подъеме со дна моря парохода «Князь Потемкин», затонувшего близ Одессы, и ледокола «Садко» в Белом море
Это были уникальные операции, которые провели специалисты ЭПРОНа — Экспедиции подводных работ особого назначения. >>>


Иран: поколение санкций. Виктор Лошак побывал в стране, 40 лет живущей в особых условиях
Очевидно, России еще долго жить под санкциями. Волей-неволей опыт и быт Ирана, существующего с разной степенью ограничений уже 40 лет, нам не >>>


«Трамп загнал себя в патовую ситуацию». Что стоит за отказом США от ядерной сделки с Ираном? С американистом Владимиром Васильевым беседует Светлана Сухова
Американское решение выйти из многосторонней ядерной сделки с Ираном столкнулось с жестким противодействием ключевых партнеров США, к которому, пох >>>


ОИС «Адмирал Владимирский» прибыло в сицилийский порт Мессина
Океанографическое исследовательское судно ВМФ России ОИС «Адмирал Владимирский» прибыло в сицилийский порт Мессина (Италия), где приме >>>


Правительство Пашиняна в мягких объятиях англосаксов. «Народный премьер» щедро раздаёт власть друзьям и сопартийцам
«Если в парламенте мы являемся «правительством меньшинства», то за его стенами мы являемся "правительством большинства" >>>


Что может принести канал «Евразия»? О старой идее соединения Каспийского и Чёрного морей
14 мая на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил вернуться к проекту строи >>>


Поиск



Наш день

24 мая - День славянской письменности и культуры.
Праздник отмечается в честь двух братьев-просветителей, Святых Кирилла и Мефодия.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


Севастопольцы и черноморцы отметили 200-летие со дня рождения героя Первой обороны генерал-инженера Э.И. Тотлебена

Православные праздники

Сегодня церковный праздник:
Апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Преподобного Арсения Великого...
Завтра праздник:
Пророка Исаии. Мученика Христофора. Преподобного Шио Мгвимского, Грузинского. Перенесение мощей святителя и чудотворца Николая Мир Ликийских...
Ожидаются праздники:
23.05.2018 - Апостола Симона Зилота. Святителя Симона, епископа Владимирского и Суздальского, в Ближних пещерах почивающего. Преподобного Симона Радонежского...
24.05.2018 - Священномученика Мокия. Равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей славянских. Святителя Никодима, архиепископа Сербского. Священномученика Иосифа, митрополита Астраханского...
25.05.2018 - Святителей Епифания, епископа Кипрского и Германа патриарха Константинопольского. Преподобного Дионисия Радонежского. Прославление священномученика Ермогена, патриарха Московского и всея России чудотворца...
26.05.2018 - Мученицы Гликерии девы и с нею Лаодикия, стража темничного. Перенесение мощей преподобномученика Макария, архимандрита Каневского, игумена Пинского, Переяславского чудотворца...
27.05.2018 - Мученика Исидора Хиосского. Преподобного Никиты, затворника Печерского, епископа Новгородского. Блаженного Исидора Твердислова, Христа ради юродивого, Ростовского чудотворца...

Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Небо Крыма в безопасности. Новейшие системы РЛС взяли под контроль воздушное пространство черноморского бассейна
«Газпром» и OMV отложили на год проект малотоннажного завода СПГ на Черном море
На базе ЧВВМУ пройдет Всероссийска конференция по Морской стратегии и политике России
Рыбакам на промысле в Азовском море необходимо соблюдать превентивные меры
В Севастополе проходит выставка рассекреченных документов органов госбезопасности
Алжир хочет в Club. Он присматривается к российским патрульным кораблям с новейшим ракетным комплексом
Росрыболовство делит миллионы "на коленке". Ведомство не хочет защищать отрасль и делает ставку на квотных рантье в угоду чьих-то интересов
Славная эскадра Черноморского флота: кузница кадров, ракетный первенец и «Чаловка». Чудеса ловкости и не только проявляли моряки и в море, и на суше – на благо Севастополя
В КОЛЛЕКЦИЮ ФАЛЕРИСТА: НОВЫЙ ЗНАК «КАСАТОНОВСКОЙ» СЕРИИ
Реклама


Погода


Ранее
Участие ВМС НОАК в сопровождении судов с сирийским химоружием демонстрирует, что Китай - ответственная держава

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ