Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Общую историческую память народов СССР – победителей фашизма нужно активно отстаивать на всех международных площадках, заявил лидер ДПФ
Путин приказал провести Парад Победы 24 июня
Региональная неделя депутата Константина Затулина
Эпидемия вскрыла внутренние проблемы Армении. Если правительство будет бездействовать, появится реальная оппозиция
Сложности со строительством медцентра в Севастополе возникли из-за подозрений на инфицированность рабочих
На украинском фланге борьбы за Белый дом в Вашингтоне. «Плёнки Деркача» – блестящее документальное подтверждение того, что власть на Украине функционирует в режиме внешнего управления
Как вернуть себе Победу? Путь к нормальности – экономика
Кнутом по интеллекту. Общественность страны требует, чтобы глава Центробанка России Эльвира Набиуллина встретилась с академиком Сергеем Глазьевым в прямом эфире
Фрегат "Адмирал флота Касатонов" отправился на финальный этап госиспытаний
По заслугам – и честь! На ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ открыта обновленная Доска почета
16-летняя голландка завершила кругосветное плавание
Севастопольский морпорт начали готовить к продаже в частные руки
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Был ли доклад "Горизонт чист"?


2012-05-06 16:38 Юбилей
За более чем столетнюю историю подводных сил России, как это ни прискорбно, произошло несколько десятков серьезных аварий и катастроф российских и советских субмарин. Некоторые из них, к примеру, трагедии "Комсомольца" и "Курска", прозвучав на весь мир, вызвали широкий и политический, и общественный резонанс. При этом отметим: некоторые аварии связаны с нашими лодками, решавшими задачи в Средиземном море в период "холодной войны".

И горели, и тонули, и...

ДАННЫЕ БЕССТРАСТНОЙ СТАТИСТИКИ свидетельствуют: наиболее "звучные" аварии и катастрофы советских ПЛ произошли с атомоходами довольно многочисленного семейства лодок 675-го проекта. Так, например, 14 июня 1973 года тихоокеанская атомная ракетная подводная лодка К-56 при возвращении в базу столкнулась с научно-исследовательским судном ("разведчиком") "Академик Берг". Командир атомохода принял решение посадить лодку на мель. "Навигационное происшествие с тяжелыми последствиями" унесло жизни 16 офицеров, 5 мичманов, 5 моряков-"срочников" и вышедшего в море гражданского специалиста из Ленинграда. Память об этой трагедии хранит "Скорбящая мать" мемориала на месте захоронения 19 моряков в центре кладбища в "тихасском" Шкотово-17, ныне г. Фокино…

Достоянием общественности стали и другие трагические случаи, в т.ч. столкновение 18 апреля 1976 года тихоокеанской К-116 при выходе из Авачинской губы с теплоходом "Вольск". В том же году 28 августа гвардейская К-22 Северного флота у берегов Крита столкнулась с американским фрегатом "Водж".

Конечно, чрезвычайные происшествия случались с субмаринами и других проектов. К примеру, через год, 21 августа 1977 года, в Средиземном море черноморская дизельная ПЛ Б-41 пр. 641, находясь на глубине 60 м, зацепившись за якорный трос буровой платформы, намотала его на линию вала. Лодка была вынуждена всплыть. С помощью водолазов с нашей плавбазы ее освободили из "плена"…

Может быть, нынче кто-то поерничает: уж больно часто наши подводники попадали в разного рода переплеты. И тонули, и горели, и погибали… Увы, без этого не бывает, тем более на войне. И хотя она была "холодной", но зачастую ее температурный градус поднимался до самого высокого накала. А на войне жертв, к сожалению, избежать не удаётся никому. Тем более нам – при нашем общем количестве подводных лодок, много плававших, активно и эффективно действовавших.

ОБЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО советских субмарин, решавших задачи в Средиземном море, районы их патрулирования и т.д. – информация тщательно скрываемая. Да это и понятно: главное тактическое преимущество подводных лодок – скрытность, обеспечивавшее внезапность в достижении боевого успеха. Если наши надводные силы можно было посчитать – у "супостата", имевшего многочисленную авиацию корабельного и берегового базирования, они были, как на ладони, – то о наличии и числе советских подводных лодок вероятный противник мог только догадываться. Догадки свои НАТОвцы стремились всячески "обналичить", проводя противолодочные операции и стремясь взять под надежный контроль "узкие места". К таковым в буквальном смысле относился Гибралтарский пролив. Именно через него в бассейн Черного моря попадали наши субмарины, приходившие в Средиземное море решать задачи боевой службы.

Пролив они форсировали скрытно, в подводном положении, зачастую прячась под судами, шедшими его водами. Благодаря этому тактическому приёму "растворялся" след наших лодок, выходивших на оперативный простор. О том, как обеспечить скрытность и достичь успеха, как действовать в этом сложном и даже опасном в навигационном отношении районе, говорилось в специально разработанных документах. Их неукоснительное, можно сказать, щепетильное выполнение обеспечивало не только эффективность решения поставленных задач, но и безопасность, безаварийность плавания.

О ТОМ, что наши подводники умели буквально ювелирно проскакивать через "бутылочное горлышко" Гибралтара, оставаясь необнаруженными, свидетельствует знаменитый поход АРПК "Курск" в 1999 году. Тогда наш атомоход, незаметно войдя в Средиземное море, активно действовал в его водах, в т.ч. у берегов "распятой" НАТО Югославии. Подводники-североморцы, не будучи обнаруженными, сумели выполнить несколько условных ракетных ударов по корабельным группировкам "вероятных друзей", остававшихся потенциальными противниками России. "Курск" был обнаружен только по завершении выполнения задачи – уже на обратном пути, на выходе из Средиземноморья. Таким образом, из боевого похода в родное Видяево наши подводники тогда вернулись с победой…

К сожалению, бывало и по-другому, что подтверждает навигационное происшествие, случившееся 19 сентября 1984 года. Тогда в Гибралтаре с советским транспортом "Братство" столкнулась атомная подводная лодка К-53.

О ТОМ, ЧТО ТОГДА ПРОИЗОШЛО, написано немало. Причем не только энтузиастами-исследователями, по крупицам из разных источников складывающими целостную мозаику, как говорится, имевшего место быть. При этом общая картина произошедшего и сегодня не утратила своей противоречивости – участники событий, по-разному их трактуя, зачастую оставались при своём мнении даже после официального окончания расследования. Примечательным также является и то, что по поводу столкновения К-53 и "Братства" открыто не только высказывались, но даже написали не только "третьи лица".

Своё слово сказали и непосредственные участники событий, и "высокое начальство" в лице командовавшего в то время Северным флотом адмирала А.П. Михайловского. Правда, сделано подобное было им двадцать лет спустя – раньше, в "советское время", делать это было не принято. Описанию происшествия адмирал посвятил главу с красноречивым названием "Удар форштевнем" в части второй ("Черная полоса") своей пятой книги "Цена успеха". Оставил свои записки и капитан теплохода Черноморского морского пароходства "Братство" Вадим Филиппович Демченков.


Как это было. Взгляд с мостика "Братства"


"БРАТСТВО", загрузившись зерном в Канаде, пройдя Атлантику, зашло в испанскую Сеуту для пополнения запасов воды и топлива. 18 сентября 1984г., выйдя из порта, судно легло на курс 98О, скорость хода – 14 узлов. Погода – благоприятная, видимость хорошая – ночная, около 4 миль, море не больше трех баллов…

Тем временем советский атомоход проекта 671 (по НАТОвской классификации "Виктор-1") на глубине 60 метров форсировал Гибралтарский пролив. В 19.45 командир, уточнив место корабля, передал управление старпому. После полуночи было необходимо подвсплыть на сеанс связи. Все шло, в общем-то, по плану…

На судовых часах – 23.33 местного времени (на лодке – 01.34 19 сентября, время корабельное). Внезапно – да это и понятно – страшный удар! Как вспоминает капитан В. Демченков, он был сравним со взрывом – до того он потряс судно (кстати говоря, до момента, когда в испанском Альхесирасе водолаз, вынырнув из затопленного машинного отделения, продемонстрировав куски "лодочной" резины, прокричал: "Russian submarin", все на "Братстве" считали, что это был взрыв).

 

АПЛ К-53 после столкновения с транспортом "Братство" (ЧМП) в районе Гибралтара. 19 сентября 1984 г.

В течение 50 секунд машинное отделение было затоплено по главную палубу, судно с осадки 10 метров провалилось на осадку 12,5 метра, практически по главную палубу, но осталось на плаву – сухогрузы этой серии имели большую погибь, поэтому над водой возвышались бак и корма.

КАК ПОТОМ ВЫЯСНИЛОСЬ, пробоина оказалась размером 100 квадратных метров: от киля на высоту 5 метров и длиной 20 метров. Лодка нанесла удар носом, на встречном курсе, под углом около 45 градусов. Удар пришелся в конец 3-го трюма и закончился в конце машинного отделения. Лодка попросту вошла в корпус судна и унесла с собой огромный кусок борта. Пробоина не была рваной дырой – просто отсутствовал кусок борта. Машинное отделение оказалось полностью затоплено, 3-й трюм разгерметизирован. Там же возле борта до удара находился штатный стояночный дизель-генератор – его тоже не досчитались. Вероятно, удар корпуса лодки сорвал его с фундамента, и он просто выпал в дыру за борт.

"Вахта из трех человек из машинного отделения бежала вверх по трапам кто по колено, кто по пояс в воде, – вспоминает В. Демченков. – Прибывший на свое место по тревоге 2-й механик сразу же перекрыл клинкетную дверь приводом с главной палубы. Вместимость тоннеля не менее 1500 тонн. Если бы он заполнился водой, гибель судна была бы неминуема. Судно одноотсечной непотопляемости, однако на плаву! Видимо, при наличии зерна коэффициент проницаемости оказался очень мал, да и зерно не так активно вымывалось, поскольку не было большой волны и сильной качки".

Как отмечает капитан, теоретически судно должно было затонуть в течение одной минуты, но этого, к счастью, не случилось. Можно сказать, произошло чудо. Машинное отделение было затоплено, турбогенератор остановился, но через 20 секунд запустился аварийный дизель-генератор. Судно не было освещено только в течение 30–40 секунд. Через 10 минут весь экипаж был на воде в шлюпках: все ожидали, что сухогруз может затонуть…

ПОКИНУВШИЙ "БРАТСТВО" экипаж находился рядом с судном. По сигналу SOS к нему направились другие суда. Первыми подошли болгары с транспорта "Пятеро из РМС". Спустили зачем-то свою шлюпку, но ее мотор тут же заглох, и ветром ее унесло в кромешную мглу. Капитан болгарского судна не поднимал советских моряков, пока одна из шлюпок "Братства" не отправилась на поиски болгарских горе-спасателей. Их вскоре нашли и на буксире привели к борту. Болгарский экипаж оказал "братушкам" дружеский прием. Вскоре подошел советский теплоход "Капитан Медведев" и забрал всех наших моряков к себе на борт.

Хотя экипаж покинул борт "Братства", тем не менее, одна из его шлюпок постоянно дежурила у борта для того, чтобы оно не считалось брошенным и не досталось кому-либо как добыча. Капитан и начальник судовой радиостанции периодически поднимались на борт для связи с пароходством. Члены команды "Братства" уже днем завели буксир на испанский буксировщик, который отвел полузатопленное судно в Альхесирас и посадил на пологую песчаную банку с глубиной 12,5 метра.

Зерно в 3-м трюме замокло, а в остальных пяти было в отличном состоянии. Подошло другое наше судно, зерно перегрузили. "Скажу не хвалясь, – вспоминает капитан, – наше судно было одним из лучших в ЧМП, но, тем не менее, поступило указание: "Братство" не буксировать в Одессу, а тут же, в Средиземном море, продать на металлолом. Владелец металлолома во время перегрузки зерна бегал с палубы одного судна на другое и недоумевал: что идет на лом? Палуба нашего судна сверкала краской, без следов ржавчины. Судно, на которое перегружали зерно, было покрыто ржавчиной и выглядело рядом с нами довольно затрапезно"…


Как это было. Взгляд с перископной глубины


СЕНТЯБРЬ, бархатный сезон… Командующий Северным флотом Герой Советского Союза адмирал Аркадий Петрович Михайловский с супругой отдыхал в сочинской "Авроре". Утром 19-го ему позвонил начальник штаба СФ вице-адмирал Вадим Константинович Коробов, сообщивший о произошедшем и о приказании от Главкома: прервать отпуск.

Оказалось, что командир аварийной К-53, получившей удар, об этом не докладывал… 9 (!) часов. Потому информация о непонятном столкновении советского транспорта в нейтральных водах поступила… через Испанию в Министерство иностранных дел Советского Союза, а оттуда в правительство СССР, минуя Министерство обороны. Соответственно, Центральный командный пункт Генерального штаба длительное время оставался в неведении, поскольку какие-либо аварийные сигналы от подводных лодок туда не поступали. К-53 донесла о столкновении с большим опозданием, чем вызвала справедливый гнев министра Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова и "втык" Главкому Адмиралу Флота Советского Союза С.Г. Горшкову.

КАК ВСПОМИНАЕТ А. Михайловский, многоцелевая атомная подводная лодка проекта 671 К-53 в начале сентября 1984 года вышла из Гремихи для несения боевой службы на Средиземном море под командованием капитана 2 ранга Юрия Скатова. Подготовка этого корабля к серьезному и длительному походу осуществлялась под непосредственным руководством командира "дружеской" дивизии контр-адмирала Виктора Горева при контроле со стороны командующего флотилией вице-адмирала Александра Устьянцева.

 

Аварийный атомоход у борта плавмастерской ПМ-24.

Итоговую проверку готовности К-53 осуществила группа офицеров штаба флота под руководством вице-адмирала Вадима Коробова, который в соответствии с установленным порядком по представлению контр-адмирала Владимира Лебедько лично произвел предпоходовый инструктаж командира К-53, проверил наличие у него и правильное понимание боевого распоряжения на поход, разработанного офицерами оперативного управления и подписанного командующим Северным флотом. "К сожалению, – вспоминает адмирал А. Михайловский, – в этом боевом распоряжении старшим на борту подводной лодки К-53, ввиду недостаточного опыта самостоятельного плавания у штатного командира Юрия Скатова, был назначен командир однотипной подлодки капитан 2 ранга Иван Пахомов, имеющий опыт несения боевой службы на Средиземном море. В целесообразности подобного "старшинства" никто из должностных лиц, готовящих подлодку к походу, не сомневался. В том числе и я, когда "подмахнул не глядя" типовое боевое распоряжение, не вникнув в его особенности". При этом штатный командир дивизии, его начальник штаба и два замкомдива были в наличии. Любой из них мог бы возглавить поход, понимая, что Юрий Скатов идет на Средиземное море впервые. Таким образом, подводная лодка вышла на боевую службу, имея на борту двух командиров: штатного – капитана 2 ранга Юрия Скатова и старшего – капитана 2 ранга Ивана Пахомова.

ПЕРЕХОД через Баренцево и Норвежское моря, Северо-Восточную и Иберийскую зоны Атлантики они совершили скрытно, без каких-либо происшествий. 18 сентября управление действиями подлодки для несения боевой службы на Средиземном море по установленному порядку принял на себя командный пункт Черноморского флота.

 В этот день командир К-53 получил несколько радиограмм с уточнением боевого распоряжения для действий на Средиземном море. Часть радиограмм содержала искажения. Поэтому Скатов решил на очередном сеансе связи в 1 час 15 минут 19 сентября, после форсирования Гибралтарского пролива, подвсплыть на перископную глубину в море Альборан для повторного приема якобы пропущенной информации.

 Пахомов это решение утвердил. Однако оба командира не учли, что район всплытия в море Альборан весьма сложен и находится вблизи территориальных вод Испании. Через него интенсивным потоком проходят суда, следующие в Гибралтар, Сеуту и Танжер. Кроме того, тип гидрологии в этом море иной, нежели в Атлантике. Весьма вероятно, что слышимость шумов судов и дальность гидроакустического наблюдения за ними после прохода Гибралтарского пролива могла существенно уменьшиться.

 

 За действиями советских моряков наблюдают американцы.

В 0 часов 58 минут оба командира прибыли в центральный пост. На подводной лодке была объявлена боевая готовность № 1. Прослушан горизонт. Гидроакустики доложили о наличии шумов трех судов. Капитан 2 ранга Скатов назначил курс для всплытия таким образом, чтобы пеленги на все три шума менялись на корму подводной лодки. Однако при этом курс подлодки пересекал вероятную попутно-встречную полосу потока судов в Гибралтарском проливе практически под прямым углом. Других мер безопасности командир не предпринял. Вместе с тем работу боевого информационного поста не организовал. Систематического измерения пеленгов и определения дистанций до обнаруженных целей он также не производил, а приборы управления торпедной стрельбой не использовал. Результат: начал всплытие на перископную глубину, не убедившись в безопасности маневра.

Капитан 2 ранга Пахомов все это время находился в центральном посту, но неосмотрительных действий Скатова не пресек и сам фактически бездействовал.

 В 1 час 15 минут подлодка К-53 всплыла под перископ. Ходовых огней каких-либо судов, находящихся в опасной близости, капитан 2 ранга Скатов не обнаружил и поэтому сразу же установил по кораблю боевую готовность № 2.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ после всплытия на перископную глубину гидроакустик доложил о появлении шума цели № 4, пеленг на которую не менялся, а его интенсивность увеличивалась. Однако командир опасность сближения с этой целью должным образом не оценил. К тому же он усомнился в точности своего путеисчисления и сосредоточил внимание на определении места подводной лодки, для чего периодически уступал бинокуляр перископа штурману.

В 1 час 30 минут цель № 4 – а это было "Братство" – вошла, видимо, в зону так называемой гидроакустической тени, и шум прекратился. Тем не менее ходовые огни транспорта, находившегося в опасной близости, были обнаружены в перископ штурманом, в тот момент пытавшимся определить место подводной лодки по береговым ориентирам. Но только через 3 минуты штурман доложил об этом командиру, а гидроакустик возобновил доклад об очень сильном шуме гребных винтов цели № 4.

Как отмечает А. Михайловский, приняв эти тревожные доклады и осознав опасность, капитан 2 ранга Скатов попытался уклониться от сухогруза срочным погружением, однако мера эта оказалась запоздалой и к успеху не привела. В 1 час 34 минуты подводная лодка К-53 получила сильный удар в носовую часть, после чего начала быстро погружаться с дифферентом на нос и была одержана только на глубине 60 метров.

Следует особо отметить: после столкновения, находясь в состоянии сильнейшего стресса, командир подводной лодки не изъял и не опечатал навигационные и вахтенные документы, карты, планшеты. Таким образом, у него было время и возможности привести все в "надлежащий порядок", чтобы замести "следы". Не всплывая на поверхность, Ю. Скатов удалился от потерпевшего судна, не убедившись в его безопасности, и донес о происшествии на береговой командный пункт только в 10 часов 50 минут.

В результате столкновения на подводной лодке оказался поврежденным легкий корпус, обтекатель и ряд приемников гидроакустического комплекса, щиты волнорезов торпедных аппаратов, крышка торпедопогрузочного устройства…

После того, как о происшествии было доложено по инстанциям, к лодке подошли силы Средиземноморской эскадры, в том числе плавмастерская ПМ-24. После срочного ремонта К-53 покинула Средиземное море и в сопровождении СКР "Разительный" была отправлена на Северный флот, куда прибыла своим ходом через 12 суток. Вместо неё в Средиземное море пришлось посылать другую лодку.

 

 Поврежденный обтекатель ГАК. Атомоход проходит ремонт в доке.

 

Всем досталось на орехи...

КАК ВСПОМИНАЕТ адмирал А. Михайловский, подведение итогов работы комиссии по расследованию обстоятельств и причин этого тяжелого происшествия осуществлял лично Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков, специально для этого прилетевший в Североморск. Комиссия пришла к заключению, что причиной столкновения являлась слабая морская и штурманская подготовка командира подводной лодки К-53 капитана 2 ранга Ю. Скатова, который пренебрег мерами предосторожности, выработанными хорошей морской практикой, осуществил безграмотный и необоснованный выбор места и времени всплытия в море Альборан, расположил курс всплытия поперек генеральному направлению потока судов в Гибралтарском проливе.

Как водится, происшествию способствовали низкая организация службы на подводной лодке, отсутствие должного взаимодействия между боевыми постами и командными пунктами по линии старший помощник командира — вахтенный офицер — гидроакустик — боевой информационный пост — штурман. Кроме того, к числу причин, приведших к столкновению К-53 с транспортом "Братство", отнесли необоснованное назначение и бездействие старшего на борту подводной лодки капитана 2 ранга И. Пахомова.

Как следствие – приказ Министра обороны СССР, где обстоятельства и причины происшествия были изложены точно и строго, а виновники наказаны. Капитан 2 ранга Скатов от самостоятельного управления атомной подводной лодкой был отстранен и с занимаемой должности снят. Распрощался с командованием дивизией и контр-адмирал В. Горев. Ну а командующий СФ адмирал А.П. Михайловский получил очередной строгий выговор. Стоит отметить: за четыре месяца до этого приказа он уже получил строгий выговор от министра после взрывов на ракетно-технической базе Северного флота в Окольной. Кресло под командующим ходило ходуном…

Вскоре комфлотом получил третьего "строгача", правда, уже от нового министра обороны Маршала Советского Союза С.Л. Соколова. "Черная полоса" у А. Михайловского оказалась широкой: ракета-мишень РМ-6, запущенная с подлодки К-235, по ошибке оператора телеуправления, отвернув в сторону от стреляющих кораблей, пошла в сторону берега. Израсходовав топливо, она упала в лапландской тундре. Бдительные финны это дело не только засекли, но и передали советским друзьям "сувенир". Результат: 25 февраля 1985 г. вышло постановление Совета Министров СССР о том, что "адмирал Михайловский А.П. освобождён от занимаемой должности в связи с переходом на другую работу"…

Надо сказать, что командующим Северным флотом "не везло" – ни до А.П. Михайловского, ни после него. Он был одиннадцатым командующим Северным флотом, из них шесть "плохо кончили" – были репрессированы или сняты с должности. Лишь четверо ушли с флота живыми и с повышением. После А.П. Михайловского тоже было не всё ладно: фактически были сняты с должности командующие СФ адмиралы О.А. Ерофеев и В.А. Попов, а адмирал Г.А. Сучков даже осуждён…

КОНЕЧНО, сведения о столкновении К-53 и "Братства" засекретили, хотя это был секрет полишинеля. Впрочем, гражданские моряки-одесситы об этом происшествии не распространялись. Слава Богу, все они остались живы, обошлось даже без травм. Правда, судно "пошло на иголки", о чём все сожалели. Экипаж, естественно, расформировали, удостоив четырёх человек нагрудным знаком "Почетный работник Морфлота" – судно и груз всё-таки были спасены, жертв удалось избежать…

Впрочем, капитан дальнего плавания Вадим Филиппович Демченков до сих пор сомневается в том, что всё было так, как официально установила флотская комиссия. Сам он – офицер запаса, некоторое время служил в БЧ-3 подводных лодок на Севере и Черном море. Он считает, что подводная лодка находилась не под перископом, а в позиционном или даже надводном положении, осуществляя запоздалый манёвр на погружение. Об этом свидетельствует характер повреждений и судна, и субмарины – по мнению В. Демченкова, в данном случае должны были быть задеты рубка и выдвижные устройства атомохода, а судно получило бы меньшую пробоину. Удар же пришёлся по корпусу К-53, из борта сухогруза вырван огромный кусок борта.

Впрочем, важно ли это сегодня? Хотя как сказать: участники событий ещё живы, да и уроки из подобного рода ЧП извлекать никогда не поздно.

 

Капитан 1 ранга Сергей ГОРБАЧЕВ, член Союза писателей России, участник шести боевых служб  и дальних походов в Средиземное море

 

Просмотров: 8488
Комментариев: 9
Автор: Сергей Горбачев
Источник: Флот - XXI век
Фото: Флот - XXI век
Тэги: АПЛ К-53  теплоход "Братство"  столкновение  СКР "Разительный"  5-я Средиземноморская эскадра 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Не дай Бог…
Похоже, "Аннушка уже разлила масло" - с общемировым ведением антивирусного «дресс-кода» (перчатки, маски), большинство государс >>>


Ковидимость нового мира. Эксперты спорят о последстиях пандемии, но ничего хорошего России не сулят
С началом коронавирусной эпидемии мир показал свой гуманизм далеко не в последнюю очередь тем, что все страны хотели сохранить жизнь старых людей. Н >>>


Станет ли пандемия COVID-19 предтечей мировых войн. Камо грядеши – география будущих конфликтов
Российско-китайское содружество против атлантической оси США – Великобритания. Перерастет ли это противостояние в следующую мировую войну. Ста >>>


Парад Победы? Капитальный ремонт! Нарастающая отсталость РФ и прогрессирующий управленческий дефолт в стране требуют неотложных действий
Мы недаром выбрали для заглавной иллюстрации обложку к роману Леонида Соболева «Капитальный ремонт». Увы, нынешняя пандемия стала « >>>


Климкин заявил о конце «национальной идеи» об освобождении Крыма
Обсуждение украинскими политиками вопросa o поставкаx воды в Крым является концом «национальной идеи» об освобождении полуостровa, заявил >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Украина хочет разместить корабли НАТО в Керченском проливе
Так называемый представитель президента Украины в АРК Антон Кориневич заявил, что корабли стран НАТО могли бы "мониторить" ситуацию в Керч >>>


СМИ: египетский фрегат разнёс в клочья турецкий военный корабль, нарушивший границы страны. Фейк? Фейк...
Сразу несколько информационных источников сообщили о том, что турецкий военный корабль вторгался в территориальные воды Египта, в результате чего по >>>


6 июня — Пушкинский день в России (День русского языка)
Ежегодно 6 июня в России отмечается Пушкинский день. Литературное творчество великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина бесценно. Его произ >>>


Российское судостроение в мае 2020 года
Вопреки пандемии и мерам по борьбе с ней российское судостроение постепенно начинает восстанавливаться после резкого торможения в апреле. По крайне >>>


Поиск



Наш день

6 июня — Пушкинский день в России (День русского языка)
Ежегодно 6 июня в России отмечается Пушкинский день. Литературное творчество великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина бесценно. Его произведения объединяют людей всех возрастов, вероисповеданий, национальностей, переводятся на десятки языков мира. Александра Пушкина часто называют основоположником современного русского литературного языка. Сколь ни трудны бы были его произведения для перевода, поэт имеет своих почитателей почти во всех уголках планеты.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


9 Мая 2020 года в Севастополе

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
The National Interest (США): как Украина сохранила свой гигантский устаревший самолет-амфибию
Туда суда. ОСК определилась с местом петербургского офиса
«Эксперимент «Украина». Недоразумение длиною в столетие»
Режим молчания: в России собрались вернуть военную тайну. В новое понятие войдут сведения, касающиеся вооружения, укомплектованности и дислокации частей
Чем запомнился первый Морской салон в Приморском крае
Москва и Иерусалим объединяются против «восточного папизма» Константинополя
Не дай Бог…
Зубы Гитлера. Историк Олег Будницкий — об обстоятельствах идентификации трупа Гитлера
Военно-научное общество ЧФ проводит презентацию книги об адмирале Чурсине
Реклама

Православные праздники

Погода


Ранее
Феодосийская верфь «Море» получила кредит для постройки корабля «Шторм»

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ