Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Морское сообщество, севастопольцы и крымчане поздравляют с Днем рождения председателя Общероссийского Движения поддержки Флота Михаила Ненашева
Путин заявил о намерении укреплять Армию и Флот
Заявление Института стран СНГ в связи с задержанием первого президента Крыма Юрия Мешкова
Буксир и "лимонки". Как ВМС Украины маневрировали в Азовском море
Новые подробности меняют картину гибели Ту-154 под Сочи
Между высочеством и величеством. Подготовка визита Владимира Путина в страны Персидского залива потребовала восточной тонкости
Турция и санкционная «политэкономика» Трампа
Сергей Шойгу: главное — научить отношению к жизни
С дизелем за кормой: смогут ли подвесные моторы дать новый импульс российскому "малому флоту"
ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ: судоремонтники делом доказывают свою востребованность и профессионализм
Вокруг Крыма - на «Комете»: как развиваются пассажирские морские перевозки на полуострове
Битва за Анаклию: кто подрывает масштабный грузино-американский проект?
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Стояли насмерть! К 70-летию окончания второй героической обороны Севастополя. Хроника событий. Часть 9


2012-06-07 09:29 История
В начале нынешнего июля в Севастополе будет отмечаться 70-летие окончания второй героической обороны Черноморской твердыни. К этой трагической памятной дате мы публикуем хронику событий, которыми были насыщены последние дни обороны. Ее автор – известный историк флота и города Геннадий Иванович Ванеев, в 1995 г. опубликовавший двухтомник "Севастополь 1941–1942. Хроника героической обороны".

15 июня – понедельник

С рассветом противник открыл сильный артиллерийско-минометный огонь по боевым порядкам частей севастопольской обороны. Особенно мощный огонь он вел по частям первого сектора, Сапун-горе и Ялтинскому шоссе. Его авиация атаковала боевые порядки первого и второго секторов и районы четвертого сектора: Любимовку, Трензину и Сухарную балки.

Одновременно пехота противника, поддержанная танками, перешла в наступление по направлению к совхозу "Благодать" и по Ялтинскому шоссе на высоту 56,0. Частями первого сектора атаки врага были отбиты, и к исходу дня наши войска оборонялись на прежних рубежах.

Не ослабевала напряженность боев и на Северной стороне в третьем и четвертом секторах. Враг дополнительно подтянул из резерва два полка с танками и повел наступление в направлении высот 60,0 — 42,7 и 36,1, рассчитывая захватить Бартеньевку и окружить береговую батарею № 30. Героическими усилиями 95-й и 345-й стрелковых дивизий, а также 79-й морской стрелковой бригады все атаки были отбиты, и враг нигде не смог прорваться.

Газета "Правда" в передовой статье писала:

"Весь советский народ, народы свободолюбивых стран сегодня с затаенным дыханием следят за ожесточенным сражением, которое ведет Севастопольский гарнизон, отражая бешеные атаки врага, его авиации, его танков и пехоты. Стойкость защитников Севастополя, их мужество, их доблесть бессмертны. На подобный героизм способны только люди, которым свобода, честь, независимость и процветание своей Родины, своего государства превыше всего, превыше жизни...".

За день боев враг потерял только убитыми не менее 900 человек. Наши потери: убитыми – 597 и ранеными — 938 человек.

Из Новороссийска прибыли крейсер "Молотов" (командир капитан 1 ранга М.Ф. Романов) в охранении эскадренного миноносца "Безупречный" (командир капитан-лейтенант П.М. Буряк), а также две подводные лодки "М-33" (командир капитан-лейтенант Д.И. Суров) и "М-111" (командир капитан-лейтенант А.А. Николаев), базовые тральщики "Защитник" (командир старший лейтенант В.Н. Михайлов) и "Взрыв" (командир старший лейтенант Н.Ф. Ярмак); из Туапсе — подводная лодка "С-32" (командир капитан 3 ранга С.К. Павленко). На них доставлено: 2325 человек личного состава 138-й стрелковой бригады, 1075 человек маршевого пополнения, 442 т боезапаса, 24 72-мм миномета, 1486 автоматов ППШ, 50 противотанковых ружей, 30 т бензина и 12 т продовольствия.

Вице-адмирал Ф.С. Октябрьский сообщил начальнику штаба флота и начальнику тыла, что бензина для автомашин в Севастополе осталось на шесть суток, авиабензина Б-78 – на пять, Б-74 – на шесть и Б-70 – на двое суток, причем расход бензина в сутки для автомашин составляет 45 т, авиационного Б-78 – 15, Б-74 – 20, Б-70 – 10 т. Он приказал выделить часть подводных лодок для подачи бензина всех марок; на подводных лодках иметь шланги и приспособления для откачки бензина.

О напряженности обстановки в Севастополе говорил и тот факт, что в этот день Городской комитет обороны принял решение о призыве добровольцев и мобилизации женщин в ряды Красной Армии и Флота. Оно обязывало всех председателей райисполкомов и секретарей райкомов партии в течение трех суток отобрать для призыва по 75 человек в районе.

16 июня – вторник

С утра вражеская авиация возобновила мощные удары по переднему краю севастопольской обороны. Она действовала до наступления темноты, совершив до 700 самолето-вылетов и сбросив до 2000 крупных бомб. Артиллерия противника вела огонь по позициям войск, городу и аэродромам, выпустив по последним 800 снарядов крупного калибра.

На направлении вспомогательного удара враг перешел в наступление в районе Кадыковки. Войска первого сектора (109-я и 388-я стрелковые дивизии), ведя упорные сдерживающие бои, вынуждены были медленно отходить; к исходу дня оставили совхоз "Благодать" и отошли на запад. К исходу суток наши части удерживали рубеж, проходивший от высоты 57,7, по западным скатам высоты 99,4, по высотам: безымянной в 300 м западнее совхоза "Благодать", 29,4, 56,0, хут. Мариндакина, до западных скатов высоты с Итальянским кладбищем.

Таким образом, в результате пятидневных боев противнику удалось узким клином врезаться в оборону на стыке первого и второго секторов, но сломить ее и выйти по Ялтинскому шоссе к Севастополю он не смог. Первые десять дней вражеского наступления, пока не иссякли запасы снарядов и был небольшой подвоз их с Кавказа, оборона Севастополя в целом была устойчивой и казалась для врага непреодолимой.

В 02.40 крейсер "Молотов" и эскадренный миноносец "Безупречный", приняв на борт 1868 раненых и 1040 эвакуированных, вышли из Севастополя в Новороссийск. Маневрируя в районе Херсонесского маяка, корабли обстреляли войска противника в районах: Камары, Камышлы и Бельбекская долина. Крейсер произвел 150 выстрелов 180-мм снарядами, а эскадренный миноносец – 240 130-мм снарядами. На переходе в море корабельный врач крейсера военврач 1 ранга А.Г. Шевцов и его коллеги оказывали помощь раненым, порой часами не выходя из операционной.


17 июня – среда

17 июня противник вновь нанес главный удар на Северной стороне по войскам четвертого сектора. В 03.30 враг начал артиллерийскую и авиационную подготовку по участкам, находившимся в верховьях балок: Графская, Трензина, Сухарная, а также в направлении бухты Голландия, совхоза им. С. Перовской, батареи береговой обороны № 30 и Любимовки.

После ожесточенной авиационной и артиллерийской подготовки до четырех вражеских полков 54-армейского корпуса, включая полнокровный 42-й полк 46-й немецкой пехотной дивизии, прибывший из Керчи, перешли в наступление при поддержке танков. Весь день шел жестокий кровопролитный бой, особенно на участке 90, 161 и 241-го полков 95-й дивизии. Во многих пунктах танки противника попали на минные поля, немало подорвалось. Метко уничтожали их и противотанковыве пушки 97-го противотанкового артдивизиона. И все же около десяти машин прорвалось на наши позиции. Немецкая пехота стала теснить оборонявшиеся подразделения, некоторые из них были окружены.

Попал в окружение минометный дивизион 172-й стрелковой дивизии. Сохранившиеся подразделения 172-й дивизии продолжали действовать на стыке 95-й и 345-й стрелковых дивизий. Они были сведены в один батальон под командованием старшего лейтенанта Ивана Зилина.

Пробиться через кольцо своими силами воины не смогли. Тогда уполномоченный особого отдела Н.Т. Волкотруб собрал около 20 бойцов, объяснил им положение минометчиков и поставил задачу ударить по врагу и помочь нашим выйти из окружения. Бойцы пошли в атаку, а окруженные минометчики, в свою очередь, обрушились на немцев. Кольцо врага было разорвано, и все минометчики с оружием и ранеными вышли из окружения.

95-я стрелковая дивизия (командир полковник А.Г. Капитохин, он же комендант сектора) вместе с двумя батальонами 7-й бригады морской пехоты, переброшенными сюда ранее для контратаки, весь день стойко дралась и до вечера не пропустила врага на запад, к морю. В 20.00 противник снова начал яростную атаку в районе батареи № 30, потеснил 95-ю дивизию, занял высоты 43,5 и 36,1 южнее и юго-восточнее батареи и вышел к берегу моря западнее высоты 36,1, окружив 30-ю батарею.

 Личный состав батареи в количестве до 300 человек с оставшимися 40 снарядами для 305-мм орудии продолжал вести бой в окружении.

Опаснейшее положение создалось и на правом фланге 95-й дивизии, у стыка ее с 345-й дивизией. К наступлению темноты противник достиг верхней части Сухарной балки и находился в 1,5-2 км от Северной бухты, с выходом к побережью которой он мог ликвидировать прижатые к морю наши войска.

С утра враг возобновил атаки в южных секторах, на направлении своего вспомогательного удара. На участке Кадыковка – Федюхины высоты до пехотной дивизии с танками пытались прорвать позиции 456-го и 381-го полков 109-й стрелковой дивизии и 7-й бригады морской пехоты. Наши войска дрались самоотверженно и к полудню заставили немцев отказаться от дальнейших атак. На участке 388-й дивизии пехота противника с танками атаковала позиции роты старшего лейтенанта И.Г. Николаенко 773-го стрелкового полка. Дружной контратакой рота отбросила врага и продвинулась вперед, но тут же попала под шквальный огонь неприятельской артиллерии. Командир роты доложил по команде об обстановке. Вскоре командир полка подполковник А.Т. Бровчак оказал помощь — заговорили наши "катюши", и немцам стало не до атаки.

"...Несмотря на эти с трудом завоеванные успехи, — вспоминал командующий 11-й армией Манштейн, — судьба наступления в эти дни, казалось, висела на волоске. Еще не было никаких признаков ослабления воли противника к сопротивлению, а силы наших войск заметно уменьшались".

17 июня ночью у командующего ЧФ и СОР вице-адмирала Ф.С.Октябрьского собрался руководящий командно-политический состав СОР и Приморской армии. (В ходе июньских боев почти ежедневно ночью генерал-майоры И.Е. Петров, П.А. Моргунов, В.В. Ермаченков, контр-адмирал В.Г. Фадеев докладывали Военному совету флота об итогах боев, состоянии войск и намечаемых мероприятиях. Военный совет флота подводил итоги, и тут же принимались решения на будущее).

Генерал-майор И.Е. Петров доложил об итогах дневных боев, подчеркнув сложность положения на Северной стороне, особенно в районе четвертого сектора. Чтобы не допустить выхода противника к Северной бухте, он предложил утром 18 июня силами 138-й стрелковой бригады (командир майор П.П. Зелинский), находившейся в резерве, и 345-й дивизии (командир подполковник Н.О. Гузь) контратаковать противника в направлении северо-западнее балок Графской и Сухарной с одновременной отвлекающей атакой силами батальона 79-й морской стрелковой бригады полковника А.С. Потапова и батальона 2-го Перекопского полка морской пехоты подполковника Н.Н. Тарана. На участке первого сектора, где противник несколько потеснил наши войска, и они понесли большие потери, И.Е. Петров предложил сократить линию фронта.

Генерал-майор П.А. Моргунов предложил в ходе контратаки попытаться прорвать линию блокады 30-й батареи береговой обороны, освободить ее гарнизон. Это предложение было поддержано членом Военного совета флота дивизионным комиссаром Н.М. Кулаковым.

Военный совет флота утвердил намеченные мероприятия. Ф.С. Октябрьский обратил внимание на необходимость удержать Северную сторону, следя и за восточным направлением.

В ночь на 18 июня была произведена частичная перегруппировка для выравнивания линии фронта и усиления угрожаемых направлений. К 24.00 17 июня войска СОР занимали следующие рубежи:

Первый сектор (109-я и 388-я стрелковые дивизии): Генуэзская башня — западные склоны высоты 99,4 — западнее совхоза "Благодать" – высота 33,1 (искл.) – 400 м западнее высоты 56,0 — хутор в 100 м восточнее отметки 36,0.

Второй сектор (386-я стрелковая дивизия, 7-я и 8-я бригады морской пехоты): южные и юго-восточные скаты Федюхиных высот – памятник сражения на Черной речке – высоты: 72,5 – 126,1 – 67,1 – 119,9.

Третий сектор (25-я стрелковая дивизия и 79-я морская стрелковая бригада): высота 119,9 — юго-западные скаты высоты 115,7 — южный отрог Камышловского оврага (искл.) — безымянная высота в 1 км южнее высоты 90,0 – высота 66,1.

Четвертый сектор (345-я и 95-я стрелковые дивизии): высота 66,1 (искл.) – отроги Графской балки — 1 км южнее ст. Мекензиевы Горы – отметка 60,0 – 1 км юго-западнее высоты 43,5 — 500 м северо-восточнее Бартеньевки — западные скаты высоты 36,1 и далее на запад до уреза воды. (138-я стрелковая бригада сосредоточивалась на Северной стороне для контратаки, а 9-я бригада морской пехоты находилась в резерве командования СОР. Только один ее батальон использован в этот день, расположив его во втором эшелоне в районе горы Карагач с задачей не допустить внезапного прорыва врага вдоль Балаклавского шоссе).

Вражеская авиация за 17 июня произвела до 1000 самолето-вылетов по боевым порядкам пехоты, огневым позициям артиллерии, по вторым эшелонам, аэродромам и городу. Сброшено до 3500 бомб. Авиация же главной базы смогла произвести всего 136 самолето-вылетов, в основном на бомбардировку и штурмовку неприятельских войск и огневых точек. Летчики-истребители, прикрывая базу, сбили два немецких самолета и два подбили. Наши потери – пять истребителей; 27 самолетов, вылетавших с аэродромов Кавказа, бомбардировали неприятельские войска перед фронтом севастопольской обороны.


18 июня – четверг

В течение ночи на 18 июня противник производил перегруппировку частей и подтягивал свежие резервы. На рассвете после сильной артиллерийской и авиационной подготовки вражеская пехота и танки возобновили атаки на южном и северном участках фронта.

На южном участке в районе первого сектора противник перешел в наступление против частей 109-й и 388-й стрелковых дивизий в направлении на Кадыковку и гору Карагач. Войска отбили все вражеские атаки и к исходу дня продолжали занимать прежние рубежи, отойдя на 600 м к западу от совхоза "Благодать".

На Северной стороне в 05.00 после короткой артиллерийской подготовки 345-я дивизия и 138-я стрелковая бригада при поддержке 125-го отдельного танкового батальона начали атаку в общем направлении на ст. Мекензиевы Горы. Одновременно части 95-й и 25-й стрелковых дивизий завязали огневой бой, стремясь сковать действия противника на флангах наступавшей группировки. Подтянув резервы, немецкое командование бросило их в контратаку, которую поддерживали артиллерия, танки и авиация. После упорных боев, потеряв значительную часть личного состава, наши части вынуждены были отойти на исходные позиции. Контрудар не получился. Предпринятая попытка прорваться на соединение с 95-й стрелковой дивизией и выйти в район батареи № 30 также не увенчалась успехом из-за очень интенсивного противодействия вражеской авиации и артиллерии.

Во второй половине дня немцы возобновили наступление по всей полосе четвертого и левого фланга третьего секторов. Силами до трех пехотных полков с танками противник прорвал в четвертом секторе участок 95-й стрелковой дивизии и к исходу дня овладел Братским кладбищем, Бартеньевкой. Неся большие потери от ударов авиации, буквально висевшей над их позициями, части 95-й дивизии отошли на рубеж безымянная высота (400 м юго-восточнее Братского кладбища), 0,5 км южнее Учкуевки.

К исходу дня 345-я стрелковая дивизия вела бой на рубеже балок Трензина и Графская. 138-я стрелковая бригада, заняв верховья балок Графская и Сухарная, вела бой и создавала опорные пункты для прикрытия устья Cyxaрной балки и бухты Голландия.

 30-я батарея береговой обороны (командир майор А.Г. Александер, военком старший политрук Е.К. Соловьев), будучи окруженной, расстреляла все оставшиеся снаряды. Противник, непрерывно атакуя, захватил на поверхности весь ее район. Оборонявшаяся на бруствере часть личного состава батареи и бойцов 90-го стрелкового полка была вынуждена отойти в массив батареи и командного пункта и там укрыться, защищая подходы к башням огнем автоматов и ручных пулеметов.

 За 18 июня вражеская авиация произвела свыше 500 самолето-вылетов по нашим войскам, городу и аэродромам, сбросив до 1800 бомб. В результате бомбардировки в бухтах базы получили повреждения базовый тральщик "Гарпун", сторожевые катера № 065 и № 0102. Отражая налеты, зенитная артиллерия и авиация главной базы сбили 10 самолетов противника. Наши потери – Як-1. Один СБ при взлете потерпел катастрофу и сгорел.

В 01.00 транспорт "Белосток" в охранении базового тральщика "Якорь" и пяти сторожевых катеров прибыл из Новороссийска в Севастополь. На транспорте и подводных лодках "Д-5", "Л-23", "Щ-203", "М-31" и "А-4", прибывших в Севастополь поздней ночью на 18 июня, было доставлено: маршевого пополнения — 360 человек и разных воинских команд – 80 человек, боезапаса – 341 т и продовольствия – 238 т.

"Белосток" ошвартовался у причала холодильника и к утру закончил выгрузку. Вскоре противник начал обстреливать транспорт из тяжелой артиллерии. Налетели самолеты, и транспорт получил две пробоины ниже ватерлинии, которые удалось заделать. Вечером, приняв на борт 500 раненых и 200 эвакуированных (П.А.Моргунов в кн. "Героический Севастополь" (с. 374) дает значительно меньшее количество принятых на борт "Белостока" раненых, а об эвакуированных ничего не сообщает), транспорт "Белосток" (капитан Т.П. Рымкус) в охранении базового тральщика "Якорь" (командир старший лейтенант И.В. Коровкин) и пяти сторожевых катеров в 21.30 вышел из Севастополя в Туапсе.

 В 20 милях южнее мыса Фиолент "Белосток" был атакован вражеским торпедным катером, который выпустил две торпеды. От одной транспорт уклонился, вторая угодила в него. Произошел взрыв, и вскоре "Белосток" затонул. Сторожевые катера охранения подобрали 202 человека, остальные – погибли. Это был последний рейс транспортного судна в осажденный Севастополь.

Лидер "Харьков" (командир капитан 3 ранга П.А. Мельников), шедший с маршевым пополнением, боезапасом и продовольствием из Поти, не дошел до Севастополя. Он был атакован вражеской авиацией и получил серьезные повреждения. Начальник штаба флота приказал командиру возвращаться в Поти и выслал помощь.

Ухудшилось снабжение войск СОР. За два дня было доставлено менее 400 бойцов и командиров пополнения, немногим более 340 т боезапаса и 238 т продовольствия. Обещанные транспортные самолеты "Дуглас" так и не произвели ни одного вылета в Севастополь. Командование СОР распорядилось поднять боезапас с затонувшего транспорта "Грузия". В этот день водолазы подняли 38 т боеприпасов, которые были сразу же направлены в артиллерийские части.

К исходу 18 июня командующий Черноморским флотом и СОР вице-адмирал Ф.С. Октябрьский и член Военного совета флота дивизионный комиссар Н.М. Кулаков послали телеграмму И.В. Сталину, Н.Г. Кузнецову, С.М. Буденному, И.С. Исакову. В ней отмечалось, что Севастопольский гарнизон семнадцать суток отбивается от яростных бомбо-артиллерийских атак, а с 7-го июня — и пехотно-танковых. За это время войска Севастопольского оборонительного района понесли большие потери, которые исчисляются в 22 000 – 23 000 человек. Враг понес потери в три–четыре раза больше, но, имея абсолютный перевес в силах и господство в воздухе и в танках, продолжает сильное давление на гарнизон.

Противник бомбовыми ударами уничтожал наши подразделения в окопах, а затем, прорываясь танками, захватывал территорию. Действуя таким образом на южном участке фронта, узкой полосой по Ялтинскому шоссе, неприятельские части дошли до высоты 53,5 и до памятника Балаклавскому сражению.

На северном участке фронта враг подошел к Северным укреплениям, занял Бартеньевку и Братское кладбище. Тем самым он поставил под удар, вплоть до минометного огня, весь город и лишил Севастопольский оборонительный район возможности пользоваться Северной и Южной бухтами.

Из всей обстановки видно было, что остатки частей четвертого сектора, прижатые к северному побережью Северной бухты, долго не продержатся и будут истреблены немецкой авиацией.

Войска Севастопольского оборонительного района будут вынуждены, если не будет оказана срочная помощь, немедленно сделать переход на новый рубеж обороны, проходивший по южному побережью Северной бухты, через гору Суздальская, Сапун-гopy и высоту Карагач.

Севастопольскому оборонительному району необходимо:

1) 10 000 человек маршевого пополнения, половина которого должна быть вооружена;

2) вывезти раненых, число которых достигло 12 000 и для которых не хватает места, медсостава и медикаментов;

3) усилить оборону зенитной артиллерией;

4) дать хотя бы 25 Як-1 и 10 Ил-2;

5) немедленно поставить на линию Кавказ–Севастополь обещанные 20 самолетов "Дуглас" с ночными экипажами, так как подавать в Севастополь маршевое пополнение и все снабжение, а также вывозить раненых можно только ночью самолетами-ночниками и подводными лодками.

Военный совет Черноморского флота в обращении "К героическим защитникам Севастополя" писал:

"Попытка врага в три дня взять Севастополь потерпела крах. Не помогли фашистам их самолеты, танки, психические атаки пьяных немцев и румын. Стальная воля, непоколебимая стойкость и мужество защитников Севастополя, умение использовать в бою грозное советское оружие оказались сильнее всех сил и средств, брошенных врагом на Севастополь...

Товарищи! Высоко держите честь севастопольцев. Ни шагу назад! С нами весь советский народ!".


19 июня – пятница

В течение ночи на 19 июня бои продолжались по всему фронту севастопольской обороны. Противник, подтянув резервы, с рассветом вновь перешел в атаку в южных и северных секторах.

Вице-адмирал Ф.С. Октябрьский доложил об обстановке в СОР на 08.00 утра:

"Буденному, Исакову, Кузнецову, Бодину.

1. I и II секторы 04.00 – 08.00 группа противника прорвалась в районе высоты 29,4. В результате рукопашного боя прорвавшаяся группа ликвидируется. В районе высоты 56,0 хут. Калагай, высоты 77,3 – скопление пехоты и танков противника.

2. На участке III и IV секторов авиация интенсивно бомбит боевые порядки войск. Группа танков с пехотой атакует казармы МСП (местный стрелковый полк. — Авт.). Ведется бой.

3. На участке 138-й стр. бригады и 345-й дивизии сильное огневое противодействие противника. Части 138-й бригады и 345-й сд медленно продвигаются вперед.

4. Город, аэродромы непрерывно обстреливаются артиллерией и бомбардируются авиацией".

В результате ожесточенных двухдневных боев противник, потеряв около двух полков пехоты и 15 танков, прорвал в северных секторах оборону. Подразделения противника вышли на побережье Северной бухты и начали обстрел южного берега бухты из двух орудий, а немецкие танки прорвались в район Инженерной пристани, где с ними вступили в бой подразделения местного стрелкового полка, с трудом сдерживая натиск врага. Общий фронт 95-й стрелковой дивизии был нарушен, и она вела бои на отдельных пунктах сопротивления.

Попытки 345-й стрелковой дивизии и 138-й стрелковой бригады, действовавших в районах Сухарной и Графской балок, продвинуться на запад и соединиться с частями 95-й стрелковой дивизии были парализованы мощным огнем и контратаками вражеских войск.

Мнение генералов И.Е. Петрова и П.А. Моргунова было единым: вопрос о Северной стороне фактически уже решен, удержать ее, как этого требовал командующий СОР, было невозможно. Единственно возможная задача – создать опорные пункты, чтобы сковать и уничтожить как можно больше врагов.

В первом и втором секторах враг понес большие потери и продвинуться не смог. Здесь была введена в бой часть сил 9-й бригады морской пехоты под командованием полковника Н.В. Благовещенского, военкома полкового комиссара В.М. Покачалова – последнего резерва командования СОР.

Авиация противника произвела за сутки до 1000 самолето-вылетов и сбросила по боевым порядкам, огневым позициям артиллерии, городу и аэродромам до 4500 бомб крупного калибра и несколько тысяч зажигательных бомб. Возникло до 500 новых пожаров. Вышли из строя почти все предприятия, работали с большими перебоями лишь спецкомбинаты № 1 и № 2. В результате обстрелов аэродромов сгорели Як-1 и И-153.

Авиация главной базы за ночь на 19 июня произвела 60 самолето-вылетов на бомбардировку неприятельских войск перед фронтом нашей обороны. Днем 19 самолетов штурмовали войска противника, уничтожив 10 автомашин, 3 автоцистерны, 14 минометов и до взвода пехоты. Авиация флота, действуя с аэродромов Кавказского побережья, произвела 28 самолето-вылетов на бомбардировку вражеских войск перед фронтом севастопольской обороны.

За день боев наши части потеряли убитыми 732 и ранеными 1317 человек.

В Севастополь прибыли подводные лодки "Щ-212" (командир капитан 3 ранга И.К. Бурнашев) и "Щ-214" (командир капитан 3 ранга В.Я. Власов). На них, а также на прибывших в Севастополь поздней ночью на 19 июня подводных лодках "М-32", "М-118" и "Л-4" было доставлено 165 т боезапаса, 10 т авиабензина и 10 т продовольствия. На исходе суток в главную базу прибыли еще две подводные лодки "C-31" и "С-32" с грузом авиабензина.

Поздно ночью командование СОР дало телеграмму:

"Буденному, Исакову.

Товарищ маршал, прошу завтра же поставить на ночную работу Крымская–Севастополь имеющиеся у Вас самолеты ТБ-3 и "Дуглас" с посадкой Херсонесский аэродром. Необходимо доставить мне маршевое пополнение и приступить к вывозке раненых, все переполнено, иного выхода сейчас нет. Жду Ваших решений.

Октябрьский, Кулаков"..


20 июня – суббота

После сильной авиационной и артиллерийской подготовки противник в 05.00 перешел в наступление в первом, частично во втором секторах и одновременно завязал ожесточенные бои в четвертом секторе с остатками 95-й стрелковой дивизии.

Весь день части 95-й дивизии вели бой за удержание Северных укреплений, но силы их уже иссякали. А немецкая авиация группами в 20–40 самолетов непрерывно атаковала.

Части третьего сектора с оставшимися в его районе 138-й стрелковой бригадой и 345-й стрелковой дивизией прочно удерживали свои рубежи обороны и не допустили продвижения врага.

Командующий СОР принял решение: отвести все тылы 95-й стрелковой дивизии и частей береговой обороны, находящиеся на Северной стороне, на южный берег, а в ночь на 21 июня отойти в Севастополь командованию и штабу 95-й дивизии. Оставшимся боевым частям, в которые был включен личный состав тыловых и специальных частей береговой обороны, ПВО и ОВРа, приказывалось вести бои в созданных опорных пунктах, удерживаясь на них до последнего бойца, с целью отвлечения на себя части сил противника.

В соответствии с этим решением было создано три опорных пункта: в районе Константиновской батареи, куда входил личный состав ОХРа (охрана рейда. — Авт.). 95-й стрелковой дивизии и береговых батарей № 2 и 12; в районе Михайловской батареи – личный состав 110-го зенитного полка, береговой батареи № 702 и авиачастей; в районе Инженерной пристани — личный состав местного стрелкового полка и некоторых других частей.

Кроме того, в старом Северном укреплении возник еще один опорный пункт, занятый подразделениями 178-го инженерного батальона Черноморского флота, остатками частей ПВО и частью бойцов 95-й стрелковой дивизии.

К исходу 20 июня противник занял Северную сторону, за исключением указанных опорных пунктов, маленькие гарнизоны которых стояли насмерть. Части первого и второго секторов, отбив атаки до пехотной дивизии немцев с танками, продолжали удерживать прежний рубеж. Однако с целью сокращения линии фронта и создания резервов по приказу И.Е. Петрова 386-я стрелковая дивизия, 7-я и 8-я бригады морской пехоты были отведены на рубеж: высота 74,0 — хутор у отметки 36,4 — южные скаты Федюхиных высот – хут. Черная речка – высота 57,7 — восточные склоны и вершина горы Килик-Баир – 400 м юго-западнее высоты 119,9.

Была получена директива С.М.Буденного от 19 июня, в которой указывалось, что потеря большей части Северной стороны означает лишение Севастополя возможности подвоза грузов снабжения кораблями, и предлагалось немедленно мобилизовать все силы и средства и восстановить положение в четвертом секторе.

Ночью командующий СОР информировал находившихся у него И.Е. Петрова, П.А. Моргунова и И.Ф. Чухнова об этой директиве С.М. Буденного. Все были полны решимости выполнить ее, но обстановка сложилась так, что это оказалось невозможным. Резервов у Приморской армии не было, боезапас в частях для артиллерии был в ограниченном количестве, авиагруппа немногочисленна. Ни о каком наступлении не могло быть и речи.

За 20 июня вражеская авиация сделала до 600 самолето-вылетов, сбросив на позиции наших войск и город 3800 бомб. Авиация же 3-й особой авиагруппы в ночь на 20 июня произвела всего 51 самолето-вылет на бомбардировку войск противника перед передним краем нашей обороны. С этой же целью авиация флота с аэродромов Кавказа произвела 26 самолето-вылетов. Днем авиация главной базы восемью самолетами штурмовала наступавшую вражескую пехоту, уничтожив до двух ее взводов.

Артиллерия СОР из-за недостатка боезапаса вела лишь редкий огонь по большим скоплениям войск противника и группам танков.

Потери защитников Севастополя за сутки составили: убитыми — 337 и ранеными – 934 человека.

В 15.20 крейсер "Коминтерн" в охранении базовых тральщиков "Мина", "Взрыв", "Защитник" и трех сторожевых катеров из-за невозможности войти в Северную бухту Севастополя по приказанию командования флота возвратился в Новороссийск.

Вечером из Новороссийска в Севастополь прибыли подводные лодки "Щ-209" (командир капитан-лейтенант В.И. Иванов) и "М-31" (командир капитан-лейтенант Е.Г. Расточиль). На этих лодках и прибывших поздней ночью на 20 июня "С-31", "С-32", "М-33" доставлено 86 т боезапаса и 64 т бензина. Это была вся помощь, поступившая с Кавказа.

В ходе непрерывных двухнедельных боев защитники Севастополя обескровили многие немецко-румынские части. Особенно велики были потери противника 17–20 июня, когда он в среднем терял за сутки около 4500 убитыми и ранеными. Но и защитники главной базы флота понесли большие потери, которые за те же четыре дня составили убитыми и ранеными более 6700 человек, а за период двухнедельных боев потери личного состава на сухопутных рубежах обороны исчислялись убитыми 7000 человек, ранеными — более 14 000.

Доставки в Севастополь морем 13—20 июня не восполняли даже 20% потерь личного состава, а подвоз боеприпасов соответствовал лишь 1/3 расхода. На 21 июня на каждое 122-мм орудие оставалось не более 20 снарядов, а на 152-мм и того меньше. Войска СОР испытывали острый недостаток не только в артиллерийских снарядах, но и в стрелковом оружии, особенно в станковых и ручных пулеметах.

Анализируя обстановку, сложившуюся под Севастополем к исходу 20 июня 1942 г., сегодня можно сказать, что судьба города к тому времени была уже предрешена. Однако тогда никто не говорил об этом, как и в послевоенные десятилетия. Не так просто было пробиться к правде. Только за последние годы исследования новых документов, извлеченных из различных архивов, и воспоминания защитников города дали возможность прийти к такому выводу.

Изменить ситуацию, а тем самым спасти защитников Севастополя могла только Ставка, приняв одно из двух решений: или — 1) экстренно доставить большое количество войск, боезапаса, боевой техники и вооружения, и в этом случае использовать не только разнородные силы флота, но и армейских ВВС, в том числе транспортную авиацию, как фронтовую, так и из своего резерва; или — 2) эвакуировать войска СОР. Почему она не пошла на это — трудно объяснить еще и сегодня. Нужны новые, дополнительные исследования, анализ документов высшего эшелона власти, многие фонды которых до сих пор недоступны специалистам. Отметим только одно, что командование СОР, Северо-Кавказского фронта не проявило инициативы в вопросе об эвакуации войск перед Москвой и продолжало настаивать на поставках подкрепления в Севастополь не только до 20 июня, но и позднее.

О целесообразности снабжения Севастополя после 20 июня мнения расходятся даже среди участников обороны. Одни утверждают, что поскольку судьба города была предрешена, то и все поставки следовало прекратить; другие, наоборот, – что они должны были быть более интенсивными.

На наш взгляд, однозначного ответа не может быть и здесь. Что касается людских резервов, то незначительное их количество не могло повлиять на судьбу города, и целесообразнее было их не доставлять. Справедливо отмечали в своих выступлениях участники обороны на Военно-исторической конференции (1991) в Севастополе: личный состав доставлялся уже в лапы врагу, увеличивая тем самым количество пленных под Севастополем. Поставки же боезапаса, и как можно форсированные, были бы оправданными. Десятки тысяч войск остались обезоруженными перед врагом, а получая его, они могли бы не только упорно сопротивляться, но и, если бы на это решилась Ставка, прикрыть эвакуацию войск.


21 июня – воскресенье

Всю ночь на 21 июня велись работы по укреплению южного берега Северной бухты, ибо здесь следовало ожидать переправы противника с северного берега бухты. На Корабельной стороне от Воловьей балки до Павловского мыска рыли траншеи, строили доты и дзоты, устанавливали прожекторы. Ответственность за этот участок командующий СОР возложил на коменданта береговой обороны генерал-майора П.А. Моргунова. На рубеж выводилась прямо из боев на Мекензиевых горах 79-я морская стрелковая бригада полковника А.С. Потапова. Ему придавались 2-й Перекопский полк морской пехоты подполковника Н.Н.Тарана, несколько подразделений, сформированных в тылах, и бронепоезд "Железняков".

Рано утром противник начал атаку Северного укрепления. Первоначальный натиск врага был отбит. Небольшой гарнизон поставил перед собой задачу: "Умереть, но врагу рубежа не отдавать". Появилась вражеская авиация, которая пыталась уничтожить все живое, но гарнизон жил. Тяжелое ранение получил старший лейтенант Александр Пехтин, командир автороты 178-го инженерного батальона, но не оставил поля боя. С каждым часом потери защитников укрепления росли. Погиб краснофлотец Л.Л.Табаков. Его заменил у миномета секретарь партийной организации саперной роты И.Е. Разуваев. Он сам подносил мины и в одиночку вел огонь по врагу.

Защитники Северного укрепления сражались до последнего. Они отстаивали каждое здание, каждый подвал, но не отступили. (Утром следующего дня враг овладел Северным укреплением. Захваченные в плен раненые бойцы и командиры были уничтожены).

Противник пытался уничтожить и опорный пункт Михайловской батареи, где занимали оборону 130 черноморцев 110-го зенитно-артиллерийского полка во главе с капитаном Р.Хайрулиным, артиллеристы 702-й батареи береговой обороны, часть личного состава 12-й авиабазы под руководством интенданта 3 ранга В.И.Пустыльника и командира пулеметного взвода лейтенанта Н.Н.Кашина. Артиллерия врага вела огонь прямой наводкой, пытаясь уничтожить огневые точки и инженерное сооружение. Но небольшой гарнизон мужественно держался и уничтожил более сотни солдат и офицеров противника. Глубокой ночью они переправились на южный берег Северной бухты.

Неравный бой с вражеской пехотой и танками вели остатки местного стрелкового полка главной базы подполковника Н.А.Баранова на опорном пункте в районе Инженерной пристани. Первоначально противник провел интенсивную артиллерийскую подготовку, затем под прикрытием танков в атаку пошла пехота. Несмотря на то, что обороняющиеся располагали единственным орудием, они не дрогнули и уничтожали врага всеми возможными средствами. Два немецких танка подбили, остальные повернули назад. Атака противника была отбита. Глубокой ночью и этот гарнизон переправлен через бухту в центральную часть города.

Гитлеровцы стремились уничтожить и опорный пункт на Константиновской батарее, прикрывавшей выход из Северной бухты. Здесь занимали оборону около сотни моряков охраны рейда во главе с капитаном 3 ранга Д.Е.Евсевьевым, часть личного состава 2-й и 12-й береговых батарей и 178-го инженерного батальона, а также 95-й стрелковой дивизии во главе с командиром 161-го стрелкового полка майором И.П.Дацко. В течение дня враг обстреливал и бомбил каменное сооружение, в котором укрылся небольшой гарнизон. Затем против "маленького Севастополя", как называли тогда гарнизон, в атаку перешла пехота, поддержанная танками. Атака врага захлебнулась. Черноморцы и приморцы стояли насмерть, а на сигнальной мачте по-прежнему развевался Советский Военно-морской флаг.

Части третьего сектора (25-я, 345-я стрелковые дивизии и 138-я стрелковая бригада) сохранили занятые накануне позиции.

С рассветом фашисты начали сильную артиллерийскую и авиационную подготовку на участках первого и второго секторов. В 05.00 до двух пехотных дивизий перешли в наступление в трех направлениях. Первая группа – на Кадыковку, вторая – на высоту 74,0 и третья – на южные и юго-восточные скаты Федюхиных высот. В результате упорных боев к исходу 21 июня в первом секторе противник занял высоты 25,6 и 29,4, а также безымянную высоту южнее высоты 74,0. Части второго сектора занимали рубеж: высоты 74,0—57,5—36,4 — Новые Шули — высоты 67,1 и 119,9.

Артиллерия СОР вела редкий огонь по вражеской артиллерии и прикрывала отход тылов с Северной стороны. Командование 95-й стрелковой дивизии, штаб и тылы переправились на Южную сторону.

Эсминец "Безупречный" прибыл из Новороссийска, доставив 253 человека маршевого пополнения и 87 т боезапаса. Приняв на борт 640 раненых и 158 эвакуированных, "Безупречный" вышел в Новороссийск. Кроме того, прибыли эсминец "Бдительный", сторожевой корабль "Шквал", базовые тральщики "Защитник", "Мина", подводная лодка "А-4" и четыре сторожевых катера. Они доставили 601 человека маршевого пополнения, 164 т боезапаса, 38 т авиабензина и 5,2 т продовольствия.

В докладе наркому ВМФ, командующему Северо-Кавказским фронтом и начальнику Генерального штаба Красной Армии командующий СОР сообщил, что для восстановления положения на Северной стороне потребовалось бы доставить не менее 10 000 человек, не менее одной стрелковой дивизии и одной стрелковой бригады, всемерно форсировав подачу боезапаса.

Блокированный Севастополь не мог получить достаточной помощи, поэтому защитники вынуждены были отказаться от восстановления положения и принять меры к сокращению линии фронта, высвободив резервы, необходимые для усиления слабых мест.

(Продолжение следует)

 

Просмотров: 1988
Комментариев: 0
Автор: Геннадий Ванеев
Источник: «Севастополь 1941–1942. Хроника героической обороны»
Тэги: вторая героическая оборона Севастополя 1941-1942 гг. 70 лет 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Затулин в Сербии: 20 лет спустя
Депутат от Сочинского округа, Первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками >>>


Биньямина Нетаньяху спустили с Голанских высот на землю. Премьер Израиля сократил поездку в Вашингтон из-за обстрелов из Газы
Впервые за пять лет сирена воздушной тревоги прозвучала в районе к северу от Тель-Авива. В результате ракетного обстрела из сектора Газа в Израиле >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Война миров по новым правилам. Реформы армии нельзя останавливать на полпути
Верховный Главнокомандующий Владимир Путин, подводя итоги 2018 года, поблагодарил Минобороны, всех военнослужащих за проделанную работу. В ней ак >>>


Азиатским корабелам брошен вызов. Алексей Рахманов – о гонке за ресурсами Мирового океана и нормах ГТО
В строительстве флота для высоких широт Россия обладает самыми передовыми технологиями и уникальными компетенциями. >>>


Главная страсть Лаврентия Берии. Такого интереса к новому ни у кого другого не было
29 марта исполняется 120 лет со дня рождения Лаврентия Павловича Берии (1899–1953) – Героя Социалистического Труда, Маршала Советского Со >>>


Судостроение в лицах. Составители отраслевой энциклопедии откопали множество неизвестных фактов
Новое издание: «Судостроительная промышленность России. Биографическая энциклопедия». М., ИД «Столичная энциклопедия», 2018, 4 >>>


Первый результат Третьего сталинского удара. 75 лет назад началась Одесская наступательная операция
План операции был доложен Сталину 19 марта. Командующий 3-м Украинским фронтом генерал армии Родион Малиновский и представитель Ставки Маршал Советс >>>


Багдад вооружают всем миром Ирак – детонатор ситуации на Ближнем Востоке
Ирак за свою короткую историю независимого государства совершил головокружительную эволюцию от богатейшей и сильнейшей в военном отношении страны Бл >>>


Край «Турецкого потока». Запад возвращает Сербию в позапрошлый век
Принимая в Белграде президента Владимира Путина, сербское руководство подтвердило согласие на сооружение южной нитки газопровода «Турецкий пот >>>


Поиск



Наш день

26 марта - День рождения первого командующего Черноморским флотом вице-адмирала Федота Алексеевича Клокачева, 286 лет со дня рождения

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


В Севастополе побывал поезд Всероссийской акции "Сирийский перелом"

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Корабли ВМФ России начали получать системы, ослепляющие врага
Члены Совфеда в 2019 году внесут законопроект о Дне военной присяги. Одним из основных разработчиков документа выступила член оборонного комитета, сенатор от Крыма Ольга Ковитиди
ВНО ЧФ организовало круглый стол: «Черноморский флот и Севастополь в судьбе России»
Зарплаты и пенсии военных проиндексируют в среднем на 4% в год в ближайшие три года. В Минобороны сообщили, что с 1 января 2012 года уровень оплаты воинского труда вырос в 2,5-3 раза
Ежегодная выставка яхт и катеров Sochi Yacht Show 2018 пройдет с 29 апреля по 4 мая
Войска ОДКБ нацелились на Кавказ и Донбасс. Замысел маневров "Нерушимое братство – 2018" предполагает отработку задач на территории государства, не являющегося членом коллективной обороны
ПУБЛИКУЕМ БЕЗ КУПЮР: В Одесской военно-морской базе прошел межконфессиональный молебен "за освобождение пленных моряков"
Штурмы Крыма – чрезвычайно нелегкое предприятие. Некоторые дивизии красных потеряли до 75 процентов личного состава
В Риме презентуют книгу о гибели «Новороссийска» в Севастополе
Реклама


Погода


Ранее
«США кучу долларов дали ИГ». Прозрение: Эрдоган обвинил США в финансировании ИГ в Сирии

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ