Великобритания тогда переживала, быть может, один из самых тяжких периодов своей истории. Одна за другой капитулировали армии Нидерландов и Бельгии, неожиданно быстро потерпели сокрушительное поражение вооруженные силы Франции. А Соединенное Королевство было явно не готово к отражению угрозы, нависшей теперь над территорией метрополии – Британскими островами. 

 Эвакуированные из Дюнкерка войска понесли в боях большие потери, лишились почти всего тяжелого вооружения. Фактически были в состоянии сражаться с вермахтом всего 26 дивизий и 217 танков. Причем многие соединения не обладали штатным вооружением, а некоторые находились за пределами Европы. Только к ноябрю 1941 года английское командование рассчитывало иметь в распоряжении еще 55 дивизий, пока же 44 из них лишь значились как "существующие", еще семь формировались. Не случайно в Лондоне подготовили план эвакуации руководства страны в Канаду. 

 Все свои надежды в столь трагической ситуации Великобритания возлагала на авиацию и военно-морской флот. Последний, конечно, значительно превосходил по мощи кригсмарине даже совокупно с ВМС фашистской Италии. Однако возглавляемому Уинстоном Черчиллем военному кабинету не давал покоя крайне тревожный вопрос: не попадут ли в руки Гитлера и Муссолини французские боевые корабли?

Военные корабли должны без дополнительных приказов перейти в Соединенные Штаты, а при невозможности – быть затоплены

Ведь статья 8 соглашения о перемирии, подписанного 22 июня 1940 года, предусматривала, что ВМФ потерпевшей поражение Третьей республики должен быть сосредоточен во французских портах и разоружен под контролем Германии и Италии. В этой же статье немцы заявили, что не имеют намерения использовать французский флот во время войны. Но Берлин оставлял за собой право в любой момент денонсировать соглашение о перемирии, если французское правительство не выполнит взятые на себя обязательства. Следовательно, не было никаких гарантий, что четвертый в мире по величине ВМФ не перейдет под полный контроль кригсмарине со всеми вытекающими для Альбиона печальными последствиями. 

 И в Лондоне решили упредить врага. По словам Черчилля, "надо было сделать один шаг. Этот шаг был ужасен, но необходим". Речь шла о проведении операции "Катапульта", цель которой заключалась в нейтрализации вчера еще союзного флота. 

 Некоторые исследователи полагают, что она могла бы не состояться, если бы британское руководство знало о секретном приказе главнокомандующего ВМФ Франции адмирала Дарлана, содержавшем следующие указания: "Первое. Демилитаризованные военные корабли должны остаться французскими кораблями под французским флагом... во французских портах или в портах французских колоний. 

 Второе. Необходимо провести скрытную подготовку диверсий, чтобы в случае захвата кораблей противником или иностранным государством они не могли быть ими использованы. 

 Третье. В случае если толкование текста договора комиссией по перемирию будет расходиться с положением, изложенным в пункте первом, военные корабли без дополнительных приказов должны перейти в Соединенные Штаты. При невозможности... они должны быть затоплены... 

 Четвертое. Корабли, которые будут добиваться убежища за границей, следует использовать в военных действиях против Германии и Италии без соответствующего приказа главнокомандующего флотом". 

Но, думается, вряд ли Лондон не привел бы в действие "Катапульту", даже если

бы ему стало известно содержание данного документа: ведь он не давал стопроцентной гарантии неучастия французских кораблей в германо-итальянских операциях. Рисковать в подобной ситуации англичане не желали.

Окончание следует