Жестокая война за Нагорный Карабах формально шла между правительственными войсками Азербайджана ("Армия одной войны", "ВПК", № 10, 2016) и армянскими "сепаратистами", собственно Армения была "не при делах" (хотя все всё прекрасно понимают). Официальный Киев объявил Россию "страной-агрессором", но "Российская армия на войну не явилась", ВС Украины, опять же, воевали в Донбассе с местными "сепаратистами". И лишь попытка Грузии нанести поражение "сепаратистам" Южной Осетии и вернуть эту республику (а затем, видимо, Абхазию) в состав страны привела к тому, что Российская армия, как раз, на войну явилась, нанеся Грузии быстрое и тяжелое поражение.

В Тбилиси всерьез обсуждается вопрос о продаже всех танков Т-72, штурмовиков Су-25, ударных вертолетов Ми-24

После той войны Москва официально признала независимость Абхазии и Южной Осетии, разместив на их территориях свои военные контингенты. Совокупность последних с армиями Абхазии и Южной Осетии, а также с остальными силами одного лишь ЮВО не оставляют Тбилиси в случае новой войны даже призрачных шансов на частичный успех ("Независимость с трофеями", "ВПК", № 6, 2020). Поскольку у власти в Грузии сейчас находятся более или менее вменяемые люди, повторение авантюры 2008-го реальным не кажется. Очевидно и то, что Россия категорически не собирается совершать никаких агрессий против Грузии. Если бы Москва захотела захватить эту страну, ничто не мешало сделать это в августе 2008-го, на пятый день войны грузинская армия распалась. Россия, однако, не только не захватила Грузию, но даже не стала перерезать пресловутый газопровод, идущий из Азербайджана в обход России. У Москвы уже очень давно исчезло желание кормить нелояльных, поэтому она готова освобождать (те же Абхазию и Южную Осетию, а также Крым), но не оккупировать (т.е. захватывать территории, чье население не хочет возвращения в состав России). Таким образом, в данный момент возможность новой войны, на самом деле, равна нулю.

 Однако не факт, что так будет всегда. В Тбилиси снова может смениться власть, нельзя даже исключать возвращения "отморозка" Саакашвили, устроившего августовскую авантюру. Соответственно, руководство страны может вновь утратить адекватность. Москва, правда, и в этом случае первой не начнет, но на новую агрессию уж точно ответит гораздо жестче, чем в 2008-м. Начать воевать первой Россия может в другом случае – если нужно будет от кого-нибудь (скорее всего – от Турции) спасать Армению, а Грузия выступит категорически против прохода и пролета наших сил через ее территорию и воздушное пространство. Тогда Москва почти наверняка пробьет коридор силой. 

 При нынешнем соотношении сил грузинская армия никаких реальных проблем российским войскам не создаст. Тем более что последним теперь не нужно и преодолевать Кавказский хребет – он уже преодолен за счет развертывания военных баз в бывших грузинских автономиях. Причем с территории Южной Осетии совсем недалеко до Тбилиси.

 Некоторый интерес представляет дальнейшее развитие грузинской армии в плане технического оснащения. Гипотетическое новое агрессивное правительство Грузии может вновь, как в 2005-2008 годах, начать накачивать армию наступательными вооружениями (бронетехникой, артиллерией, возможно даже авиацией). Это, на самом деле, путь совершенно тупиковый. Истратив на оружие огромные деньги, Тбилиси не обеспечит превосходства даже над одним ЮВО, конкуренция же с ВС РФ в целом – это полное повторение борьбы Эллочки-людоедки с Вандербильтшей. Более того, попытка вести наступательные действия или встречный бой против войск России и своих бывших автономий лишь облегчат задачу последним – подобно тому, как активность ВС Ирака в марте-апреле 2003 г. лишь облегчила американцам их стремительный разгром ("Бумеранг демократии", "ВПК", 1 апреля 2019). 

 На самом деле гораздо разумнее замыслы нынешних грузинских властей. Они уже поняли, что наступательное оружие бессмысленно и бесполезно ("Пятидневная рать", "ВПК", № 5, 2020). Поэтому в Тбилиси всерьез обсуждается вопрос о продаже всех танков Т-72, штурмовиков Су-25, ударных вертолетов Ми-24. И о закупке вместо них ПТРК и различных средств ПВО. Вторая часть данного плана уже реализуется – приобретены американские ПТРК "Джавелин" и французские ПЗРК "Мистраль" в самоходном варианте (на шасси грузовиков), а также французские РЛС ПВО. На что-то большее грузины пока не тянут – то ли не хватает денег, то ли Запад не хочет им "что-то большее" продавать, то ли имеют место оба этих фактора. В любом случае, если российским войскам придется пробивать коридор через Грузию, то сотня ПТРК и сотня ПЗРК создадут гораздо больше проблем, чем две сотни танков. Если в Тбилиси захотят вернуть Абхазию и Южную Осетию, по сотне ПТРК и ПЗРК вряд ли помогут, как, впрочем, и две сотни танков. 

 Но если России все-таки понадобится пробивать коридор через Грузию, это будет означать, что воюем мы, в первую очередь, против Турции. И ВС Турции ("Ограниченный имперский контингент", "ВПК", № 46, 2016) могут как бы прийти Грузии на помощь, т.е., фактически, попытаться блокировать российские войска на ее территории, не дав дойти до Армении. А это совсем другая история – война России не против Грузии, а против Турции на грузинской территории ("Эрдоган: один и без оружия", "ВПК", № 10, 2020). Что станет с этой территорией и ее обитателями, воюющие стороны волновать не будет.

 Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа