В отделе реализации путевок санатория эти две заявки с разными датами поступления оформили под одним номером. А так как в соответствии с приказом министра обороны РФ № 333 участники боевых действий имеют преимущественное право на получение санаторно-курортного лечения, семье Мельникова в скором времени выдали уведомление о предоставлении путевки. При этом за бортом оказались военные пенсионеры – командиры атомоходов и ракетных частей, ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС, не имеющие статуса участника боевых действий.

Этот факт стал известен кавалеру боевых наград, участнику боевых действий полковнику запаса В. "Как такое возможно? – возмутился полковник запаса. – Почему сотрудники отдела реализации путевок военных санаториев при рассмотрении заявки об их предоставлении не требуют от лжеучастников боевых действий и их жен подтверждающих документов?".

Вопросы справедливые. Их в ноябре 2019-го я переадресовал военному прокурору Евпаторийского гарнизона. Два года назад военная прокуратура уже проводила проверку в Сакском военном клиническом санатории, о чем "Военно-промышленный курьер" (№ 13, 2018) уже поведал вам. Тогда заместитель военного прокурора подполковник юстиции В. Малахов рассказал читателям, что в санатории прокуратура выявила нарушения федерального закона и приказа МО РФ. Начальнику санатория было вынесено представление об устранении нарушений. О недопустимости нарушения закона также было вынесено предостережение еще двум должностным лицам.

Любой недобросовестный военный пенсионер спокойно может написать в заявке на получение путевки, что он ветеран боевых действий и тут же получить преимущественное право на санаторно-курортное лечение

Прошел год. Но каких-либо изменений на уровне действующих уставных документов и приказов в этом отношении не появилось. Поэтому 26 ноября 2019 года с этим же вопросом обратился письменно к министру обороны РФ генералу армии Сергею Шойгу. Учитывая массу жалоб на работу отдела реализации путевок Сакского военного клинического санатория им. Н. Н. Пирогова, попросил министра обороны РФ дать указание начальнику Главного военно-медицинского управления Д. Тришкину провести служебную проверку деятельности этого отдела и восстановить справедливость в реализации законных прав ветеранов армии и флота на санаторно-курортное лечение.

Министр обороны мое обращение проигнорировал. Промолчал и руководитель Департамента информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации генерал-майор Игорь Конашенков. Возможно, МО РФ такое положение дел вполне устраивало. Но не осталась безучастной Военная прокуратура Евпаторийского гарнизона, которая провела проверку в санатории. В официальном ответе № 6175 от 20 декабря 2019 года за подписью подполковника юстиции Малахова говорилось: "По изложенному в вашем обращении доводу о предоставлении должностными лицами ФГБУ "Сакский военный клинический санаторий им. Н. И. Пирогова МО РФ" санаторно-курортных путевок гражданам без проверки наличия у них статуса и прав на льготы участника боевых действий, в том числе гражданину Мельникову С. А., сообщаю, что в соответствии с положениями приказа министра обороны Российской Федерации № 333 от 15 марта 2011 года "О порядке санаторно-курортного обеспечения в Вооруженных силах Российской Федерации" в компетенцию санатория при выделении путевок не входит обязанность запрашивать документы, подтверждающие у граждан права на льготы. Документы, подтверждающие льготы, предоставляются гражданами по прибытии на санаторно-курортное лечение".

Ответ вполне вразумительный. Получается, соответствующие удостоверения должны предоставляться ветеранами непосредственно в санатории. Но удивительно другое. По утверждению заместителя начальника санатория по общим вопросам Елены Шараповой, они не обязаны требовать у прибывающих на лечение граждан документы, подтверждающие статус участника боевых действий. В соответствии с тем же приказом, на который ссылается подполковник юстиции Малахов, по прибытии в санаторий пенсионеры Министерства обороны обязаны вместе с уведомлением о предоставлении путевки представить только паспорт, пенсионное удостоверение, санаторно-курортную карту по форме, утвержденной приказом Минздрава России, и полис обязательного медицинского страхования. Именно о предоставлении оригиналов этих документов напоминается и в уведомлении о предоставлении путевки.

"Никаких других документов, – говорит Елена Робертовна, – мы не вправе требовать от прибывающих в санаторий, так как это будет нарушением 333-го приказа министра обороны".

Что касается подтверждения статуса участника боевых действий, то об этом якобы должно быть упомянуто в пенсионном удостоверении в разделе для особых отметок. Но ветеран и члены его семьи в любом случае имеют право на социальные гарантии по оказанию медицинской помощи и санаторно-курортному лечению по линии Министерства обороны. А значит, если ветеран прибыл в санаторий, то наличие удостоверения участника боевых действий у него – дело второстепенное.

Вот такая несуразица.

Еще раз обратимся к приказу министра обороны № 333. В нем указывается, что в соответствии с законодательством Российской Федерации правом на первоочередное получение путевок в санаторно-курортные организации пользуются Герои Российской Федерации, Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, полные кавалеры орденов Славы и Трудовой Славы из числа военнослужащих и пенсионеров Министерства обороны. А преимущественным правом – участники войны (Гражданской войны, советско-польской войны, войны с Финляндией, Великой Отечественной войны, войны с Японией) и ветераны боевых действий из числа военнослужащих и пенсионеров Министерства обороны.

То есть любой недобросовестный военный пенсионер спокойно может написать в заявке на получение путевки, что он ветеран боевых действий, и тут же получить преимущественное право на санаторно-курортное лечение. При оформлении в санаторий никто у него документально подтвердить это "преимущественное право" не попросит. Получается, приказ министра обороны России от 15 марта 2011 года № 333 ничего толком не разъясняет и конкретно не формулирует. Более того, вносит путаницу, способствует недобросовестным пенсионерам Вооруженных сил получать путевки на санаторно-курортное лечение в преимущественном порядке.

Так что, министра обороны подставили? Этот вопрос был поднят 22 декабря 2019 года на конференции калининградской региональной общественной организации "Союз участников Великой Отечественной войны и ветеранов дважды краснознаменного Балтийского флота". Ветераны потребовали исправить положение дел.

12 января 2020 года, выполняя решение конференции, я, повторю, направил в адрес министра обороны РФ конкретное обоснование и просьбу внести в приказ № 333 изменение. 14 января 2020 года обращение было зарегистрировано за номером УГ-01274, а я получил сообщение, что письмо в адрес министра обороны поступило и будет рассмотрено в соответствии с действующим законодательством. Но никакого ответа так и не получил, хотя с тех пор прошло более полугода.

Можно было бы сказать, что министр обороны вновь проигнорировал обращение ветеранской организации. Но понятно, что до него такие письма не доходят. Их рассматривают чиновники рангом пониже. Тем большая ответственность лежит на них, поскольку они отвечают заявителям от имени военного ведомства. Жаль, что далеко не все, видимо, это сознают.

В связи с этим пришлось обратиться в администрацию президента РФ, а потом и к главному военному прокурору Вооруженных сил РФ с жалобой. Заместитель начальника приемной Главной военной прокуратуры Ю. Горин 8 мая 2020 года "отфутболил" мою жалобу в… Министерство обороны РФ. Хотя президент России Владимир Путин еще два года назад запретил направлять жалобы тем, на кого жалуются.

На обращение в администрацию президента пришел обескураживающий ответ за подписью заместителя начальника Главного военно-медицинского управления Министерства обороны РФ – начальника 2-го управления С. Долгих. Он сообщал, что, дескать, мы на ваше январское обращение в установленный законом 30-дневный срок уже ответили. Хотя никакого ответа на мою электронную почту не поступало. Тем не менее господин Долгих приложил копию ответа от 12 февраля 2020 года. А в нем опять двадцать пять: "Путевки на санаторно-курортное лечение гражданам из числа льготных контингентов Минобороны России предоставляются в соответствии с порядком, утвержденным приказом министра обороны РФ от 15 марта 2011 года № 333. Предоставление дополнительных документов, подтверждающих наличие у граждан преимущественного или первоочередного права на получение путевки, порядком не предусмотрено".

Правда, чиновник ГВМУ МО РФ С. Долгих в конце своего ответа успокоил: "Ваши предложения будут учтены при переработке ведомственной нормативной правовой базы установленным порядком". Когда они будут учтены? Каким установленным порядком должна перерабатываться ведомственная нормативная правовая база и как скоро это произойдет? Тайна за семью печатями.

Что тут скажешь? Круг, как говорится, замкнулся. А значит, недобросовестные военные пенсионеры, прочие самозванцы могут и дальше обманывать сотрудников отдела реализации путевок военных санаториев, выдавая себя за ветеранов боевых действий, пользоваться преимущественным правом на санаторно-курортное лечение.

Из всей этой обширной переписки мне стало предельно ясно, что чиновники Министерства обороны РФ сделали все, чтобы просьба членов калининградской областной общественной организации "Союз участников Великой Отечественной войны и ветеранов дважды краснознаменного Балтийского флота" о внесении дополнений в приказ № 333 до генерала армии Сергея Шойгу так и не дошла. Почему так произошло – понять несложно: чтобы кое-кому не подставлять свою пятую точку. Остается надеяться на то, что министр обороны РФ прочтет газету "Военно-промышленный курьер" с этим материалом и примет правильное решение.

Валерий Громак,
капитан 1-го ранга в отставке