Опрос

Исполняется 5 лет Русской весне: Ваше отношение к ней? Оправданы ли Ваши ожидания?
Да, в полной мере
Да, но ожидал большего - её продолжения
В принципе - да, но всё надо было делать по-другому
Нет - в принципе
Постоянно сомневаюсь
Я глубоко не в теме
Вообще не понимаю, о чем речь



Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Курс – 200-летие открытия Антарктиды
Рождественское обращение Святейшего Патриарха Кирилла к телезрителям
Праздничное поздравление Министра обороны Российской Федерации с наступающим Новым годом
Флот: события и факты
Пожар на пароме "АNT 2" потушен, судно зашло в порт Севастополя
Украина: хотели томос – получили тубус. Лукавые греки не оставили хитросделанным мазепинцам даже шанса на самостийное изменение устава «новой церкви»
Гособоронзаказ сокращаться не будет
Алексей Рахманов: Корабелам ОСК по плечу сложнейшие технологические задачи, которые никто в мире не решал
Судостроение России: итоги декабря-2018
ФГУП «13 СРЗ ЧФ» МО РФ: наступает год 2019-й – Решающий
Из Ростова в Крым можно будет добраться на теплоходе. Маршрут пассажирского судна свяжет донскую столицу, Тамань и Керчь
Российские порты. Итоги 2018 года
Наша библиотека. "Хроника флотского спецназа" (фото)

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Фактор военно-морской силы


2018-11-08 19:25 Авторитетно
Необходимо искать принципиально новые подходы к эффективному решению задач обеспечения военной безопасности и морской деятельности государства в океанских районах и морских зонах, стоящих перед Военно-Морским Флотом в современных и перспективных условиях

"Товарищ главнокомандующий Военно-Морским Флотом Российской Федерации!". Именно с такого обращения, которое автор вынес в начало статьи, начали свои доклады командующие флотами, Каспийской флотилией и соединением ВМФ в сирийском Тартусе о готовности своих частей к Главному военно-морскому параду в День Военно-Морского Флота 29 июля 2018 года. Казалось бы, ну что такого, доложили и доложили, тем более что в дальнейшем ни в докладе самого главнокомандующего ВМФ Верховному Главнокомандующему о готовности сил ВМФ к параду, ни в поздравлении президента страны команд кораблей с праздником, ни в его приветственной речи, произнесенной на фоне памятника основателю русского военного флота Петру Великому, это словосочетание больше не употреблялось.

Восстановление исторической справедливости

Однако за словами этих рапортов стоит нечто несоизмеримо большее, чем просто добавление к должности неуставного "РФ". Мы стали свидетелями готовности и уверенности личного состава нашего более чем 320-летнего флота в восстановлении исторической справедливости в отношении его места и роли в государстве – не только как вида Вооруженных сил, что никто не подвергает сомнению, но как самостоятельной государственной структуры – Военно-Морского Флота РФ.

В чем же заключается государственное предназначение Военно-Морского Флота России, которое усиленно стараются не замечать и обходить современные теоретики военных доктринальных документов, а также практики, в руках которых периодически находится судьба отечественного Военно-Морского Флота?

Скажу больше. Почему мы старательно избегаем таких понятий, как "военно-морская доктрина РФ" и "военно-морская политика государства", отдавая право на эти термины только ведущим морским державам? А ведь в стране во многом благодаря нашему президенту уже в течение последних 20 лет периодически утверждаются и действуют такие основополагающие документы, как Морская доктрина РФ и Основы государственной политики в области военно-морской деятельности, работает Морская коллегия при Правительстве РФ. Но при этом в течение тех же 20 лет необъяснимо не утверждается закон о государственном управлении морской деятельностью (Закон о флоте)1, необходимость принятия которого определена указом президента еще в 2000 году.

В то же время выполнение вышеназванных доктринальных документов, как ни странно, не является обязательным ни для одного федерального органа исполнительной власти. Редко на их выполнение обращает внимание и Морская коллегия.

Видимо, реализуемая в стране очередная военная доктрина считается всеобъемлющей, включающей все аспекты военной политики государства. Однако, по мнению автора статьи, который имел отношение к разработке практически всех доктринальных документов РФ, касающихся морской деятельности России, это не совсем так.

Традиционными и преемственными целями военно-морской политики, не будем скромно уходить от этого термина – государственная политика в отношении строительства и применения Военно-Морского Флота и есть военно-морская политика – являются реализация и защита государственных интересов РФ в Мировом океане, сохранение за ней статуса мировой морской державы, развитие и эффективное использование военно-морского потенциала государства и его силовой основы Военно-Морского Флота в интересах гарантированного обеспечения безопасности государства с морских и океанских направлений.

Любые процессы и конечные результаты складываются под влиянием объективных и субъективных, внешних и внутренних факторов. Фактор (factor – лат., делатель, творец чего-нибудь) есть движущая сила, фактическая причина какого-нибудь процесса, обуславливающая его или определяющая его характер. Без всестороннего и тщательного изучения факторов невозможно сделать обоснованные выводы о результатах деятельности, выявить резервы, обосновать планы и управленческие решения.

В такой изменяющейся, сложной и противоречивой области, как военно-морская деятельность2, политика, политико-управленческая деятельность государства заключается в сбалансированном развитии и совершенствовании всех сфер морской деятельности – как морской хозяйственной, так и военно-морской. При этом управленческая деятельность должна быть основана на четком соблюдении норм соответствующего закона всеми субъектами управления и объектами воздействия. То есть без нормативной базы не может быть полноценного проведения государственной политики в области военно-морской деятельности.

При этом главными факторами, влияющими на достижение целей военно-морской политики нашего государства, являются:

первый и постоянно действующий фактор – геополитический – Россия соседствует и взаимодействует на морях и океанах с морскими державами, имеющими свои геополитические интересы;

из него следует географический фактор, а именно территориальная разобщенность наших флотов;

далее – политический фактор, суть которого заключается в двух взаимосвязанных ипостасях:

первая – внешнеполитическая – Военно-Морской Флот является одним из эффективных средств внешней политики государства;

вторая – внутриполитическая – главенствующими направлениями в развитии Военно-Морского Флота являются решения верховной власти государства, которые исходят из оценки определенной военно-стратегической обстановки;

и, наконец, наличие самого Военно-Морского Флота, так сказать "второй руки потентата", – решающий фактор, который обеспечивает удержание и защиту выходов России к Балтийскому, Каспийскому, Черному морям, к Тихому и Северному Ледовитому океанам, что исторически требует само существование Российского государства, его политические и экономические интересы.

Если разобраться в значении этих факторов для нашего Отечества, то следует неминуемый вывод о неразделимости внешней политики России и ее военно-морской политики. Поэтому при реализации наших долговременных интересов требуется постоянно знать и учитывать перечисленные факторы, уметь согласованно их применять.

И как показали события, связанные с решением военно-политических проблем, именно наличие Военно-Морского Флота, его высокая готовность к выполнению ставившихся ему задач большой государственной важности сыграли решающую роль в проведении Россией независимой внешней политики, во многом определившей не только развитие государства, но и существенно повлиявшей на течение мировой истории. Более того, благодаря флоту стало возможным интенсивное экономическое развитие России за счет приобретенной самостоятельности в сообщениях с внешним миром через Босфор и Бельт в результате длительного периода войн XVIII – начала ХIХ века. А со временем выхода России к берегам Тихого океана флот стал единственным реальным фактором, обеспечившим вступление России в сложные межгосударственные взаимоотношения в этом жизненно важном для страны Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Без преувеличения можно сказать, что во многом российская военно-морская деятельность – это история возникновения и решения внешнеполитических задач Российского государства.

Вся российская внешняя политика со всеми успехами и провалами в течение последних столетий являлась утверждением России как мировой морской державы. Поэтому выработка военно-морской политики никогда не являлась только военной задачей, а всегда была в России функцией государства и его внешнеполитических органов.

В принципе каждая морская держава стремилась обеспечить господство или по крайней мере паритет на море самостоятельно или в союзе с другими государствами. Однако это стремление специфично для каждой отдельно взятой страны, ибо отражает ее экономические возможности, политические цели и военный потенциал. Характерная особенность России заключалась в том, что она никогда не стремилась при всей достаточности экономических ресурсов создать военно-морской флот, равный или превосходящий по силе флоты ведущих морских держав, но при этом старалась содержать на морских театрах военно-морские силы, гарантированно обеспечивающие ее безопасность на омывающих морях. Наличие сбалансированного по задачам ВМФ позволило России обеспечивать все морские и океанские границы, решить целый ряд крупных внешнеполитических задач и добиться относительной стабильности на всех стратегических морских и океанских направлениях.

 

Геополитический фактор

Так исторически сложилось, что флот в России шел за внешней политикой государства. При этом действие геополитического фактора потребовало содержания в составе отечественного ВМФ четырех самостоятельных флотов (Балтийского, Черноморского, Тихоокеанского и Северного, а также Каспийской флотилии), которые в первую очередь должны отвечать необходимости поддержания внешнеполитической и военной стабильности в своих регионах, обладать в силу своей разобщенности самостоятельными инфраструктурами, в том числе судостроения и судоремонта. Тенденции развития современной геополитической обстановки в мире убедительно подтверждают наличие мощных группировок военно-морских сил иностранных государств в Северном, Западном, Восточном и Индоокеанском регионах и которым реально могут противодействовать только группировки ВМФ России на всех театрах и в оперативно важных районах Мирового океана.

Поэтому в настоящее время, как и в прошлом, действие этого фактора требует:

– учитывать все аспекты геополитических процессов, происходящих в Мировом океане, на приморских территориях и в прилегающих акваториях;

– понимания, что все морские соседи России обладают военно-морскими флотами, соразмерными и даже превосходящими силы флотов РФ на каждом из морских театров;

– знания, что исторически все морские соседи России были или ее противниками за господство на прилегающих морях, или противодействовали усилению ее позиций на соответствующих морских и океанских направлениях.

Не меньшее значение имеет географический фактор, а именно территориальная разобщенность наших флотов.

Объективность существования этого фактора обусловлена географическим расширением территории Российского государства, пределов которому, кстати, Россия никогда не ставила. На всех основных стратегических направлениях территория нашего Отечества ограничена морями и океанами (планировали дойти и до Индийского океана).

В свою очередь ведущие мировые державы, опираясь на развитую систему базирования, продолжают наращивать свой военно-морской потенциал и присутствие в передовых районах, в том числе непосредственно прилегающих к территории России.

Видимо, прежде всего задачи флотов и Каспийской флотилии должны определяться целями внешней политики, направленными на соблюдение государственных интересов России в Мировом океане и устранение угроз для их реализации, которые должны быть безусловно достигнуты. В свою очередь задачи, стоящие в целом перед Военно-Морским Флотом, должны быть также определены внешней политикой, какой же флот нужен России в современных условиях и дальнейшей перспективе.

Таким образом, действие фактора требует:

– проведения соответствующей государственной политики в интересах обеспечения существования полноценных флотов на каждом стратегическом направлении;

– обеспечения способности Военно-Морского Флота наращивать военно-морскую группировку на опасном стратегическом направлении за счет межтеатрового маневра силами флотов;

– поддержания состава, состояния и возможностей флотов, обеспечивающих военную безопасность РФ со всех океанских и морских направлений, а также защиту национальных интересов России в Мировом океане.

В соответствии с Основами государственной политики в области военно-морской деятельности на период до 2030 года (далее "Основы-2030") к 2030 году РФ должна обладать на всех стратегических направлениях мощными сбалансированными флотами, состоящими из кораблей, предназначенных для выполнения задач в ближних, дальних морских зонах и океанских районах, а также из морской авиации и береговых войск, оснащенных эффективным ударным высокоточным оружием, имеющих развитую систему базирования и обеспечения.

В этой связи следует рассматривать и политический фактор, суть которого, как уже было сказано, заключается в двух взаимосвязанных ипостасях.

Первая – внешнеполитическая. Военно-Морской Флот является одним из эффективных средств внешней политики государства. Внешняя политика, учитывающая необходимость для страны ее морского могущества, – важнейший элемент международных взаимоотношений, определяющий характер строительства Военно-Морского Флота, способствующий мобилизации ее возможностей для указанной цели, и непременное условие развития морской мощи.

Действие этого фактора требует при реализации внешнеполитического курса страны правильного учета наличия в государстве военно-морской силы.

Вторая – внутриполитическая. Главенствующим в развитии Военно-Морского Флота является решение руководства государства, которое исходит из оценки определенной военно-стратегической обстановки.

Объективно сложилось так, что военно-морская политика, т.е. организация и проведение государственной политики в интересах военного обеспечения своих экономических и внешнеполитических интересов в Мировом океане, в России в основном находится в ведении верховной власти государства. Но эта историческая тенденция не всегда содействовала поступательному развитию военного флота страны в целом. На протяжении всей своей истории, вплоть до современности, строительство Военно-Морского Флота России пережило и взлеты, и падения, иногда с точки зрения государственной логики совершенно необъяснимые. Действие фактора настоятельно требует реализации в государстве преемственной военно-морской политики, проводимой на основе военно-морской доктрины, механизма ее проведения и ответственности органов власти за состояние и применение Военно-Морского Флота, а также понимания и поддержки населением страны необходимости расходов на Военно-Морской Флот и службы в его рядах.

И наконец, наличие самого Военно-Морского Флота – решающий фактор, предназначение которого заключается в обеспечении, реализации и защите долговременных геостратегических интересов России и поддержании военно-политической стабильности в стратегически важных районах Мирового океана, стратегическом сдерживании агрессии и обеспечении военной безопасности страны с океанских и морских направлений. Все, о чем сказано, – это в сущности концентрированная внешняя политика государства, что и подтверждают нормативные документы в области морской политики России.

Так, действующими "Основами-2030" конкретизируются не только отдельные положения Стратегии национальной безопасности РФ, Военной доктрины РФ, Морской доктрины РФ и других документов стратегического планирования РФ в военной сфере, но и Концепция внешней политики РФ.

В осуществлении военно-морской деятельности, как требуют "Основы-2030", должно принимать участие Министерство иностранных дел, которое определяет основные направления внешней политики в части, касающейся обеспечения военно-морского присутствия РФ и демонстрации флага РФ в Мировом океане, а также координирует военное сотрудничество с иностранными партнерами в соответствии с внешнеполитическими приоритетами РФ и международной обстановкой.

 

Основные задачи

В соответствии со ст. 29 "Основ-2030" основными задачами государственной политики в области военно-морской деятельности в том числе являются:

г) в сфере внешнеполитической деятельности:

- обеспечение достаточного военно-морского присутствия РФ в стратегически важных районах Мирового океана, демонстрации флага РФ и военной силы;

- расширение географии визитов и деловых заходов кораблей и судов Военно-Морского Флота в порты иностранных государств;

ж) в сфере стратегической стабильности:

- привлечение иностранных государств к совместным действиям по обеспечению безопасности и стратегической стабильности в Мировом океане;

- развитие пунктов материально-технического обеспечения Военно-Морского Флота за пределами РФ;

- выполнение международных договоров РФ в области ограничения и сокращения стратегических вооружений, участие РФ в разработке и заключении новых соглашений, отвечающих ее национальным интересам;

- содействие укреплению региональной стабильности, разработка и применение мер доверия в области военно-морской деятельности;

- участие сил (войск) Военно-Морского Флота в операциях по поддержанию (восстановлению) международного мира и безопасности, принятие мер для предотвращения (устранения) угрозы миру, подавление актов агрессии (нарушения мира) на основании решений Совета безопасности ООН или иных органов, уполномоченных принимать такие решения в соответствии с нормами международного права.

Внешнеполитический аспект военно-морской политики регламентирует и Морская доктрина РФ. Так, в ст. 41 закреплено, что главной составляющей и основой морского потенциала РФ, одним из инструментов внешней политики государства является Военно-Морской Флот, который:

поддерживает военно-политическую стабильность на глобальном и региональном уровнях, отражает агрессию с морских и океанских направлений (ст. 42);

обеспечивает военно-морское присутствие РФ, демонстрацию флага и военной силы в Мировом океане, осуществляет заходы кораблей и судов Военно-Морского Флота в порты иностранных государств (ст. 43).

При этом Северный, Тихоокеанский, Балтийский и Черноморский флоты, а также Каспийская флотилия являются силовой основой решения задач национальной морской политики на соответствующих региональных направлениях (ст. 44); а количественный и качественный составы флотов и Каспийской флотилии поддерживаются на уровне, соответствующем угрозам, государственным интересам и безопасности РФ на конкретном региональном направлении, и обеспечиваются соответствующими инфраструктурами базирования, судостроения и судоремонта (ст. 45).

Но это определено в документах, проекты которых разрабатывались в Военно-Морском Флоте. Как можно видеть, все достаточно серьезно и аргументированно. Казалось бы, аналогичные ссылки должны быть и в нормативных документах, касающихся внешней политики РФ.

Однако если процитировать главный действующий документ Министерства иностранных дел России, каким является Концепция внешней политики, утвержденная президентом в 2016 году, то увидим следующее.

В преамбуле сказано: "Правовую основу настоящей Концепции составляют Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, федеральные законы, Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 605 "О мерах по реализации внешнеполитического курса РФ", Стратегия национальной безопасности РФ, Военная доктрина РФ, нормативные правовые акты РФ, регулирующие деятельность федеральных органов государственной власти в сфере внешней политики, а также иные нормативные правовые акты РФ в этой сфере".

Никакого упоминания о Военно-Морском Флоте или ссылок на приведенные выше нормативные документы, связанные с морской деятельностью и утвержденные президентом, в упомянутой Концепции нет.

В то же время государственная политика в области военно-морской деятельности реализуется посредством осуществления федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ (при координирующей роли Министерства обороны) комплекса скоординированных и целенаправленных мер организационного, нормативно-правового, внешнеполитического, военного, экономического, финансового и информационного характера в соответствии с функциями и полномочиями, возложенными на них президентом и правительством. Это требование полностью относится и к Министерству иностранных дел РФ.

Поэтому произошедшие изменения в политической расстановке сил в мире, дальнейшее развитие концепций применения военно-морских сил иностранных государств, видоизменение средств вооруженной борьбы на море, личное участие президента РФ В.В. Путина в решении проблем, связанных с ВМФ, настоятельно требуют совершенствования взглядов на место и роль отечественного Военно-Морского Флота в РФ. Необходимо искать принципиально новые подходы к эффективному решению задач обеспечения военной безопасности и морской деятельности государства в океанских районах и морских зонах, стоящих перед Военно-Морским Флотом в современных и перспективных условиях.

 

Система американской безопасности

18 декабря 2017 года президент США Дональд Трамп представил Стратегию национальной безопасности (National Security Strategy, NSS). В иерархии документов, определяющих концепцию национальной безопасности США, этот документ стоит на первом месте, который подписывает президент: в ней излагаются обобщенные цели и приоритеты власти в обеспечении безопасности страны. 19 января 2018 года в США опубликована Стратегия национальной обороны (National Defense Strategy, NDS). Национальная оборонная стратегия находится на втором месте, подписываемая министром обороны: она фокусируется на роли обороны в реализации Стратегии национальной безопасности. Отныне не терроризм, а стратегическое соперничество между странами является главной проблемой для национальной безопасности США", – утверждают авторы стратегии.

США также планируют модернизацию ядерной триады (стратегическая авиация, межконтинентальные баллистические ракеты и атомные подводные ракетоносцы). Меньше чем за неделю до утверждения Стратегии национальной обороны, 12 декабря прошлого года, Трамп подписал оборонный бюджет страны на 2018 год – почти $700 млрд. Для сравнения: в 2017 году оборонный бюджет США составил около $619 млрд, годом ранее – $600 млрд.

Дальше идет Национальная военная стратегия США (National Military Strategy, NMC). Этот документ разрабатывается объединенным комитетом начальников штабов – руководящим органом в вооруженных силах США. В нем формулируется роль вооруженных сил в соответствии с задачами, поставленными вышестоящими документами. Кроме того, раз в четыре года в США выходит так называемый обзор обороны (Quadrennial Defense Review). Последний раз его публиковали в 2014 году.

Итак, США резко активизировали свою внешнюю и военно-морскую политику. Причем не только в документах президентского уровня. Пентагон принял решение переименовать Тихоокеанское командование США (PACOM) в Индо-Тихоокеанское. Об этом сообщил министр обороны Соединенных Штатов Джеймс Мэттис.

"Мы поддерживаем наших партнеров, потому что все государства, большие и малые, имеют важное значение для региона, для поддержания стабильности в районах (Мирового) океана. Это имеет критическое значение для всего мира", – добавил министр.

Видимо, и нашему МИДу следует обратить определенное внимание на ужесточение аргументации в отношении военно-морской политики Российского государства в Мировом океане. Пока Россия продолжает рассматривать борьбу с международным терроризмом в качестве важнейшей государственной задачи и ключевого приоритета в сфере международной безопасности (ст. 33 Концепции). Следует признать, что в ходе ведения боевых действий в Сирии удалось продемонстрировать мировому сообществу возросшие боевые возможности новых кораблей нашего Военно-Морского Флота – фрегатов, корветов и дизельных подводных лодок. Но это не были действия океанского флота, то есть пока не мировая внешняя политика, которую вел ВМФ СССР. Президентом и Правительством РФ объявлен курс на строительство Военно-Морского Флота, который должен стать к 2030 году вторым океанским флотом в мире. Но океанский ракетно-ядерный флот не может по своей сущности быть оборонительным. Это прежде всего сдерживающий геополитический фактор. Его "оборонительный" характер заключается в "недопущении морских сражений". И здесь МИДу России следует сказать свое веское слово в необходимости разработки и утверждении в стране военно-морской доктрины – нормативной базы проведения Россией военно-морской политики.

В условиях обострения политических, социальных, экономических противоречий и роста нестабильности мировой политической и экономической системы в международных отношениях роль фактора силы только повышается. Для России наиболее приемлемым способом демонстрации такого фактора должен стать Военно-Морской Флот как один из инструментов внешней политики государства, что следует закрепить в нормативных документах внешней и военно-морской политики.

 

Военно-морская политика

Главными целями военно-морской политики РФ, которые следует изложить в будущей военно-морской доктрине, являются реализация и защита государственных интересов РФ в Мировом океане, сохранение за ней статуса мировой морской державы, развитие и эффективное применение военно-морского потенциала государства и его силовой основы Военно-Морского Флота.

Военно-морская политика понятие весьма широкое. Оно зависит от внешнеполитического курса государства, существующих военной и морской доктрин, промышленной политики, а главное – от понимания в органах государственной власти роли и значения для страны Военно-Морского Флота, его места в государстве и Вооруженных Силах. Военно-морская политика, будучи неразрывно связанной с внешней политикой, в силу своей специфики шире и по задачам, и по объему, чем чисто военная политика государства, определение которой дано как "деятельность государства по организации и осуществлению обороны и обеспечению безопасности РФ, а также интересов ее союзников"3.

В статье даны анализ постоянно действующих исторических факторов, влияющих на достижение целей военно-морской политики и предложения по их компенсации. Для полноценной реализации "Основ-2030" эти факторы должны постоянно находиться в поле зрения руководства страны, Минобороны и МИД России, Морской коллегии, в том числе вопросы силового обеспечения присутствия России в Мировом океане, отвечающие государственным интересам режимы безопасного судоходства, рыболовства и научно-исследовательской деятельности в сочетании с мерами по защите морской среды, борьбе с пиратством, терроризмом и распространением оружия массового уничтожения, а также в соответствии с международным правом – принципы международного морского права, вопросы установления и закрепления внешних границ своего континентального шельфа, расширяя этим возможности для разведки и разработки его минеральных ресурсов.

Исторические факторы, оказывающие влияние на достижение целей внешней и военно-морской политики, – геополитический, географический, политический продолжают действовать, усиливаясь при отсутствии противодействия.

Сегодня в Военной доктрине РФ в отношении задач Военно-Морского Флота в мирное время упоминается только борьба с пиратством, обеспечение безопасности судоходства и экономической деятельности РФ в Мировом океане. Похожие задачи выполнял еще флот Екатерины Великой в 1780-1783 гг. в обеспечение политики "вооруженного нейтралитета", но и тогда это являлось крупной внешнеполитической акцией России в ответ на разбойные действия Англии в отношении торговых судов нейтральных держав в ходе войны за независимость США. Екатерина II, отстаивавшая принципы свободной торговли, декларацией от 28 февраля 1780 г. объявила воюющим державам: Англии, Франции и Испании, что "для поддержания ее подданных противу кого бы то ни было, она повелит выступить в море со значительной морской силой". Для реализации своих намерений и правил "вооруженного нейтралитета" Екатериной II были посланы крейсерские эскадры из 5-7 кораблей каждая в Немецкое море, Атлантический океан и Средиземное море, что стимулировало постройку еще восьми 100-пушечных кораблей, предназначенных быть флагманскими в эскадрах. Решительное использование Россией морской силы для защиты торгового мореплавания было высоко оценено мировой общественностью, повысило престиж государства в решении международных проблем.

К историческим аналогиям нужно подходить достаточно осторожно. Это касается и истории отечественного флота. Сегодня наш Военно-Морской Флот существует в совершенно других условиях, чем императорский Российский флот и ВМФ СССР. Особенно, что касается места и роли флотов на соответствующих стратегических направлениях и самостоятельности их предназначения как в военном, так и во внешнеполитическом отношении.

Способствовать или противодействовать влиянию перечисленных факторов в деле строительства и применения Военно-Морского Флота России можно только в соответствующей организации, в которой главнокомандующий ВМФ действительно возглавляет и силы флотов, и ВМФ в целом и ответственен перед президентом за его строительство, то есть является по навечно узаконенному правилу Петра Великого "второй рукой потентанта". Вот что стоит, по глубокому убеждению автора, и не только его, за скупыми словами рапортов командующих флотами, Каспийской флотилией и соединением в сирийском Тартусе о готовности своих объединений и соединений к Главному военно-морскому параду 29 июля 2018 года. "Товарищ главнокомандующий Военно-Морским Флотом Российской Федерации!" – только так. Ибо по-другому восстановить наш флот не получится.

 

1. Московенко М.В. Военно-морская доктрина России как будущая основа морской политики страны. Морские вести России, № 8, 2017.

2 Морская доктрина РФ. Утверждена Президентом РФ 26 июля 2015 года № Пр-1210. Основы государственной политики РФ в области военно-морской деятельности на период до 2030 года. Утверждены Указом Президента РФ от 20 июля 2017 года № 327.

3. Военная доктрина РФ (ст. 8). Утверждена Президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976.

Михаил Московенко, капитан 1 ранга в отставке, кандидат исторических наук, член-корреспондент Академии военных наук 

Морские вести России №13 (2018) 

Просмотров: 200
Комментариев: 0
Автор: Михаил Московенко
Источник: Морские вести
Фото: Морские вести
Тэги: Военно-морская политика  National Security Strategy  NSS  морская мощь  геополитика  ВМС  ВМФ  Закон о флоте  Морская коллегия 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
Докование «Адмирала Григоровича» – новый этап флотского судоремонта
Накануне 132-й годовщины основания 13-го судоремонтного завода Черноморского флота его коллектив начинает первый доковый ремонт головного корабля пр >>>


Морская пехота в годы войны. Что важнее для успеха десанта: специальные корабли или грамотные командиры?
При оценке морских десантов, проведенных советским флотом в годы Великой Отечественной войны, бытовало утверждение, что у ВМФ отсутствовали специали >>>


27 января — День воинской славы России — День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады (1944 год)
75-летний юбилей победных событий. >>>


Россия заявила о своих интересах на Балканах. У русских есть исторический союзник
Владимира Путина в Белграде встречали ружейным салютом, звоном колоколов и красной дорожкой. А также 120-тысячным людским морем – увидеть р >>>


Украине предсказали глобальную катастрофу
Украинские ученые предсказали своей стране потоп. Одессе, Херсону, Мариуполю и еще нескольким десяткам городов грозит оказаться под водами Черного >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


За американским эсминцем в Черном море проследит сторожевой корабль "Пытливый"
Российские военные отслеживают пребывание в Черном море эсминца США "Дональд Кук", сообщили в субботу в Национальном центре управления о >>>


Рождество в Вифлееме. Январь 2019 года. Часть 1
>>>


Рада за Русский мир. Владимир Бортко: «Восточная Украина всегда тяготела к Москве, видя в ней опору православия»
18 января 1654 года состоялась Переяславская рада. О ее предпосылках, действующих силах и сакральном смысле «Военно-промышленному курьеру» >>>


Американский эсминец «Дональд Кук» идет в Черное море
Американский ракетный эсминец USS Donald Cook DDG75 прошел пролив Дарданеллы и направляется в Босфору. Через несколько часов он&nbs >>>


Поиск



Наш день

27 января — День воинской славы России — День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады (1944 год)
75-летний юбилей победных событий.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


Рождество в Вифлееме. Январь 2019 года. Часть 1

Православные праздники

Сегодня церковный праздник:
Преподобной Домники. Преподобного Георгия Хозевита. Преподобного Емилиана исповедника. Преподобного Григория, чудотворца Печерского, в Ближних пещерах. Священномученика Исидора пресвитера и с ним 72-х, в Юрьеве Лифляндском за православие пострадавших...
Завтра праздник:
Мученика Полиевкта. Святителя Филиппа, митрополита Московского и всея России чудотворца...
Ожидаются праздники:
23.01.2019 - Святителя Григория, епископа Нисского. Преподобного Маркиана пресвитера. Преподобного Дометиана, епископа Мелитинского. Преподобного Павла Комельского, чудотворца, ученика преп. Сергия Радонежского. Святителя Феофана, Затворника Вышенского...
24.01.2019 - Преподобного Феодосия Великого, общих житий начальника. Преподобного Михаила Клопского, Новгородского...
25.01.2019 - Мученицы Татианы и с нею в Риме пострадавших. Святителя Саввы I, архиепископа Сербского. Преподобного Мартиниана Белоезерского...
26.01.2019 - Мучеников Ермила и Стратоника. Преподобного Иринарха, затворника Ростовского. Преподобного Елеазара Анзерского...
27.01.2019 - Отдание праздника Богоявления. Преподобных отцов, в Синае и Раифе избиенных: Исаии, Саввы, Моисея и ученика его Моисея, Иеримии, Павла, Адама, Сергия, Домна, Прокла, Ипатия, Исаака, Макария, Марка, Вениамина, Евсевия, Илии и прочих с ними. Равноапостольной Нины, просветительницы Грузии...

Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
«Адмирал Эссен»: охота на американскую подлодку
Поворот Волги на Запад Лоббируемый Астаной канал «Евразия» нужнее всего Вашингтону
На базе ЧВВМУ пройдет Всероссийска конференция по Морской стратегии и политике России
Химки и бандерлоги: жаргон и байки российских военных в Сирии
Морской бой с Россией. Французы отнимают у нас заказчиков и хотят заработать на войне за Арктику
Американцы по-прежнему хотят понять: почему, зачем, что и как произошло и происходит в Севастополе и Крыму
Барахтаетесь там, где вам не место: в Киеве расшифровали для США сигнал России в виде захода БПК "Североморск" в Черное море
Они готовили украинскую самостийность… О так называемом извечном стремлении украинского народа к независимости
В глубины судеб людских
Реклама


Погода


Ранее
Что Россия хотела сказать своими военными учениями на Чёрном море

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ