Происходящее с ним вполне ожидаемые события. Один из самых вероятных вариантов. Его смысл – всестороннее подавление оппозиции и запугивание, лишение ориентиров поддерживающих ее граждан Украины. Системная реализация этого варианта началась с момента запрета ряда украинских телеканалов, которые либо связаны с оппозицией[i], либо представляли альтернативную точку зрения на события в стране, на санкции в отношения Виктора Медведчука, его семьи и других лиц.[ii] Значение и последствия этого решения для внутренней и внешней политики Украины пояснять не стоит, можно лишь напомнить, что одной из причин лишения телеканалов лицензии была трансляция поездки Виктора Медведчука в Москву и его встречи с Владимиром Путиным, на которой была достигнута договоренность о возможностях поставок и передачи на Украину технологий производства вакцины против коронавируса.

Вернемся к событиям последних дней. Главный эпизод подозрений украинской власти в отношении Медведчука - перевод в российскую собственность газового месторождения "Глубокое" на шельфе Черного моря в Крыму.

Но уже сейчас понятно, что вынести юридически обоснованный приговор нардепу по указанным обвинениям будет сложно. Причина простая – под обвинения надо еще собрать доказательства, а как готовились и обосновывались сами обвинения, отследили украинские СМИ[iii].

11 мая генпрокурор Украины Ирина Венедиктова и глава СБУ Иван Баканов провели брифинг, на котором озвучили детали возможных обвинений в отношении Медведчука и его однопартийца, народного депутата Тараса Козака. Было заявлено, что их подозревают в нарушении 111-й статьи (госизмена) и 348-й (посягательство на жизнь военного). Дальше началась путаница: после брифинга вышел пресс-релиз на сайте генпрокуратуры - где вместо 348-й появилась 438-я статья (разграбление оккупированных территорий). Генпрокурор, видимо, просто перепутала статьи, что говорит об уровне подготовки обвинения и обвинителей. Кроме того, из пресс-релиза генпрокуратуры выпал один из эпизодов обвинения, который накануне прозвучал от главы СБУ - он касался дела о якобы "сливе" дислокации украинского военного подразделения в Москву лично Медведчуком.

Следующие вопросы касаются того, как с обвинениями согласуется фактическая сторона дела. Небольшое отступление – ни по одному из ранее ставших основанием для санкций против Медведчука и связанных с ним лиц обвинений доказательств так и не предоставлено. А речь идет о разных типах и видах "государственной измены", сформулированных как "финансирование терроризма" (контроль поставок угля из ДНР/ЛНР на Украину и др.). Но вернемся к эпизоду по Черноморскому шельфу.

По версии следствия Медведчук, после вхождения Крыма в состав России решал через правительство РФ вопрос переоформления фирмы "Новые проекты" из украинской юрисдикции в российскую. На указанной компании с 2012 года числится крымское газовое месторождение "Глубокое". Фирму связывали с Медведчуком, хотя в Украине она оформлена на другое лицо и сейчас находится в стадии ликвидации. По словам генпрокурора Венедиктовой, Медведчук способствовал "передаче оккупантам" информации на месторождение, проектная мощность которого - 38 миллиардов гривен. Способствовал тем, что переоформил фирму-бенефициара скважины по российскому законодательству, чем, как считает генпрокурор, сэкономил России время для захвата этого месторождения, передав Москве некие "эксклюзивные данные". То есть, по логике генпрокурора, если бы указанные события не имели места, то Россия так бы и не смогла узнать об этом месторождении. Относительно обвинений в "ущербе" - генпрокурор сама заявила, что газ на месторождении не добывается, поскольку через него проходит военный полигон, а это значит, что установить, какой именно ущерб нанес Медведчук, не представляется возможным. Одним словом, доказать экономическую и юридическую часть обвинений крайне затруднительно, все, что есть у следствия – некая информация о факте содействия Медведчука в перерегистрации фирмы "Новые проекты" в российской юрисдикции. Поэтому и предъявляются не экономические, а политические статьи – "госизмена и разграбление собственности на оккупированной территории".

Таким образом, остается после всей политической трескотни простая формулировка – измена Медведчука заключается в факте (его участие в этом не доказано) перерегистрации фирмы. Если так, то перерегистрация собственности в Крыму по российским законам - это 111-я статья и к ответственности, согласно указанной статьи, надо привлечь целую плеяду украинских политиков – всех, кто продал свою собственность в Крыму: глава НАБУ Артем Сытник, глава Конституционного суда Александр Тупицкий и др.

По двум другим эпизодам обвинения ситуация такая же, более того, они из итогового пресс-релиза исчезли, но не факт, что позднее, когда их "отшлифуют", они не будут предъявлены вновь. "Дело военных": по версии СБУ, Медведчук в августе 2020 года сообщил Тарасу Козаку, находившемуся тогда в Москве, о расположении замаскированного военного объекта Украины, что привело к получению указанной информации российскими спецслужбами. Бредовость как указанной схемы передачи информации, так и ситуации в принципе очевидна. "Дело студентов": организация "Проминь" выдавал гранты талантливым украинским абитуриентам на обучение в одном из питерских вузов, а по словам главы СБУ Баканова студентов привлекали для последующей вербовки спецслужбами России, никаких данных и фактов о количестве, завербованных главный украинский контрразведчик так и не сообщил.

С обвинениями все понятно. Теперь кратко о ходе суда, состоявшегося 13 мая. Вот сообщение социальной страницы соратника Медведчука, члена ОПЗЖ Рената Кузьмина: "Адвокаты размазали по стенке фейковые обвинения прокуратуры. Прокуроры нарушили все нормы закона, которые только можно было нарушить в ходе расследования. Просто трэш. Похоже, материалы для суда готовили сценаристы студии Квартал 95: уж слишком смешные. Мало того, что смешные, так ещё и 90% представленных доказательств представляют собой распечатки каких-то статей из интернета, да и то собранных неуполномоченными на то органами.

Неуполномоченными органами также зарегистрированы и дела против Медведчука: вместо генпрокурора это сделали сотрудники СБУ, что прямо запрещено законом. При этом экспертизы в деле проведены по постановлению следователей СБУ сотрудниками некого института того же самого СБУ, что также запрещено законом. Было бы логичным, чтобы и судили Медведчука сотрудники СБУ, раз такое дело!

В довершение всего адвокаты представили суду документы, подтверждающие то, что Медведчук не имеет никакого отношения к предприятиям, которые, якобы, добывали полезные ископаемые в Крыму, а также документы о том, что повестки о явке на допросы, направленные следователями Медведчуку и по которым он не явился, что, по мнению прокуроров, свидетельствует о его уклонении от следствия, до сих пор находятся на сортировке почтового отделения и Медведчуку не доставлены, а значит, он просто не знал об их существовании и явиться к следователю просто не мог физически. При таких обстоятельствах арест Медведчука становится абсолютно невозможным". Так и случилось, но оставить это фейковое во всех отношениях дело без последствий не могли - Медведчука приговорили к домашнему аресту.

Почему не была избрана мера пресечения – взятие под стражу? Это не первая попытка давления на Виктора Медведчука, который уже не первый десяток лет пусть не всегда заметный, но тяжеловес украинской политики. В настоящее же время это одна из ключевых фигур украинской оппозиции, имеющая уникальные личные связи с политиками и лидерами других государств. Но Киеву Медведчук крайне неудобен, он мешает и влияет на внутреннюю и внешнюю политику. Возвращаясь к мере пресечения – все обвинения должны иметь серьезную доказательную базу. Это понимают все задействованные в этом представлении силовые структуры. Так что пауза в виде домашнего ареста – это не для Медведчука пауза, это время собрать хоть какие-то доказательства для обвинителей и следователей.

Насколько способны на это украинские обвинители красноречиво свидетельствует пересказ речи прокурора на процессе, опубликованный упомянутым Ренатом Кузьминым, кстати, юристом и бывшим заместителем генпрокурора: "Из речи прокурора: "Медведчук в неустановленное следствием время, в неустановленном следствием месте вступил в преступный сговор с неустановленными сотрудниками спецслужб Российской Федерации, а также с неустановленными следствием украинскими политиками и неустановленными бывшими чиновниками с целью восстановления нормальных отношений с Россией совершил государственную измену и нарушил правила ведения войны..." И как вам нравится этот "гениальный" юридический документ?!

Как уже отмечалось, происходящее с Медведчуком - вполне ожидаемые события. Власти избрали описанный выше сценарий. Почему? Потому, что второй сценарий развития событий ни украинскую власть, ни ее кураторов не устраивает – это вариант продолжения политической борьбы с оппозицией. Это трудно: на фоне провала борьбы с пандемией (начиная от системы здравоохранения и организации локдаунов до обеспечения страны вакциной), на фоне ситуации на юго-востоке. На фоне шизофреничной внутренней политики, одним из последних апофеозов которой стало введение с 14 мая 2021 года Дня памяти украинцев, которые спасали евреев во время Второй мировой войны[iv], параллельно с маршами националистов и факельными шествиями в честь дивизии СС "Галичина".

На фоне этой официальной шизофрении существует другая значительная часть общества и политики, которые понимают, какую роль отвел Запад для Украины, какие для этого используются методы, которые чтят настоящую историю, ее истинный смысл и значимость. Эту часть общества и этих политиков хотят лишить одного из лидеров, запугать и зафиксировать единственный путь дальнейшего развития Украины в координатах инфантильного национализма. Идет подавление не только оппозиции, но и любого инакомыслия, запугивание тех, кто не поддерживает националистический курс в странной комбинации с курсом прислуживания Западу.