Опрос

Должно ли стать 100-летие Гражданской войны в 2020 году Событием всероссийского масштаба
Да, вне всякого сомнения
Нет, абсолютно незначительное событие
Рядовое событие на фоне происходящего
Мало знаю по этой теме
Не понимаю, о чём речь
Мне безразлично
Гражданская война не закончилась до сих пор


Праздники России

Праздники России

Русский вопрос


Еженедельная авторская
телепрограмма К. Затулина

Читайте также
Судно ВМС США “Юма” может пойти на провокацию в Черном море, считают в ДПФ
Стамбульский канал раздора. Посредством канала "Стамбул" Анкара хочет повысить свой мировой политический статус
Министр обороны провел селекторное совещание с руководством ВС РФ
Флот: события и факты
В иранской авиакатастрофе погибла «оружейная баронесса» - версия
Партия президента Санду получит большинство в парламенте Молдавии
Рыба ищет, где глубже, а человек – где рыба
«Мы опровергли их предположение о том, что мы промолчим» – военный эксперт
Валерий Половинкин: мы создаем опережающие время концепт-проекты
РКВП «Бора»: судоремонтники обеспечивают возвращение ракетоносца на морские просторы
Грузовой паром из Темрюка в Керчь пустят в июле
В Севастополе с паромного пирса Артбухты уберут ресторан
К юбилею Средиземноморской эскадры

Реклама


Видеооко


Включай и смотри

Партнёры




Первые Соловьёвские чтения. Выступление профессора, доктора политических наук капитана 1 ранга С.А. Усова


2021-05-27 06:03 Авторитетно
Как известно, 14 мая с.г. состоялись Первые научные Соловьёвские чтения, организованные Институтом стран СНГ в Севастополе (исполнительный директор - Сергей Горбачев). Продолжая публикацию их материалов, мы предлагаем вниманию читателей выступление профессора, доктора политических наук капитана 1 ранга Сергея Андреевича Усова.

Уважаемые товарищи! Большое значение научных конференций вообще и нашей конференции в частности, состоит в том, что идет накопление нового материала, осмысление, передача опыта, а затем эта работа воплощается в издательстве, формировании статей, научных монографий, коллективных сборников – то, что в конечном итоге формирует представление на многие годы и десятилетия вперед о сути происходивших или происходящих событий. В этом смысле на авторов возлагается колоссальная ответственность, потому что это – попытка квинтэссенции мысли, которая характерна для того или иного времени.

В этом смысле я хотел бы привлечь ваше внимание к очень острой реплике Президента России В.В. Путина во время последнего апрельского послания по вопросу отражения одного из крупнейших исторических событий XX столетия, Сталинградской битвы, в одном из учебников истории. Вообще-то, это – фактически замазывание крупнейшего, эпохального события. Очень острое замечание президента касается вообще отношения к истории. Может быть, это сигнал о существенном изменении положения в будущем, о хаотичном положении в исторической науке,  освещении многих аспектов нашей истории, что прямо влияет на нравственную ситуацию в обществе, на его идеологическое единство, если оно, конечно, когда-то будет.

В этом смысле я хотел бы поддержать мысль, которую только что высказал в своем обстоятельном докладе Александр Анатольевич (Ирхин), о том, что Крым и Севастополь в силу своего геополитического положения и в смысле тех событий, которые происходили в последние годы, буквально обречены теперь надолго стать одной из ключевых точек мировой геополитики. В этом смысле то, что публикуется о Крыме и Севастополе у нас или за пределами, имеет далеко не обычное значение.

В этом смысле я думаю, что то острое замечание, которое сделал президент в отношении группы московских авторов во главе с профессором Волобуевым по поводу отношения к освещению Сталинградской битвы, имеет отношение и к нам. Может быть, и нам здесь, в далеко не рядовом регионе России, стоит повнимательнее посмотреть на свою меру ответственности, когда речь идет о таких очень ответственных названиях как "История Крыма", "История Севастополя".

Года два назад историки Крыма подарили научной общественности двухтомник по истории Крыма. Вообще, должен сказать, что история Крыма и Севастополя, особенно в XX столетии, в отличие от проблем античности или проблем Крымской войны, практически не освещалась, изучалась в советской, и уж тем более в российской, исторической науке очень слабо и фрагментарно. Поэтому заявка на такое слово как "история" – это  чрезвычайно ответственно. Часто историки стараются потихонечку накопить материал, маскируя себя под "Очерки истории Крыма", то есть постепенно идти к большим формам. Но дело сделано, труд создан.

И в этом труде настоящее изумление вызвало то обстоятельство, что крымские историки, наверное, из соображений территориального патриотизма просто-напросто забыли героическую оборону Севастополя. Это же вроде как и не Крым...

Но еще более хлесткий момент в этом труде состоял в другом. Говоря о событиях, которые очень близки и драматичны для Севастополя, для флота и всей страны, получившие широчайший резонанс в мире, когда в 1992 году Черноморский флот отказался принимать украинскую присягу под руководством адмирала Касатонова и боролся за сохранение своей российской идентичности, в этом труде появилось интереснейшее утверждение, что на Черноморском флоте часть кораблей подняла российские флаги, потому что перед этим… подняли зарплату.

Вы чувствуете сам подход и что из этого может вытекать? Это, по сути, размывание нравственных основ подвига людей, которые в той немыслимой ситуации сохраняли верность единожды данной присяге.

Я далек от мысли, что речь идет о каком-то злонамеренном умысле. Может быть, речь идет о другом – о проникновении в наше сознание и в наши исторические исследования ткани так называемого либерализма западного толка, когда многое из того, что было связано с историей нашей страны, нашими традициями, стало рассматриваться только со знаком минус.

В этом смысле большой интерес представляет та работа, которая готовилась под руководством Института истории Академии наук России под эгидой Российского исторического общества. Это – "История Севастополя" в трех томах.

Я не буду останавливаться на всех трех томах. Мне представляется наиболее актуальным третий том этого издания, который посвящен предельно острым вопросам XX и XXI столетий. Во-первых, они, конечно, изучены очень слабо, за исключением фрагментарных вопросов Гражданской войны, революционных событий. Если говорить о жизни Севастополя 20-х, 30-х, второй половины 40-х, 50-х, 60-х, 70-х, 80-х годов, то в научной литературе – это большое пятно. Я уже не говорю о событиях начала XXI века и украинском периоде. Поэтому ответственность, которую на себя брали авторы, очень серьезна.

Я был приглашен в состав авторского коллектива для работы над разделом по украинскому периоду в истории Севастополя после распада СССР. У меня была определенная настороженность и озабоченность, потому что я знал: функции редактора взяли на себя Екатерина Алтабаева и сотрудник Института истории Академии наук Журавлев. Но дело в том, что Институт российской истории никогда не занимался Крымом и уж точно никогда не занимался Севастополем.

Конечно, в научной среде мы прекрасно знаем, кто чем занимается. Я услышал фамилию Журавлева и Петрова, директора института. Один – специалист в области банковского дела России, второй – специалист в области участия иностранных рабочих в строительстве социализма в СССР. Но при чем здесь Крым? Как, если ты не знаешь, что называется, поляны, ты будешь редактировать материал? Конечно, очень хотелось надеяться, что научный авторитет и престиж сыграют свою позитивную роль.

Скажу откровенно: работа была довольно сложной, с острыми коллизиями. У меня как у человека, занимавшегося этим вопросом, сразу вызвала активное неприятие и категорический отказ попытка навязать логику, я цитирую, "растворить тему ЧФ в повседневной жизни Севастополя". Водоканал, канализация, трамвай и так далее, и где-то там Черноморский флот.

Но ведь мы прекрасно знаем, что вообще во всей истории и в истории постсоветского периода тематика Черноморского флота и его судьбы составляла, по сути, существо всей общественно-политической жизни в Севастополе.

А если мы к этому добавим экономический аспект – в Севастополе работающими были предприятия исключительно Черноморского флота. Двадцать тысяч севастопольцев работали. Как же вычленить флот и оттеснить его на обочину?

Эта тенденция получила твердый отпор, в итоговом материале я эту свою линию провел, но это очень серьезно настораживало и беспокоило.

В конечном итоге я вам должен сказать следующее. После сдачи материалов никаких обсуждений больше не проходило, общественной презентации этих проектов тоже не было. Вдруг в январе мне последовал звонок с просьбой посмотреть том, а утром уже все отдается в типографию. И когда я стал смотреть этот третий том, я увидел его в первый раз, на меня обрушился град неряшливости, ошибок и глубоких искажений смысла.

Для того, чтобы это не были какие-то общие слова, я попытаюсь вам буквально несколько моментов, а это слишком большая тема, показать на некоторых исторических примерах.

В частности, ключевое значение для истории нашего советского государства имела ситуация, связанная с Брестским миром и очень сложная форма спасения государства в тех конкретных условиях и так далее. В тексте работы проходит утверждение о том, что посол Советской республики Иоффе был в таком униженном положении, что ему германская сторона приказала подписать документ. Возникает вопрос у любого человека, который имеет какое-то отношение к истории: что значит, послу приказали? Вообще, о чем идет речь?

Бывает так в истории, что с точки зрения источниковедения сразу показана степень владения или невладения целыми пластами исторической науки. В данном случае стало совершенно ясно, что ни авторы, ни редакторы не имеют ни малейшего представления об одном из ключевых направлений истории внешней политики нашего государства.

Дело в том, что это был не "какой-то документ", то есть кто-то у кого-то что-то списал, а это был добавочный протокол к Брестскому миру. Это был результат сложнейших переговоров, которые координировал Чичерин в Москве, Иоффе – в Берлине, и от украинской власти в Киеве – посол Раковский: хоть каким-то образом удержать, спасти Крым и Севастополь в составе Российского государства. Там же предъявлялись претензии: немцы приказали – Иоффе подписал – Россия отказалась от Черноморского флота. Полная нелепость!

Дело в том, что в добавочном протоколе стоящее буквально на коленях в бессилии Советское государство выторговало у немцев хотя бы запись о том, что они отказываются от государственного образования в некоторых окраинных регионах Российской империи. Вот это выбили, хоть какую-то зацепку! И именно тогда Ленин направил шифровку Иоффе по поводу одной его частной ошибки. Я не буду детализировать. Там очень важная мысль, которая зафиксирована в Полном собрании сочинений Ленина: "Как вы могли так продешевить?! Как вы могли пойти на уступку по Севастополю?!"

Таким образом, искажается смысл внешней политики государства, что якобы тогда же уже отказывались...

Вот эти попытки через либеральный подход, который глубоко внедрился в сознание за последние 20-30 лет, только в сугубо негативном ключе рассматривать и оценивать историю нашего государства, глубоко конфликтны и неконструктивны.

Одним из ключевых аспектов истории Севастополя является период 1921- 1945 годов, когда Севастополь входил в состав Крымской АССР. И вот на страницах солидного издания под руководством Российского исторического общества звучит, что Крымская АССР была образована путем переговоров. Возникает естественный вопрос у любого здравомыслящего историка: что за переговоры? С кем переговоры? С соседним государством? А, может быть, переговоры внутри Советской России? С кем? Может быть, внутри партии? То есть сама постановка вопроса глубоко ошибочна, она дезинформирующая и абсолютно неправильная. Никаких переговоров не было! Была целая история, уникальные события, целый пласт, когда велась острейшая дискуссия в политбюро. И у нас именно в силу господства в исторической науке в 90-е – 2000-е годы либерального подхода "ущипнуть и бросить камень в эпоху Советского государства" замалчивалось то, что практически неизвестно широкой аудитории и сегодня: что ключевую роль в создании Крымской АССР сыграл И.В. Сталин. Именно он пошел против решения политбюро о создании в Крыму области. Именно он убедил Ленина, опрокинул позиции Молотова, Каменева и Зиновьева. Именно он настоял на пересмотре отдельного решения Совнаркома и добился в острейшем споре на пленуме ЦК партии решения о создании в Крыму автономной республики. Но это же совсем другое! Поворачивается совершенно другой исторический пласт, совершенно другое положение того же Севастополя и так далее.

Переходя к остальным разделам данного исследования, я с изумлением увидел и свой раздел, над которым работал. Он был полностью искажен. Там появились даже такие дополнения, которые были сделаны Алтабаевой, Журавлевым, в которых один из очень известных и весьма авторитетных деятелей Севастополя, я только из корректных соображений не называю его фамилии, потому что это был бы грандиозный скандал, называется человеком с проукраинскими настроениями.

Я был вынужден сказать своим московским коллегам: "Вы что, с ума сошли! Этот человек на негласной основе оказывал очень серьезную помощь Черноморскому флоту в период командования адмиралов Касатонова и Балтина. Как вообще это можно?!" Конечно, там перепугались и уже в типографии это срочно убрали.

Что это за труд, который уже фактически вышел? Если бы его случайно не посмотрели, то произошел бы грандиозный скандал, который я не знаю, какие бы имел последствия. Потому что это – политическое обвинение человеку ныне здравствующему.

Наконец, там содержались удивительные положения, которые можно назвать только одним словом: полная неграмотность и нелепость по поводу темы ядерного оружия в контексте Черноморского флота, и в самый последний момент тоже успели прямо в типографии это вычеркнуть.

Говоря об этих событиях, о которых мы сейчас упоминаем, я хотел бы особо остановиться на том, какую огромную опасность имеет недостаточное знание материала, излишняя самонадеянность и, я бы сказал, такой журналистский подход.

Привожу вам конкретный пример, что было зафиксировано. О том, что в начале 1992 года (я даже по возрасту прекрасно понимаю, все люди, кто здесь присутствует, все наши участники пережили своим сердцем эти тяжелые события), цитирую: наблюдалось единство мнений по судьбе Черноморского флота, Севастополя законодательной и исполнительной ветвей власти. Получается, по этой логике и Верховный Совет, и президент Ельцин были за сохранение. Да ничего подобного!

Здесь был Константин Федорович (Затулин), и мы 1992-й год помним, как адмирал Касатонов имел фактически единственную опору. Это Сергей Николаевич Бабурин, депутат Верховного Совета, Равкат Чеботаревский, контр-адмирал, Николай Павлов, депутат. Они первые проложили эту дорожку в Севастополь, когда по линии исполнительной власти флот и город Севастополь фактически были брошены на произвол судьбы. Тогда, что там за трудности были у адмирала Касатонова, если он пользовался полной поддержкой? Тогда и проблем бы особых не было... А беда была в том, что Касатонов, по сути дела, создавал эту поддержку через Верховный Совет России, а затем – через Государственную Думу и буквально добивался потом, как и остальные командующие, чтобы произошло такое же прозрение в исполнительной власти.

Для того, чтобы показать, насколько глубоки искажения смысла самих событий и смысла той эпохи, которую мы переживали, я позволю себе привести пример, который,  полагаю, возможно впервые озвучить спустя 30 лет.

В том самом начале 1992 года командующий флотом адмирал Касатонов Игорь Владимирович поручил мне совершенно секретную миссию с устным докладом главе администрации президента в обход министра обороны, в обход Главкома Военно-Морского Флота, которые понятия не имели, что Черноморский флот устанавливает и ведет прямой диалог с руководством страны, с администрацией президента. Я прилетел в Москву – меня сразу на нашем морском аэродроме в Остафьево встретили и прямым ходом – в кабинет главы администрации президента. Это был Петров.

Кто такой Петров? Это – бывший первый секретарь Свердловского обкома партии, ближайший сподвижник Ельцина и его преемник по Свердловску. Потом он был послом Советского Союза на Кубе, и оттуда Ельцин его назначил главой администрации. Доклад и разговор был очень тяжелый, очень напряженный: я бы сказал, на предконфликтной почве. В конце концов (я не могу озвучивать даже спустя годы в силу сегодняшних политических звучаний содержание этого устного послания командующего) глава администрации президента всё-таки дослушал. Кстати, это был бывший кабинет Молотова, мне так шепнул один из помощников: "Ты в кабинет Молотова заходишь". Я тогда был совсем молодой капитан 3-го ранга.

Петров мне говорит: завтра я вам сообщу позицию президента по данному вопросу. И на следующий день, разговаривая со мной уже на огромной дистанции как холодный функционер, с ледяным колючим взглядом, он мне сказал следующую фразу, которую я 30 лет не произносил: "Передайте командующему мнение президента: Россия из-за Севастополя и Черноморского флота не будет ссориться с Украиной".

В книге написано, что было единство мнений. То есть фальсифицируется смысл событий, которые проходили, весь их драматизм. Нивелируется то, что гражданское общество, Верховный Совет, по сути дела, подтолкнули российскую власть к кардинальному изменению позиций примерно к 1996 году по Черноморскому флоту. Это – отдельная тема, которую можно долго обсуждать и которая практически не известна общественности.

Я хотел бы обратить внимание на еще один очень важный аспект. Когда я изложил, что это все невозможно, что третий том нужно снимать с печати и если что, достаточно первых двух томов, меня стали уговаривать, аргументируя тем, что за печать деньги заплачены, что уже идет печатание, что уже доложено и согласовано с администрацией президента и что это уже включено в план празднования очередной годовщины "Крымской весны". Я говорю: "Как это печатание, когда авторы не видели тома? Если так, то я не могу участвовать в составе коллектива". И заявил о выходе из состава этого авторского коллектива.

Но что показательно: те люди, которые наделали эти ошибки, тут же убрали свои фамилии, а сегодня ходят по городу и с радостью презентуют "Историю…" как последнее достижение исторической мысли. Удивительные вещи, которые трудно понять, кроме как подмену ответственности, порядочности и честности так называемой конъюнктурой.

Я бы не стал дальше останавливаться на том, что перегружено грубейшими ошибками и искажениями, которые просто невозможно все перечислить, и что просто неудобно это даже с точки зрения истории, что это все состоялось. Но я хотел бы в завершающей части своего выступления обратить внимание на следующее. Для меня стало большой неожиданностью, что из процесса подготовки этого издания на таком общесоюзном российском уровне полностью был устранен Черноморский флот. По-моему, командующий флотом узнал об этом издании из сообщений прессы.

Ну, знаете ли, такого не было никогда. В юности мне пришлось быть первым секретарем горкома комсомола. В 90-е годы я работал с десятью командующими флотом, и я отлично знаю, какая тесная спайка, какое было тесное взаимодействие. И чтобы гражданские власти игнорировали мнение флота, я такого, честно говоря, не помню. Я думаю, что это очень серьезный повод задуматься как о сигнале определенного неблагополучия в этой сфере. Я считаю, что флот, который всегда играл и играет в жизни города Севастополя определяющее значение (и в этом геополитическое значение Севастополя именно потому, что это – база флота), он всегда тесно взаимодействовал и интеллектуально присутствовал во всех отраслях жизни нашего города. Мне представляется, что было бы очень полезно (может быть, я не утверждаю) и в рамках Соловьевских чтений, и в рамках Лазаревских чтений в Московском университете, чтобы тема флота, роли флота в жизни Севастополя, Крыма, Причерноморья звучала все более и более активно.

Очень интересная деталь. Когда заслуженный профессор Московского университета Василий Иванович Кузищин начинал интереснейшую научную инициативу "Лазаревские чтения" (это было начало 2000-х годов), то на инициативу Василия Ивановича откликнулся Главком Военно-Морского Флота Владимир Иванович Куроедов, и в конференции участвовали не только командование флотом, но и заместитель начальника Главного штаба ВМФ. Вы понимаете, какой фактор? Это была целая серия отдельных докладов. Это – то самое новое накопление материала, сохранение в памяти и так далее. А после 2014 года Черноморский флот вообще прекратил любое участие в мероприятиях даже на уровне, кстати, отсутствующих и здесь работников флотских музеев. А ведь на флоте есть военно-научное подразделение, есть историограф, есть два музея, есть кафедра в Военно-морском училище, и получается, что флот как бы выходит, оттесняется из ткани гуманитарной, общекультурной жизни по важнейшим направлениям жизни города Севастополя.

Мне думается, что можно было бы все-таки подумать и может быть войти с предложением о том, чтобы флот объединил интеллектуальные силы города, Москвы, Института военной истории, Военно-морской академии с тем, чтобы в будущем по накоплении материала подготовить издание с рабочим названием "Черноморский флот и Севастополь на переломе эпох". Во всяком случае, при серьезной работе это могло быть честное, ответственное и необходимое издание. Спасибо.

 

Просмотров: 273
Комментариев: 0
Автор: Сергей Усов
Источник: Флот 21 век
Фото: Флот 21 век
Тэги: Первые научные Соловьёвские чтения  Институт стран СНГ в Севастополе  Сергей Усов  Алтабаева  История Севастополя  трёхтомник  Черноморский флот  Сергей Горбачев  адмирал Касатонов  Ельцин 
В тему:


Просмотреть все комментарии к новости
Добавить коментарий
Ваше имя
Тема
Комментарий
Число на картинке


    Последние публикации
XVI ВЕЛИКОРУССКИЙ ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР «БОЛЬШАЯ БЕСКОЗЫРКА – 2021» стартует в Севастополе
По традиции накануне Дня Военно-Морского Флота России, 23 и 24 июля, в Городе-Герое Севастополе в 16-й раз пройдет ежегодный любительский теннисный >>>


Флотский строй покинул контр-адмирал Владимир Иванович Богдашин...
Как стало известно, в Москве от коронавирусной инфекции умер известный Черноморец, Настоящий Моряк и Патриот России контр-адмирал Владимир Иванович Бо >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


«Последний адмирал Советского Союза» как маркер эрозии флотской идентичности Севастополя. Часть 1-я
Общеизвестно: наши военные, особенно лётчики, стараются не употреблять слово «последний», предпочитая ему «крайний». Это &nda >>>


Юлия Александровна Касатонова: высокая миссия Русской Женщины – жены, мамы и бабушки
Свой юбилей отмечает хорошо известная севастопольцам,  черноморцам, североморцам и, конечно, москвичам Юлия Александровна Касатонова – до >>>


Флот: события и факты
Информационный обзор. Новости Черноморского флота, российского кораблестроения, судоремонта, научная, общественная и культурная жизнь морского сообщ >>>


Как обеспечить международное признание возвращения Крыма в Россию. В свете статьи В. Путина «Об историческом единстве русских и украинцев»
Статья президента РФ В. Путина   о триедином народе русских, украинцев и белорусов   продолжает обсуждаться и на всем восточнославянско >>>


Молдавия: Майя Санду представила пять приоритетов внешней политики. Президент Молдовы ориентируется на Румынию и Украину и примеряет на себя «активную роль в глобальном масштабе»
На днях президент Молдавии   Майя Санду   в Министерстве иностранных дел и европейской интеграции (МИДЕИ) представила дипломатам своё >>>


Война с Донбассом обернулась для Украины острым дефицитом угля. Блэкауты и повышение тарифов на электричество на пороге
Интернет-издание «Страна»  сообщает   о дефиците электроэнергии на Украине из-за роста энергопотребления в жару. При эт >>>


Костас Исихос: «Крымская платформа» Киева – опасная авантюра. Греческий политик о попытке евроатлантических держав создать ось новой холодной войны
Руководству Украины нужно отменить проведение саммита «Крымская платформа», который готовится для усиления международного давления на >>>


Поиск



Наш день

17 июля — День основания морской авиации ВМФ России
Эта дата является Днем основания морской авиации Военно-Морского Флота Российской Федерации . Как праздничная она была установлена приказом Главнокомандующего ВМФ РФ № 253 от 15 июля 1996 года.

Объектив

Фотогалерея


Отражение (новый выпуск!)



В фокусе


МВМС-2021. Часть 4-я

Православные праздники


Газета ФГУП "13 СРЗ ЧФ" МО РФ


Свежий выпуск

Тема
Ракета с собственным наведением: США испытают AGM-158C. Defense News: это «убийца Черноморского флота РФ»
Никол Пашинян доехал до точки. Протестующие сорвали визит премьера Армении на юг страны
«Айя София: музей, мечеть и/или собор – подоплека событий и перспективы»
В списках на льготы не значатся. Участники военных конфликтов ждут от президента социальных гарантий
В Культурно-выставочном центре Музея-заповедника открылась выставка моделей танков
Институт Константина Затулина учреждает свой филиал в Сербии
Война с Донбассом обернулась для Украины острым дефицитом угля. Блэкауты и повышение тарифов на электричество на пороге
Брежнев, Путин и другие официальные лица в аэропорту Симферополя
Жизнь адмирала Чурсина: история и память
Реклама


Погода


Ранее
В Москве состоялось заседание Коллегии Министерства обороны России

IX ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР ПОБЕДИТЕЛЕЙ