Поколение, выросшее в СССР, прекрасно помнит всеобщую любимицу – Грузию, которая занимала особое, недосягаемое для других советских республик место в стране. Попадая в замечательные грузинские санатории и пансионаты по профсоюзным путёвкам, простые советские граждане не переставали поражаться не только красотам и дарам благословенной земли, но и уровню жизни грузин. Двухэтажные особняки с "жигулями" и "москвичами" в каждом дворе, частные плантации цитрусовых и развесёлые многолюдные застолья мудрых и добрых людей в грузинских дворах. Всё это разительно отличалось от жизни в деревянных избах на фоне небогатых колхозных ландшафтов где-нибудь в областях российского Нечерноземья. "Грузия – оазис в составе СССР", - говаривал известный политический деятель Эдуард Шеварднадзе.

Действительно, Грузинская ССР стала в Советском Союзе самой богатой и успешной республикой, с одним из самых больших процентов коммунистов на душу населения, кстати. Уровень жизни в советской Грузии был выше не только в целом по стране, но даже выше чем во многих, далеко не самых последних странах мира. При этом уровень совокупного стоимостного потребления товаров и услуг на душу населения в Грузии до распада Союза многократно превышал уровень производства, который почти полностью зависел от РСФСР. Такого не было ни в одной из союзных республик.

Из хроник независимой Грузии

79% жителей страны, согласно опросу Международного республиканского института США (IRI), считают, что экономическая ситуация в стране ухудшается. За годы независимости ВВП страны сократился более, чем на 70%, и такого спада нет ни в одной из бывших союзных республик. Сегодня в объёме продовольствия импорт составляет 80% и Грузия, где уровень безработицы превысил 21%, своими руками продолжает разрушать свою же экономику.

 

В 2019 году правительство Грузии поручило МИДу ускорить работу над достижением договорённостей с государствами ЕС по легальному трудоустройству там грузинских граждан, обозначив эту работу "одним из приоритетных направлений грузинских дипломатов". В первую очередь программа по созданию 2-х миллионов рабочих мест для грузинских граждан в Европе ориентирована на ФРГ и Польшу, а "создание такого количества рабочих мест в самой Грузии на ближайшие десятилетия не представляется возможным".

"У них дефицит рабочей силы, а у нас её избыток", - заявил лидер правящей партии "Грузинская мечта" Бидзина Иванишвили. Для оценки масштабности "приоритетного" направления поиска работы за рубежом для двух миллионов своих граждан следует учесть, что население Грузии в 2021 году составляет всего 3.9 миллиона человек. При этом, по данным немецкой прессы, каждый пятый гражданин Грузии, из выехавших по безвизовому режиму с 2017 года, не вернулся на родину, то есть остался в Европе.

На днях посол Германии и ЕС в Грузии Хуберт Книрш пообещал улучшить условия труда грузинских гастарбайтеров, которые стали жаловаться на тяжелые условия труда и низкую зарплату в Германии. Там на время сбора урожая клубники возник серьёзный конкурс – на 500 рабочих мест в марте 2021 года претендовало 97 000 (!) грузинских граждан. На данный момент в Германию уже отправились 216 "счастливчиков".

"Там, где вьётся Алазань…"

Великие российские и советские поэты и писатели – Лермонтов, Грибоедов, Одоевский, Маяковский, Ахмадуллина – воспевали в своих произведениях Грузию, взаимную любовь и неизбывную духовную связь между народами России и Грузии.

"О, Грузия, нам слёзы вытирая,
Ты русской музы колыбель вторая", - писал Евгений Евтушенко…

25 февраля этого года Грузия отметила 100-летие "советской оккупации". В этот день век назад Красная армия во главе с Серго Орджоникидзе вошла в столицу Грузии. Серго направил в Москву Иосифу Сталину краткую телеграмму: "Над Тбилиси реет красное знамя, да здравствует советская Грузия!".

С 2010 года постановлением грузинского парламента 25 февраля официально отмечается как траурная дата в новейшей истории страны с венками и бесконечными проклятиями грузинских политиков в адрес России, а постоянно действующий в Тбилиси музей оккупации отражает этот период своими экспозициями. Впрочем, в этом музее никто не увидит более древних документов, о которых власти современной Грузии предпочитают не вспоминать…

В одном из сражений 1795 года персы, систематически вырезая грузинское население целыми областями, преодолев реку Кура, разбили грузинские войска в Крцанисской битве, а затем захватили и уничтожили Тбилиси. "На Курском мосту в Тифлисе персиане заставляли православных плевать в чудотворный образ Богородицы и свергали непокорных (а непокорными были все) с моста в Куру, скоро запруженную телами; или как две тысячи молельщиков Давид-Гареджийской пустыни были по очереди подводимы под топор во время совершения заутрени на Светлое воскресенье", - пишет российский военный историк генерал-майор Ростислав Фадеев в своей книге "60 лет Кавказской войны".

За несколько дней персы убивают или уводят в рабство около 20 000 грузин. В 1796 году 30-ти тысячное российское войско под командованием Зубова отбрасывает персов. В Грузию идёт финансовая помощь, возвращается дипломатическое представительство после 12-ти долгих лет отсутствия. 17 ноября 1800 года правитель Восточной Грузии царь Георгий II обращается к российскому императору Павлу I с "прошением на коленях" уже не о покровительстве, а о принятии Картли и Кахети в "вечное подданство" в состав Российской Империи. В течение нескольких лет и остальные грузинские княжества присоединяются к России. В 1801 году император Александр I, сомневавшийся в необходимости вхождения Грузии в состав империи, всё же принимает решение подтвердить указ Павла I и "взять на себя бремя управления царства Грузинского".

К 1810 году все грузинские земли, в том числе утерянные картвелами за несколько столетий до того, возвращаются, теперь уже в пределы Российской Империи. В боях за эти земли погибают десятки тысяч русских солдат.

В составе России появилась и начала созревать единая грузинская нация, которую с XIV века историки и этнографы называли "грузинскими народами". В XIX веке в российском обществе складывается такое отношение к грузинам, которое осталось характерным и для наших дней. Это отношение не просто тёплое, хорошее или дружеское, таких чувств искренней любви и уважения в России не испытывали ни к одному другому народу.

Невостребованная экспозиция для "музея оккупации"

Почти четверть века в разных эпохах Грузией руководил Эдуард Шеварднадзе. Став президентом независимой Грузии в ноябре 1995 года, и преобразившись в отца грузинской демократии, он проводил такую политику, как будто светило над его страной встаёт с запада.

Но ранее для первого секретаря ЦК Компартии Грузии солнце, по памятным словам Эдуарда Амвросиевича, "всегда поднималось с севера", восходя над республикой из России. Шеварднадзе всегда удачно добивается от Москвы новых и новых ассигнований, а также самостоятельности в их региональном распределении. Интересно, что объявив войну теневой экономике и "нетрудовым доходам", заполнив тюрьмы предприимчивыми подпольными "цеховиками", которые обеспечивали своей продукцией весь Союз, Шеварднадзе первым почуял ветер перемен уже в перестроечный период. Именно в Грузии с большим резонансом в середине 80-х открываются первые частные рестораны и кооперативы, где трудятся получившие свободу талантливые грузинские мастера своего дела. Шеварднадзе к этому времени получает свою Звезду Героя Социалистического Труда. Злые, но сведущие языки утверждают, правда, что не совсем за те результаты, которые направлялись в отчётах Кремлю.

Коррупция в республике практически негласно узаконена, ощущение, что "всё можно" проникает в общество. Предел вольностей, разительно отличающийся от "московского", способствует расцвету грузинской культуры. Театральные актёры, грузинское кино и музыканты – любимейшие и самые уважаемые в СССР. Вместе с тем, окончить российский институт считается престижней, чем обучаться в местном, да и лечиться лучше за пределами Грузии или, на крайний случай, у доктора с российским дипломом. Тем не менее, на руководящих постах в политической, хозяйственной, научной и культурной сферах находились преимущественно свои национальные кадры. Можно вспомнить разве что Колбина - второго секретаря ЦК Компартии Грузии, но этого "варяга" как-то незаметно убрали из республики.

Конституция Грузии – едва ли не единственная в Союзе – не предусматривала русский язык вторым государственным, этот вопрос за все годы "советской оккупации" как-то обошёл внимание Москвы по отношению к грузинскому нахождению в братской семье народов. Тбилиси же регулярно получает новые вливания из центра, приводя в качестве одного из аргументов "необходимость сдерживания абхазских и осетинских националистов с их требованиями о расширении прав автономий".

О некоторых особых тенденциях, характерных для советской Грузии того периода пишет в своих публикациях доктор философских наук, профессор, руководитель Центра грузинско-российской дружбы Валерий Кварацхелия. "Патриотизм", который Шеварднадзе и ему подобные внедряли в республиках, используя собственную пропагандистскую машину и прибегая к помощи советских диссидентов, был коварным и подлым деянием, направленным на разрушение Советского Союза и социалистических завоеваний, подкрепляемым отнюдь не любовью к Родине. Это неплохо подкармливалось за счёт позорного сотрудничества с западными спецслужбами".

В результате политическое руководство Грузии к концу восьмидесятых годов потеряло чувство реальности, переоценив собственную значимость и способности самой Грузии в уровне самостоятельных достижений процветания республики. Шеварднадзе перевели на повышение в Москву, а в Грузии ходила шутка, что для того, чтобы стать министром иностранных дел СССР вовсе не надо быть дипломатом – достаточно закончить пединститут в Кутаиси.

Отношения постсоветской Грузии с постсоветской Россией с самого начала складывались очень сложно. Республика, изо всех сил вырываясь из "братской семьи" в последние годы существования СССР, провозгласила независимость ещё весной 1991 года и не принимала участия за год до этого в референдуме о сохранении Союза.

Первый президент независимой Грузии Звиад Гамсахурдия решил, что страна проживёт "за счёт цитрусовых и "Боржоми", объявил блокаду промышленным и продовольственным грузам из России, а лозунг "Грузия - для грузин" стал всё чаще выкрикиваться многочисленными ораторами на бесконечных националистических митингах по всей стране. В начале 90-х, впервые в истории многонациональной Грузии, началась позорная компания преследований по национальному признаку. Из страны выдавливают осетин, Грузию стали покидать армяне, греки, евреи и русские.

Вместе с распадом СССР рухнула и Грузия. К 1990 году ВВП страны сократился на 15%, а ещё через два года спад достиг 45%.

Катастрофический период правления Гамсахурдия и клики его националистов вверг Грузию в войну сначала с Южной Осетией, а затем и с Абхазией в попытке ликвидировать автономии обеих республик. Впоследствии, уже после бегства первого президента из страны, вооруженный гражданский конфликт перекинулся и на Западную Грузию.

Гамсахурдия останется в памяти как политик, который первым сделал акцент на мифологическом происхождении грузинского этноса и освобождения страны от "зла в лице российской империи". Это, по словам грузинского историка Давида Джишкариани, способствовало всплеску и последующему развитию грузинского национализма.

Собственно, в 1990-х и начал разрабатываться в качестве национальной идеи пока ещё виртуальный проект и дизайн будущего "музея советской оккупации" на фоне внутренних кровавых событий под стать самым варварским где-нибудь в странах третьего мира.

Было ощущение, что в те времена страну накрыла мгла, а солнце не взойдёт теперь над Грузией ни на востоке, ни на севере, и вообще нигде.

Затем на центральной площади в Тбилиси граждане на коленях призвали Эдуарда Шеварднадзе спасать страну, и в 1992 году состоялось второе пришествие во власть экс-руководителя МИД СССР.

Правление Шеварднадзе отмечено разгулом небывалой даже никогда прежде коррупции и тем, что Грузия вдруг в декабре 1993 года вступила в СНГ.

Этому событию предшествовала история, когда Шеварднадзе решил во время войны с Абхазией на месте ознакомиться с боевой ситуацией и оказался 19 сентября того года со своей охраной заблокированным в аэропорту Сухуми. В безвыходном положении Эдуард Амвросиевич начал рассылать телеграммы мировому сообществу с текстом "Быть может, кто-нибудь скажет, что это крик отчаяния. Если это и крик, то души, моей и моего народа. И я хочу, чтобы он был услышан". Аналогичные мольбы о спасении Шеварднадзе направлял и министру обороны России Грачеву, клятвенно заверяя, что его страна тут же вступит в СНГ.

Командующий Черноморским флотом адмирал Эдуард Балтин рассказывал вскоре, как проходила морская десантная операция по спасению Шеварднадзе. Руководил операцией офицер, боевые корабли которого после распада СССР оставили независимой Грузии военно-морскую базу в Поти. На потийских пирсах стояли тогда плакаты "Оккупанты – вон из Грузии!".

Так вот, Шеварднадзе был благополучно эвакуирован из Сухуми на Як-40 под прикрытием десантников Черноморского флота России. Спасённый российскими моряками и обязанный им, возможно, жизнью президент Грузии даже пообещал Балтину восстановить военно-морскую базу РФ в Поти. Ничего этого не сделал, конечно.

Мне довелось видеть документы о тех событиях, а мольбы Шеварднадзе к Грачёву о помощи невольно возвращают к памятному "прошению на коленях" Георгия II к российскому императору Павлу I. Да и Грачёв носит такое же имя…

Вскоре Шеварднадзе стал называть Россию "абсолютно уникальным стратегическим партнёром Грузии", говорить о том, что Грузия "полностью осознаёт жизненную необходимость тесного сотрудничества и дружбы с Россией". При этом бывший главный коммунист Грузии Эдуард Амвросиевич всё активней стал обозначать стремление своей страны вступить в НАТО.

Пришедший к власти из гнезда Шеварднадзе в 2004 году Михаил Саакашвили сумел за время своего правления до 2013 года провести радикальные реформы в стране, запомнился декларируемой борьбой с коррупцией, эффективной фискальной политикой и ориентированным на пиар авторитарным режимом с тотальным полицейским контролем над страной.

В статье "Как накормить грузин" политолог Гела Васадзе так описывал в 2011 году "реформаторский период" Михо: "Именно это и происходит в Грузии – национальное достояние распродано, весь крупный бизнес захвачен иностранцами: казахами, турками, арабами, украинцами, русскими и т.д. Непосредственно грузинский бизнес либо сконцентрирован в единичных узких нишах, "крышуемых" представителями власти, что является проявлением элитарной коррупции, либо ушел в мелкую и среднюю форму. Его уже и кошмарит налоговая полиция до степени, как говорит "ТransporencyInternational", налогового террора. Возможности развития крупного национального бизнеса не существует ещё и потому, что банковская сфера тоже полностью находится в руках иностранцев".

В своих попытках создать на Южном Кавказе государство европейского типа, Саакашвили не удержался от повторения пути Гамсахурдия в окончательном решении вопроса с южноосетинской автономией. В результате пятидневной войны с Российской Федерацией Южная Осетия и Абхазия в 2008 году вышли из состава Грузии.

С тех пор в отношениях с Россией со стороны властей Грузии прослеживается радикальная критика, и не только на уровне риторики. Прежние связи, за исключением растущей торговли грузинскими винами и напитками, а также туристического потока практически прерваны и находятся на самом низшем уровне во всех сферах.

Тбилиси постоянно провозглашает Россию "страной-оккупантом", в республике нет никаких политических сил, которые могли бы выступить с официальным отрицанием подобных утверждений. Это при том, что с торгово-экономической точки зрения после ухода Саакашвили и прихода к власти относительно умеренной партии "Грузинская мечта" во главе с Иванишвили кое-что в отношениях начало налаживаться.

Нынешний президент Грузии Саломе Зурабишвили также считает Россию врагом своей страны. Зурабишвили известна устойчивыми и крепкими связями с западными покровителями, а также высокой степенью зависимости от них и значительным объёмом получаемых преференций после подобного рода заявлений.

События с перманентными внутриполитическими кризисами в самой Грузии позволяют утверждать, что Россия становится лишь инструментом для получения дивидендов в ситуациях, когда власть и оппозиция пытаются найти аргументы друг против друга с помощью взаимных громких обвинений в сотрудничестве "с врагом и со страной-оккупантом".

В декабре 2020 года парламент Грузии единогласно принял резолюцию, в которой объявил членство в НАТО и ЕС безальтернативным приоритетом внешней политики. Следует признать, что теперь уже и большинство граждан Грузии поддерживает этот курс. Жаль, но это их выбор.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, в интервью газете "Труд" выразил уверенность, что российско-грузинские отношения, несмотря ни на что, обязательно наладятся и восстановятся, и сказал, что "нашим грузинским партнёрам, периодически разыгрывающим в конъюнктурных целях антироссийскую карту, в этом плане явно недостаёт последовательности".

"Россия всегда дорожила дружескими узами с близким ей грузинским народом, с которым мы прожили в едином государстве под разными названиями не одно столетие. Убежден, что скорейшее преодоление имеющихся разногласий, восстановление и полноценное развитие двусторонних связей отвечает долгосрочным интересам наших стран и народов", – заявил Лавров, который и ранее всегда подчёркивал, что "в конечном итоге восторжествует наша историческая близость, взаимные устремления друг к другу".

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции