Внимательно прочитал новую монографию постоянного автора «НВО» Александра Александровича Бартоша «Вопросы теории гибридной войны» (М.: Горячая линия-Телеком, 2022. 324 с.). Сегодня на фоне специальной военной операции на Украине представляется весьма актуальной основная научная идея работы.

Знание и использование в политике и военном деле законов и принципов гибридной войны будут способствовать разработке и практическому применению наступательной и оборонительной стратегии этого вида военного конфликта в интересах обеспечения национальной безопасности России.

Автором проведен всеобъемлющий анализ гибридной войны. С началом XXI века она превратилась в новый вид межгосударственного противоборства, основанный на комплексном применении силовых и несиловых форм и способов воздействия на противника. Несмотря на расширение практики гибридных войн, теория этого вида вооруженного конфликта пока разработана недостаточно полно.

Впервые предпринята попытка сформулировать законы и принципы гибридной войны, проанализированы ключевые факторы конфликта и разработаны модели взаимодействия, исследованы направления развития техносферы гибридной войны, вопросы ведения разведки, информационно-психологической войны и сдерживания.

Выделены особенности гибридного военного конфликта, который предусматривает создание обстановки неопределенности, меры экономического воздействия, захват инициативы и лишение противника возможностей маневра, манипуляции сознанием населения в ходе «когнитивной, информационно-психологической, ментальной войны». В этих целях используются как традиционные, так и асимметричные средства и способы борьбы.

Обоснована необходимость качественного переосмысления характеристик военных конфликтов нового поколения, их стратегий и способов взаимодействия с учетом следующих особенностей.

Во-первых, реализуется переход от линейной к нелинейной модели войны, основанной на применении непрямых ассиметричных действий, что позволяет за счет ограниченного воздействия добиться существенных, нередко стратегических результатов.

Во-вторых, меняются системообразующие элементы, определяющие содержание философии войны: существо войны, основные идеи, наука о войне в целом и пр.

В-третьих, с учетом комплексного характера гибридной войны особую значимость приобретает задача организации всестороннего взаимодействия всех сил и средств, задействованных в военном конфликте.

Сформулированы уникальные измерения гибридной войны как скрытого и не имеющего определенного статуса конфликта, обладающего сложной внутренней структурой, протекающего в виде интегрированного военно-политического, экономического, информационно-психологического противоборства.

Гибридная война играет важную роль в формировании современной операционной среды, на конфигурацию которой оказывают влияние следующие взаимосвязанные тенденции:

– противники оспаривают все области, включая киберпространство, космос и информационную среду, где не гарантировано доминирование отдельных держав;

– меньшие армии сражаются на расширенном поле боя, которое становится все более смертоносным и гиперактивным;

– национальным государствам труднее навязывать свою волю в политически, экономически, культурно, технологически и стратегически сложной среде;

– ряд государств умело конкурирует ниже уровня вооруженного конфликта, что затрудняет сдерживание;

– геополитическими противниками России широко применяются технологии когнитивной войны и войны «чужими руками» как эффективные инструменты гибридной войны.

На «лестнице эскалации» военного конфликта гибридной войне отводится роль своеобразного поворотного пункта, достигнув которого стороны могут принять решение о переходе от несиловых форм противоборства к наращиванию интенсивности военных действий вплоть до глобального конфликта. Гибридные угрозы как инструменты гибридной войны представляют собой гибкое адаптивное средство управления эскалацией/деэскалацией вооруженного конфликта.

Анализ перечисленных и некоторых других факторов позволил перейти к задаче формулирования законов и принципов гибридной войны.

На содержание группы законов гибридной войны США и НАТО против России оказывают определяющий характер следующие особенности:

– глобальный геополитический характер конфликта, поскольку США стремятся разгромить Россию как одного из своих главных геополитических противников, единственного, который может уничтожить Америку вооруженным путем;

– цивилизационный характер конфликта, так как США стремятся в первую очередь ослабить Россию, Китай и Иран как своих наиболее значимых противников, которые в рамках собственной культурно-мировоззренческой парадигмы отрицают американские проекты глобализации и либерализации;

– перманентный и всеобщий характер конфликта, что обусловлено применением в гибридной войне стратегии изнурения, которая предусматривает постепенный переход от ненасильственных действий в политической, экономической, информационно-психологической сферах к военно-силовым операциям. Стратегия рассчитана на длительное время и реализуется с разной интенсивностью в специально созданных «серых зонах» как театрах гибридной войны;

– диффузный (гибридный) характер военного конфликта, в котором используются все известные неядерные средства и методы войны, включая технологии «цветной революции» в качестве катализатора операций с целью ускорения развала государства. Использование в роли катализатора цветной революции представляет собой синтез стратегий изнурения и сокрушения;

– опосредованный характер конфликта за счет использования стратегии войны «чужими руками» или прокси-войны в качестве инструмента, позволяющего замаскировать государство-агрессора.

Автор указывает, что с учетом временных рамок гибридной войны (многие годы и десятилетия) в планировании ее определяющая роль принадлежит долгосрочным стратегиям, построенным на прогнозировании возможных вариантов исхода ситуации, на умении создавать и использовать опережающее отражение действительности, связанное с заблаговременной подготовкой к будущим возможным изменениям операционной среды.

Опережающее отражение при разработке стратегии гибридной войны – это перспективное видение развития военного конфликта, основанное на четко выстроенной последовательности действий, ведущих к поставленной цели.

К законам гибридной войны как нового вида межгосударственного противоборства автор относит:

– закон использования продажных местных элит в качестве инструмента ослабления и развала государства;

– закон формирования серой зоны как театра гибридной войны;

– закон отрицания факта ведения гибридной войны;

– закон многосферного сдерживания;

– закон скрытности применения комплекса гибридных угроз;

– закон всеобъемлющего охвата территории государства при проведении операций гибридной войны, включая космическое и киберпространство;

– закон опережающего отражения при разработке стратегии гибридной войны;

– закон приоритетности операций по оказанию когнитивного разрушительного воздействия на сознание и психику людей с целью ускорения развала государства;

– закон специфичности развития военной техносферы гибридного военного конфликта.

Законы отражают относительную новизну феномена гибридной войны. Стратегия ее строится на способности синхронизировать по месту, времени, видам и интенсивности использование гибридных угроз против уязвимостей государства-жертвы на всей его территории.

С законами гибридной войны неразрывно связаны принципы, которые используются при планировании и ведении военного конфликта. К числу таких принципов относятся:

– принцип полноты учета факторов, обусловливающих возможности противника, в том числе стратегической культуры государства/коалиции, узких и уязвимых мест, оружия, форм и способов проведения военных операций;

– принцип взаимодействия;

– принцип непрерывности взаимного информирования об обстановке;

– принцип непрерывного контроля за выполнением задач на исполнительском уровне;

– принцип устойчивого, гибкого и непрерывного управления операциями;

– принцип единства взглядов на замысел, цель и задачи гибридной войны в целом и отдельных операций на основе единого замысла и плана;

– принцип единоначалия;

– принцип ведения непрерывной разведки и оперативного доведения ее результатов до заинтересованных сил и средств;

– принцип упреждения действий противника;

– принцип прогнозирования развития обстановки и гибкой адаптации к изменениям.

Важное методологическое значение имеет вывод о гибридной войне как инструменте эскалации военных конфликтов. Обстоятельно исследован комплекс важнейших факторов гибридной войны: временного, пространственного, фактора внезапности, фактора стратегической мобильности.

Впервые обоснована ключевая роль использования фактора критичности при разработке стратегии гибридной войны и ее отдельных операций в административно-политической, финансово-экономической, культурно-мировоззренческой и военной сферах.

Применительно к теории гибридной войны введено понятие «узлов критичности». Показана роль фактора опережающего отражения вероятных военно-политических ситуаций как системообразующего для планирования военного конфликта.

Обосновано определение «серых зон» как театров гибридной войны. Сформулированы специфические требования к операциям в «серой зоне» при управлении критичностью. Сделан вывод об угрозах «серых зон» как территорий управляемой критичности.

Показано, что для мониторинга обстановки и организации противодействия подрывным операциям требуется создать в России единый межведомственный центр, способный объединить меры по противодействию гибридным угрозам и оценке уровня критичности в различных сферах.

Разработаны впервые модели взаимодействия в гибридной войне: модель гибридной войны, включающая матрицу системных компонентов, и модель синхронизации гибридных угроз, алгоритм управления критичностью. Предложены интегративная и концептуальная модели обеспечения национальной и международной безопасности РФ.

Последние две модели отражают возможность гибкого сочетания национальных интересов России и интересов широкого круга других участников: государств, коалиций, международных организаций.

Исследован ряд других важных теоретических вопросов:

– организация разведки в гибридной войне, включая взаимодействие дипломатии и разведки, «гибридную» составляющую в деятельности разведок современных государств;

– трансформация военной техносферы, включая вопросы прогнозирования, развитие концепций боевого применения сил и средств современных государств, действия в киберпространстве;

– когнитивная война как третье боевое измерение гибридной войны;

– доктрины сдерживания в гибридной войне, включая принуждение и отрицание.

Новая работа Александра Бартоша представляет собой фундаментальный военно-теоретический труд по вопросам обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Настоящая работа, как и другие научные труды автора по вопросам теории гибридной войны, составившие основу исследования, соответствуют передовому мировому уровню.

Эту книгу Александр Александрович посвятил памяти своей спутницы жизни на протяжении 55 лет – Инны Сергеевны, которую я помню как жизнерадостную и доброжелательную женщину. Пусть земля ей будет пухом.

Об авторе: Леонтий Павлович Шевцов – советник директора Росгвардии, заслуженный военный специалист, генерал-полковник.

Источник: Независимое военное обозрение
https://nvo.ng.ru/concepts/2022-07-07/4_1196_ukraine.html